Официальный сайт Партии пенсионеров России

Флаг Партии пенсионеров России

Придумано неплохо

Официальная страница ПФР по РХ

Кормилец местных поселенцев

ПФРФ в Абакане

Моя Хакасия

Макет строящегося музея

Славлю трижды, которое будет

Здравствуйте, я ваша партия! Что впереди расстелется - всё позади останется.

Уничтожение прав у нас происходит в течение длительного времени.

Андрей Илларионов. Особое мнение

И.Воробьева― Продолжается программа «Особое мнение». Андрей Илларионов, Ирина Воробьева здесь, в студии. И продолжая тему, в том числе, Шувалова. Ну, тут просто некий набор получился. Значит, «гелендвагены» — эфэсбэшники. Дальше – футболисты и их там супер-мегавечеринки за кучу денег. Шувалов с квартирами. Дмитрий Медведев с какими-то очень красивыми ботинками за большие суммы денег тоже. По отдельности, наверное, эти истории как-то бы даже растворились. Но, мне кажется, что люди очень остро реагируют, а общество, правда, остро реагирует, потому что обществу сейчас непросто в том плане, что все же говорят, даже Дмитрий Медведев говорил, что денег-то нет. И, я так понимаю, что денег не будет еще очень долго.

 

А.Илларионов― Я сразу только хотел бы разделить разные истории. История футболистов – это одна история. Футболисты, как мы к ним не относились, что бы они не делали, какие безумства не творили, глупости, бестактности — они частные люди, и к ним соответствующее отношение. Кто-то будет говорить, что они носители чего-то там российского – это полная ерунда.

Похоронная процессия режима

А вот государственные служащие, занимающие высокие посты или, как называется, «опора государства», разъезжающие на «гелендвагенах», они в данном случае скопировали просто как… чеченцев, что ли? – которые по Москве ездят. В принципе это хороший, яркий пример, потому что как служивые, обязанные служить государству и так далее – опять таки, если к этому относиться, как к цивилизованному государству… ну, например, я не знаю… представьте себе: сотрудники МИ-5 ли МИ-6 разъезжают по Лондону. Ну, это нелепо. Или даже там… я даже не знаю, какая структура в Америке этим занимается, АНБ, наверное или ФБР – по Вашингтону. Это невозможно себе представить ни в каком сне. А уж там — Прага, Таллин, Вильнюс – ну, это смешно. Однако, если это рассматривать типа: Грозный, Москва, Сарай, Батый – как бы все нормально, совершенно естественно. Поэтому опять таки, если это рассматривать в качестве очередной реинкарнации некого средневекового государства Московии, в котором все общество, все люди разделены были на опричников, которые управляют и тягловое население, которое обязано платить подати – «тягло» — и тащить все это – тогда как бы всё это нормально. Поэтому опричники выезжают на своих конях, проезжают по этой деревне, проезжают по этой; приторачивают к своим седлам такие-то головы или такие-то хвосты. Это совершенно естественное явление. Поэтому меня удивляет просто, почему на «гелендвагенах» не было этих хвостов и этих голов, а так должно было быть для полного соответствия. Но, в принципе Сорокин в «Дне опричника» это все уже описал.

 

Так что еще раз говорю: мы не должны по этому поводу особенно возмущаться, если мы правильно воспринимаем наш политический режим, наше государство. А вот, что касается того, как тягловое население воспринимает. Воспринимает это… вот как долго будут продолжаться не только внешние признаки этого, но и экономическое благосостояние.

В общем, у нас есть уже некоторая статистика, накоплены достаточно существенные уже данные. Несмотря на регулярные призывы, заклинания различных министров правительства идо премьера и президента, что у нас кризис заканчивается… закончился…, вот мы уже вылезаем, — кризис продолжается. У нас есть одно стабильное явление в нашей жизни – то, что кризис продолжается.

И.Воробьева― Так себе явление!

А.Илларионов― Да. То есть, если мы посмотрим, он у нас продолжается точно уже 2 года и 1 месяц. Он начался в апреле 2014 года…

и главное, что он не заканчивается.

 

….

Но самое интересное, вы обратите внимание, наши власти, всякие министры, эксперты, которые работают с властью, пытаются поднять настроение – не очень удачно, но пытаются поднять настроения граждан – рассказывая о том, что кризис заканчивается, уже закончился, и что-то уже куда-то поползло. Вот господин Иванов нам рассказывал на этом петербуржском кризисе, что…

И.Воробьева― На Петербуржском форуме — хорошая оговорка. Так.

А.Илларионов― …Что химическая промышленность на 30% куда-то пошла, в общем, статистика этого не знает, это знает, видимо, только руководитель администрации. Но дело не в этом. Дело в том, что никто из правительственных чиновников и правительственных экспертов, кстати, включая господина Кудрина, присоединившегося к ним, не рассказывают о причинах кризиса. Вот они говорят типа санкции сильно не действуют. Многие же говорят: не действуют. Хорошо. И вроде цены на нефть – не сильно… А что влияет? И вот тут на них нападает какая-то такая… молчанка – они бояться произнести самое главное, заветное слово – почему.

И.Воробьева― Какое?

А.Илларионов А если проанализировать, то у нашего кризиса есть две причины. Я вам не случайно сказал, что… когда у нас начался формальный кризис? Пик был достигнут в апреле 14-го года сразу же после…

И.Воробьева― Крыма.

А.Илларионов― Совершенно верно. И после того, как был совершен акт аннексии Крыма, нелегального присоединения, после того, как началась война с Украиной, началась конфронтация со всем окружающим миром, это было воспринято, как сигнал того, что одна страна решила противопоставить себя всему миру. В условиях нынешней экономики, политики, жизни это невозможно. И те инвесторы, те бизнесмены, те предприниматели, кто еще как-то инвестировал в страну, приняли решение этого больше не делать, потому что инвестировать в страну, которая ведет войну со всем миром, это просто выбрасывать деньги на ветер. Поэтому одна из важнейших причин нынешнего кризиса – это та политика конфронтации, которую проводит нынешний политический режим.

…..

А.Илларионов― О второй причине можно сделать такое разумное предположение, учитывая то, что как раз это сокращение инвестиций началось… по крайней мере, пик был достигнут в январе 13-го года, а на самом деле до этого почти в течение почти года инвестиции находились фактически на стабильном уровне.

И.Воробьева― Медведев был президентом.

А.Илларионов― Это говорит о том, что перелом произошел в 12-м году. Что у нас произошло в 12-м году?

И.Воробьева – В 12―м году? Да много чего произошло.

А.Илларионов― А как вы думаете, такое заметное событие…

И.Воробьева― Болотная произошла…

А.Илларионов― …которое не осталось незамеченным. А Болотная происходила по поводу чего?

И.Воробьева – А―а, я поняла, о чем вы говорите. Хорошо, давайте поговорим. Болотная происходила по результатам протестов, которые прошли в 11-м году после парламентских выборов.

А.Илларионов― Нет, Болотная у нас происходила по случаю инаугурации якобы избранного президентом господина Путина.

И.Воробьева― Ну, я имею в виду как следствие…

А.Илларионов― Это принципиально важно. Потому что 11-й год – это 11-й год, а Болотная происходила именно по случаи инаугурации. И вот сам этот факт занятия 4-го или 3-го президентского срока, в зависимости от того, как считать, антиконституционного, как мы все понимаем, потому что в Конституции четко указано: два срока – и всё.

И.Воробьева― Подряд…

А.Илларионов― Во всех конституциях европейских государств есть формулировка такая: «два срока подряд» и все прекрасно понимают, на всех языках от английского, французского, немецкого, финского – на всех языках это означает одно и то же: два срока и всё. Два срока подряд.

 

 

Так вот грубейшее нарушение Конституции было воспринято, в частности, российским предпринимательским сообществом, бизнес-сообществом как недопустимость инвестиций в страну.

 

И вот, собственно говоря, именно с 12-го года, а с января 13-го года это стало очевидным, это стало падать – это то, что можно называть научным словом локаут, а в просторечии это будет «забастовка предпринимателей». Это не, что кто-то ее организовал, какой-нибудь Борис Титов или РСПП, олигархи – ничего подобного. Это тысячи, сотни тысяч, миллионы решений, которые принимаются разными людьми, в разных концах страны, никоим образом друг с другом не согласованные. Просто говорят: В этих непонятных условиях, когда нарушается самый главный правовой документ страны Конституция, инвестировать в такую страну, в экономику чрезвычайно опасно, потому что лучше вывести эти деньги куда-то в другое место, либо потратить на потребление, либо инвестировать куда-нибудь в Чехию, Финляндию, в Англию, Испанию – куда угодно, но не здесь. И этим объясняется гигантский отток капитала из страны; с другой стороны прекращение инвестиций, резкое падение инвестиций здесь.

 

Иными словами вторая причина того экономического кризиса, который продолжается у нас, является… если первая – геополитическая (конфронтация с миром), то вторая чисто политическая. Это голосование о недоверии той политической и правовой системы, которая существует в нашей стране. И поэтому вы можете теперь задать тот вопрос, которые вы хотели задать, но еще не задали. А вы, видимо, хотели задать вопрос о том, как долго это будет продолжаться?

И.Воробьева― Нет, я хотела не это спросить…

А.Илларионов― Но людей интересует это тоже.

И.Воробьева― В том числе. Я, честно говоря, в ужасе хотела спросить, что же нас ждет в 18-м году, если Владимир Путин снова решит идти на пост президента?

 

А.Илларионов― Почему только в 18-м году? Зачем вы так ограничиваете сроки? Ваш вопрос надо переформулировать таким образом: А как долго это будет продолжаться? Ответ дает экономическая наука, которая довольно тщательно изучала взаимосвязь между экономическим ростом и разными другими показателями. Но это очень интересная, очень важная вещь. И выяснилось, что есть некоторый показатель, которые тесно связан с экономическим ростом. Этот показатель носит в русском языке такое слово «правопорядок», которое плохо понимают некоторые обитатели некоторых заведений. А в английском языке носит хорошо известной, по крайней мере, для многих наших граждан rule of law – верховенство права или правопорядок.

 

Так вот, выясняется, что при том состоянии верховенства права или отсутствия верховенства права, которое наблюдается сейчас в России, экономический рост выше определенной планки в принципе невозможен. То есть, может быть, он и возможен теоретически, но, по крайней мере, в истории человечества не наблюдалось ни одного случая, чтобы страна с таким низким состоянием правопорядка, с таким низким состоянием rule of law — состояния права достигала бы, переваливала бы через определенный рубеж. Там в зависимости от того, какие единицы измерения брать – обычно считается ВВП по паритетам покупательной способности — может быть, 12 тысяч долларов в ценах 2002-го года или 15 тысяч долларов или 18 тысяч в других ценах – не имеет значения, потому что, цены можно менять и так далее.

 

Но вот, если посмотреть по последним данным эти 8 лет, то вот эти 8 лет российский ВВП на душу населения пляшет с нижней стороны этой границы, и ее никак не может перейти. Известно, что во всем мире, в современном мире нет ни одной страны с таким состоянием правопорядка и верховенства права, которая пересекла бы эту границу. Есть одна или две очень богатые нефтяные страны с очень небольшим населением, где этот рос ВВП обеспечен за счет нефтяной ренты.

 

И.Воробьева― Так может, и у нас получится?

 

А.Илларионов― Но там, понимаете, если население страны 34 миллиона человек и гигантская рента, это еще можно сделать. А вот с населением 143 миллиона человек без аннексированного Крыма и Севастополя, это как-то не получается. Потому что эта рента, хотя и большая, все-таки население оказывается еще более существенным. Поэтому в ответ на ваш вопрос, как долго это будет продолжаться, — мы можем твердо, уверенно сказать: всегда. Это будет продолжаться всегда ровно до тех пор, пока будет наблюдаться такое состояние правопорядка или отсутствие правопорядка.

Поэтому, когда уважаемый Алексей Леонидович Кудрин рассказывает, как он готовил или готовит какую-то реформу судебной системы, он вводит в заблуждение точно своих слушателей, в том числе, и своего «заказчика», ну если сам этого не понимает. Потому что судебная система не меняет права. Судебная система – это маленькая-маленькая деталька в общей системе права, в общей системе правопорядка.

 

И.Воробьева― Но ее тоже надо менять, согласитесь.

А.Илларионов― Потому что главным арбитром в нашей несчастной стране – кто является?

И.Воробьева― Средства массовой информации.

А.Илларионов― Нет.

И.Воробьева― Да.

А.Илларионов― А тот, кто занимает места в таком месте… вот недалеко от сюда под названием Кремль. Потому что, когда возникают какие-то вопросы, вот, например, как у вас там возникают… вы ходили сегодня на заседание суда… А куда люди пишут? Говорят: «Нет, вот, наверное, начальник-то не знал об этом, наверное, начальнику не сообщили. Он же в Пекине был».

И.Воробьева― Он летел в Пекин.

А.Илларионов― Главное – сообщение. То есть не о том, виноват, не виноват, был факт, не был факт – а вот: с начальником связались или не связались?

И.Воробьева― Ну, это кому как, какой главный вопрос…

 

А.Илларионов― Тот ли губернатор арестован, произошло ли нападение на того или иного бизнесмена, отбирают ли твое имущество, и так далее – говорят: «А главный-то знает? А главный дал отмашку? А главный не дал отмашку? А это могло произойти без этого?» Наша речь выдает, кто является главным арбитром, главным судьей в этой искаженной политической системе образцы Московского царства середины 15-го, 16-го веков. И до тех пор, пока эта система будет существовать, поскольку все будут понимать, что единственным арбитром по существенным вопросам является обладатель этого кабинета в Кремле, или в Сочи, или в другом месте, то с экономическим кризисом у нас будет все стабильно, так же, как было стабильно два с лишним года, как минимум, а, может быть, последние 8 лет с 2008 года.

 

И.Воробьева― Хорошо. А если мы берем период возраста России, с 91-го года, был же период, когда с этим были получше.

 

А.Илларионов― Вот смотрите, когда у нас было тотальное разрушение правопорядка в 90-е годы, а именно это происходило. Анатолий Борисович Чубайс торжественно говорил: «Главное, что мы добились нашей приватизацией – мы лишили российского гражданина представления о справедливости», — торжественно сообщал нам Анатолий Борисович. Но понятие справедливости здесь является основной понятия права, правопорядка. То есть, уничтожив правопорядок, Анатолий Борисович с коллегами обеспечили тот колоссальный экономический кризис, который у нас продолжался 9 лет, ну, при его участии — 7 лет, будет аккуратны, объективны, не будем приписывать ему пару лет, к которым он не имеет отношения. Но зато результаты оказались впечатляющими: падение валового внутреннего продукта – на 40%. Замечательный результат.

И.Воробьева― Так. В 90-е не было ничего хорошего в этом смысле. Так.

А.Илларионов― А потом, когда началось худо-бедно, по шажкам какое-то восстановление права в рамках того уровня, который был, у нас пошел экономический рост.

И.Воробьева― Начало «нулевых» как раз.

А.Илларионов― Да. А вот затем, когда мы исчерпали весь наш резерв, который обеспечивал это состояние правопорядка, вот мы его исчерпали, мы дошли до этой планки, мы уперлись в этот потолок — мы его не можем преодолеть. Потому что дальше требуется обеспечить не только право частной собственности, про которую много говорят, но, прежде всего, право отдельного человека: личные свободы, и личные гражданские свободы, и личные политические свободы, которые у нас так методично уничтожались, уничтожаются, и продолжают уничтожаться. И с каждым днем с помощью разнообразных деятелей из Кремля и Государственной думы эти права уничтожаются. Поэтому, естественно, что в таких условиях никакого устойчивого экономического роста быть не может.

 

.

А.Илларионов― ….

Вот у нас войны шли на территории нашей страны в Чечне, в которых – в одной и в другой – были уничтожены по разным оценкам несколько десятков тысяч наших сограждан, независимо от национальности. Вот эти граждане были лишены главного права — не только гражданских прав, не только политических, не только личных, не только имущественных – они были лишены права на жизнь. Вот люди, которые спали на улице Гурьянова в сентябре 99-го – их лишили права на жизнь. Люди, которые спали на Каширском шоссе – их лишили права на жизнь. Дети, которые пришли в Беслан вместе с родителями и учителями – их лишили права на жизнь. Это лишили не бандиты со стороны. Это лишили наши доблестные части, которые штурмовали школы в Беслане.а правам и политическим, и гражданским, и самой жизни. Поэтому уничтожение прав у нас происходит уже в течение достаточно длительного времени.

 

И.Воробьева― На этой невеселой ноте приходится прощаться, потому что время совершенно внезапно закончилось. Мы совсем по-другому, кстати, планировали эфир провести, но вот так получилось. Спасибо большое. Это особое мнение Андрея Илларионова было в программе «Особое мнение» на «Эхо Москвы».

 

http://echo.msk.ru/programs/personalno/1795752-echo/

 

***********************************************

0 0 голос
Рейтинг статьи

Последние изменения: 7 июля 2016 18:07

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Радио

Онлайн радио #radiobells_script_hash

Свежие записи

Рубрики сайта

0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x