Официальный сайт Партии пенсионеров России

Флаг Партии пенсионеров России

Придумано неплохо

Официальная страница ПФР по РХ

Кормилец местных поселенцев

ПФРФ в Абакане

Моя Хакасия

Макет строящегося музея

Славлю трижды, которое будет

Здравствуйте, я ваша партия! Что впереди расстелется - всё позади останется.

Улыбаются, кивают и хлопают _ Те, кто рядом

Медицина катастрофы

Владимир Путин обсуждает проблемы медицины

Вице-премьер Татьяна Голикова заявила, что оптимизации здравоохранения во многих регионах оказалась неудачной. Это заявление Голикова сделала в эфире телеканала «Россия 1». Первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов признал, что медицинские учреждения в стране находятся «в ужасном состоянии». Все эти заявления появились после заседания Госсовета и встречи В.Путина с общественностью 31 октября в Светлогорске, где и президент РФ признал проблемы «первичного звена» здравоохранения.

Эти заявления констатируют провал кампании «оптимизации» или это попытка признать «отдельные недостатки» и сохранить лицо? Какими должны быть реформы в медицине? Проблемы российского здравоохранения обсуждают президент Общества доказательной медицины, доктор медицинских наук, профессор кафедры управления и экономики здравоохранения департамента политики и управления факультета социальных наук НИУ ВШЭ Василий Власов, депутат Государственной Думы РФ Олег Шеин («Справедливая Россия») , врач-энедокринолог, активист партии «Яблоко», Ольга Демичева. Ведет передачу Михаил Соколов.

Михаил Соколов:

 Напомню, что после проведенного Владимиром Путиным Госсовета на медицинские темы прозвучали покаянные речи членов правительства. Например, вице-премьер Антон Силуанов объявил, что множество поликлиник и больниц находится в плохом, если не сказать ужасном состоянии, а социальный вице-премьер Татьяна Голикова признала практически провал затеянной несколько лет назад оптимизации здравоохранения. Число больниц и поликлиник в результате этой странной реформы сократилось в два раза, сократилось и число врачей в 55 регионах — это информация Минздрава России. В чем же была ошибка оптимизаторов? Они вроде бы хотели как лучше, чтобы была центральная поликлиника, при ней филиалы, бухгалтерия одна, в общем, желали деньги сэкономить.

Василий Власов: Я думаю, что ошибка не одна, ошибок много. Но главное заключается в том, что в России сегодня находится под запретом слово «реформа». Поэтому планомерного процесса всестороннего развития системы не было, были имплимитированы частные решения, которые в основном были нацелены на достижение поставленных узких задач.

Михаил Соколов: В что это за узкие задачи?

Василий Власов: Повысить зарплату.

Михаил Соколов: То есть это майские указы?

Василий Власов: Совершенно верно. Повысить ее можно путем добавления денег, но денег же никто не добавил в достаточном количестве, поэтому стали перераспределять. Как перераспределять? Сокращать количество врачей, сокращать количество медицинских организаций.

Михаил Соколов: Там хитрость какая-то, типа взять медсестру и оформить ее уборщицей, например, поднять ей зарплату как уборщице.

Василий Власов: И наоборот. Санитарки оказались вместе с медсестрами в одной группе, которой должна была быть повышена зарплата, стали санитарок убирать из этой группы, тогда фонд зарплаты, который пошел на медсестер, оказался больше. То есть, несмотря на то, что некоторое повышение зарплаты реальное все-таки существовало, при этом значительная часть повышения оказалась достигнутой такими методами. Поэтому мы в течение всех этих последних лет видим, врачи демонстрируют нам расчетные листки, в которых написано, что у них 19 тысяч в месяц по основной зарплате, а сообщается, что у них в больнице средняя зарплата 45 тысяч. Они сами не понимают, как это происходит.

Михаил Соколов: Может быть у главного врача 200-300 тысяч?

Василий Власов: Но поскольку зарплата главного врача учредителем контролируется, при этом назначается 8 или 10 заместителей главного врача, и деньги все равно перераспределяются.

Расчет зарплаты стал производиться, опять же это опыт последних лет, путем деления фонда заработной платы на число работников. В результате получилось так, что люди не понимают, откуда такая начисленная заработная плата. В действительности очень много таких частных решений было, которые приводили к результату не совсем ожиданному.

Например, оптимизация, о которой говорила госпожа Голикова, она заключалась в естественном поведении, в нормальном желании сделать сеть, максимально приспособленную к нуждам людей. Но поскольку оказание помощи человеку, живущему в глуши, всегда будет стоить дороже, чем оказание помощи жителю большого города, стали сокращать возможности медицинской помощи для этих людей, поскольку это самая дорогая помощь.

Михаил Соколов: Это больше 10 лет назад началось как-то незаметно.

Василий Власов: В действительности с 1990-х годов процесс непрерывно продолжался. К концу нулевых годов состояние сельской медицины стало уже совершенно нетерпимым, потому что уже произошло многократное снижение некоторых возможностей на селе. Поэтому этот процесс просто выродился.

Подчеркиваю, он все равно в этом направлении шел бы, в Великобритании уже 50 лет количество коек на душу населения снижается, но он должен был идти планомерно, а он шел фактически, указали у ту сторону и стали в этом направлении двигаться. И таких примеров, когда двигались по отдельным направлениям, не создавая плана реформ, их очень много. Очень хотелось бы, чтобы внимание, обращенное на первичную медицинскую помощь в августе этого года, оно оказалось по своему влиянию более системным, чтобы здесь были какие-то планомерные действия. Некоторые надежды на это есть.

Михаил Соколов: Если говорят, что провал, если не провал, то в ряде регионов плохо, уже на уровне вице-премьеров каются, на ваш взгляд, в чем была ошибка, что было сделано неправильно принципиально?

Ольга Демичева: Во-первых, хорошо, что наконец заметили, это уже радует, то, что есть серьезные проблемы, что реформа здравоохранения, которую все ждали, которая была, бесспорно, нужна, пошла абсолютно не той дорогой, которой должна была пойти.

Василий Власов: Причем реформой это не называлось никогда.

Ольга Демичева: Да, совершенно верно. Там шли термины «модернизация», «оптимизация». Изначально вроде как планировалась реформа, но в итоге сам термин «реформа» утонул в других терминах. Но по сути своей ошибки грубейшие были очевидны уже в 2011-12 году, ошибки эти шли одна за другой настолько вопиющие, что не видеть их было невозможно.

Я хорошо помню, как в 2011-12 году мы обращались в СПЧ по поводу московской реформы, по поводу концессии, в которую передали 63-ю городскую клиническую больницу в районе «Уголка Дурова», передали Европейскому медицинскому центру. Как мы все помним, ЕМЦ руководил перед вступлением в должность сначала министра здравоохранения Москвы, а затем вице-мэра по соцзащите и здравоохранению господин Печатников Леонид Михайлович. ЕМЦ забрал себе 63-ю больницу, а точнее ее территорию, по сей день эта больница не стала медицинским учреждением, там рассыпались и развалились корпуса, ранее работавшие на часть Центрального округа. Когда совершенно очевидно стало, что коррупционная составляющая есть в этой концессии, никто не потрудился всерьез довести дело до честного расследования, до выявления виновных в этом.

Михаил Соколов: Господин Печатников теперь не вице-мэр, он где-то в других находится местах.

Ольга Демичева: Господин Печатников, тем не менее, на свободе и работает. Руками господина Печатникова было уничтожено около трети московских клиник, разрушены действующие качественные врачебные коллективы, разрушены такие бесценные структуры, надломлена такая структура, как 62 онкологическая больница. Мы все прекрасно помним, какой колоссальный удар он нанес по этой клинике, убрав с должности руководителя Анатолия Нахимовича Махсона — это Печатников, это его деяния. Я не знаю, о чем они тихо плакали в своих кабинетах, когда они творили эту оптимизацию здравоохранения Москвы. И это еще только Москва.

Василий Власов: Все-таки оптимизация в Москве была частью оптимизации всего здравоохранения России.

Ольга емичева: Без сомнения, конечно, это единый процесс. То, что я сейчас заговорила о Москве, просто я здесь живу, для меня это очевидно. Но я же вижу, что творится по городам и весям. Я читаю лекции для врачей страны, я много езжу по России.

На протяжение тех лет, что наблюдаю я эту реформу, я вижу абсолютно драматические исходы, когда не могут доставить роженицу, она вынуждена рожать в старом «рафике» где-то на дороге между городом Глазовым и городом Ижевском, потому что нет возможности оказать ей помощь родовспоможения по месту ее проживания. Я наблюдала совершенно нелепые, совершенно неоправданные потери кадров узких специалистов здравоохранения, которые компетентны в определенных областях.

Очень сложно работать, когда все сейчас замкнуто на несчастных врачей общей практики. Предполагается, что они должны хирургическую патологию распознать, знать одновременно и взрослые болезни, и педиатрию, акушерство и гинекологию, быть врачами, способными оказать качественную неотложную помощь. Но это же не так. Я видела сидящих этих несчастных ВОПов — это люди почтенных лет, женщины в мохеровых шапках, усталые, пришедшие после работы, которые вынуждены выслушивать эти наши лекции, где я пытаюсь до них донести какие-то высоты эндокринологии, как лечить сахарный диабет. Боже мой, ей только этого диабета еще не хватало.

Михаил Соколов: Ей бы к правильному специалисту человека отправить, я так понимаю. Олег Васильевич, может быть вы, депутаты, в этом виноваты во всем, что творилось последнее время, плохо боролись за то, чтобы больше денег давали на здравоохранение или такие непродуманные преобразования не смогли остановить? У вас, наверное, тоже есть богатый опыт знакомства с этой фактурой по вашей Астраханской губернии.

Олег Шеин: Не только по Астраханской губернии. Я соглашусь, что Госдума несет за это ответственность. Но мы с вами хорошо понимаем, в Госдуме есть разные фракции, строго говоря, беда парламента заключается в том, что у нас последние 15 лет фактически однопартийная система.

Если мы говорим про суть, ключевым фактором является затраты на здравоохранение. Есть универсальный показатель — доля затрат национальной экономики. Если в Евросоюзе затраты на медицину в национальной экономике 7,2%, в Объединении экономического сотрудничества и развития 6,5%, то в России 3,5%. Благодаря федеральным вливаниям крупным на нацпроекты, на техническое переоборудование эта планка немножко растет, на десятые доли процента, но мы видим, что в два раза меньше, чем необходимо.

Почему это происходит? Во-первых, медицина переведена на страховые рельсы. Это означает, что финансирование здравоохранения в первую очередь зависит от налога, от взносов на заработную плату. Напомню при этом, что по официальным оценкам от 15 до 30 миллионов человек у нас получают заработную плату в черную. Это не вина людей — это их беда, потому что черная зарплата — это бесправие работников в первую очередь. РАНХиГС, институт при президенте, оценил число таких работников в 33 миллиона человек. Это означает, что ежегодно Фонд обязательного медицинского страхования недополучает порядка 1-15 триллионов рублей. Вот, собственно, и все предпосылки. А все остальное уже вытекает отсюда, то есть недофинансирование здравоохранения.

В рамках правильной идеи президентских указов о повышении заработной платы врачам, при этом мы наблюдаем сокращение штатов, поскольку если финансирования нет, фонд оплаты труда надо повышать в расчете на сотрудника, происходит увольнение части сотрудников, отсюда все остальные происходящие процессы. Не меняя коренным образом систему финансирования, дальше мы будем иметь, к сожалению, дальнейшие большие сложности в системе медицинской помощи населению.

Василий Власов: Если я не ошибаюсь, ваша партия поддержала бюджет на 2019 год, точно так же, как бюджет на 2018 год. Разве не так?

Олег Шеин: «Справедливая Россия» традиционно голосует против всех бюджетов, включая бюджет Фонда обязательного медицинского страхования.

Михаил Соколов: Может быть вместо страховой лучше бюджетная медицина? Есть же вполне развитые страны, где медицина четко финансируется из бюджета, хитростей, связанных с взятием медицинского налога, там нет? Кстати, Путин сказал, что по этому году он считает 3,7% ВВП, будет 4,1% консолидированный бюджет здравоохранения регионов и федерации. Увеличить и вообще этот фонд медицинского страхования может быть возьмут и превратят в какую-нибудь госкорпорацию, будут ей давать деньги, и понесется счастливая жизнь.

Василий Власов: И Чемезов станет ее руководителем.

Михаил Соколов: Найдется какой-нибудь новый Чемезов, есть же много друзей у Владимира Путина.

Василий Власов: Вопрос о том, как формировать сбор денег, налогами или сборами в Фонд обязательного медицинского страхования — это абсолютно непринципиальный вопрос. Принципиально то, как эти деньги потом использовать. Мы с вами уже касались вопроса о том, как сокращают, «оптимизируют» сети медицинских организаций, Ольга рассказала о том, что как в результате этой оптимизации, когда сократили родильные дома в глуши, деньги потратили на новый перинатальный центр, теперь роженицы не могу успеть доехать до этого перинатального центра.

Михаил Соколов: А некоторые здания перешли в частные руки.

Василий Власов: Этот перинатальный центр не просто построен, туда потрачены большие деньги, он еще дорог в содержании.

В регионах, где построили новые перинатальные центры, теперь из медицинского бюджета изымаются деньги на поддержание этого перинатального центра. Подчеркнем, что в действительности лишь небольшая часть рожениц нуждаются в такого уровня оказании акушерской помощи, основная масса нуждается в простейшем пособии, которое вполне может быть оказано в родильном отделении небольшой многопрофильной больницы.

С перинатальными центрами — это только одна часть проблемы. Если мы посмотрим на рост расходов на здравоохранение, начиная с середины 1990-х годов, то окажется, что в 2006 году страна вышла на уровень 1991 года. Кажется, что у нас в середине нулевых годов расцвет наступил, нифига не расцвет — это уровень 1991 года. Мы помним, в 1991 году казалось, что дальше хуже уже некуда. Начиная с нулевых годов, почти все приросты денег в здравоохранение идут на специальные проекты, на строительство перинатальных центров, на строительство дмитроградского протонного центра.

Михаил Соколов: Была закупка массовая томографов, разве это плохо?

Василий Власов: Это была одна из самых больших катастроф в финансировании здравоохранения хотя бы потому, что одномоментная закупка большого количества дорогостоящего оборудования приводит к тому, что через 5-8 лет массово выходит из строя это установленное оборудование. Где взять опять огромные деньги на ремонт?

Михаил Соколов: В бюджете. Меньше воевать и больше тратить на медицину.

Василий Власов: Это замечательно. Но вот видите, та партия, которая хорошо умеет обращаться с болгаркой, она не может обеспечить нам в Государственной Думе правильное принятие бюджета.

Михаил Соколов: Она в меньшинстве, есть большинство — «Единая Россия», выполняет указания президента.

Василий Власов: Да, они выполняют указания. Но подчеркиваю, что они все-таки выполняют указания, а есть конкретные процессы. И эти процессы, которые у нас в здравоохранении развиваются, они сплошь и рядом нацелены на то, чтобы закупить томографы, закупить оборудование, провести капитальный ремонт. Программа так называемой модернизации здравоохранения — это была программа массового капитального ремонта и строительства.

Ольга Демичева: С последующим массовым закрытием отремонтированных больниц.

Василий Власов: Больше всего нам, конечно, не хватает реформы здравоохранения. Здесь я Ольге возражу, если говорить о первичной медицинской помощи, а первичная медицинская помощь — это реально большая проблема. Спасибо президенту Путину, что он обратил внимание на эту проблему. Потому что в нашей стране традиционно, начиная с революционных времен, гражданской войны, медицинская помощь сосредоточена в больницах.

Михаил Соколов: Это плохо или хорошо?

Василий Власов: Это отвратительно, потому что там очень дорого, там получается неэффективно.

Михаил Соколов: Нельзя в больнице поликлинику сделать?

Последние изменения: 6 ноября 2019 02:11

Оставить комментарий

avatar

Радио

Онлайн радио #radiobells_script_hash

Свежие записи

Рубрики сайта