Официальный сайт Партии пенсионеров России

Флаг Партии пенсионеров России

Придумано неплохо

Официальная страница ПФР по РХ

Кормилец местных поселенцев

ПФРФ в Абакане

Моя Хакасия

Макет строящегося музея

Славлю трижды, которое будет

Здравствуйте, я ваша партия! Что впереди расстелется - всё позади останется.

Спаси Байкал

Спаси Байкал

11.5.2017

Монголия собирается строить гидроэлектростанции на Селенге — главном источнике поступления воды в Байкал (обеспечивает до 80% поступления воды в озеро) и ее притоках. Это грозит уничтожением уникальной экосистемы дельты Селенги, входящей в список природных объектов планетарной значимости, существенным ухудшением качества воды в самом чистом озере мира и, возможно, его обмелением.

Речь идет как минимум о шести проектах. Наиболее проработаны проекты трех ГЭС: «Шурэн» мощностью 245 МВт на самой Селенге, а также «Эгийн-гол» (315 МВт) и «Орхон» (100 МВт) на одноименных притоках реки. Причем в рамках ГЭС «Орхон» (основной приток Селенги на территории Монголии) предусмотрено создание крупного водохранилища, часть воды из которого планируется перебрасывать на юг пустыни Гоби для поддержки работающих там угледобывающих предприятий.

По данным различных экологических организаций, за последние годы были выполнены предварительные проектные работы еще на три крупные плотины: ГЭС «Орхон-1» (в районе слияния рек Орхон и Тола), ГЭС «Чаргайт» (на реке Дэлгэр-Мурэн, истоке Селенги), а также гидроузла на реке Тола в районе национального парка «Тэрэлж» (для водоснабжения Улан-Батора). Ряд проектов уже прошел процедуру оценки воздействия на окружающую среду (правда, внутри самой Монголии). Монголам есть из чего выбирать – еще в советские годы в ходе исследований гидроэнергетического потенциала Селенги и ее притоков было выявлено более двух десятков возможных створов для размещения ГЭС.

Точных данных о том, началось ли уже строительство станций, нет. Но российские экологи неоднократно заявляли, что как минимум строительство инфраструктуры для будущих ГЭС уже развернуто. При этом наиболее опасным для Байкала представляется проект ГЭС «Эгийн-гол» (третий по величине приток Селенги, берет свое начало из озера Хубсугул на севере страны), подготовкой предварительного банковского ТЭО которой с 2014 года занималась французская компания Tractebel Engineering (входит в состав Engie). Часть наблюдателей даже отмечала, что проекты «Шурэн», «Орхон» и другие вообще разрабатывались в качестве «шумовой завесы» – главной для монголов являлась именно ГЭС «Эгийн-гол». Дело в том, что, по мнению наших соседей, под действие российско-монгольского соглашения о пользовании трансграничными реками, подписанного в 1995 году, эта река не попадает. Соответственно, любые действия на ней – внутреннее дело суверенной Монголии.

Руководитель проектного подразделения ГЭС «Эгийн-гол» Дурзе Одхуу в интервью газете «Восточно-Сибирская правда» этой весной подтвердил, что подготовка площадки уже идет: в прошлом году строители начали бурить скважины для установки опор моста через Селенгу. Причем, по словам Одхуу, параметры проекта по сравнению с советскими разработками изменились радикально, в частности, проектная мощность ГЭС была увеличена с 220 до 315 МВт: «Прежним остался только створ, где мы планируем разместить плотину. А ее размеры, мощность гидроэлектростанции и объем водохранилища стали другими. Плотина длиной 740 метров и высотой 103 метра. Нормальный подпорный уровень – 910 метров над уровнем моря. Объем водохранилища составит 5,7 миллиарда кубометров, что почти на 70% больше, чем планировалось ранее».


комплексный проект ГЭС «Эгийн-гол» мощностью 315 МВт с годовой выработкой 606 ГВ/ч.

Для поддержки горнодобычи

 

Совершенно очевидно, что внутренних ресурсов для строительства гидротехнических объектов в Монголии нет – речь не только про деньги, но и про технологии и кадры. Поэтому в последние лет пять-шесть наш сосед активно «продает» проекты ГЭС иностранцам. Собственно, так же, как раньше «продал» Китаю, Канаде и другим странам свои богатые углем и рудой недра.

Наибольший спрос на электроэнергию и воду формируют энергоемкие проекты в сырьевом секторе. Поэтому строительство плотин на Селенге и ее притоках было прописано в масштабном проекте «Инвестиционная поддержка инфраструктуры горнорудной промышленности» (Mining Infrastructure Investment Support Project, MINIS). Он в 2012 году неожиданно получил поддержку от Всемирного банка (ВБ) в рамках помощи развивающимся странам. Эта финансовая организация тогда дала согласие выделить Монголии займ в 25 млн долларов, большая часть из которых (почти 20 млн долларов) должна была пойти как раз на создание необходимой для горнодобывающих производств инфраструктуры, включая проектирование ГЭС «Шурен» и «Орхон».

При этом проектирование ГЭС на Эгийн-голе велось на средства бюджета Монголии, а финансировать строительство предполагается за счет кредита Экспортно-импортного банка Китая размером в 1 млрд долларов. По факту, он еще не выдан, хотя о своем согласии китайцы уже заявили. В октябре 2015 года пресс-служба правительства Монголии сообщила, что концессионный договор на постройку первоначальной инфраструктуры ГЭС «Эгийн-гол» (дороги и подготовительные работы) будет заключен с китайской корпорацией China Gezhouba Group Ltd. Причем данный госзаказ планировалось выполнить в течение 13 месяцев (китайский подрядчик уже имеет опыт работы в Монголии – проложил автодорогу в 146 км на западе страны).

Российский МИД на действия Монголии все минувшие годы реагировал довольно вяло, выпуская лишь беззубые ноты об обеспокоенности тем или иным проектом. Зато гражданские активисты и экологи били в набат весьма успешно. На интернет-портале «Мир в действии» был запущен сбор подписей в адрес президентов России и Монголии, а также руководства ВБ с призывом не допустить реализацию катастрофичного для Байкала плана по строительству ГЭС (к настоящему моменту собрано более 63 тыс. голосов). А в адрес банка в феврале 2015 года была подана жалоба от лица граждан двух стран, которая была принята к рассмотрению. Мониторинговая миссия ВБ, проведенная в Бурятии и Монголии летом 2015 года, вынудила инспекционный совет банка признать наличие высоких потенциальных рисков в реализации проекта MINIS и проблем в управлении им. Финансирование «подвисло»: на устранение замечаний руководству проекта был дан год.

Чтобы не пересохло

 

Водосборный бассейн Байкала – 541 тыс. кв. км, около половины из которых (240,5 тыс. кв. км) находится на территории России. Остальная часть формируется на землях Монголии. Селенга приносит в Байкал в среднегодовом исчислении около 30 куб. км воды. Около половины этого количества формируется в реках соседней страны. «Селенга — приток Байкала, и строительство на ней ГЭС может привести к обмелению озера, что грозит экологической катастрофой. Россия однозначно выступает против строительства ГЭС. В случае падения уровня воды в озере и его постепенного обмеления может повториться ситуация с Аральским морем», — не раз заявляли в Минприроды РФ. Тем более что в последние годы Байкал и так страдает от маловодности.

Все попытки российской стороны добиться приостановки проектов дипломатическими методами до сих пор натыкались на резкое сопротивление монгольских чиновников. Несколько раундов переговоров, проведенных на официальном уровне в последние два года, особых сдвигов в решении вопроса не произвели. Стоит отметить, что пока «зависло» финансирование по линии ВБ и китайского Эксимбанка, монголы вкладывали собственные средства в ГЭС «Эгийн-гол». Что косвенно подтверждает серьезность намерений нашего соседа в строительстве именно этого объекта. Стратегия Монголии, энергетика которой пока что практически полностью является государственной — привлечь в сектор максимум иностранных инвесторов. Так что реализовать проекты на Селенге и ее притоках эта страна может и без высочайшего одобрения ВБ, но лишь на деньги тех стран, для которых оценки этого финансового института не играют особого значения.

По мнению российских экологов и общественных активистов, Россия в деле защиты Байкала могла бы действовать более агрессивно. Но по странной причине до сих пор ведет себя на редкость аккуратно, а потому на дипломатическом фронте терпит одно позорное поражение за другим. Более того, самым статусным защитником Байкала с российской стороны пока что был лишь глава Минприроды РФ Сергей Донской. А премьер-министр Дмитрий Медведев высказывался в привычном духе: будем разговаривать, надеемся, что убедим. Президент России Владимир Путин свою позицию по этому вопросу озвучил только в июне на встрече с председателем КНР Си Цзиньпином и президентом Монголии Цахиагийн Элбэгдоржем.

Довольно показательными на этом фоне выглядят итоги российско-монгольского совещания, прошедшего этой весной в Улан-Баторе. Стороны вроде бы условились, что Монголия не будет предпринимать никаких действий, которые могли бы оказать негативное воздействие на экосистему озера Байкал. И договорились, что проведут открытые консультации по разработке и оценке воздействия на окружающую среду и социальных последствий всех планируемых гидроэлектростанций. Однако потом Монголия заявила, что Россия якобы согласилась с тем, что ГЭС на реке Эгийн-гол не причинит ущерба озеру Байкал. И что строительство этой станции является внутренним делом Монголии и не требует никакого согласования. На что российское посольство было вынуждено отвечать официальной нотой, разъясняя, что монголы, мягко говоря, не так все поняли. И что РФ по-прежнему и «в категорической форме» выражает «несогласие с планами строительства ГЭС без проведения предварительной комплексной экологической экспертизы с участием российских ученых».

Таким образом, позиционные бои за Байкал продолжаются.

0 0 голос
Рейтинг статьи

Последние изменения: 11 мая 2017 09:05

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Радио

Онлайн радио #radiobells_script_hash

Свежие записи

Рубрики сайта

0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x