Официальный сайт Партии пенсионеров России

Флаг Партии пенсионеров России

Придумано неплохо

Официальная страница ПФР по РХ

Кормилец местных поселенцев

ПФРФ в Абакане

Моя Хакасия

Макет строящегося музея

Славлю трижды, которое будет

Здравствуйте, я ваша партия! Что впереди расстелется - всё позади останется.

«Слушай, Володя, не порти мне вечер»

«Слушай, Володя, не порти мне вечер»

3.02.2017

ЛИЦОМ К СОБЫТИЮ

Елена Рыковцева

Минск смотрит пресс-конференцию президента. 3 февраля 2017

Минск смотрит пресс-конференцию президента. 3 февраля 2017

Андрей Нечаев, Сергей Ваганов, Юрий Дракохруст, Кирилл Коктыш, Андрей Суздальцев о «большом разговоре» Александра Лукашенко. Ведущая Елена Рыковцева.

Елена Рыковцева: Мы обсуждаем абсолютно рекордное событие, которое может быть даже войдет в Книгу рекордов Гиннеса, пресс-конференция Александра Лукашенко, президента Белоруссии, которое продолжалось 7 часов 21 минуту, побила предыдущий рекорд 7 часов 7 минут. Она гораздо дольше, чем аналогичные пресс-конференции Владимира Путина. Она и по формату немножко другая, потому что эта пресс-конференция такой сплав прямой линии, общения с политологами, профессорами, промышленниками, предпринимателями и журналистами. Те и другие были в зале, с теми и другими он общался. Массу интересного и даже сенсационного мы узнали. С нами Андрей Суздальцев, замдекана Высшей школы экономики. С нами Юрий Дракохруст — это мой коллега из Праги из Белорусской службы Радио Свобода. С нами Сергей Ваганов из Минска, белорусский журналист. С нами на связи сейчас журналист Кирилл Коктыш. Кирилл, вы живой свидетель, вы очевидец, вы сами задавали вопрос на пресс-конференции. Вы может быть даже получили бутылочку этой водки, которую, как сказал Александр Лукашенко, он производит. Это его сувенирная личная президентская водка в ограниченных количествах, каждая бутылка на пересчет. Он сказал, что ни одна не может утечь, а получат ли люди в зале эту водку — это мы не для печати поговорим, когда все закончится. Расскажите, чем с водкой закончилось?

Кирилл Коктыш: На самом деле на фуршете потом наливали. Бутылки, правда, никому не дарили. Так что все желающие могли попробовать.

Елена Рыковцева: Как она выглядит, какой дизайн у этой водки знаменитой?

Кирилл Коктыш: Пристойный дизайн. Понятно, что на бутылке написано, что это президентская. Приятно подержать в руках. Все очень хорошо, в выдержанном стиле, с приятным дизайном матовым. Вполне достойный продукт, достойный белорусской чистой воды.

Елена Рыковцева: Следующий продукт, который анонсировал Александр Лукашенко, который он будет производить — это шоколад. Что-то сразу вспомнился другой президент другой страны, который производит шоколад. Короче говоря, теперь Александр Григорьевич вступает в ряды президентов, которые производят свой шоколад. Теперь поговорим о более серьезных вещах. Кирилл, вы задавали вопрос как бы от имени России.

Кирилл Коктыш: Я бы не стал очень сильно эти позиции разделять. Если говорить про существующие разногласия, на самом деле Лукашенко показал, что российское ведомство легализовало де-факто существующую практику, ввело паспортный контроль на постоянно действующих постах, которые на самом деле полтора года существуют де-факто, и это было на две или три недели раньше решения Белоруссии о безвизовом режиме для иностранцев. Так что на самом деле эти действия не находятся в причинно-следственной взаимосвязи — это разные события, разными причинами вызванные.

Елена Рыковцева: Я сдвинула бы обсуждение паспортных историй и пограничных на вторую часть программы, а начать все-таки предлагаю начать с самого острого вопроса, который, как считает Александр Григорьевич, омрачил российско-белорусские отношения — это вопрос цены на нефть.

Елена Рыковцева: Сейчас вы видели запись с официального сайта Лукашенко. Там очень виртуозно вырезан один фрагмент о переговорах Лукашенко с Путиным и Медведевым. Вот этот фрагмент.

 

Елена Рыковцева: Жаль, что все это вырезано с официального сайта, видимо, неформальная часть беседы, не положено держать на сайте. Тем не менее, объясните, как вы это понимаете. Ведь то, что 82 доллара цена должна быть по представлению Александра Лукашенко — это ведь его личное представление, потому что они договаривались на 132. Падает цена на нефть и газ, Лукашенко считает, раз цена на нефть и газ упала, я должен платить 82. То есть эта цифра не была с Россией согласована?

Кирилл Коктыш: Дело в том, что цена на газ раньше определялась в привязке к цене на нефть. В этом плане Беларусь пересчитала цену. В том, что мы сейчас услышали, Лукашенко говорил, что он согласился с Медведевым, а потом Россия сказала, что эти договоренности надо дезавуировать и выходить на договоренности по новой. В этом плане понятно, что у каждой стороны своя правда. Я думаю, что рано или поздно они сойдутся, не такая уж большая сумма, тут скорее вопрос принципа и вопрос того, кто возьмет на себя уступку, которая в итоге произойдет. Будет ли эта уступка афишироваться, либо не будет афишироваться.

Елена Рыковцева: Как вы видите эту ситуацию, все-таки мы должны понять что случилось с ценой?

Андрей Суздальцев: 132 доллара было утверждено согласно контракту. Лукашенко, когда сегодня выступал, он то, что нарушен контракт, не говорил. Если каждый покупатель российского газа будет менять принципиально по своим каким-то формулам цену на газ, извините, «Газпром» разорится в течение полугода. Завтра будет другая цена выставлена Польшей, Словакией, Украиной и так далее. Главная проблема 2016 года была вернуть Белоруссию в рамки подписанных договоренностей. Лукашенко про контракт не сказал, он сказал о некоей справедливости в отношении Белоруссии. Он обижался на то, что ему сказали, что 132 доллара — это самая низкая цена на газ на континенте.

Елена Рыковцева: Он сказал, что мы решили дать 107, а они все равно требуют образовавшуюся разницу в 550 миллионов. Андрей, прокомментируйте нам экономическую часть этого спора, когда говорит Лукашенко: да, у нас была такая договоренность на такую цену, но упала же цена на газ, почему мы должны платить столько. Мы по справедливости должны платить 87, мы все-таки идем навстречу России 107, а она все равно требует цену по контракту и требует с нас эту разницу в 550 миллионов.

Андрей Нечаев: Я скажу, что здесь не столько велика экономическая составляющая, хотя формально она является темой для дискуссий и конфликта, сколько политическая составляющая. Коллеги все правильно сказали, Белоруссия должна платить столько, сколько зафиксировано в контракте, до тех пор, пока он не пересмотрен, и тут нечего обсуждать. Александр Григорьевич прав в другом, что он, собственно, частично сказал в этом выступлении, и порционно выдает на протяжении многих лет. Он говорит: вы, руководитель России, хотите по вашим каким-то геополитическим соображениям воссоздать не СССР, конечно, но некое геополитическое объединение, которое включало бы часть бывших советских республик. Я, Александр Григорьевич, не против, но за это удовольствие вы должны платить. Платить льготными кредитами, платить льготной ценой за российские углеводороды, платить снятием пошлин с белорусских товаров, платить пониженными требованиями к качеству этих товаров. Этот список достаточно обширный. Поэтому вы хотите иметь меня в качестве стратегического союзника и, более того, включать мою страну в какое-то ваше очередное геополитическое объединение, вы за это заплатите. В данном случае была взята эта тема. Еще он в последние дни буквально просил отправить под суд начальника Россельхознадзора за то, что тот, по его мнению, предъявляет необоснованно завышенные требования к качеству белорусских продуктов питания. Стратегически здесь все просто: хотите играть в какие-то геополитические игры и иметь Беларусь в качестве союзника — платите. А где заплатить, как заплатить, можно дальше обсуждать.

Елена Рыковцева: Кирилл, вы считаете, как должен разрешиться спор по-хорошему, если в контракте одна цена и она не пересматривалась?

Кирилл Коктыш: Я думаю, разрешится спор, как обычно все подобные споры разрешаются. То есть на встрече на высшем уровне будет найдена формула, где каждая из сторон сможет сохранить и свое лицо, и свои интересы. До этого такие решения находились всегда, я думаю, на этот раз тоже не будет исключением. Я бы не стал сегодняшние расхождения трактовать как достаточно существенные, фундаментальные, которые могут иметь серьезные последствия.

Елена Рыковцева: Он говорит: из-за каких-то 550 миллионов дело до границ дошло. Он сам увязывает это со всеми дальнейшими событиями.

Кирилл Коктыш: Дело в том, что сказать, что это из-за Украины — это не с руки. Хотя очевидно, что усиление Россией погранконтроля связано именно с украинскими событиями, с обострением ситуации на юго-востоке Украины. Другой вопрос, что об этом должна заявлять Россия, а не Белоруссия. Естественно, то, что Александр Григорьевич эту тему обошел стороной, это логичный, понятный жест, наверное, вполне достойный жест, предоставляющий возможность России по этому поводу объясниться и назвать вещи своими именами.

Елена Рыковцева: Давайте перейдем к пограничному конфликту, который является самым ярким, самым важным. Послушаем Александра Лукашенко.

Елена Рыковцева: Почему обиделась Россия на Лукашенко? Они говорят: вы пустили к себе иностранцев без виз, а у нас с вами открыты границы. На что он им говорит: так они прилетели в наш аэропорт, мы их отметили, они улетели. На что российская сторона, наверное, логично, я бы на ее месте так сказала: есть же поезд, есть автомобиль. То есть иностранец садится в поезд, ведь нет никакой границы и едет в Москву. Спокойно эти люди перемещаются по Российской Федерации.

Андрей Суздальцев: Они перемещались и раньше. Олигарх Гуцериев сбежал, когда были проблемы, выехал через Белоруссию.

Елена Рыковцева: А как вас можно было не пустить из России в Белоруссию, когда вам был запрещен туда въезд?

Андрей Суздальцев: Если бы я поехал поездом, увидели мой паспорт, меня бы арестовали. Я был депортирован в 2006 году в рамках союзного государства, не было бы проблем и тогда приехать, но только меня бы арестовали. Через пять лет я мог бы приехать официально, но там случилась такая ситуация, как взяли и арестовали по приглашению белорусского руководства приехал человек, его взяли, держали полгода в тюрьме, пытали, дважды за него просил президент Путин, с трудом его отдали. Мне стало ясно, что если я появлюсь в Минске, будут проблемы в этом плане. Технически поехать могу спокойно.

Елена Рыковцева: Есть ли доля правоты в позиции российской стороны, которая всем этим недовольна?

Андрей Суздальцев: Там черная дыра. Вы не представляете, что там творится. Пройдут годы, будут фильмы, как про Дикий Запад. Мы столкнулись с этой проблемой еще в 90-х годах, когда сделали единую таможенную зону, оттуда повалил огромный поток контрабанды к нам. В 1998 году мы вернули таможенные посты. В ответ они стали конфисковывать российские транзитные товары. До 200 миллионов долларов в год конфисковывала Беларусь наши товары по любому поводу, целая таможенная война была. С 2007 года начались проблемы с Грузией. Грузинские граждане приезжали через таможню с Белоруссией, там возникла целая инфраструктура, ежедневный рейс в Тбилиси. Сейчас украинская тропа. Это в отношении третьих стран. С лета мы стали закрывать границу основательно, проверять паспорта. В аэропортах, кто прилетает из Минска, проверяют паспорта при проходе через границу, раньше это был внутренний рейс. Вторая проблема попутная — контрабанда.

Елена Рыковцева: Проблема для кого — для России или Белоруссии?

Андрей Суздальцев: Для России. Лукашенко практически обнулил наше эмбарго, санкции против поставок европейских товаров. Они все идут через Беларусь, там идет развернут огромный таможенный контрабандный комплекс. Все переклеивают, перепаковывают, идут с государственными белорусскими документами, в этом задействовано государство белорусское. Вот почему это вызывает такое возмущение в России. Фуры проходят от 1000 до 1200, их невозможно все перехватить. Третий момент — мы убедились, что есть вопрос миграции, у нас нет единой миграционной политики, у нас нет единой визовой политики. Последний вопрос — 80 стран, безвизовый режим на пять лет. Здесь тоже есть нюанс, сегодня выяснилось, что оказывается, никакие не пять дней, а если хочешь остаться, зайди в любое РОВД и сиди дальше, сколько хочешь. Буквально открыли страну. Обратите внимание, Лукашенко во время пресс-конференции дважды менял свою позицию. Сначала он практически поставил ультиматум — убирайте пограничные зоны. Причем сам ввел пограничные зоны в 2009 году. Об этом молчит. К концу пресс-конференции он сказал, что это суверенное право России. Действительно получается, что тут два проекта губятся. Первый проект: 80 стран мира, граждане приезжают в Белоруссию. Был вопрос Первого канала: а что там делать? При закрытой границей с Россией никто не поедет. Проект транзитной Белоруссии проваливается, если закрывают границы с Россией. Второе: его статус человека, который имеет доступ к Москве, который на Москву стучит кулачком, который имеет с Россией открытую границу, стоит в дверях России, открывает, закрывает, имел у Запада такое доверие, что ему открыта российская граница.

Елена Рыковцева: Вы хотите сказать, что его расчет был на то, что он открывает для иностранцев границу, Россия ее не закрывает, и они тихой сапой туда? И поэтому его так оскорбляет, что Россия закрывает границы?

Андрей Суздальцев: Огромный объем идет туристического бизнеса.

Елена Рыковцева: То есть он надеялся привлечь туристов, которые намерены отправиться дальше таким образом?

Андрей Суздальцев: Западной Европе необходима виза в Россию.

Елена Рыковцева: Он произнес абсолютно сенсационные цифры, он сказал, что в списках запрещенных к въезду в Россию и Беларусь людей из разных стран мира находится один миллион пятьсот тысяч человек. Невероятная цифра, мы нигде никогда ее не слышали. Причем он опять в упрек России сказал, что наших там всего сто тысяч, все остальные запрещены были российским государством.

Андрей Суздальцев: Это не по-союзнически такие цифры называть.

Елена Рыковцева: Из видео-трансляции, которую мы сейчас видим на сайте президента Белоруссии, это вырезано, этот кусочек вырезан.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ТЕКСТА СКОРО ЗВУК И ВИДЕО ВСЕЙ ПЕРЕДАЧИ УЖЕ ЗДЕСЬ

Опрос московских прохожих: поддерживают ли они действия белорусского президента?

 

Опрос на московских улицах

  • +++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

    Добрая шутка и жить не так жутко!

    тётя Роза

    тётя Роза

    @Anakoyher

    Раньше, в случае чего, мы на Лукашенко могли опереться, а сейчас мы одни против всех. Ну, разве Захарченко с Плотницким помогут.

     

0 0 голос
Рейтинг статьи

Последние изменения: 4 февраля 2017 07:02

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Радио

Онлайн радио #radiobells_script_hash

Свежие записи

Архивы публикаций

Рубрики сайта

0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x