Официальный сайт Партии пенсионеров России

Флаг Партии пенсионеров России

Придумано неплохо

Официальная страница ПФР по РХ

Кормилец местных поселенцев

ПФРФ в Абакане

Моя Хакасия

Макет строящегося музея

Славлю трижды, которое будет

Здравствуйте, я ваша партия! Что впереди расстелется - всё позади останется.

«Сибирь живет незаслуженно плохо»

Владимир Рыжков о родном Алтае, тупике Путина и будущем либералов

15.5.2018

© Life.ru. Владимир Рыжков

Политик Владимир Рыжков рассказал Тайге.инфо, почему в России не удастся удерживать «сонное царство» еще шесть лет, как «тяжелый срок» президента Путина увеличивает шансы оппозиции, зачем он, в отличие от губернатора Карлина, сохраняет алтайскую прописку и могут ли две сильные либеральные партии попасть в Госдуму в 2021 году.
Депутат Госдумы четырех созывов, ведущий протестных митингов 2011 года, друг экс-президента СССР Михаила Горбачёва и главреда «Эха Москвы» Алексея Венедиктова презентовал в Санкт-Петербурге книгу «Сияющий Алтай» о своей малой родине, а затем пообщался с корреспондентом Тайги.инфо.

Владимир Рыжков родился в сентябре 1966 года в Рубцовске Алтайского края, окончил АГУ. Преподавал в университете на кафедре всеобщей истории, в 1991–1994 годах работал замглавы администрации региона Владимира Райфикешта. 

Депутат Госдумы четырех созывов (с 1993 по 2007 год), состоял во фракциях «Выбор России», «Наш дом — Россия», «Единство», был первым вице-спикером. В сентябре 1998-го президент Борис Ельцин подписал указ о назначении Рыжкова зампредом правительства РФ по социальным вопросам, но депутат отказался.

В 2006–2014 годах — сопредседатель Республиканской партии, позже получившей название РПР-«Парнас». Кандидат исторических наук, профессор Высшей школы экономики, инициатор форума «Западная Сибирь: регион, экономика, инвестиции» («Сибирский Давос»), соведущий программ на радио «Эхо Москвы».

Тайга.инфо: Я знаю, что вы писали уже очерки для National Geographic, Traveler и GEO, но тут книга сразу на 700 страниц. О чем она? Почему решили выступить в амплуа автора-путешественника?

— Я увлекся путешествиями по Алтаю лет 20 назад. Первый наш поход на лошадях был к истокам Катуни — леднику Геблера на горе Белуха. Потом несколько раз охотились с Сергеем Карагановым (почетный председатель российского Совета по внешней и оборонной политике, известен также как эксперт в программе «Намедни 1961–2003: Наша эра» — прим. Тайги.инфо). Как человек системный, я всегда брал с собой блокнот, ручку и писал. Каждый день. Вечером, где-нибудь в избушке или у костра, в палатке, я записывал всё, что произошло в этот день: что проехали, что видели, разговоры с проводниками, их быт, способы охоты, нюансы обращения с лошадьми. Получилось, что за эти 20 лет я проехал почти весь Алтай — в основном, в седле. В среднем мы преодолеваем от 150 до 300 с лишним километров. Например, в прошлом году мы проехали по Усть-Канскому и Чарышскому районам, по высокогорью, 325 километров за 11 дней. В этом году опять поедем — на хребет Чихачёва, на границу Алтая с Монголией.

В какой-то момент я понял, что это уникальный материал. Стал смотреть, какие есть книги [об Алтае], и выяснилось, что таких книг, наверное, всего три-четыре. Вот именно таких — подробных, толстых, больших, где описывается весь Алтай. И лучшая из них написана 100 лет назад финном Йоханнесом Гранё, который потом стал одним из основателей Финской академии наук. Он был гляциологом, изучал древние ледники и, как и мы, путешествовал на лошадях, а потом издал книгу «Алтай. Увиденное и пережитое в годы странствий». В Финляндии она стала культовой, все финны ее знают, потому что считают Алтай своей прародиной, как и многие другие народы.

И я подумал, почему и я не могу сделать увиденное достоянием всех? Сел и написал книгу примерно за полтора года. В ней 700 страниц, карты путешествий, мои акварели, которые я рисовал во время походов, портреты проводников. Это чем-то похоже на книгу Рериха «Алтай-Гималаи», на книги Пржевальского о его путешествиях, Семенова-Тян-Шанского. В ней есть полное описание самых диких заповедных мест Алтая, подробные маршруты. То есть, книгу можно использовать как путеводитель. В нее включено описание быта разных народов, которые там живут — алтайцы, казахи, русские, описание разных сторон этого быта — охота, рыбалка, скотоводство, история, культура, география Алтая.

Тайга.инфо: Я правильно понимаю, что это книга для условного москвича или петербуржца, который мало что знает об Алтае?

— Не только, сибиряки тоже активно ее разбирают. Я знаю, что много покупают в Новосибе, Томске, Омске. Даже алтайцы, мои земляки, читают и признаются, что узнают много нового. Поэтому для меня это такое посвящение, оммаж моей малой родине.

Тайга.инфо: То есть вы пишете не только о Республике Алтай, но и об Алтайском крае?

— Да, там есть Алтай и степной, и горный. Больше, конечно, горный, но и Алтайский край тоже — это главы о Бийске, о Денисовой пещере.

Тайга.инфо: Когда вы последний раз были на родине? Как оцениваете состояние региона?

— На родине я был в этом году в рамках предвыборной кампании Григория Явлинского — как его доверенное лицо. Проводил встречу с избирателями, пресс-конференцию, а заодно и презентацию книги. В целом могу сказать, что Сибирь находится в очень тяжелом состоянии, хотя дает 70% доходов бюджета страны.

Тайга.инфо: Но это вы сейчас не о Сибирском федеральном округе, а о географической Сибири — с Тюменской областью.

— Да, я беру не в том виде, как Путин ее нарезал, а как Сибирь на самом деле есть — то есть всё, что за Уралом. Эта территория дает 70% экспортной выручки и 70% доходов бюджета страны за счет своих природных богатств. При этом среди 20 самых бедных регионов больше всего именно сибирских — тот же Алтайский край, Республика Алтай, Бурятия, Хакасия. Омск находится в ужасном состоянии.

Сибирь живет незаслуженно плохо по сравнению с тем, какой вклад она вносит в общее богатство страны. И Алтай — это просто катастрофа. Официальная зарплата в регионе одна из самых низких в Сибири, около 20 тыс. рублей. А реально люди получают 12–15 тыс. С Алтая люди бегут, из Барнаула бегут. Новосибирск забит барнаульцами и жителями Алтая, потому что там за ту же самую работу, квалификацию можно получать в 1,5–2 раза больше. К сожалению, бедственное положение я вижу в большинстве сибирских регионов. Может быть, Томск — это исключение, я там был недавно. Там за счет университетов, за счет нефтегазового комплекса повыше зарплаты. В Красноярске еще. Но в целом Сибирь — это зона бедствия, она в очень печальном состоянии.

Тайга.инфо: Вы участвовали в выборах в гордуму Барнаула, в 2016 году шли в Госдуму по Алтайскому краю. Вы надеетесь когда-нибудь еще избраться в родном регионе?

— Это вполне возможно. У меня до сих пор нет московской прописки, я принципиально оставляю прописку в Барнауле. Была смешная история, когда я участвовал в выборах в Госдуму и был в Барнауле, естественно, голосовал на своем избирательном участке на улице Молодежная и мог выбирать местных депутатов тоже, вместе с думскими. А губернатор [Александр] Карлин, у которого московская прописка, он избирал только Госдуму, потому что не мог голосовать на местных выборах.

Тайга.инфо: А какие, кстати, у вас отношения с Карлиным?

— Он относится ко мне глубоко враждебно, и против меня велась масштабная кампания по дискредитации во время думских выборов. Главная задача, которая была поставлена чиновникам, — чтобы Рыжков ни в коем случае не прошел в Госдуму. Вплоть до того, что за несколько дней до выборов был массовый обзвон избирателей моего Барнаульского округа с рассказами о том, что я американский шпион и хожу в посольство США за деньгами. Такой вот бред. Это же огромные ресурсы, деньги, которые были затрачены на то, чтобы меня дискредитировать.

Тайга.инфо: В Госдуме в свое время вы были одним из самых ярких одномандатников, а теперь вам приходится как-то встраиваться в эту политическую систему, где избраться можно, фактически, только при гласной или негласной поддержки одной из партий. В нулевые вы реанимировали Республиканскую партию, где мы с вами оба состояли. Последние два года, насколько я понимаю, вы были с «Яблоком». Какой видите свою дальнейшую карьеру?

— Я убежденный либерал. Сторонник свободы, демократии, прав человека, верховенства закона. Вот что такое либерал. Почему я поддерживаю «Яблоко»? Потому что вижу в этом свой долг. Есть партия, которая близка мне по взглядам, хотя я и не член «Яблока». Они участвовали в выборах в Госдуму, и я шел как кандидат, потом, когда [сооснователь «Яблока»] Григорий Явлинский попросил поддержать его на выборах президента, я совершенно осознанно согласился, потому что у меня нет никаких вопросов к его позициям и к его программе.

Дальше [после выборов президента] я буду поддерживать либеральные ценности, либеральные силы в стране. Если бы у меня в свое время не рейданули нашу с вами Республиканскую партию — известно кто и известно когда (после объединения РП с «Парнасом» Рыжкова выдавили из сопредседателей в результате внутрипартийного конфликта в 2014 году — прим. Тайги.инфо), я бы развивал дальше эту партию, которая была демократической, либеральной, свободомыслящей.

Тайга.инфо: По поводу будущего проекта Ксении Собчак и Дмитрия Гудкова что думаете? Вас туда чуть ли не в первые дни после объявления об их сотрудничестве записали.

— Пока мне трудно говорить о перспективе этой партии, но в любом случае я симпатизирую «Яблоку» — это очевидно. Я симпатизирую и Дмитрию Гудкову, и Ксении Собчак, мне кажется, она провела яркую и достойную избирательную кампанию. Думаю, что я найду форму, в которой буду поддерживать те убеждения, которые мне близки.

Тайга.инфо: Какой вы видите партийную систему в целом в новом электоральном цикле 2018–2024? У некоторых сил, например, КПРФ и ЛДПР, до сих пор не проведена смена поколений. Возможно, они и не сохранятся в нынешнем виде. Что случится с либералами, они объединятся или снова начнут делиться? Будет ли переформатирование партийной системы?

— Думаю, что эти шесть лет будут решающими для будущего страны. Я, вопреки всем спекуляциям, уверен, что это последний срок Владимира Путина. Думаю, что его план заключается в том, чтобы отработать шесть лет и передать место преемнику, чтобы гарантировать преемственность курса, команды, безопасность и так далее. Но запрос на изменения будет очень большой. Он есть даже сейчас. Левада-центр проводил в конце 2017 года опрос, согласно которому 83% выступают за изменения в стране: 42% россиян — за радикальные, 41% — за постепенные и эволюционные. Но сам факт, что стольких людей не устраивает положение дел в стране, говорит о том, что потенциал недовольства и запрос на изменения накопился очень большой. Путину не удастся еще шесть лет удерживать сонное царство, это просто невозможно.

Шесть лет — это большой срок. За это время выйдет новое поколение молодежи на рынок труда, новое поколение политиков, начнутся реформы в партиях. И, кстати, я не вижу никакой трагедии в том, что будет «Яблоко» и партия, условно, Ксении Собчак. Пусть будет две сильных либеральных партии. Это расширит поддержку реформ, поддержку европейских демократических изменений.

Тайга.инфо: Но ведь все последние годы говорили, что либералы то на одних выборах объединятся, то на других, и к этому вроде бы все стремятся.

— Ну, это всё немножко примитивное сознание, что все должны ходить одной колонной, такой рецидив советского мышления. А на самом деле — вот что плохого в двух сильных либеральных партиях?

Тайга.инфо: Для этого надо откуда-то взять сильные либеральные партии и их лидеров, пока они набирают 2–3%.

— Еще раз говорю, в ближайшие годы запрос на изменения будет очень большой. Думаю, что им могут воспользоваться и либералы, и коммунисты, так как очень велик запрос на социальную справедливость. Поэтому у КПРФ очень большой потенциал, если они смогут реформировать свою партию. Даже возьмем ваш родной Новосибирск — насколько там сильны коммунисты, которые выиграли выборы мэра, и насколько там велик потенциал поддержки левых идей.

Одновременно и в Москве, и в Новосибирске, и в Питере будет много возможностей для роста популярности либеральных идей. Если «Яблоко» сможет радикально реформироваться, выдвинуть молодых ярких лидеров, если Ксения Собчак с Димой Гудковым тоже смогут сделать сильную партию, и они обе пройдут в парламент в 2021 году, как в 90-е годы, когда в Госдуме были «Яблоко»и СПС, это же прекрасно. Это то, чего мы хотим. Мы хотим многопартийность, мы хотим плюрализм, мы хотим сильный и живой парламент, настоящую конкуренцию и настоящую политическую жизнь.

Если говорить в целом, Путин столкнется сейчас с тяжелейшими проблемами. Экономика не растет, она сегодня такая же, как 10 лет назад, никакого экономического роста нет. Массовая бедность. Он создал модель самого неэффективного капитализма, который только может быть, государственно-монополистического: засилье бюрократии со сверхрегулированием, которое дышать никому не дает, коррупция, бюджетная политика, направленная на гонку вооружений и прокормление силовиков с чиновниками, плюс еще международная конфронтация и изоляция, которая лишает вас инвестиций. Эта модель в принципе не работает, она уже сейчас в глубоком кризисе и тупике.

И когда Путин в послании [Федеральному Собранию] в первой части обещает всем дать всё в части социальных гарантий, а во второй части — устраивать гонку вооружений, то это просто невозможно. Он не сможет профинансировать мандаты ни по первой части [послания], ни по второй. Если он будет делать ставку на гонку вооружений, будет распространяться массовая бедность и упадет уровень жизни, что приведет к росту недовольства. Если же он хочет направлять деньги на человеческий капитал, на людей, тогда ему нужно полностью менять внешнюю политику и выводить страну из конфронтации. То есть, вся его политика соткана из неразрешимых противоречий.

В этой ситуации популярность среди людей будут набирать внятные и принципиальные политические силы, которые предложат альтернативу — хоть левую, на базе, допустим, КПРФ, хоть либеральную. Вот этот последний путинский срок будет настолько тяжелым, что он откроет шансы, и общество будет интересоваться альтернативными программами.

Тайга.инфо: Пока что получается, что либеральные партии все время атакуют друг друга, а не Путина или «Единую Россию».

— Я буду делать всё, чтобы было не так, как всегда. Даже моя риторика, вы видите, отличается. Я не вижу враждебности никакой. Наоборот, если либералы выступают за конкуренцию, почему они отвергают ее на своем фланге? Наличие «Яблока» будет стимулировать Ксению Собчак делать сильную партию, наличие Собчак будет подстегивать «Яблоко» реформироваться. Разве не так? Застой начинается тогда, когда нет конкуренции. Тем более, наверняка будут какие-то отличия — «Яблоко» более социально направленное, Ксения, возможно, будет ближе к СПС. Они смогут адресоваться к разным группам населения.

По опросам примерно 30% жителей страны выбирают европейский путь развития — демократию, свободу, верховенство закона, социальное государство, подотчетность власти и так далее. Но те партии, которые есть, пока не соответствуют этому запросу. Через три года — выборы в Госдуму. И это как раз тот срок, за который нужно провести глубокую реформу, выйти обновленными, найти новых людей в регионах, опереться на них и побеждать.

Беседовал Евгений Мездриков

Последние изменения: 15 мая 2018 08:05

Свежие записи

Архивы публикаций

Рубрики сайта

Просмотры