Официальный сайт Партии пенсионеров России

Флаг Партии пенсионеров России

Придумано неплохо

Официальная страница ПФР по РХ

Кормилец местных поселенцев

ПФРФ в Абакане

Моя Хакасия

Макет строящегося музея

Славлю трижды, которое будет

Здравствуйте, я ваша партия! Что впереди расстелется - всё позади останется.

Путин «Надоел»? Уходи в подполье!

Путин «Надоел»? Уходи в подполье!

27.4.2017

 Баннер Акции "Надоел"

Баннер Акции «Надоел»

Перед акцией 29.04 Кремль атакует «Открытую Россию» и наступает на «грабли протеста». В эфире Валерий Соловей, Мария Баронова, Егор Савин, Андрей Пивоваров

29 апреля сторонники Михаила Ходорковского из движения «Открытая Россия» проведут акцию протеста под лозунгом: «Надоел!» – направленную против нового президентского срока Владимира Путина.

В преддверие этой акции 26 апреля Генпрокуратура объявила «нежелательными организациями» структуры Ходорковского: OR (Otkrytaya Rossia) («Открытая Россия», Великобритания), Institute of Modern Russia, Inc (Институт современной России, США), Open Russia Civic Movement, Open Russia (Общественное сетевое движение «Открытая Россия», Великобритания).

27 апреля в 16 часов в офисе «Открытой России» начался обыск. Прибыли 30 омоновцев в сопровождении полиции и понятых. Якобы в полицию поступил анонимный звонок, что в помещении — «запрещенные материал». Сотрудники Центра «по борьбе с экстремизмом» МВД начали изъятие техники и документов.

Увеличивая число «нежелательных» скоро Владимир Путин создаст закрытую Россию? Оппозицю Путину загонят в подполье?

В студии историк и политолог, профессор Валерий Соловей, в эфире — активисты российского движения «Открытая Россия»: Мария Баронова, (Москва), Егор Савин (Новосибирск), Дмитрий Семенов ( Чебоксары), Андрей Пивоваров ( Санкт-Петербург), адвокат Илья Новиков.

Вел передачу Михаил Соколов.

 

Полная видеоверсия программы

Михаил Соколов: 29 апреля сторонники Михаила Ходорковского из движения «Открытая Россия» планировали провести на Старой площади в Москве и в 30 городах России акцию протеста под лозунгом «Надоел!», направленную против нового президентского срока Владимира Путина. Это такая подача петиции в приемную президента.

И вот последние события 26 апреля: Генеральная прокуратура объявила «нежелательными организациями» три зарубежные структуры Михаила Ходорковского, за сотрудничество с ними может грозить штраф, а потом, возможно, тюремное заключение по новому закону.

А 27 апреля начались обыски в офисе российского движения «Открытая Россия». Почему Кремль обрушился сейчас на структуры Михаила Ходорковского, что происходит в политической жизни России, мы поговорим с нашим гостем — это известный российский политолог Валерий Соловей.

С нами по скайпу свяжутся региональные активисты «Открытой России», возможно, мы сможем поговорить и с теми активистами «Открытой России», которые сейчас находятся в штабе, где проходит обыск. В

ообще за последнее время произошло много разнообразнейших событий. Ощущение такое, что просто идет какая-то, я извиняюсь, партизанская война. Мы с вами не успели сесть в студию, как обнаружилось, что на Алексея Навального было нападение, в него опять плеснули зеленкой, попали в глаз, он оказался в больнице. Обыски эти абсолютно неожиданные тоже, а может быть ожидаемые, факт тот, что они нам картину испортили, новый лидер «Открытой Росси» Александр Соловьев пока не смог с нами связаться. Ощущение такое, что происходят, прямо скажем, незапланированные события.

Валерий Соловей: Я считаю, что это как раз, прошу прощения за такое странное выражение, это нормально. Потому что это все свидетельствует о повышенной тревожности, нервозности власти, которая вызвана тем, что в обществе меняются политические настроения. Вот эти новые политические настроения модифицировались в новое политическое поведение, что мы видели 26 марта.

Власть впервые задумалась о том, что не все, оказывается, под контролем, оказывается, люди могут выйти на улицы без всякого согласования. А тут еще власть своими же собственными усилиями создает локальные проблемы, я имею в виду московские городские проблемы, в Питере, в Екатеринбурге, я бы сказал, почти по всей России. И возникает риск, что эти проблемы способны вывести людей на улицы. Поэтому что надо сделать? Надо изолировать опасных смутьянов, потенциальных карбонариев, которые могут воспользоваться этим потенциальным протестом в политических целях. Все довольно логично, мне кажется, хотя, раз уж мы заговорили об «Открытой России», то ее мобилизационный потенциал явно преувеличивают.

Михаил Соколов: Поведение ее, я бы сказал, немножко провокативное, они к «царю» решили пойти, видимо, их за это хотят наказать.

Валерий Соловей: Потому что это с точки зрения власти опаснее, чем борьба с коррупцией. Пусть вы даже идете с челобитной, с петицией, фактически та форма, которую она избрала — это подача петиции, но кому вы подаете петицию и о чем, вот это, мне кажется, вызывает очень сильное беспокойство.

Михаил Соколов: Это напоминает по форме 1905 год, когда священник Гапон повел рабочих тоже с каким-то текстом не очень внятным, понятным, за все хорошее. По правилам того времени дубинками не били, просто стреляли, вот и начали стрелять.

Валерий Соловей: По счастью, сейчас аналогия не повторяется полностью, по счастью для членов и сторонников «Открытой России».

Михаил Соколов: Мы имеем возможность поговорить с Иваном Ворониным, нашим корреспондентом, который находится рядом с офисом «Открытой России». Скажите, пожалуйста, что происходило в последнее время на месте событий?

Иван Воронин: Сотрудники ОМОНа перегородили вход в отделение «Открытой России». Здесь находятся семеро адвокатов сотрудников «Открытой России» и самого движения, их не пропускают, несмотря на законные требования пройти на осмотр. Здесь находится адвокат Илья Новиков, который также не был допущен на территорию, где проводятся следственные мероприятия.

Михаил Соколов: Илья, скажите, пожалуйста, как это выглядит юридически сейчас?

Илья Новиков: Мы не можем точно знать, поскольку ни одному адвокату не показали ни одного документа, несмотря на то, что мы явились и по всей форме представились. Здесь коридор перегорожен, рядом ОМОН, который говорит, что они выполняют приказ, неизвестно, чей, следователь занят, не может подойти. Огна просила передать, что когда она закончит писать протоколы, тогда она может подойти к адвокатам, хотя закон предусматривает прямо обратное. Не принимают ходатайства людей, которые находятся в офисе, сотрудников «Открытой России» о допуске адвокатов. Здесь творится полный беспредел, мы уже уведомили об этом Адвокатскую палату города Москвы, к которой мы все приписаны.

Михаил Соколов: Есть информация, что этот обыск известный Центр «Э», Центр по борьбе с экстремизмом.

Илья Новиков: Пока это действительно очень похоже на них. Нам ни один человек не показал удостоверение, кроме капитана, начальника группы охраны. Кто процессуально отвечает за это действие, мы пока не знаем. Это очень похоже на то, что было в офисе Фонда борьбы с коррупцией месяц назад. Мне сейчас сообщают, что следователь Елютина Анна Аркадьевна — это человек, который здесь формально является главным. Кто является главным на самом деле, мы пока не знаем.

Михаил Соколов: Мы получали неофициальную информацию, что кобы поводом для вторжения и обыска был некий анонимный звонок о наличии в офисе «Открытой России» неких запрещенных материалов, которые якобы ищут.

Илья Новиков: Я напомню, что поводом к обыску, тоже замаскированным под какое-то происшествие, в ФБК тоже был анонимный звонок. Здесь один и тот же криминальный почерк, причем криминальный с той стороны, со стороны лиц, ответственных за эти обыски. Трудно сказать, сколько это еще продлится, потому что там люди активно занимаются рытьем в технике, в компьютерах и документах. Сейчас я и 6 моих коллег пытаемся безуспешно туда пройти, нас не пускают дальше порога, тех сотрудников, к которым мы пришли, которым мы обязаны оказать помощь, не выпускают. В целом эта ситуация абсолютно за пределами права.

Михаил Соколов: То есть в целом это грубое нарушение уголовно-процессуального законодательства?

Илья Новиков: Абсолютно. Мы составляем документы, фиксируем все это на видео, составляем документы для последующего обжалования. Ни одного адвоката внутри нет. Все это настолько скандально, если бы эта история развивалась в рамках правового поля, я бы сказал, что уже сейчас все, что делает следствие, обречено на то, чтобы полететь в мусорную корзину просто потому, что это незаконно.

Михаил Соколов: Представители прокуратуры в каком-то виде присутствуют там?

Илья Новиков: Я здесь не видел ни одного человека в прокурорском мундире. Здесь есть некоторое количество людей в штатском, которые не представляются, не исключено, что кто-нибудь из них прокурор, но скрывающийся прокурор в таком случае.

Михаил Соколов: Мы можем сейчас как-то предполагать, что цель та же, что с ФБК, то есть попытаться изъять максимум аппаратуры, парализовать деятельность?

Илья Новиков: То, что аппаратуру уже сейчас начинают упаковывать — это мы примерно понимаем. Какая у них цель на самом деле, я судить не берусь. Опять же повторюсь, почерк очень похож. Тогда это привело к серьезному нарушению в Фонде борьбы с коррупцией, я не знаю, насколько это помешает в ближайшие дни работе «Открытой России», но в целом похоже на то.

Михаил Соколов: Генпрокуратура объявила нежелательными три структуры — «Открытая Россия» в Великобритании, Институт современной России в Соединенных Штатах и «Общественное сетевое движение «Открытая Россия» тооже в Великобритании. Предположим, если сейчас будут искать какие-то связи и найдут какие-то бумаги?

Илья Новиков: Я не хочу делать никаких предположений, что будет. Единственное, обращу ваше внимание на то, что совпадение названий организаций само по себе не является основанием для того, чтобы все одноименные организации в России получали такой же статус.

Во-первых, есть вопрос законности самого этого решения, о котором вы говорите. Во-вторых, даже если оно законно, там все равно потребуется очень основательно останавливать, остановить, как я полагаю, не удастся. Поэтому все это разговоры, подвешенные в воздухе.

Михаил Соколов: Решение Генпрокуратуры по «нежелательным организациям» может быть обжаловано как-то в суде?

Илья Новиков: Напрямую,по существу, нет. Я допускаю, что там были процессуальные нарушения, но поскольку я не представляю в этом вопросе интересов «Открытой России», я не могу это комментировать как юрист.

Михаил Соколов: Спасибо вам большое. Я надеюсь, что вы сможете применить свои юридические знания на пользу дела.

Смотрите, какая «замечательная» картина. Там, наверное, сейчас находятся корреспонденты западные, российские, они все это снимают, этот ужас, какие-то люди в форме непонятные, которые не представляются. Это же какой пиар, вы же специалист как раз по пиару. Весь мир увидит, что в путинской России царит правовой беспредел, что какие-то люди в штатском мучают красавиц-девушек, из офиса не выпускают. Зачем это все власти?

Валерий Соловей: Я задаюсь тем же самым вопросом, зачем это, потому что обыск это избыточно сильная реакция. Я не знаю на него ответа, зачем.

Михаил Соколов: Поднять рейтинг Михаила Ходорковского?

Валерий Соловей: С ФБК Навального это сделали уже 26 марта, а здесь, наученные этим опытом думаюь, что, оказывается, массовая динамика непредсказуема, и вдруг по зову «Открытой России» на Старую площадь выйдут тысячи, десятки тысяч людей, пытается дезорганизовать работу координирующей организации превентивно, то есть какая-то логика здесь есть, но она явно избыточна.

Сейчас, говоря классической фразой, «рыжему делать биографию»: посмотрите, «Открытая Россия» — это мощнейшая организация, которая борется, поэтому ее преследуют, там такие отважные оппозиционеры. Это все-таки очень серьезное преувеличение мощи и влияния «Открытой России».

Михаил Соколов: Тогда конспирологически подойду: может быть, все делается наоборот, если в администрации президента господин Кириенко…

Валерий Соловей: Засели враги.

Михаил Соколов: Давайте тогда эту теорию обсудим. Я слышал, что и в мэрии Москвы засели враги, которые подставляют Владимира Путина историей со сносом массовым так называемых пятиэтажек, которые не пятиэтажки, а просто грядущий массовый снос.

Валерий Соловей: Я не сторонник конспирологии, я придерживаюсь всегда очень простых объяснений. Там, где есть человеческая глупость и жадность, еще тщеславие, этого вполне достаточно, чтобы объяснить все происходящее. Это первое.

Второе: есть закономерность для режимов, которые входят в состояние кризисов. Если это серьезный кризис экономический, политический, они начинают себя вести очень причудливым образом. То есть им отказывает нормальная обыденная логика, объяснить их действия и мотивы никто не в состоянии, они шарахаются из стороны в сторону и все это производит удручающее впечатление не только на противников режима, но самое главное, что на сторонников. Можно, находясь в рамках режима, поступить таким странным образом, что создается впечатление — без руля и без ветрил.

Михаил Соколов: Я имел в виду наоборот, что власти так создают, например, противовес Алексею Навальному. Они так пиарят «Открытую Россию», которая не самая сильная организация.

Валерий Соловей: Для того, чтобы создать противовес Алексею Навальному, власти надо было накачивать Григория Алексеевича Явлинского, Михаила Михайловича Касьянова накачать. В конце концов Мальцев — это несоразмерная, при всем уважении к нему, несоразмерная кандидатура. Надо было власти кого-то из истеблиштарных политиков накачать.

Михаил Соколов: Пустить в Думу?

Валерий Соловей: Абсолютно точно. Одного-двух человек, которые бы сейчас говорили: вот смотрите, нас поддержал народ, общество, нас знают, мы прекрасные кандидаты сейчас на президентских выборах.

Пожалуйста, уже значительная часть тех, кто ориентируется сейчас на Навального, она бы стала чесать затылки и думать: да, конечно, с властью можно говорить, договариваться, власть учитывает наши мнения, поэтому давайте мы их поддержим. Правильно сказали сравнительно недавно, что проблема власти в том, что власть так зачистила оппозиционное поле, то на нем один Алексей Анатольевич Навальный остался, больше никого нет.

Михаил Соколов: У нас на связи Новосибирск, Егор Савин, координатор «Открытой России». 29 апреля будет ваша акция, понесете вы свою петицию в Новосибирске в какое-то царево место?

Егор Савин: В Новосибирске нам не согласовали акцию, поэтому мы решили, что у нас будет одиночный пикет. Человек с ящиком будет стоять, его держать. Все желающие люди будут к нему подходить и опускать в этот ящик письма. Мы напечатали около 10 тысяч писем, больше половины раздали. Поэтому надеемся, что власть не будет нам противодействовать. По крайней мере, в мэрии сказали, что против одиночных пикетов они не против.

Михаил Соколов: Как вы расцениваете последнее решение, давление на вашу организацию, на зарубежные структуры одноименные, сейчас обыск? Зачем власти с вами так воевать вдруг пришлось?

Егор Савин: Я считаю, что это чрезмерное давление, перегнули палку. Не такие уж мы и мощные.

Михаил Соколов: Может быть вы страшные.

Егор Савин: Мы не настолько страшные. Мы не хотим революций, мы об этом заявляем, мы не собираемся жечь покрышки, мы не зовем людей на баррикады. Власть сейчас находится в таком положении, что любые шаги в любой сфере делают им же хуже.

Мы видим, что происходит в экономике, количество протестов растет, причем протесты очень разного спектра. Власть боится концентрации этих протестных настроений, что мы сможем с кем-то договориться, поэтому превентивными мерами пытается выбить активистов, лидеров различных движений, запугать их, чтобы мы продолжали тихо сидеть на диванах и ругаться.

Михаил Соколов: У нас есть возможность показать опрос, который мы провели в городе-герое Москве, поговорили с людьми: . Активисты «Открытой России» идут со своими жалобами и требованиями политическими, чтобы Путин не шел на следующий срок, а с чем бы люди пошли, с какой жалобой к Владимиру Путину. Картина очень благостная, по-моему.

 

​Опрос на улицах Москвы

  • 16x9 Image

    Михаил Соколов

     

    http://www.svoboda.org/a/28455286.html

    =================================================

    Госдума РФ сегодня начнёт процедуру лишения В.Путина президентской неприкосновенности.

    Бастрыкин: В 2016 году СКР возбудил 882 дела за мыслепреступления

    Некая соцсеть назовем ее ОК стала удалять публикации со словом «Надоел»

    Борис Абрамыч

    -Товарищи,предлагаю за коррупцию наказывать,как в Китае.

    -Владимир Владимирович,так там расстреливают.

    -Дмитрий Анатольевич,спокойно.

    А тем временем в сельских клубах России шла другая жизнь.

     

     

0 0 голос
Рейтинг статьи

Последние изменения: 28 апреля 2017 17:04

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Радио

Онлайн радио #radiobells_script_hash

Свежие записи

Рубрики сайта

0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x