Официальный сайт Партии пенсионеров России

Флаг Партии пенсионеров России

Придумано неплохо

Официальная страница ПФР по РХ

Кормилец местных поселенцев

ПФРФ в Абакане

Моя Хакасия

Макет строящегося музея

Славлю трижды, которое будет

Здравствуйте, я ваша партия! Что впереди расстелется - всё позади останется.

Пространство из света

***

Иллюзии мозга. Кого вы видите?
Изображение

***

Коммерсантъ
@kommersant

Сегодня в Москве на Болотной набережной открывается Дом культуры «ГЭС-2» — небывалый по масштабу и амбициям культурный центр с выставочными и киноконцертным залом, мастерскими и студиями для художников, библиотекой и детской площадкой, а также магаз… amp.gs/jYXMw

В Москву включилась «ГЭС-2»

Новый культурный центр начинает работу

Сегодня в Москве на Болотной набережной открывается Дом культуры «ГЭС-2» — небывалый по масштабу и амбициям культурный центр с выставочными и киноконцертным залом, мастерскими и студиями для художников, библиотекой и детской площадкой, а также магазинами, рестораном, пекарней и кафе. Смотрел Игорь Гребельников.

В бывшей электростанции директор фонда V-A-C Тереза Мавика будет вырабатывать энергию современного искусства

Реконструкция бывшей Городской электростанции 1905–1907 годов постройки и ее превращение в Дом культуры «ГЭС-2» решительно выделяется среди всех прочих — как уже состоявшихся, так и анонсированных — адаптаций московских индустриальных зданий под культурные и общественные нужды. Это отличный пример того, насколько эффективным может быть союз крупного бизнесмена и культурной институции — главы компании НОВАТЭК Леонида Михельсона и учрежденного им совместно с Терезой Мавикой фонда V-A-C, занимающегося проектами в области современного искусства.

Безупречно решенное в своей измененной функции здание в центре Москвы, без преувеличения, открывает новую главу как в отношении к потенциалу исторической застройки, так и к современной культуре. Настолько стильна, эстетически безупречна и во всех смыслах дорогостояща эта работа знаменитого итальянского архитектора Ренцо Пьяно. Он — третий участник союза, без которого неполной была бы радость открытия. Дом современной культуры и современного искусства получил благодаря ему свой первый и самый драгоценный экспонат.

Приобретенное в 2014 году господином Михельсоном здание доверили реконструировать архитектору, за которым вообще-то закрепилась слава совсем другого рода — одного из создателей стиля хай-тек в архитектуре, его самая знаменитая музейная постройка — Центр Помпиду в Париже (в соавторстве с Ричардом Роджерсом). Для того чтобы разглядеть в угрюмой заброшенной фабрике пронизанный светом современный дворец, каким бывшая электростанция предстает перед нами сейчас, нужен не только глаз, но и смелость. К тому же архитектору нужно было проявить необходимую тактичность по отношению к работе своего предшественника, ведь речь шла о здании со статусом культурного наследия регионального значения.

В основных чертах оно, конечно, сохранено — со всеми историческими металлическими конструкциями, в том числе спроектированными русским инженерным гением Шуховым, с высокими оконными проемами, 72-метровыми трубами. Даже восстановлена разобранная при строительстве Дома на Набережной колокольня. Но в деталях — никаких заигрываний с мифологией «старых стен». Перед нами уже архитектура не прошлого, а будущего. Здание построено по самым высоким экологическим стандартами (высоченные трубы забирают воздух, который после фильтрации кондиционирует помещение; есть резервуары для дождевой и талой воды, после очистки она используется в системе водоснабжения здания, электроэнергию аккумулируют солнечные батареи), с открытостью городу со всех сторон, с безупречно структурированной внутренней планировкой. Со своими тремя этажами вглубь и столькими же над землей, здание открыто городу, продолжает его, потому и большие открытые залы первого этажа названы Площадью и Проспектом.

Теперь остается только наблюдать за тем, как сумеет использовать этот удивительный подарок фонд V-A-C. Учрежденный в 2009 году, он был нацелен на продвижение русского искусства за рубежом, хотя в последние годы много проектов было осуществлено и в России. Но как бы у нас ни ратовали за современное искусство — а в его орбиту включены государственные и частные музеи, множество фондов, фестивалей, галерей и прочих инициатив,— не так-то легко сделать его привлекательным для многих. В нем, кажется, неистребимым флер элитарности. С очередями на Серова или Врубеля в Третьяковской галерее выставкам совриска не тягаться. Не зря так раздразнила москвичей «Большая глинп №4» Урса Фишера на набережной перед входом.

Скульптура «Большая глина № 4» швейцарского художника Урса Фишера

Скульптура «Большая глина № 4» швейцарского художника Урса Фишера

Фото: Александр Казаков, Коммерсантъ

Может быть, именно поэтому фонд V-A-C, заполучив такое огромное здание в центре Москвы, располагая отличной коллекцией современного и модернистского искусства, открывает там не музей, а «Дом культуры». В выборе такого названия тоже есть вызов. Это воспоминание о тех временах, когда «искусство шло в массы», правда, искусство здесь будет современным. Когда Тереза Мавика говорит, что в этих стенах теперь будет создаваться культура, она это и имеет в виду. Культурная программа «ГЭС-2» спланирована на пять лет вперед — сегодня такого позволить себе не могут даже музеи. А открывается Дом культуры сразу несколькими любопытными выставками, о которых обязательно стоит рассказать, когда пройдет первое впечатление от главной премьеры — нового здания.

Фото: Коммерсант_ Александр Казанов

***

Ренцо Пьяно: я создавал пространство из света

Перед завершением строительства Дома культуры «ГЭС-2» автор проекта итальянский архитектор Ренцо Пьяно поговорил с корреспондентом “Ъ” во Франции Алексеем Тархановым.

Архитектор Ренцо Пьяно

Архитектор Ренцо Пьяно _ Фото: Глеб Леонов / V-A-C

_

— Вы много строите, но очень разборчивы в выборе объектов и заказчиков. Чем вас привлек московский проект?

— Мне всегда нужен хороший партнер, делающий благое дело. Мне важно ощущение того, что мой проект будет интересен городу, востребован, а еще лучше — любим. Мне приятно, если для него выбрано почетное место. Я рад, если это здание служит культуре. В моей истории с «ГЭС-2» все так и было.

— Это ведь не первый музей в списке ваших лучших проектов.

— Музеи — очень благодарная тема для архитектора. Ему приходится создавать в них пространство диалога, активного диалога с искусством. Люди приходят в современные музеи не для того, чтобы чинно смотреть на картины. Они там почти что живут, это место открытых возможностей, словно в современных торговых центрах, куда в последнюю очередь ходят за покупками.

— Вы надеетесь, что москвичи предпочтут культурный центр торговому?

— Одни придут с культурными целями, другие просто так, из любопытства, но ведь на самом деле любопытство — двигатель культуры. Когда я думаю над проектом музея, я не делаю разницы между людьми с разным уровнем образования. Все они имеют право на культуру, пусть они даже понимают ее по-разному. Я мечтаю, чтобы «ГЭС-2» стала не только выставочным и концертным залом, но и просто местом, где ты хорошо себя чувствуешь. Чтобы это сделать, нужно разнообразие пространств, нужно раскрыть здание городу на уровне земли, продолжить его за его стены. В общем, создать условия для того, чтобы красота мира, о которой говорится у Достоевского, сконцентрировалась в этих стенах, как в готическом соборе концентрировалась христианская идея.

— Поэтому вы проектировали «ГЭС-2» как собор с главным нефом и трансептом, который выходит за пределы здания?

— Да, у «ГЭС-2» есть две оси. Трансепт, если использовать ваше сравнение, проходит сквозь здание. Эта ось прикрепляет музей к реке, дает доступ внутрь, пересекает один неф, второй, третий, потом выводит вас в зал под открытым небом, созданный из стены посаженных нами берез. Мы сделали серию планов, как в кино или в театре, семь-восемь разных планов, раскрывающихся по мере движения. Этот проход — не вдоль, а поперек — становится если не главным, то одним из самых интересных способов познакомиться с новым музеем.

— Очень эмоциональный сценарий, тут и вода, и лес, и культура между ними.

— Я думаю, что главное — это помочь почувствовать разнообразие мира — на то и разные образы, возникающие у вас в голове, когда вы проходите это здание насквозь. Так же важны высота и свет, создающие ощущение счастья, свободы и веры в будущее. Если вы меня спросите, каков главный материал, которым я воспользовался для этого здания, так это не камень, не бетон, он здесь уже был, я создавал пространство из света.

— Значит, не зря ваше новое здание уже сравнивают с храмом. А высокие синие трубы — нечто вроде кампанилы, чтобы «ГЭС-2» была видна всем издалека?

— Я сохранил трубы, потому что они были и раньше, а нам надо забирать воздух на достаточной высоте, где он чище. То есть трубы, которые прежде извергали грязный воздух, будут поставлять чистый. Это функция наизнанку. Но символически эти трубы — а я их не зря крашу в синий, который я называю «синий Матисса»,— конечно, кампанила. Архитектура — это ведь не только техника, это еще и игра, удовольствие, мечта. Мне нравится идея, что эти четыре трубы издалека будут всем говорить, что здесь под ними что-то интересное и важное: центр, фабрика, Дом культуры.

***

***

***

***

***

***

***

0 0 голос
Рейтинг статьи

Последние изменения: 4 декабря 2021 06:12

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Свежие записи

Архивы публикаций

Рубрики сайта

0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x