Впервые с той осени, когда немецкие войска стояли под Москвой, закрыты театры и концертные залы, но в остальном жизнь в городе пока еще выглядит нормальнее, чем в других западных столицах. Одни видят в этом доказательство силы России и слабости Запада, другие – самообман и преступную небрежность властей, которая непременно обернется трагедией, и требуют ввести строжайший карантин, как в большинстве государств Европы. Впервые на памяти нескольких поколений ситуация в России не хуже, чем в развитых странах, а привычный сценарий – в случае кошмара здесь укрыться в нормальной стране – не работает: кошмар везде, а укрыться не пустят.

Российское правительство, как и все, стоит перед трудным выбором: спасать пожилых и слабых, критически замедляя экономику, из которой и идут ресурсы, в том числе на медицину, или пренебречь угрозой и рискнуть некоторым числом жизней, чтобы сохранить более-менее привычный уровень экономической активности и потребления. 

Как власти любой другой страны, Владимир Путин хочет победить эпидемию, так, чтобы она нанесла как можно меньше урона населению и экономике. Но Россия и здесь обошлась без ярко выраженных национальных отличий и особого пути.