Официальный сайт Партии пенсионеров России

Флаг Партии пенсионеров России

Придумано неплохо

Официальная страница ПФР по РХ

Кормилец местных поселенцев

ПФРФ в Абакане

Моя Хакасия

Макет строящегося музея

Славлю трижды, которое будет

Здравствуйте, я ваша партия! Что впереди расстелется - всё позади останется.

Немного о важности расположения молодых женщин и московском сепаратизме

Все ищут расположения молодых женщин, включая самих женщин

11.9.2017

Подъем-31.8.17-Фрагмент-5-Высшее-качество.mp3
11.09.2017
40 MB
Продолжительность: 29:28

В ДВИЖЕНИИ

НОВОСТИ

С.ДОРЕНКО: 9 часов 5 минут. Настя, будем много заниматься молодежью в этот раз, потому что молодежь заслужила пристального внимания президента, и в ОНФ появилось молодежное крыло. Насколько я понимаю, на самом создании «Молодежки ОНФ» присутствовали люди из администрации. Таким образом, администрация президента поощряет эти процессы. Эти процессы связаны, конечно, с 26 марта. И не только. Но и с необходимостью некого обновления повестки и так далее. Новые времена, новая молодежь, новые тренды, новое дыхание и так далее.

Настя, мы этим заканчивали предыдущую получасовку — новые времена существуют. Ты думаешь, это не выдумка.

А.ОНОШКО: Да, да.

С.ДОРЕНКО: Действительно, приметы времени есть. Например, десять назад символом успеха была машина, сегодня это уже не так.

А.ОНОШКО: Непонятно, что сегодня, гироскутер — нет.

С.ДОРЕНКО: У меня был один знакомый, который ездил только на Mercedes S-класса. Он покупал разные-разные, все время менял и все время, кстати говоря, выгадывал. Вот только S-класс и всё. Я помню, как он как-то приехал в лес на пикник на S-классе, показывал мне и говорил: смотри, он проезжает и спокойно проезжает. И, действительно, это было удивительно, что он проезжал несмотря на то, что у него был задний привод. Сегодня это кажется уже смешным.

А.ОНОШКО: Да.

С.ДОРЕНКО: Это как-то нелепо. Сегодня ты понимаешь, что точно не это будут провожать глазами молодые женщины.

А.ОНОШКО: Telegram-канал успешный. Вот продал человек «Бывшую» за миллион двести.

С.ДОРЕНКО: А кто определяет успех? Я сам сейчас неожиданно вывел критерий успеха. Признание у молодых женщин, мне кажется, есть в критерии успеха.

А.ОНОШКО: Это у мужчин.

С.ДОРЕНКО: Нет, у женщин тоже. Идея, что женщины ищут благорасположения мужчин, абсолютно серьезно переоценена. Я считаю, что вообще все ищут расположения молодых женщин, включая самих женщин.

А.ОНОШКО: А зачем?

С.ДОРЕНКО: Потому что от мужчин не дождешься оценки. Мужикам-то в общем пофиг. Ты можешь нарядиться, ты можешь провести какие-то процедуры, убрать какие-то морщинки, сделать новую прическу, перекраситься, купить новое платье или, наоборот, не купить новое платье или, наоборот, снять новое платье — мужчина всего этого не заметит вообще никак. Вот если картошка пересолена, он скажет: что-то картошка пересолена, ты что-то какая-то не своя вся. Если ты совсем перестриглась, перекрасилась, он скажет: что-то в тебе изменилось, а черт его знает, что.

Настоящую оценку может дать, действительно серьезное признание дают только молодые женщины всем: собственной матери, собственному мужу, собственной подруге. Оценка подруги важнее, чем оценка мужчины.

А.ОНОШКО: Вы переоцениваете, мне кажется. Кому-то, может, важно.

С.ДОРЕНКО: Не спорь со мной! Если ты будешь спорить со мной, ты будешь растоптана табуном коней.

А.ОНОШКО: Я знаю, табуном подруг молодых, которые мне сейчас начнут писать.

С.ДОРЕНКО: Единственный критерий твоей успешности — это оценка молодых женщин вне зависимости от твоего конкретно пола и вне зависимости от твоей половой ориентации, если даже ты совершенно только ориентирована на мужчин. И если даже ты мужичница (я позволю себе этот термин), интересующаяся мнением только мужчин, тем не менее оценка молодых женщин — это единственное, что существует в мире. Точка.

Дальше продолжаем: эти молодые женщины больше не провожают тебя взглядом, если ты на Mercedes S-класса. Ну, они думают, что там какой-то умирающий от старости богатей с двенадцатью хроническими заболеваниями, которые он непрерывно лечит то в Израиле, то в Германии, то еще где-то. О чем думает молодая женщина?

А.ОНОШКО: Как выйти замуж, больше ни о чем. Нет?

С.ДОРЕНКО: Она думает, как выйти замуж за умирающего богатея. Нет, нет.

А.ОНОШКО: Либо построить карьеру. Тут два варианта направления мысли. Пока не замужем — строишь карьеру.

С.ДОРЕНКО: Я начал вспоминать, о чем думает молодая женщина. Молодая женщина думает о приключениях и путешествиях.

А.ОНОШКО: Исключительно, чтобы повстречать свою любовь, Сергей, не обманывайтесь. Сами по себе приключения с путешествиями — не очень.

С.ДОРЕНКО: Ей нужны впечатления, она готова путешествовать с подружками. Потому что ты мужичница, ты все время сворачиваешь на мужчин! Дорогая моя, угомонись, у тебя трое детей! Никаких мужчин, всё, до свидания! Она может совершенно спокойно путешествовать с подружками, которые оценят ее фигуру на пляже, в отличие от мужчин, кстати, и так далее. Мужчинам лишь бы сунуть! Боже мой, что мужчины оценивают? Она путешествует с подружками и никакие замужества ее не интересуют.

Всех людей интересует признание, и молодежь интересует признание. И мы уже выявили эту формулу. Что ты споришь со мной?! Давай вернемся к ОНФ.

А.ОНОШКО: Давайте.

С.ДОРЕНКО: Спорщица! В пропрезидентском движении Общероссийский народный фронт (я читаю по тексту «Коммерсанта»)…

А.ОНОШКО: Давайте меня выдадим в ОНФ. Подойду я или нет?

С.ДОРЕНКО: В качестве кого?

А.ОНОШКО: В качестве молодого сотрудника.

С.ДОРЕНКО: Спасибо. Тебе уже пора идти в качестве пожилого сотрудника в «Газпром». Заявили о создании молодежного крыла «Молодежка ОНФ», так и называется.

А.ОНОШКО: Название-то какое!

С.ДОРЕНКО: В этом заигрывание, в стиле поздних 70-х. «Молодежка ОНФ» — это типичные 70-е. Мне кажется, что все, кто создал «Молодежку ОНФ» и придумал это название, должны носить длинные отвороты рубашек и обязательно бакенбарды.

А.ОНОШКО: Ла-лала-лала-ла! Ла-лала-лала-ла!

С.ДОРЕНКО: Подывись на дивчину, там есть такое?

А.ОНОШКО: Не знаю, наверное. Я из «Дискотеки аварии» знаю эту вставочку, они использовали это в одном ремиксе.

С.ДОРЕНКО: SMS: «Молодежка ОНФ — это, безусловно, создали люди, у которых мозги были в порядке в 70-е, а потом сломались моментально». «Молодежка ОНФ» — это бакенбарды, безусловно, и длинные воротники на рубашках. Об этом торжественно объявил директор департамента молодежных проектов фронта Игорь Костюкевич, близкий к Сергею Кириенко. Тихо, молчи!

Они будут называться еще «Снегири». Символ их будет снегирь.

А.ОНОШКО: (Поет) Снегири-нигири, тополиный пух, жара, июль, ночи такие лунные… Это же тоже всё в прошлом. «Снегири» есть песня у «Иванушек».

С.ДОРЕНКО: Без мата или с матом, говори мне?

А.ОНОШКО: Без мата.

С.ДОРЕНКО: Найди мне, поставь «Снегири». Теперь молодежное движение Объединенного народного фронта будет «Снегири». Ты пишешь или нет?!

А.ОНОШКО: Найти?

С.ДОРЕНКО: Видео, Yandex.ru. Все время идет на «Яндекс», потому что у нее муж там работает.

А.ОНОШКО: И рекламы не будет сейчас.

С.ДОРЕНКО: Корпоративная солидарность. А чья эта гола жопа? Извини, пожалуйста. Вот у вас на «Яндексе» такая реклама идет. Давай «Снегири», «Иванушки».

А.ОНОШКО: Какая-то 4 минуты 23 секунды длится.

С.ДОРЕНКО: Раньше такие были песни.

А.ОНОШКО: Долгие.

С.ДОРЕНКО: Долгие, бесконечные.

ЗВУЧИТ ПЕСНЯ «Снегири»

С.ДОРЕНКО: Я слышу эту песню впервые в жизни.

А.ОНОШКО: Вам так кажется.

С.ДОРЕНКО: Первый раз в жизни.

А.ОНОШКО: Сейчас затанцуете.

С.ДОРЕНКО: Может быть, я слышал ее в общественном туалете железнодорожного вокзала на станции Одинцово.

А.ОНОШКО: Сейчас водочки заказать, бутерброд со шпротами, красная скатерть, пластиковый стол.

С.ДОРЕНКО: Я как-то зашел в общественный туалет на станции железнодорожного вокзала Одинцово. Это впечатление со мной навсегда.

А.ОНОШКО: Я надеюсь, он был платный, как обычно на вокзалах.

С.ДОРЕНКО: Нет, он не был платный. Но, с другой стороны, у меня не было насморка, поэтому это всегда со мной, и думаю, в этот момент там как раз была эта песня.

ЗВУЧИТ ПЕСНЯ «Снегири»

С.ДОРЕНКО: Вот, пожалуйста, это будет молодежное движение ОНФ.

А.ОНОШКО: Рожденных в 70-80-е годы.

С.ДОРЕНКО: Не рожденных. Те, кому было в 75-м пятнадцать, эту канитель придумали. Я тебе объясню, в чем дело: эту канитель «Снегири», это слово «молодежка» придумала женщина, рожденная в 60-х. Только женщина, рожденная в 60-м году, могла придумать сокращение «молодежка». А знаешь, что такое «молодежка»?

А.ОНОШКО: Это какой-нибудь молодежный отдел в редакции.

С.ДОРЕНКО: Нет, дорогая моя. Это молодежная редакция Центрального телевидения, которую возглавил Сагалаев Эдуард Михайлович, и которая «молодежка» называлась. Ты идешь в «молодежку»?

А.ОНОШКО: Еще «международка» скоро появится.

С.ДОРЕНКО: У нас была ГРИ — главная редакция информации, она так и называлась ГРИ ЦТ, а была «молодежка». И там как раз процветали женщины, рожденные где-то в 45-м году, а потом это всё придумали женщины, рожденные в 60-м году.

А.ОНОШКО: А чем нынешние «Снегири» будут заниматься?

С.ДОРЕНКО: Они будут поддерживать Владимира Владимировича Путина и создавать повестку дня.

А.ОНОШКО: Во!

С.ДОРЕНКО: Внимание! Это важно! Это мы сейчас должны с тобой сделать. Костюкевич рассказал, что он успел порасспрашивать молодых людей в ОНФ, чего они хотят.

А.ОНОШКО: Чего же они хотят? Денег побольше.

С.ДОРЕНКО: На экране замелькали кадры фильма, где разные молодые люди рассказывали о целях в жизни. Чего они хотят — родить хотят они.

А.ОНОШКО: Я поняла! Размножиться, по биологически, в смысле.

С.ДОРЕНКО: Вступить в биологическое воспроизводство.

А.ОНОШКО: Очень правильно. Для этого не нужен ОНФ! Что еще?

С.ДОРЕНКО: Последовательность: родить, завести семью. То есть сначала родить, потом завести семью, потом выучиться на любимую профессию и потом обзавестись любящей семьей.

А.ОНОШКО: Правильно, так все и поступают.

С.ДОРЕНКО: Ровно в этой последовательности. Еще познакомиться с Владимиром Владимировичем Путиным.

А.ОНОШКО: В фильме не постеснялись это вставить.

С.ДОРЕНКО: В фильме поставили — познакомиться с Владимиром Владимировичем Путиным.

А.ОНОШКО: А кто из нас не хотел бы познакомиться?

С.ДОРЕНКО: Любой хотел бы.

А.ОНОШКО: Это правда.

С.ДОРЕНКО: Я хочу сказать, что кроме этого они будут делать баттлы молодежные. Это тоже мы читаем в «Коммерсанте». Новое движение «Снегири» будет проводить молодежные проекты, касающиеся образа будущего, послужит фоном избирательной кампании лидера ОНФ Владимира Путина, а участники проекта станут его доверенными лицами и сборщиками подписей. По сведениям «Коммерсанта», пока в Кремле готовятся к самовыдвижению президента, однако точка в этом вопросе еще не поставлена.

Дальше они будут проводить постоянные баттлы. Я предлагаю сейчас нам провести баттл. Причем, в качестве молодого человека буду выступать я. Ну, хорошо, я могу быть несколько зрелым молодым человеком, а в качестве молодой дамы будешь ты. Или давай пригласим слушателей.

А.ОНОШКО: Давайте.

С.ДОРЕНКО: 73-73-948. Давайте устроим баттл.

А.ОНОШКО: Образ будущего. И, причем, это должен быть баттл, то есть мы будем спорить друг с другом в стихотворной форме, ловя ритм.

С.ДОРЕНКО: Все-таки нет. Единственный человек, который это может сделать, — это ты. Настя реально может, Настя реально сходу слагает.

А.ОНОШКО: Сходу, но у меня не всегда получается, иногда приходится подумать.

С.ДОРЕНКО: «Это очередная ересь, дебаттл». «А Осташку, Алтушку и Кутузу кто придумал?» — говорит 57-й. «Сегодня вы на мотоцикле?» — спрашивает 10-й. Нет, но буду. «А я хочу познакомиться с Сергеем Доренко», — говорит Молдав. Нет, ну зачем, не надо.

Я хочу сказать, что мы сейчас устроим баттл. Будет проведено множество баттлов, и самые молодые люди дадут некую повестку дня, ощущение. Первый мой вопрос тебе и к слушателям, давай проголосуем: нынешняя молодежь действительно серьезно отличается от молодежи 90-х или нулевых?

А.ОНОШКО: Кстати, еще никто не задал рамки пока.

С.ДОРЕНКО: Я тебе задам рамки очень легко — 15-30 — вот тебе и вся молодежь. Ты почувствовала в 30 лет — ты покидаешь молодость?

А.ОНОШКО: Нет еще! Я только сейчас начинаю это чувствовать.

С.ДОРЕНКО: Молодежь — другая, иная. Всё, голосуем. Да, мы чувствуем, что молодежь иная — 134-21-35; нет — 134-21-36. Молодежь иная? Вопрос. Потому что нам говорят, что у молодежи есть иная повестка дня и для нее хочет работать весь политический истеблишмент, не только президент, не только администрация. Мне кажется, что весь политический истеблишмент озабочен сейчас мыслями о молодежи. Молодежь иная, она другая? Она какая? Какая — это мы будем отвечать по телефону. Она иная — 94% сейчас, и голосование едет. 73-73-948. Если вы считаете, что молодежь другая, она действительно изменилась, то вы звоните 134-21-35. 134-21-36 — нет, она не другая, ровно такая же: хотят квартиру и денег, больше ничего. Быть начальниками, квартира и денег, ни черта им больше не надо, Такие же, как мы.

А.ОНОШКО: Мне кажется, это не может поменяться. Человек же обусловлен… животное. Вы знаете, у животных есть гормональное поведение. Например, строительство, животные строят, это обусловлено гормонами.

С.ДОРЕНКО: А у социальных животных?

А.ОНОШКО: То же самое!

С.ДОРЕНКО: Нет. В смысле да, но еще раз я тебя возвращаю к своему главному лозунгу сегодняшнего дня. Социальное животное хочет получить признание, больше ничего.

А.ОНОШКО: Безусловно, да.

С.ДОРЕНКО: Человек хочет получить подтверждение значимости собственной личности, то есть признание в сущности. Человеку нужно признание.

А.ОНОШКО: Конечно.

С.ДОРЕНКО: И мы взяли главную группу, у которой человек хочет получить признание, — это молодые женщины. Человек хочет получить признание, вне зависимости от пола, у молодых женщин. Всё остальное не интересует.

А.ОНОШКО: Это ваша версия.

С.ДОРЕНКО: Не моя версия! Это научная версия! Я только что подвел такой фундамент под эту версию. Я подвел чертов фундамент для чего, для того чтобы Оношко сейчас меня через губу опровергала?

А.ОНОШКО: Я думаю, что общее одобрение должно быть.

С.ДОРЕНКО: Человеку нужно признание.

А.ОНОШКО: Это абсолютно точно, я согласна.

С.ДОРЕНКО: И главная группа, у которой нужно признание, это молодые женщины. Точка. Вне зависимости от твоего пола.

Я  останавливаю это голосование. 73% говорит, что молодежь другая. Опишите мне эту чертову молодежь, она другая, но какая? 73-73-948. Здравствуйте, слушаю вас.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. У меня идея, что она та же самая. Есть отличие: это гаджеты, это смартфоны. И из-за того, что последние 20-30 лет были сытые и поколение войны, которое помнило голод и передавало генетически, оно ушло, молодежь забыла об этом и чувство ответственности, в том числе за свою семью, за родителей, что ты должен работать, делать что-то в огороде, поливать, общественные, внутрисемейные нагрузки…

С.ДОРЕНКО: Сколько вам лет?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сорок.

С.ДОРЕНКО: Те, кто рожден в 60-м году уже плевать хотели на огороды, уже абсолютно не интересовались никакой войной. Интересовались группами Beatles, диск Let It Be в 1972 или 1971 году вышел, Queen II, Doors.

А.ОНОШКО: Огородом начинаешь с возрастом интересоваться.

С.ДОРЕНКО: Никакого вообще не парили никакие старики, хрычи с их войной, вообще ноль.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, это такая прослойка была, 5%. Какой Beatles, если отъехать от Москвы или от крупного города любого…

А.ОНОШКО: Вы что, в пятнадцать лет любили на огороде работать?

С.ДОРЕНКО: Как вас зовут?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Александр.

С.ДОРЕНКО: Александр, я жил за Большим Хингалом — это гряда возвышенностей южнее Хабаровска, на реке Кия. Если ехать от Хабаровска на юг, то пересекаешь Большой Хингал сначала, потом спускаешься к реке Кия и в этой жопе мира я жил и ничего другого, кроме Beatles, Queen II, Doors, Who, Led Zeppelin и так далее, никакого огорода, упаси господи. Меня один раз отправили на огород собрать огурцы, потому что наши соседи уехали в отпуск, и огурцы погибают, я набрал пять штук, сожрал ровно там же, пришел, матери сказал, что огурцов нет. Это единственный мой был поход на огород.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Какой год?

С.ДОРЕНКО: Это наверно 1972-й. Вы пытаетесь приписать предыдущему поколению патриотизм, желание думать о войне и желание работать на огороде, вы ошибаетесь. Предыдущее перед вами поколение в гробу видало всё вышеперечисленное.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я условно сказал про работу на огороде.

С.ДОРЕНКО: Саш, можно я спрошу: а кто убил Советский Союз? Я задал вопрос и тотчас отвечу: люди, рожденные в 60-м убили Советский Союз, потому что они в гробу видали все выше вами перечисленные ценности. Они убили свою страну, они ее ненавидели.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мне кажется, все-таки убило отсутствие преемственности власти.

С.ДОРЕНКО: Зачем же мы убили страну, если мы ее любили, можно спросить? Мы убили страну от большой любви, что ли?

А.ОНОШКО: Нет.

С.ДОРЕНКО: Мы ее ненавидели и презирали. «Это только Москва, это 5%», — говорит Александр. Саша, позвольте сообщить вам, что за Большим Хинганом, где я жил, Хингалом или Хинганом, мне напревать по-настоящему, как зовется эта прекрасная гряда, вся поросшая сплошь коноплей манжурской, но это вовсе не Москва. Это во многих тысячах километрах от Москвы. Все в гробу видали вышеупомянутое и патриотизм, историю, еще и еще. Поверьте мне, поколение, которое любит свою страну, не убивает свою страну, а мы-то ее убили. Ку-ку.

А.ОНОШКО: Потому что построено очень много было на фальши. А сейчас у молодых нет никакой пропаганды. Ну так, российский флат, праздник, периодически что-то всплывает, но они совершенно в другом поле растут.

С.ДОРЕНКО: Поколение циников, которое будет построено целиком на фальши, и которое будет презирать, ему только предстоит взрасти, оно сейчас идет в школу.

А.ОНОШКО: Почему?! Наоборот! У них абсолютно открытый мир, с ними разговаривают психологи без конца. Никто уже практически не бьет своих детей ремнем, как это было в середине XX века, как мне представляется, была норма.

С.ДОРЕНКО: Нового поколения циников не предвидится.

А.ОНОШКО: Наоборот, это будут восторженные абсолютно люди, мне кажется.

С.ДОРЕНКО: Не циники.

А.ОНОШКО: Нет. Цинизм рождается, когда ты понимаешь, что что-то чему-то не соответствует, и ты понимаешь, то, что тебе кажется, не то, что оно есть. И в следующий раз ты глаз прищуриваешь, смотришь и думаешь — ага, я-то всё понял.

С.ДОРЕНКО: Мое поколение знало, что каждое слово, которое нам говорят старшие, — ложь.

А.ОНОШКО: И фальшь.

С.ДОРЕНКО: Причем, жизни как бы две. Одна — это тебе шепотом или вполголоса говорят родители типа «не болтай, но делай вот так», а другая — тебе говорят с официальных трибун и везде-везде в обществе, всегда только ложь.

А.ОНОШКО: Но сейчас-то этого нет.

НОВОСТИ

С.ДОРЕНКО: Мы продолжаем. Я читаю СМИ: стильно, модно, молодежно. Сегодня очень много публикаций, касающихся именно молодежи. Обратите внимание, ни первоклассников. О школьниках тоже довольно много, но о молодежи. Что трендово, что актуально, что культово, что принято у молодежи. Все вдруг стали прислушиваться и это очень хорошо, на самом деле.

«Навальный — проходимец, надо сделать было не хуже…» Условно говоря, люди в политическом мире, манифестируя ненависть к Навальному, тем не менее, озадачены его успехом 26 марта. И будучи озадаченными, они пытаются понять, что сделал он, а чего не сделали они, и как говорить с молодежью, о чем говорить с молодежью. Как будто молодежь вроде бы не слышит. Молодежь на самом деле, мне кажется, на большем значении, чем она его имеет. Потому что такое молодежь, современные подростки — это маленькое поколение, ничтожно маленькое поколение.

А.ОНОШКО: Численно, вы имеете в виду, маленькое.

С.ДОРЕНКО: Численно. Они настолько малы численно, что в общем не обращают на них внимание. По-настоящему важны, интересны люди 30-33 лет сегодня. По-настоящему решать судьбу страны могут люди с 60-го… Давай обратимся к большим поколениям. Какой-нибудь 56-64-й годы рождения — огромное поколение, гигантское. А потом 74-й, 87-й — гигантское поколение. Вот эти интересны. Говорить с теми, кому шестьдесят или под шестьдесят и с теми, кому тридцать. Вот с ними надо разговаривать. Все, в общем, либо где-то рядом должны притулиться, либо про них можно вообще не думать, потому что они не решают, они не трендовое поколение, их мало, они ничтожны. Мне кажется, картина вот такая. То, что политики вдруг увлеклись молодежью, до известной степени ошибочно.

А.ОНОШКО: Хоть их и мало, но они же в тельняшках. Мы же знаем, что молодые люди — они горящие сердца, они могут очень многое сделать за счет своей энергии и убежденности в том, что они делают правильно. Что, собственно, заботит политиков, возьмет Навальный этих глупышей и на их костях и знаменах они будут садиться в регионах за свою волонтерскую, полуэкстремистскую деятельность…

С.ДОРЕНКО: Если позволишь, продолжу. Маленькому поколению почти наверняка обеспечена хорошая карьера. Кому сейчас двадцать, им почти наверняка — хорошая карьера.

А.ОНОШКО: А они это понимают?

С.ДОРЕНКО: Они понимают свою востребованность невероятную. Экономика страны заключается в том, что миллионы, а скоро десятки миллионов выходцев из Средней Азии, будут работать в России, то есть экономика России станет такой спартанской, когда работать будут не граждане. Граждане не будут работать вообще.

А.ОНОШКО: А они будут сидеть управлять.

С.ДОРЕНКО: Они будут управлять миллионами узбеков, таджиков, миллионами киргизов и так далее. Эти люди, которым сейчас двадцать, уже начальники, они родились с папочкой под мышкой. У них уже папочка и у них уже служебная машина. Я тебе объясняю, через десять лет большое поколение 60-го года уйдет, а большое поколение 84-87-го потребуются какие-то первые замы.

А.ОНОШКО: Очень интересная мысль.

С.ДОРЕНКО: Те, кому сейчас 30-33, они будут меганачальниками через десять лет. Им будет 40-43, и они будут меганачальниками, потому что они проводят поколение 60-го года на пенсию благополучно и сядут в начальнические кресла. Значит, им нужны будут всюду какие-то надсмотрщики над таджиками, киргизами и узбеками. И эти надсмотрщики будут дико востребованы, а их почти не будет, потому что там гигантская демографическая яма. И это как раз сегодняшние двадцатилетние. Им сразу BMW 523 и папочка, и охранничек, и водитель уже обеспечены сейчас. Любой двадцатилетний, любой, кому сейчас 17, 18, 19, 20 уже обеспечен начальническим креслом в силу рождения в пустом поколении. Это пустое поколение, людей там нет. А начальники нужны, руководить десятками миллионов узбеков, киргизов и таджиков кто-то должен. Это и будут делать эти дети. Они априори начальники. Поэтому когда сейчас мы пытаемся с ними заигрывать, я может быть здесь подискутирую с теми, кто считает это поколение очень важным. Последнее по-настоящему важное поколение — это ребята, которым 30-33 года, их надо уговаривать, с ними надо говорить, их надо убеждать, их надо увещевать и перед ними надо метать всякие ништяки. Заманивать тех, кому 30-33. Потому что их много, и они голодные, и они жадные до власти, до денег, до всего. И они жадные до правды, они жадные до успеха, они жадные до знаний. Вот с ними надо разговаривать. А с 15-летними разговаривать не о чем.

А.ОНОШКО: Так ведь там успех уже весь разобран. О чем с ними говорить?

С.ДОРЕНКО: С 15-летними разговаривать не о чем, это все равно будущие начальники. Следующее большое поколение придет, когда те, кого 84-87-й родил, в десятые годы, вот сейчас. Дети, рожденные в десятые годы, придут, когда им будет двадцать, в 30-е годы и спросят: ну что, ханурики (скажут они вам, Настя). Нам ничего не скажут, нам они скажут: хороший, хороший, что тебе дать, молочка погреть? А вам они скажут: ханурики, до чего страну довели! В 30-е они вам скажут. Вот с ними надо разговаривать. Но им сейчас пять лет, пять годочков всего, и они еще не знают, что вы ханурики. Не знают, нет. Вот в чем дело. Поэтому эта увлеченность молодежью ошибочна. Но, тем не менее, эта линия будет прослеживаться. Пусть это и неверно, с моей точки зрения. Тем не менее, после 26 марта все будут этим заниматься.

А.ОНОШКО: А как бы вы разговаривали с тридцатилетними, мне просто интересно.

С.ДОРЕНКО: Тридцатилетним я должен сказать, что жизнь их загублена выходцами из 60-х годов.

А.ОНОШКО: Навальный, по-моему, это и говорит.

С.ДОРЕНКО: Навальный детей повел сейчас в крестовый поход. А я считаю, что говорить надо с тридцатилетками. Тридцатилеткам надо сказать, что у них выходов не так много, социальные лифты стоят, экономика деградирует де-факто, прогресс деградирует. Вон чехи нам вчера отказались на «Уралвагонзавод» продать станки. Значит, мы сейчас питаемся прогрессом позавчерашним, купленным у китайцев. То есть мы сейчас вторичны по отношению к Китаю, который (Китай) вторичен по отношению к Западу. То есть мы вторичны по отношению к вторичным, вот что я скажу тридцатилетним.

А.ОНОШКО: И? Это они поняли. И как вы их поведете за собой?

С.ДОРЕНКО: Никуда их не надо вести. Надо им сказать…

А.ОНОШКО: Голосуйте за нас.

С.ДОРЕНКО: Тридцатилетним я должен сказать: вы — большое поколение, у которого всё будущее украло предыдущее большое поколение.

А.ОНОШКО: В застрявшем лифте все сидим.

С.ДОРЕНКО: Вы в застрявшем лифте сидите и гадите себе под ноги. Вся ваша жизнь в этом.

А.ОНОШКО: Мы же говорим о том, что любой, в том числе политик или власть хочет…

С.ДОРЕНКО: Продать горизонт будущего.

А.ОНОШКО: Хочет лайков своей идее либо себе.

С.ДОРЕНКО: Я много раз обращался к тридцатилетним. Главный мой месседж заключается в следующем — у вас нет будущего.

А.ОНОШКО: И все такие — да, да, да. Вы правильно говорите, да, нет будущего

С.ДОРЕНКО: Мы, люди, рожденные в 60-м, убили Советский Союз и мы ограбили наших отцов не для того, чтобы отдать нашим детям. Хрен вам! Вот мой разговор с тридцатилетними. Мы убили страну своих отцов, и мы ограбили наших отцов не для того, чтобы всё отдать вам. Идите в жопу! Вот мой разговор с тридцатилетними. Торжественно, построившись! И мы еще долго будем сидеть у вас на шее, пить вашу кровь замечательную и не давать развиваться. Вот чем мы будем заниматься. Абсолютно верно, товарищи, вы всё правильно поняли. Смекнули? Идите к чертовой матери! Вот что надо сообщить тридцатилетним.

А.ОНОШКО: Сейчас будем жать на кнопку «вызов».

С.ДОРЕНКО: В каком смысле?

А.ОНОШКО: Мы же в лифте сидим.

С.ДОРЕНКО: А, вы будете жать на кнопку вызов. Лифтер я. Мы с вами должны сделать следующее: мы должны устроить баттл. Всё время звонят люди старше шестидесяти. Вот, пожалуйста, Михаил, старше шестидесяти. Михаил, вы старше шестидесяти?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я молод духом.

А.ОНОШКО: Старайтесь говорить в рифму.

С.ДОРЕНКО: Говорите в рифму, тогда будет баттл.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей и Настя, нас не переделать, вообще русских. То, что вы сейчас рисуете эту картину, она из номенклатурных преставлений. Советский Союз убит не какими-то людьми, а представлениями большей части народа о существовании. Советский Союз убила номенклатура, которая родилась уже через два дня после победы в гражданской войне.

С.ДОРЕНКО: Бог с ними, давайте все-таки вернемся в современность.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сегодня, когда вы говорите о папочках, BMW и руководстве армией узбеков, это опять номенклатурное представление о развитии страны.

С.ДОРЕНКО: Никакого другого не будет.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: То, что сегодня происходит, это в чисто виде эманация большевистской системы.

С.ДОРЕНКО: Ну почему большевистской? При Николае I большевизм был, что ли?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: «Давайте говорить о сегодняшнем», говорите, а меня зовете туда.

С.ДОРЕНКО: Хорошо, прошу вас.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сегодня если бы вы побывали в госкорпорации хоть в одной известной…

С.ДОРЕНКО: Любой.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы бы просто удивились. Семейственность тотальная, неэффективность тотальная, только дербанят…

С.ДОРЕНКО: Так это я констатирую. Вот поэтому современные двадцатилетки начальниками в 523 BMW, сделанную в Калининграде, с папочкой, над таджиками, узбеками и киргизами.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: К бюджету возвращаюсь. Вы понимаете, что не над чем начальствовать.

С.ДОРЕНКО: Как это «не над чем»? Недра родят. Говорят, что еще на 29 лет хватит нефти, на 70 лет хватит газа. Зачем же вы?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А мы не говорим о насущном. Мы не говорим о том, что отсутствие политической стороны…

С.ДОРЕНКО: Михаил, извините, я вас не упрекаю. Вы, в сущности, констатировали то же, что и я.

А.ОНОШКО: И не в рифму.

С.ДОРЕНКО: Нет нужды и не в рифму вдобавок. Я считаю, что с двадцатилетними не надо заигрывать, тем не менее, с ними заигрывают. В математике есть такой научный прием, просто будем исходить из того, что с ними надо говорить, с молодежью. Я считаю, что не нужно.

А.ОНОШКО: Всё равно любой разговор с молодежью становится фальшью.

С.ДОРЕНКО: Я считаю, что проблема современной власти — только тридцатилетки.

А.ОНОШКО: Но вам нечего им сказать, кроме того что они застряли в лифте.

С.ДОРЕНКО: Нам нечего им сказать, кроме того что жизнь их погублена. Точка. До свидания, товарищи. Нам нечего им сообщить тридцатилеткам. И что им ничего не отдадим: ни денег, ни власти, ни территории, ничего не отдадим, никогда! А когда отдадим, им будем 55. Идите к чертовой матери! И тогда у них перехватят те, кто в тридцать лет, кому будет двадцать. Их дети тоже их задушат. Вот что такое судьба нынешних тридцатилеток — сначала их душат отцы, потом их начнут душить их собственные дети. Больше ничего они не получат.

Исходим теперь из другого. Исходим из ложного представления, все-таки его возьмем как гипотезу и начнем серьезно с ним работать — что с современной молодежью нужно разговаривать, с теми, кому 15-20, что с ними вообще нужно разговаривать. Предположим это математически, предположим, что это так, хотя это не так. Предположим и начнем разговаривать. О чем? Чего они хотят? Позвоните, пожалуйста, ребята помоложе или те, у кого дети в этом возрасте, и вы можете описать, чего они в сущности хотят. Здравствуйте, слушаю вас.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Поспорить же можно конструктивно чуть-чуть.

С.ДОРЕНКО: Да, нужно.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я просто очень много работают с двадцатилетними, можно сказать, с тысячами, несколько лет.

С.ДОРЕНКО: Им уже даже стало шестьдесят.

А.ОНОШКО: Кем вы работаете?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я руководитель среднего звена в коммерческой компании. Мне 46, я очень много работают с двадцатилетними, восемнадцатилетними.

С.ДОРЕНКО: Чего они хотят?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ой, скажу — больше оптимизма. Не согласен, извините, с вами.

С.ДОРЕНКО: Ну, давайте же, господи!

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну, почему нет будущего? Да есть будущее!

С.ДОРЕНКО: У тридцатилетних нет будущего, у восемнадцатилетних всё будущее на руке лежит, потому что они ничтожно малое поколение, поэтому они будут все до единого начальники.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У тридцатилетних тоже.

С.ДОРЕНКО: Нет.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я видел и тридцатилетних, которым сейчас тридцать и которым было тридцать. Я вам скажу просто, Сергей, если стараться хорошо работать на своем месте, сейчас стало намного лучше, будет лучше, это в наших руках. Что мы с вами всё время причитаем? Вы смотрите на госкорпорации, я согласен, там чаще всего беда, но их все-таки меньше, чем коммерческих компаний, всё равно их меньше.

С.ДОРЕНКО: Скажите мне, что хочет молодежь? Я, кажется, задел за больное всех. Но на самом деле я остаюсь при своем мнении — тридцатилетним власть никто не отдаст и денег никто не отдаст, и корпорации никто не отдаст, вообще никто ничего им не отдаст.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну, не так.

С.ДОРЕНКО: Никак.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Молодежь хочет того же, чего всегда она хочет.

С.ДОРЕНКО: Чего она хочет?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Она хочет расти, развиваться.

С.ДОРЕНКО: Она хочет признания.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы меня перебиваете.

С.ДОРЕНКО: Простите.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Отчасти да. Иногда признание это нормально, что в этом плохого?

С.ДОРЕНКО: Нет, я, наоборот, говорю, что это хорошо.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Главное, здесь не перегнуть. Как мы их направим, сорокалетние, пятидесятилетние, тридцатилетние, шестидесятилетние, какие угодно. Если им говорить хорошие вещи и направлять их в правильную сторону, не по теории, а по практике, — они туда идут.

С.ДОРЕНКО: Вы про восемнадцатилетних расскажите мне. Чего они хотят?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Восемнадцатилетние — это замечательные дети. Они много чего знают.

С.ДОРЕНКО: Чем они от нас отличаются? Чем они от вас отличаются?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: От меня, пожалуй, что только возрастом физическим, я утрированно говорю.

С.ДОРЕНКО: Спасибо. Всё понятно. Человек внутренне не согласен, но у него нет четко сформулированных тезисов.

А.ОНОШКО: Наступают новые времена, новая экономика, есть маленькие блогерши и блогеры, которым 9-13 лет, которые начали свое вещание в этом возрасте, управляются с этими своими маленькими комьюнити, возникает этот Рома Жёлудь, Катя Клэп и прочие Соколовские. Кто там на первом месте? Помните, недавно был рейтинг влиятельных журналистов.

С.ДОРЕНКО: Рейтинг китайских ботов, купленных их папами. Продолжай.

А.ОНОШКО: Нет там никаких пап, в том-то и дело. Они там как раз находят понимание, одобрение и так далее, рождаются новые отрасли, старшее поколение не имеет к ним отношения. Пока там денег больших нет, конечно, потому что это построено на рекламе в интернете пока. И появление биткоинов… Возможно, это всё поменяется.

С.ДОРЕНКО: 73-73-948. Здравствуйте, слушаю вас.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Мне 29 лет.

С.ДОРЕНКО: Вот с вами надо разговаривать, потому что вы серьезные лица, но будут говорить с девятнадцатилетними.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я вам уже разочек звонил… Слушал я вам, слушал еще чуть-чуть свою маму, контраргументировал ей. В итоге в течение этого года, по сути, сформировалось некоторое решение, хоть и не сразу — придется ехать в Америку.

С.ДОРЕНКО: В какое место?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Либо в Нью-Йорке, либо Силиконовую долину. В любом случае, я понимаю, что по своей специальности… Сейчас я зарабатываю 200-250 иногда в месяц, в зависимости от проектов.

С.ДОРЕНКО: До четырех тысяч долларов.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Скажем так, там я могу заработать в 5-7 раз больше, при этом будучи на острие науки и технологий. Здесь я не вижу, что мне предоставят такие… Например, я не планирую на всю жизнь уезжать, мне тут нравится, но я за пять лет заработаю достаточно, порядка миллиона долларов, вернусь и смогу здесь инвестировать.

А.ОНОШКО: А что вы здесь будете делать с миллионом долларов?

С.ДОРЕНКО: Сказать, что произойдет с вами, когда вы заработаете миллион долларов?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну, скажите.

С.ДОРЕНКО: Вам понадобится десять. Сказать, что с вами произойдет, когда вы заработаете десять? Вам понадобится сто.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: (Смеется)

С.ДОРЕНКО: Всегда прибавляйте ровно один ноль.

А.ОНОШКО: Помните Уоррен Баффетт, его деликатно спрашивали на собрании акционеров, когда его не станет, то что будет? А его партнер еще старше его.

С.ДОРЕНКО: Им под восемьдесят обоим.

А.ОНОШКО: Они богатейшие люди планеты.

С.ДОРЕНКО: И что дальше?

А.ОНОШКО: …кто не будет стремиться зарабатывать больше денег, и они считают глупостью золотые парашюты…

С.ДОРЕНКО: Насть, мы сейчас говорим с молодым человеком, ты мне рассказываешь про мумию Баффетта.

А.ОНОШКО: То есть какая-то другая реальность.

С.ДОРЕНКО: Ты мне рассказываешь про мумию Баффетта, прекрати, не надо. Спасибо вам большое за звонок. Ты мне не рассказывай про мумии: что говорят мумии, что говорил Чжуан-цзы. Я могу очень долго цитировать Чжуан-цзы, это не вопрос. Мы говорим сейчас с молодыми людьми. Я считаю, что действующее поколение — это тридцатилетки. Но вся политическая элита России обратилась сейчас к совсем молодым. 17-20 — вот сюда обратилась политическая элита. Отличие в понимании. Я понимаю иначе. Тем не менее, я исхожу сейчас из математического допущения, что с молодыми всё равно надо разговаривать, с семнадцатилетками. Я считаю, что не надо. Они пришли из пустого поколения, и они все начальники уже.  Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей. Мне 24. Я сойду за молодежь?

С.ДОРЕНКО: Да, вы сойдете за молодежь, и вы сойдете за будущую начальницу.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: На самом деле то, что мы хотим (я буду говорить за себя), как мне представляется, первое, что хочет молодежь — это независимость.

С.ДОРЕНКО: Независимость материальная?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Материальная, безусловно. А, второе, почему она стала.., потому что слишком высокий уровень жизни стал, и жить стало просто скучно. Сейчас нужна борьба.

С.ДОРЕНКО: SMS: «Смерть от голода бодрила людей сто лет назад, а теперь бодрить осталось нечему».

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Слишком изначально обеспеченные и люди изначально не знают, куда свою энергию направить, в какое русло. Поэтому это стало таким трендом.

С.ДОРЕНКО: Интересно. Спасибо вам огромное. Мы вернемся к теме.

В ДВИЖЕНИИ

НОВОСТИ

С.ДОРЕНКО: 10 часов 5 минут. Чего хочет молодежь? «Заострите, пожалуйста, внимание. Энтузиастов закатали в асфальт, и по идее шоссе должно было поехать. Но они открыли полосу для автобусов, в районе улицы Буракова все утрамбовываются в две полосы. Такая гигантская пробка будет, пока не отменят полосу для общественного транспорта…» Послушайте, Сергей, а ведь ее не отменят. «…как сделали на Волоколамке, на пересечении с улицей Свободы. Там всё поехало». Вот на Волоколамке, на пересечении с улицей Свободы, сделали для всех полосу общественного транспорта, и там всё поехало, говорит Сергей о благом примере. На самом деле, Сергей, я верю здесь в худшее все-таки.

«23 миллиона нищих и 110 миллионов, которые на черте бедности», — говорит Юрий. «Молодежь — идеалисты, и они хотят справедливости». Сейчас еще один тезис, может быть спорный, я придумал. В чем конфликтность? Конфликтность в том… Я сейчас буду говорить не о тех конформисты, а именно о конформистах. Тридцатилетки — конформисты, понимают, что они не могут устроиться так хорошо, как шестидесятилетние, трудновато, потому что, честно говоря, мир поделен. Страна украдена до вас. Но вы понимаете, что страну украли. И ваше отличие принципиальное от пятнадцатилетних, кроме того что пятнадцатилетних и двадцатилетних очень мало, принципиальное отличие в том, что вы мыслите в тех же паттернах как и воры. Те, кому 55-60 — воры, они украли страну и ее разворовали до вас. Они украли и не делятся. В общем, указывает 55-60-летним на генезис их власти, а генезис основан на разграблении страны. То пятнадцатилетние уже это воспринимают как данность. Произошло привыкание и уже следующее поколение молодежи не считает, что надо отнять что-то у Дерипаски, у Потанина надо что-то отнять. Ничего не надо отнимать. Одним словом, чудесное превращение советского человека в олигарха, происшедшее в 90-е и начале нулевых, на ваших глазах было, и вы это можете презирать и ненавидеть. А те, кому пятнадцать, этого не видели, это уже данность.

А.ОНОШКО: А еще через 50 лет откроют в их виллах музеи, и люди будут ходить и радоваться.

С.ДОРЕНКО: Абсолютно верно. Это принципиальное отличие. Но поскольку они заперты и социальных лифтов мало, то тридцатилетние качают права, упирая на несправедливость и необходимость перераспределения, и несправедливость текущего распределения, которое обидное, то пятнадцатилетки не указывают на несправедливость при распределении и не указывают на необходимость перераспределения. Они пытаются сконструировать в своих головах мир таким образом, чтобы этот мир принадлежал им, был как бы иным. Они ткут иную реальность, понимаешь.

А.ОНОШКО: Да.

С.ДОРЕНКО: Условно говоря, ты существуешь в той же реальности, что шестидесятилетние, где ты понимаешь, если бы у тебя был 1% «Газпрома», то ты была бы богатой женщиной. Понятно, да.

А.ОНОШКО: Ну да.

С.ДОРЕНКО: Ты это понимаешь. А пятнадцатилетний уже даже этого не хочет хотеть. Он не хочет этого хотеть, потому что перераспределение богатства произошло при тебе, просто тебе не обломилось, а пятнадцатилетний воспринимает это уже как историю.

А.ОНОШКО: Может быть, мы станем при начале старых семей, как в Америке.

С.ДОРЕНКО: И тогда пятнадцатилетние придумывают такой мир, где это не важно. Понимаешь, в чем дело. Они говорят: у меня нет Maybach.

А.ОНОШКО: Да и черт с ним!

С.ДОРЕНКО: Тридцатилетний, тридцатипятилетний говорит: у меня нет Maybach, потому что эти гады украли страну и не делятся, но если бы мне дали сейчас 50 миллионов долларов, то я бы наверно купил все-таки Maybach. Так говорит типичный тридцатипятилетний.

А.ОНОШКО: Может быть да.

С.ДОРЕНКО: А двадцатилетний он не хочет Maybach.

А.ОНОШКО: Ни часы, ни яхту, не машину — ничего этого не хочет. Сейчас появилось новое поколение миллиардеров в сфере IT, которые ходят в футболках. Сейчас шутка такая, что в прошлом году Марк Цукерберг получил какую-то прибыль (столько-то миллиардов) и в ответ говорят: теперь он может снять жилье без соседей в Калифорнии. Потому что там всё очень дорого. И вот они ходят в этих футболках, без охраны, без ничего. Это абсолютно новое поколение людей и уважаемых людей. То есть крутой не тот, кто на машине, а крутой тот, у кого свой стартап удачный.

С.ДОРЕНКО: Тридцатилетний очень разбужены мною. Михаил пишет: «Доренко, мы, тридцатилетние, скоро дорвемся до вас». Михаил, вы же понимаете, что я втайне за вас. Не слышите этого по тону? Я для чего вас злю? «Женат, старшему десять, младшему пять, к концу года ждем третьего. Сам начальник отдела. Был выбор — работа на должности директора, тогда никакой семейной жизни, но выбор пал на второе — семейное счастье. Теперь медленными шагами все равно дойду до должности директора», — говорит Адик, которому 32 года. «Да вы сами мыслите как тридцатилетние. Какие яхты? Мы хотим справедливости», — говорит Алекс Викинг. Ну да, наверное.

Слушай меня, пятнадцатилетние создают реальность, где они отменяют правила предыдущих поколений. В чем их главный поинт — они говорят «вообще это не имеет значения». Ребята, понятно, да. Они говорят: мы играем в другую игру. Они говорят: батя, ты в домике (в игре), все уровни преодолел. Па-па-папааа! Ты дошел. Это клёво, я играю в игру. Но твои поинты в твоей игре меня не интересуют, как бы я играю в другую игру.

А.ОНОШКО: На самом деле, в пятнадцать лет возможно мечтать о том, чтобы создать свою нефтяную компанию? Даже те, которые сейчас их возглавляют, в пятнадцать лет об этом не мечтали. Очевидно совершенно, не могли даже об этом подумать.

С.ДОРЕНКО: Наверно.

А.ОНОШКО: Мечты пятнадцатилетних все равно будут всегда отличаться. Они не будут хотеть занять место 60-65-летних, это невозможно по определению, наверное. Никто не хотел генсеком ЦК КПСС стать.

С.ДОРЕНКО: Сегодня хорошая публикация есть в «МК»: «Бонни и Клайд сибирского разлива: история преступлений и любви» о двух совсем детях, совсем молодых.

А.ОНОШКО: Мальчик молодой, а ей уже тридцать.

С.ДОРЕНКО: А девочке тридцать.

А.ОНОШКО: Она, как Эммануэль Макрон, такая же история, он помладше, она постарше.

С.ДОРЕНКО: Ну и что.

А.ОНОШКО: Ей теперь сидеть 15 лет, она выйдет, ей будет 45. Но за ее сердце борются сразу несколько человек. Один омоновец, который ее брал и второй этот заключенный-малолетка, детдомовец, который ее увидел случайно в коридоре на прогулке.

С.ДОРЕНКО: И влюбился.

А.ОНОШКО: Они влюбились. Он даже написал специально жалобу, что она его ударила, чтобы вместе встретиться на разбирательстве. И они ничем не рисковали, поскольку он теперь «подкованный», все законы выучил. Он говорит: мы потом примиримся и всё, а мы с ней рядом посидим на скамеечке.

С.ДОРЕНКО: Ее посадили на 15 лет, она что, убила кого-то?

А.ОНОШКО: Убила не она, она только прыснула баллончиком в лицо человеку, а потом ее муж убил с подельниками, и машину они на запчасти разобрали и продавали. Вот так их нашли. Возлюбленный говорит: она не хотела этого.

С.ДОРЕНКО: А вот этот малыш…

А.ОНОШКО: Даня.

С.ДОРЕНКО: Он интересно рассказывает о своем быте. Он всё время сидел в компьютерных играх, отвлекался от игр в компьютере только для того, чтобы пойти взломать сейф. Он говорит: я медвежатник, но не такой, как все, а я ломаю ломом.

А.ОНОШКО: Грубой силой.

С.ДОРЕНКО: Он говорит: я не умею вскрывать сейфы как положено, щелчки слышать, я только умею тупо ломом ломать. Говорит: я заходил в квартиру, ломал ломом сейф, забирал деньги, какие-то приборы, гаджеты, всё это продавал. — А что ты еще делал по жизни? Он говорит: ничего, я играл в компьютерные игры.

А.ОНОШКО: Он детдомовский, его в семь лет от мамы забрали. Мама вскоре померла.

С.ДОРЕНКО: Он ходил за ресурсом (за деньгами) не для того чтобы делать что-то иное, кроме как играть в компьютерные игры. То есть он ходил, брал ресурс, возвращался снова в компьютерную игру. Потом вдруг голодно или дырки на джинсах, он опять…

А.ОНОШКО: Он в офис опять заходит. А его спрашивают: а не страшно было? Конечно, днем особенно, людей вокруг много, могут заметить, говорил он. Он просто в офисное здание заходил и крал там всё, что попадется.

С.ДОРЕНКО: Я тебе просто говорю, что он уходил в другую реальность всё равно. Он взламывал сейф или обкрадывал офис для того, чтобы вернуться в компьютерную игру!

А.ОНОШКО: Я вам когда-то давно присылала про русских в компьютерных играх. Были наблюдения, эти альтернативные миры  с командами, и люди почему не могут пописать отойти, потому что там битвы постоянно ведутся — если ты отойдешь, то это как с поля боя отойти, по-настоящему. Есть у них какие-то руководители, которые уже не играют, а в Excel-таблицах.., которые переговоры ведут.

С.ДОРЕНКО: Между командами.

А.ОНОШКО: Да. Они якобы говорят, что русские в этом смысле, как игроки, очень хорошие, что если все уже сдались вокруг, русские окопаются в последнем доте и будут биться и поэтому с ними интересно играть.

С.ДОРЕНКО: Неужели если сравнивать с китайцами или японцами, мы все равно круче?

А.ОНОШКО: Мы тоже крутые, да. Хоть и всё проиграли в какой-то игре (я так поняла), это ее была планета, ее полностью заняли, но в каком-то последнем танке сидят последние чуваки и дерутся.

С.ДОРЕНКО: Мы очень упорные. Хорошо. Образ будущего глазами молодых? Здравствуйте. Что за образ будущего они могут представить?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Илья, мне 29 лет.

С.ДОРЕНКО: Я хотел бы образ будущего понять, образ будущего глазами совсем молодых. Вы видите ребят молодых?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, я их вижу. Я контактирую с молодежью, ребята моложе меня лет на пять-семь. Вы знаете, конечно же, существенная разница с моим поколением есть. Эти ребята родились и видят эту жизнь, которая сейчас, более счастливыми глазами, нежели чем мы. Они видят меньше трудностей, меньше негативных факторов.

С.ДОРЕНКО: Меньше несправедливости, потому что они уже при ней рождены, при разделе, а раздел произошел уже.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И поэтому они могут самовыражать свое мнение и не бояться. Это показали даже эти позывы Алексея Навального пойти против власти.

С.ДОРЕНКО: 26 марта.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Всё правильно. И мы видели, как молодые ребята, моложе моего поколения, не боялись и шли выражать свое мнение. Конечно же, разница есть. Я думаю, что они может быть мыслят немного поверхностно, но я думаю, что это все-таки издержки возраста.

С.ДОРЕНКО: Когда мне было шестнадцать, у меня была большая любовь. Это уже была третья моя большая любовь по-настоящему, в шестнадцать. Я говорил своей тогдашней будущей женщине, что она моя будущая жена. Но этого никогда не случилось, я никогда на ней не женился в результате. Но я ей говорил: ты жена будущего министра. То есть в шестнадцать я был точно убежден, потому что у меня папа генерал, а я буду точно министром. А уже через какое-то другое время у меня был другой образ моего будущего — быстро срубить бабла, причем немного, пять или десять миллионов, купить яхту, послать всех к чертовой матери, этот омерзительный мир, этих омерзительных идиотов и на яхте у Кейптауна, где-то в Индийском океане…

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это тренд жизни.

С.ДОРЕНКО: Он поменялся опять. Я уже опять не хочу на яхту.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это в каждом поколении так будет. Потому что Россию нужно прожить здесь всю жизнь. Я уверен, что в моей жизни будут перемены и взгляды на жизнь, в принципе, абсолютно другие через пять лет. У поколения, которое младше меня, будет точно так же. Но они изначально более счастливее, более добрее и более справедливей. И это, я считаю, большим плюсом. Конечно же, большое … сделали их родители, которые поколением старше меня лет на десять-пятнадцать.

С.ДОРЕНКО: Спасибо. Успеха вам во всём. Насть, он меня подтолкнул к интересной мысли. Что если бы я строил образ будущего в разном возрасте, то он был совершенно разный. Я говорил, что я буду министром в шестнадцать, а в тридцать я абсолютно ненавидел всё происходящее и считал, что сейчас время урвать. Коршуны расклевывают мою страну, урвать десяточку. Я тогда считал из 6%, мне пятерки хватало миллионов, если 6% иметь с пяти миллионов. И потом я думал: я покупаю яхту и всё в гробу видал, вообще не хочу, ненавижу всех, это общество, всё, что происходит, ненавижу. Понимаешь, да. Потом поменялось опять. Но я уже никогда не хотел быть министром, вообще никогда.

А.ОНОШКО: А сейчас?

С.ДОРЕНКО: Нет. Я двигаюсь только по пути ветрености. Моя карьер — это путь ветрености.

А.ОНОШКО: А если предложат?

С.ДОРЕНКО: Не-а. Уже нет точно.

А.ОНОШКО: Почему?

С.ДОРЕНКО: Потому что нужно нести ответственность, а мне легче смеяться над действительностью.

А.ОНОШКО: Над несущими ответственность.

С.ДОРЕНКО: А мне легче смеяться. Я уже такой пересмешник, я уже не могу нести ответственность. Юрий Николаевич, ну вы исчезли! Ну что же за Юрий Николаевич такой у нас! Летучий Юрий Николаевич! Ведь он бы сказал сейчас окончательную какую-то правду священную. Юрий Николаевич, наберите. Юрий Николаевич блистательный, прошу вас.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Месяц назад вы проводили голосование, из которого следует, что более 80% слушателей, а я смею утверждать, 100% молодежи хотят жить, как олигархи. Власть понимает, что это невозможно, поэтому возникло молодежное движение ОНФ, чтобы втюхивать из Кремля им ложные ценности, о которых было сказано, — это родить и завести семью. Поэтому у молодежи пути два: либо все ставятся как олигархи, либо другие ценности, но без олигархов.

С.ДОРЕНКО: Спасибо. Юрий Николаевич, я настаиваю на своей точке зрения. Совсем молодые ребята, которым 15-20 лет, понимая, что мир ужасен… Как это сказать. Извините, аннулируется, delete, delete, delete. Эти молодые ребята, понимая, что мир уже поделен, но не чувствуя несправедливости в отличие от тридцатилеток, тридцатипятилеток, сорокалеток, которые понимают несправедливость раздела, они несправедливость раздела не понимают. Они понимают, что нужно придумать новый мир, вообще просто придумать его тот новый мир, в котором они успешны. Они его придумывают.

В то время как Юрий Николаевич блистательный смотрит на олигарха, отъезжающего на Maybach, Юрий Николаевич блистательный думает примерно так же, как олигарх, то есть они в одном паттерне существуют. То есть у Юрия Николаевича нет Maybach, а у олигарха есть, но паттерн, в котором они существуют, успех в их паттерне описан одинаково и так далее.

Мальчик 17 лет подбрасывает кроссовкой свою доску-ролик или на электрическом самокате пропиливает мимо, не видя в упор ни олигарха, ни Юрия Николаевича блистательного. Он его вообще не видит, просто совсем не видит. Он прокатывает на своем электроскутере совершенно в другой реальности, где ни Maybach не нужен, ни Юрий Николаевич не нужен ни разу, никак. То есть они придумывают новый мир. И если мы скажем: каков ваш горизонт будущего, я думаю, они ответят (ты сейчас удивишься), что нам и политика не нужна.

А.ОНОШКО: А устройство общества?

С.ДОРЕНКО: А устройство общества, я тебе скажу, что я говорил со светлыми людьми из высоких кабинетов, в администрации президента с людьми, которые мне сказали, что социология подтверждает существование значимых крупных прослоек совсем молодых ребят, до 25, которые например условились (мальчик и девочка, мужчина и женщина): содружество, не обязательно в браке, содружество подобное браку, живут вместе. Каждый месяц 10% своих средств выделять на благотворительность, из своих небольших зарплат. Ребята до 25 лет, есть значимая прослойка. Если об этом говорят в администрации, значит, люди знают, что говорят. Значимая прослойка людей, которые ежемесячно 10% выделяют на благотворительность. Есть значимая прослойка людей молодых, до 25 лет, которые на выходные уезжают волонтерами во всевозможную «Лизу Алерт» и так далее. Волонтерами едут.

А.ОНОШКО: Это всё досуг.

С.ДОРЕНКО: Их досуг.

А.ОНОШКО: Это к устройству общества имеет, но косвенно отношение.

С.ДОРЕНКО: Имеет отношение. Они сегодня не заинтересованы в выборах, их это не интересует. Посмотрим, их кто-нибудь сумеет заинтересовать или нет. Но их это не интересует, никакие выборы, никакие политики, никакие пиджаки, никакая перхоть на плечах пиджака — вот это всё их не интересует. Они обустраивают общество вокруг себя. Они ходят волонтерами, они выделяют часть зарплаты.

А.ОНОШКО: Но по мере своего роста рабочего, в том числе профессионального, они будут сталкиваться с тем, что общество и экономика устроены не так, как надо бы например, или как где-то могло быть.

С.ДОРЕНКО: Девчонка, которой тридцать, выйдет из тюрьмы в сорок пять. А когда эти дети станут начальниками, тебе будет, Настенька, 55. Всё будет хорошо, только тебе будет 55.

А.ОНОШКО: Да ради бога!

С.ДОРЕНКО: Да ну и что!

А.ОНОШКО: Да конечно!

С.ДОРЕНКО: Да ладно!

А.ОНОШКО: А я буду лисички собирать в лесу в это время.

С.ДОРЕНКО: И чё? И смеяться.

А.ОНОШКО: И смеяться.

С.ДОРЕНКО: 73-73-948. Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Я как раз из тех, кто начал разворовывать страну и продолжаю это делать до сих пор. Защитил диссертацию, вынужден был идти  работать сторожем на склад. Кстати, напарником у меня был Валера Ободзинский, царствие ему небесное. Никакая это была не галстучная фабрика, ну это не важно. На протяжении этих 20 лет вложил в территорию примерно 30 миллионов долларов и сейчас тружусь в немецкой компании и, соответственно, при этом сдаю в аренду то, что я разворовал. В общем-то, примерно тысячи полторы рабочих мест за всё это время, существующих на сегодняшний день, я создал. Как я разговариваю с 20-30-летними.

С.ДОРЕНКО: Разница, с вашей точки зрения.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Разница между ними есть, но между ними есть и много общего — то, что я непрофессионально называю хипстерством. Когда интеллектуальные и деловые импотенты хотя бы для того, чтобы подчеркнуть свою мужественность, стараются почему-то отпускать окладистые бороды.

С.ДОРЕНКО: Это пройдет. Это как бакенбарды в 70-е.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Но форма и содержание, вы знаете, тоже коррелируют достаточно сильно. А разговариваю по-разному. Есть очень толковые ребята, особенно 30-35 лет, которые работают в разных отраслях и, естественно, чему-то они продолжают учиться у меня, но чему-то и я у них учусь. Разговариваем абсолютно на равных, но с некоторой долей … с моей стороны. Потому что я же разворовываю страну. У меня это получилось, а им это не довелось. Есть сорокалетние, которые тоже успели кое-что набрать для себя и насоздавать рабочих мест в разворованной стране. Двадцатилетние — это отдельная тема.

С.ДОРЕНКО: Лучше вам или нет?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Хуже!

С.ДОРЕНКО: Ничего себе приговор! Спасибо.

НОВОСТИ

С.ДОРЕНКО: Медведев говорит: Россия в два раза уступает развитым странам по производительности труда. Время от времени нас пугают этими цифрами. На самом деле, я в отчаянии. Слушайте меня: Россия сильно уступает в производительности труда странам с развитой экономикой, заявил в среду премьер Дмитрий Медведев на президиуме Совета при президенте по стратегическому развитию и приоритетным проектам. Производительность труда по итогам 2015 года в два раза ниже в России, чем в странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Не в Америке, а в странах Организации экономического сотрудничества и развития. Дай мне, пожалуйста, список, кто входит в страны ОЭСР. Сейчас мы прочитаем: Австралия, Австрия, Бельгия, Британия, Венгрия, Германия, Греция, Дания, Израиль, Ирландия, Исландия, Испания, Италия, Канада, Латвия, Люксембург, Мексика, Нидерланды, Новая Зеландия, Норвегия, Польша, Португалия, которую мы никак не догоним, Словакия, Словения, Турция, Финляндия, Франция, Чехия, Чили. Чили — это откуда у нас теперь лосось. Швейцария, Швеция, Эстония, Южная Корея, Япония. В общем, страны не слабые, но здесь же Латвия, обратите внимание.

А.ОНОШКО: Развитый мир плюс какие-то новички.

С.ДОРЕНКО: Латвия, Чили, Чехия, Польша, Португалия, Словакия, Словения, Венгрия— это я говорю о странах, с которыми мы себя мысленно сравниваем сверху вниз.

А.ОНОШКО: По старой памяти.

С.ДОРЕНКО: И Эстония Но, вероятно, ошибочно. Там же и Япония, и Соединенные Штаты Америки. У них есть некая средняя производительность труда. У нас в два раза хуже. Притом в этих странах люди работают 1750 часов. Я посчитаю быстренько что это значит с точки зрения калькулятора. Мы 250 дней работаем в году без праздников. У нас 50 недель по пять дней — 250 дней, пусть 240. Значит, мы попробуем 1750 часов разделить на 240. Все-таки праздников там набегает сколько-то. Получается, что 7,5 часов они там работают. Теперь мы разделим то же самое: мы возьмем 2000 часов (русское время) разделить на те же самые 240, равно 8,5 часов. Страны ОЭСР работают по 7,5 часов и имеют в два раза выше производительность труда; русские работают по 8,5 часов в сутки, имеют в 2 раза меньше производительность труда. Это удивительно и обидно.

А.ОНОШКО: Это же вопрос к организации.

С.ДОРЕНКО: Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Сергей, вы неправильно всё считаете.

С.ДОРЕНКО: Мы неправильно. Ну давайте и премьеру заодно подскажем.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете выручку своей радиостанции? Годовую выручку вы знаете?

С.ДОРЕНКО: Ну да, с горечью знаю.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Разделите на количество сотрудников, получите цифру — выработку на одного сотрудника в год. Вот так надо считать, выработку на одного сотрудника в год. Когда у меня был ресторан, то ресторан был более производителен, чем вся металлургическая отрасль черная и 70% от цветной металлургии России. Выработка на одного рабочего в год, считается таким образом.

С.ДОРЕНКО: Дело в том, что есть черная металлургия в Великобритании, есть черная металлургия в Америке, она есть.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Наши цифры сравнимы, плюс-минус 5%. Выработка на одного работающего в черной металлургии в Великобритании и в США.

С.ДОРЕНКО: И в России.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Минус 5%. Это можно проверить.

С.ДОРЕНКО: А тогда за счет чего набегает наше отставание?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Наше отставание набегает за счет всех остальных вещей, типа социальной сферы и так далее.

С.ДОРЕНКО: То есть вы считаете, что обижаться не следует, это нормально и хорошо, их надо догонять.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, мы должны догонять, потому что еще Леонид Ильич Брежнев на 25-м съезде КПСС сказал, что мы отстаем по производительности труда, а по темпам роста производительности труда мы догоняем Америку, и наша производительность труда 68,7 от американской. Я думаю, сейчас стало хуже.

С.ДОРЕНКО: А затем господин Горбачев…

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: …мы его не обсуждаем.

С.ДОРЕНКО: Он сказал, что если мы не поднимем производительность труда в рамках ускорения, мы к 2000 году получим второразрядную страну.

С.ДОРЕНКО: Я не помню. А Леонид Ильич на 25-м съезде сказал 68,7.

С.ДОРЕНКО: Мы сейчас всех потрясем знанием. В марте было два пленума в 1985 году, как вы помните.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, да, конечно!

С.ДОРЕНКО: А в октябре был один пленум. Мне кажется, что он на октябрьском это сказал, октябрьском 85-го пленуме ЦК КПСС. Он сказал, что если мы не поднимем производительность, то мы будем второразрядной страной. И вот не знаю, пророчество Горбачева сбылось или нет. Мы стали второразрядной страной или нет?

А.ОНОШКО: Сложно сказать.

С.ДОРЕНКО: У нас проблема с производительностью. Мы все время работаем, мы работаем больше, чем западные люди. При этом я человек, с точки зрения русских, не очень бедный, я встречаюсь на отдыхе в одном кластере с рабочим из Бельгии и из Голландии. Он сталелитейщик из Нидерландов отдыхает со мной в одном кластере, так же как я.

А.ОНОШКО: А наших сталелитейщиков вы там не встречали?

С.ДОРЕНКО: Нет, не встречаю сталелитейщиков. Прямо подхожу ко всем и говорю «русиш фирштейн, сталелитейщик ес», он говорит «нет, не сталелитейщик». Ни одного сталелитейщика не встречаю, не поверишь. Вот так, дорогая.

Зато я встречаю публикации в русской прессе на прошлой неделе о торжественном, с шариками синими и белыми и с разрезанием ленточки — открытие на улице Шпалерной или Шпаловой в Томске водяной колонки. Водяная колонка была открыта в городе Томске, 500 тысяч человек населения, старинный город и всё на свете. Открыли водяную колонку на улице. И потом было разъяснение, что ни одну, вы ж не подумайте, их пять открыли. Но ленточку разрезали у одной, а всего колонок открыли пять. И теперь вся улица Шпаловая или Шпалерная с ведрами на колонку по водичку ходят, чтобы умыться.

А.ОНОШКО: А могли бы в это время работать, вместо того чтобы за водой ходить.

С.ДОРЕНКО: Вот кровопийцы.

Еще одну вещь и перейдем к детям. Перейдем к детям, потому что я знаю, как ты собираешь детей. Скажи, мне пойти все-таки в школу или нет?

А.ОНОШКО: Лучше оставайтесь в студии.

С.ДОРЕНКО: Такое решение меня не устраивает. Завтра ребенок у меня, дочь, семь лет, идет впервые в первый класс, а батя не может, потому что в эфире он работает. Так что, это правильно? Нет, неправильно.

А.ОНОШКО: Почему?

С.ДОРЕНКО: Не правильно, надо сходить. Ты идешь!

А.ОНОШКО: Вы когда ходили, вам было важно, чтобы вас мама и папа провожали? Вам все равно было уже тогда, я уверена!

С.ДОРЕНКО: Нет. В первом классе тебе не нужны ни мама, ни папа, тебя настолько столбняк берет от новой атмосферы, от новой обстановки, ты даже забываешь, как тебя звать. А мама как бы есть рядом, но это как некий гарант надежности.

А.ОНОШКО: Тебя же строят и уводят, потом мамы нет рядом.

С.ДОРЕНКО: Да, построили и увели. Но потом, когда дети будут глядеть фотокарточки, фотографии в собственном смартфоне, а где на фотографиях наш папа? А папа ходил языком как пропеллером работать на радио. Может, мне сходить все-таки. Завтра сделаем так, я сейчас придумал умное.

А.ОНОШКО: А кто будет работать?

С.ДОРЕНКО: Сейчас я тебе умное придумаю, а ты одобри. Ты же не придешь, гадюка!

Последние изменения: 11 сентября 2017 12:09

Свежие записи

Архивы публикаций

Рубрики сайта