Официальный сайт Партии пенсионеров России

Флаг Партии пенсионеров России

Придумано неплохо

Официальная страница ПФР по РХ

Кормилец местных поселенцев

ПФРФ в Абакане

Моя Хакасия

Макет строящегося музея

Славлю трижды, которое будет

Здравствуйте, я ваша партия! Что впереди расстелется - всё позади останется.

«Маразм крепчает, репрессии ужесточаются»

«Маразм крепчает, репрессии ужесточаются»

27.4.2017

Галина Сидорова

Галина Сидорова

В Йошкар-Оле неизвестные минувшей ночью совершили серию провокаций в отношении одного из руководителей Школы журналистских расследований Галины Сидоровой, пытаясь сорвать проведение семинара с представителями местной прессы. О провокациях в Йошкар-Оле сообщил на своей странице в «Фейсбуке» второй руководитель школы Григорий Пасько: «Очередная школа расследовательской журналистики – на этот раз в Йошкар-Оле – оказалась под угрозой закрытия».

Полиция выясняет подробности происшествия. Дом, в котором проходит Школа расследований, был оборудован видеокамерами. Ранее уже были попытки сорвать семинары Школы расследований в Петрозаводске, Нижневартовске, Томске, Подмосковье, Москве, Сыктывкаре, Ульяновске. Журналистам угрожали, отказывали в аренде помещений, эвакуировали после анонимных звонков о заложенной бомбе. 27 сентября 2016 года после лекции школы в Барнауле ее руководитель Григорий Пасько был избит неизвестными.

Галина Сидорова рассказала Радио Свобода о том, что примерно в два часа ночи неизвестные разбили окно на первом этаже частного гостевого дома, где проходили занятия Школы расследований. Позже под окном обнаружили мертвую крысу. По словам Сидоровой, накануне утром, когда она заходила в гостевой дом, проходивший по улице молодой человек бросил ей в спину пластиковую банку с зеленкой:

«  Молодой человек молча вылил на меня зеленку и убежал

– Такие школы мы проводим в регионах уже последние несколько лет. В последнее время, с тех пор как нас объявили иностранными агентами, нас стали всячески прессовать. Что касается последнего случая. Фонд защиты гласности и наше содружество журналистов-расследователей фонда «19/29» пытались проводить журналистские расследования в Йошкар-Оле. В первый же день, когда приехал мой коллега Игорь Корольков, в здании, где мы все это проводили, прямо во время того, как все должно было начаться, полностью отключили электричество. Соответственно, невозможно было включить компьютеры и другую технику. И одновременно отключилась вся сигнализация, которой оборудован этот гостевой дом. На следующий день была моя очередь. Первое, что произошло: буквально на пороге этого дома у калитки прятался молодой человек с банкой зеленки, он вылил эту зеленку на меня молча и убежал. Мы в тот момент не обратились в полицию, примерно представляя, что нам там скажут. Может быть, напрасно, что сразу не обратились.

– Что произошло дальше?

«  Трехслойный стеклопакет разбит, а под окном валяется дохлая крыса

– Вчера у нас проходили, как и планировалось, занятия. И вечером мы уже оставались в этом доме, я и коллега, наш партнер, который здесь нам помогает организовывать эти занятия. И где-то в 2 часа ночи мы услышали, что подъехала машина. Раздался жуткий звук битого стекла. Естественно, было не очень приятно, так как это малонаселенный район. И когда мы спустились вниз посмотреть, что там нас ждет, оказалось, что трехслойный стеклопакет разбит, а под окном валяется дохлая крыса. Причем эту крысу товарищи не удосужились отловить, бедная домашняя крыса погибла за расследовательскую журналистику. Там же валялась и банка зеленки, как фирменный знак этих отморозков.

– Вы полицию вызвали?

Эти отморозки появились там неслучайно

– После этого мы, естественно, вызвали полицию. Полиция приняла все наши заявления, послушала все наши объяснения. Собственно, сегодня я планирую продолжить работу. Не знаю, как это все будет дальше происходить, но сдаваться мы не хотим. Мое ощущение, что, конечно, это все неслучайно. И дело здесь не в отморозках, которые чувствуют себя, к сожалению, очень свободно в ситуации, когда власти так относятся к независимой журналистике, независимой прессе. Они абсолютно неслучайно там появились. Я думаю, что наши спецслужбы не оставляют нашу деятельность без внимания уже последние несколько лет. Во всяком случае, после того как началась агрессия в Украине, явно произошло усиление такого вот давления по разным направлениям. Так что все эти происшествия, запугивание, которое происходит, оно, конечно, происходит с ведома московской власти, прежде всего, российских спецслужб. Потому что, судя по тому, что эти люди знают, где нас ждать, телефоны прослушиваются, видимо, мы, что называется, находимся под колпаком. Абсолютно для нас это не является какой-то новостью. Это лишний раз доказывает то, что происходит у нас сейчас в стране с независимой прессой, с гражданским обществом, с оппозицией. Это все звенья одной цепи, – считает Галина Сидорова.

В 2001 году один из основателей Школы расследовательской журналистики Григорий Пасько был осужден на четыре года лишения свободы по обвинению в шпионаже. В 2003-м он был условно-досрочно освобожден. Сейчас он работает в зарегистрированном в Чехии фонде «Содружество журналистов-расследователей – Фонд 19/29», который организует журналистские школы в России. Вот что он думает о перспективах расследования нападения на Галину Сидорову:

«  Полиции дана команда не расследовать эти дела

– Мы ничего не в состоянии предпринимать в условиях того режима, который сейчас существует в РФ. Если даже мы создадим, что маловероятно, отряды самообороны, то нас найдут и посадят быстрее, чем этих бандитов, которые нападают на нас в течение двух лет по всей России. Ни одного случая не доведено до суда и до уголовного наказания по всем фактам заминирования якобы помещений, облития зеленкой, избиений и т. д. Ни по одному случаю, начиная с Людмилы Улицкой, Алексея Навального, Ильи Варламова. Такое было и со мной, теперь произошло с Галиной Сидоровой. Ни одного случая полиция не расследовала и не довела до конца. А это значит, что полиции дана команда не расследовать эти дела и не доводить до конца, потому что в большинстве этих случаев по 200–300 свидетелей по 3–4 видеокамеры, которые все это записывают. И найти этих людей – это дело 2–3 часов. Поэтому это осуществляется по приказу свыше, скорее всего, нодовцами, их руками, тупыми ручонками, но под кураторством ФСБ.

Журналист Григорий Пасько

Журналист Григорий Пасько

– Это ведь не первое нападение на сотрудников, на слушателей Школы журналистских расследований… Чем вы так опасны? За что вас так ненавидят власти?

«  Властям ненавистен сам жанр «расследовательская журналистика»

– Обидно как раз то, что мы опасности не представляем. Я понимаю, если бы мы представляли какую-то опасность для городской власти. Если бы мы, сами преподаватели, проводили расследование. Мы уже мало этим занимаемся, честно говоря. В основном публицистика, какие-то образовательные проекты и так далее. Но, видимо, властям ненавистен сам жанр, который называется «расследовательская журналистика». И они до такой степени ее не любят, что пытаются запретить этот жанр в самом зародыше. Кстати, примечательный факт – практически ни в одном вузе России, где есть факультеты журналистики, жанр расследовательской журналистики не преподается. На всю страну я насчитал штук 5–6. Даже в МГУ, где я преподавал пять лет, и то Вартанова закрыла этот спецкурс.

– Каков сейчас юридический статус вашей Школы журналистики, кто ее финансирует, что она из себя представляет? Что из себя представляет ваш проект, который так ненавидят власти?

– Наш проект длился с 2011 года, когда это был Фонд поддержки расследовательской журналистики. Буквально через пару лет нас в числе первых признали иностранными агентами. И мы сами пришли в суд и сказали, чтобы этот фонд ликвидировали, потому что в эти игры с властями я играть не собираюсь. Бесконечные штрафы (раз в два месяца), бесконечные придирки и так далее. Мы закрыли этот фонд и открыли фонд, зарегистрировав его в Праге. Называется он также «Фонд 19/29 – Содружество журналистов расследователей». Источники финансирования абсолютно разные, вплоть до того, что частные лица финансируют, сами журналисты и плюс те организации, которые пока еще не входят в список нежелательных организаций РФ.

– Какие, например, если можно их назвать?

– Нет, конечно же, нельзя. Организация чешская. И все, что касается финансирования чешской организации, я готов в Чехии рассказать всем, кому это интересно, но не в России.

– Каким вам видится будущее Школы журналистики в современной России? Дадут ли вам работать, в конце концов? Или нападения будут продолжаться?

 « Маразм крепчает, репрессии ужесточаются

– Я думаю, что не просто будут продолжаться. Этот маразм будет усиливаться. Маразм крепчает, репрессии ужесточаются. И чем ближе будут выборы 2018 года, тем хуже будет. А до 1924 года, я думаю, перспектив вообще нет ни у кого и никаких ни с расследовательской журналистикой, ни с оппозиционной политикой, ни вообще со свободной политикой, я уж не говорю про цензуру в интернете и так далее.

– Тем не менее, после тюремного срока, нападений, избиения вы ведь не уехали из страны. Вы остаетесь в России, продолжаете здесь работать… Почему?

– Мой давний друг Аркадий Бабченко, с которым я недавно общался, тоже задавал мне этот вопрос – какого хрена я до сих пор в России? Я, если честно, не знаю, как на него ответить, – говорит Григорий Пасько.

0 0 голос
Рейтинг статьи

Последние изменения: 28 апреля 2017 05:04

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Радио

Онлайн радио #radiobells_script_hash

Свежие записи

Рубрики сайта

0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x