Официальный сайт Партии пенсионеров России

Флаг Партии пенсионеров России

Придумано неплохо

Официальная страница ПФР по РХ

Кормилец местных поселенцев

ПФРФ в Абакане

Моя Хакасия

Макет строящегося музея

Славлю трижды, которое будет

Здравствуйте, я ваша партия! Что впереди расстелется - всё позади останется.

Какие элиты могут быть за Навального? Он взял 27% в Москве

К Навальному нужно серьёзнее относиться. Уже разговаривает как авторитарный правитель.

14.12.2016

navlnyj-platon-eto-korrupciya

dorenko-podyom

С.ДОРЕНКО: По Навальному. Навальный выдвинулся. И еще один человек выдвинулся. Выдвинулось два. К Навальному нужно серьезнее относиться, естественно, поскольку он взял 27 процентов в Москве, это серьезно, на самом деле. И надо сказать, что мы по России все равно не прочим ему никакого будущего, я не вижу будущего Навального никакого.

Э.ХАСАНШИНА: Может быть, через срок?

С.ДОРЕНКО: Не знаю. Кто-то мне кинул, вот, Илья, спасибо большое, кинул мне человека, советник главы подмосковной Балашихи, тоже выдвинулся. Ну, это так, мне кажется, тролль.

Э.ХАСАНШИНА: А как зовут?

С.ДОРЕНКО: Плевать, как его зовут.

Э.ХАСАНШИНА: Интересно. Может, это великий будущий оратор.

С.ДОРЕНКО: Это тролль просто. Смысл в чем. Навальный выдвинулся. И в этом идея его, что он дождется, что все-таки будет какое-то давление, народ заставит Кремль снять уголовные дела, уголовные преследования и все на свете, и Навальный покажет, что он политик номер два в стране. Ведь важно что? Навальный понимает, что его не выберут. Давай серьезно. Мы с тобой сидим с Навальным как будто, мы как будто штаб. Алеша с нами и Женечка Альбац пусть тоже с нами. И мы советуем Леше. Говорим: Леш, в 18-м году ты не побеждаешь никак. Ну, не побеждаешь и все. Это же не шутка, что рейтинг Путина и все на свете, это невозможно.

Э.ХАСАНШИНА: Конечно. Потому что одно дело это проценты в Москве, другое дело по России, это совсем другая аудитория.

С.ДОРЕНКО: Надо признать тоже очень важную вещь в России. Что Россия — страна элитарных групп, в которых мнение народа значит… близко к нулю. Это правда. Какие элиты могут быть за Лешу Навального? Просто спрашиваю. Перечислим. Армия, спецслужбы, все, включая МВД, Росгвардию и так далее, это номер два. Дальше. Чиновники. Причем разделим их на федеральных и местных. Священничество всевозможное. Ну, мы уже привыкли, что они элита, потому что они могут пояс Богородицы привезти и устроить шухер.

Э.ХАСАНШИНА: И пока нет, нет, нет.

С.ДОРЕНКО: Пока никто не за Навального. Большой бизнес. Уровень Потанин, Прохоров, «Северсталь» какая-нибудь. Нет, ни фига. Пока тоже нет. Безусловно, элита, простите меня, пожалуйста, все, кому не нравится, идите повесьтесь, — журналисты. Я перечислил шесть очевидных элит. Ученые не входят в элиты. Всем плевать на ученых. Ученый подойдет, я посморкаюсь ему, у меня как раз нос заложило, в пиджак. Ученые не элита.  

Э.ХАСАНШИНА: Журналисты могут быть за него. Конечно, не основная масса.

С.ДОРЕНКО: Нет. Журналистики у нас, основанной на…

Э.ХАСАНШИНА: Журналисты любят разнообразие.

С.ДОРЕНКО: У журналистов все время есть такое чувство, что им помазали горчицей одно место. Но с другой стороны, озорничать не получится, потому что большая пресса принадлежит не журналистам. Таким образом, мы обнаруживаем, что элит за Лешу нет. Мы говорим: Леш, за тебя ни одна элита не вступится, ноль. Это мы говорим ему. Дальше мы говорим: Леш, но если ты придешь вторым, а это реальная задача, к тебе подойдут немедленно чуваки из большого бизнеса. Железно подойдут. К тебе придут люди из региональных элит. Кто-то начнет иногда делать вид, что случайно с тобой встретился в разных местах, и приветливо улыбаться, если придешь вторым. В основном регионалы-националы, потому что они более независимые в этом смысле. Не русские регионы, а какие-то национальные. Типа, привет – привет, чего-то такое. Кто еще подойдет к Леше, если Леша придет вторым? Давай подумаем. Посмотри, сколько ему лет. 36-37? И ждет ли он 24-го года, а на самом деле, не 24-го, а 30-го. 76-го он, да? Парню 40. Значит, он ждет, не вопрос. Ему будет на этих выборах 42, на следующих ему будет 48, в 24-м, а в 30-м году ему будет 54. Нормальный возраст, очень хороший. То есть у Леши задача какая — стать разговоропригодным. Для этого на него должен перстом указать Кремль. А если Кремль его допустит до выборов, это и будет указание перстом, сущностно, поймите меня правильно. Если Кремль пускает его на выборы, то все начинают чесать репу, это чего и почему? Почему — понятно, Кремль хочет обеспечить конкурентную победу Путина. На следующего политика Путина, может  быть, плевать. Во всяком случае, не в такой степени это его заботит, как собственные выборы. Собственные выборы Путина при действующей большой оппозиции хороши.  

Э.ХАСАНШИНА: Да, в глазах мировой общественности они будут легитимными.

С.ДОРЕНКО: Да. Мы скажем: Леш, тебя могут пустить на выборы с целью обеспечения красоты выборов, красоты эстетической.

Э.ХАСАНШИНА: Он очень подходит под западный идеал.

С.ДОРЕНКО: А если тебя пустят, Леша, то это будет означать для элит, что в тебя играют. Если в тебя играют, то к тебе можно подходить и с тобой разговаривать. Если ты придешь номером два, железно люди начнут думать про 24 год. У нас номер два, мы садимся и думаем. Мы с тобой теперь уже не лешина команда, а мы с тобой команда какая-то такая демиургов всемирного масштаба, масонская лига. У нас есть Дюмин, сидит на Туле, верный человек, все нормально, верный путинец. И есть Леша Навальный, весь такой якобы прогрессивный, на самом деле, можно я правду скажу, абсолютно вождистский вождь, который будет полубезумным вождем, который отдалит страну от демократии существенно. Это Леша Навальный. Ну, просто чтобы вы понимали.

Э.ХАСАНШИНА: Думаете, он авторитарен?

С.ДОРЕНКО: Конечно. Посмотри, как он ведет себя со всеми остальными демократами, не побоюсь этого слова.

Э.ХАСАНШИНА: Потому что они неправильные демократы.

С.ДОРЕНКО: Я умоляю! При Леше вспомним Ельцина, если Леша вдруг… Самодур, тоталитарный абсолютно, с криками «хочу и все», рокировочка. Будет так.

Э.ХАСАНШИНА: У него есть некое амплуа, которое, скорее всего, будет мешать ему в этом.

С.ДОРЕНКО: Не пискнешь при Навальном. У меня же была эпоха… я сейчас его не зову, откровенно говорю, я его не зову на радио. Но была эпоха на прежней станции, когда он ходил к нам. А потом перестал. И мы его какое-то время звали, ну, месяцы. Не дни, а месяцы. Он не ходил. Почему? Он ходит только в подготовленные места. Поскольку он невероятно собой дорожит, он ходит только в политтехнологически подготовленные места, только к своим, только к заряженным. Он абсолютно тоталитарен, еще будучи оппозиционером. Он боится открытой дискуссии, он боится отвечать на вопросы, когда он был нацистом. В старое время он же был нацистом и против всяких чурок выступал и так далее. То есть он был адский нацист. Он боится вопросов в принципе. Он лавирует между своим нацистским прошлым, националистическим, я не знаю, каким, и американским будущим. Ему тяжеловато. Он абсолютно тоталитарен и авторитарен. Посмотри, как он говорит с Касьяновым. Посмотри, как он говорит со всеми. С Яшиным, со всеми своими якобы союзниками.

Э.ХАСАНШИНА: Президенты тоже всегда обычно приходят в подготовленные места.

С.ДОРЕНКО: Да он не президент никакой! Он еще не президент, а уже разговаривает со всеми, как авторитарный правитель.

Э.ХАСАНШИНА: Я согласна. Политик должен уметь держать удар.

С.ДОРЕНКО: Здесь и удар, и вообще разговаривать с людьми. Он не хочет разговаривать с людьми. Ты должен пасть перед ним и сказать «Аве, Цезарь», «Здравствуй, Леша».

Э.ХАСАНШИНА: Зато он проводит квартирники, он близок к народу, к молодым…

С.ДОРЕНКО: Аве, Леша. Пасть ниц, поцеловать землю и сказать «Аве, Леша», все. Я его знаю по делам его, вот так. Я его не знаю по каким-то тайным делам, не наплевать на его тайные дела. Он живет в Марьине, действительно. Но на всю кампанию мэрскую московскую он жил в Сколкове, куда его возили под охраной в машинах хороших и так далее. Вот кто его в Сколково поселил, можно вопрос? Почему он жил в Сколкове в особняке охраняемом? Почему, как вы думаете?

Э.ХАСАНШИНА: Почему?

С.ДОРЕНКО: Не знаю. Кто-то из элит его возил, все делал. Почему для него Собянин подписи собирал, не знаешь? У него же подписей не хватало, ему Собянин собрал подписи.

Э.ХАСАНШИНА: Был уверен, что выиграет.

С.ДОРЕНКО: Ну, хорошо. У меня все равно это вызывает некоторую подозрительность. Здравствуйте, слушаю вас.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы не могли бы предложить проголосовать слушателям по поводу выборов Навального. Извините за такое предложение.

С.ДОРЕНКО: Нет, не хочу просто. Спасибо. Давайте продолжим разговор. Он не на выборах, я не хочу. Мне кажется, это голосование провокационное, а главное, у меня есть моя личная позиция. Моя личная позиция мне в этом мешает.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я вас понял. Но все-таки у вас есть некий уклон против Навального.

С.ДОРЕНКО: Уклон есть, я пытаюсь его объяснить. Я хочу для страны… я помню суверенную демократию Суркова и Путина. В чем она выражалась — в том, что в демократии народ зреет, там главная мысль была, что нельзя обрушивать демократию силой оружия. Хотя, как мы знаем, на Германию и Японию демократию обрушили силой оружия, и неплохо получилось. А в других странах не получилось. Поэтому народ должен дозреть до демократии. Но я считаю, что Навальный после Путина, безусловно, более авторитарным будет правителем по тому, как он ведет себя. Гораздо более авторитарным. Русские, народ-ребенок, будут еще большим ребенком при Навальном. Я так думаю, я в этом уверен. Я надеюсь, можно я скажу, как я вижу мою страну, мою любимую страну? Я верю, что моя страна постепенно прекратит вымывать кадры через эмиграцию, о чем мы говорили вначале. Прекратит вымывать кадры. Я верю, что моя страна город за городом потихонечку станет более культурной. Я верю, что моя страна станет менее патерналистской, она будет более коммуницировать горизонтально, друг с другом люди начнут договариваться, хотеть договариваться. И полагать, что иначе не получится вообще, только договариваться обо всем. Я верю, что эта страна рано или поздно перестанет верить в отца, в лидера, лидера нации. Это все будет чуждо русским.

Э.ХАСАНШИНА: Если станет человек такой, как Навальный, где-то наверху, неидеальный, сам защищавший себя в суде, разве это не будет соответствовать как раз уходу от идеала батюшки-царя?

С.ДОРЕНКО: Я верю в то, что с Россией будет так. Я считаю Навального по его жизненному опыту, по тому, что он делает и так далее, человеком, который отдаляет нас от прекрасной перспективы. То есть это очередной вождистский проект. Я читаю и вам советую Кирилла Мартынова, которого не заподозришь в том, что он работает на Кремль в данном случае. Можно, я прочитаю просто по буквам. Извините, иногда зачитываешься. «Технически у Кириенко и компании есть одна проблема на эти выборы — как продолжить победную поступь Цезаря (Путина, имеется в виду), который ни в чем не дает слабины. Ресурсы при этом практически исчерпаны, — продолжает Кирилл Мартынов. — Денег на подачки народу и на майские указы нету (я читаю, как написано). Крым — история трехлетней давности. Элиты передрались друг с другом. Но, к счастью, в России есть всемирно известный оппозиционер Алексей Навальный, который однажды участвовал в выборах мэра Москвы, и тогда все прошло хоть и с риском, но в целом хорошо. Навальный — очевидный ресурс, который можно использовать в этой ситуации. Путин, избравшийся против Навального, это символ народного единства, месседж для трех групп — Запада, российской элиты и российской оппозиции», — пишет Мартынов. В целом, на выборы Навального тактика рискованная, но ведь его можно будет параллельно сливать в телевизоре и таскать на суды в Киров. То есть фундаментально все под контролем. Главная стратегическая задача при этом — не дать шанса общественной жизни. Все. Сделать так, чтобы граждане сидели и ждали, что там наверху решат. Если наверху решили, что Навального пустили на выборы… ну, и так далее, то, что я вам объяснял уже. Если наверху решили, что его пустили и он придет вторым, то с ним начнут разговаривать, элиты потихонечку начнут разговаривать.

Э.ХАСАНШИНА: Есть ощущение, что уже решили.

С.ДОРЕНКО: Может, да, может, нет, мы не знаем. Но тогда у парня есть шанс серьезно работать на 24-й и 30-й годы. Вот тогда у него есть шанс. Часть элит будет за него. Вы просто поймите, что мы живем в стране, где решают элиты. Я очень хочу быть понятым. Здесь решают элиты. Элиты договариваются о чем-то, это и есть решение. А дальше вам делается отдельный мозг, делается вам отдельная память такая специальная, и вы делаете то, что решили элиты. Вы что, не понимаете, что ли? Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Полковник. Что меня больше всего в этой ситуации огорчает, это то, что у нас как всегда народ можно провести на красивом слове куда угодно.

С.ДОРЕНКО: На этом и стоим.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, как наша наука, которая стояла, стоит и стоять будет. Я имею в виду что. Навальный, конечно, у него замечательный проект по борьбе с коррупцией и так далее. И совершенно замечательные лозунги в стиле Явлинского «давайте сделаем все хорошее против плохого», грубо говоря, давайте убьем всех плохих. При этом как это сделать…

С.ДОРЕНКО: Известно. Полковник, он точно говорит: все должны признать, что я Цезарь, все должны пасть ниц, и тогда хорошие победят плохих. Точка.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Обязательно. Но дальше вопрос. Я всю жизнь занимаюсь анализом всего, не важно, чего. По уголовным делам, по жизни, по экономике. Скажите, а как ты собираешься, дорогой, сделать так, чтобы все хорошие победили всех плохих? Что ты для этого собираешься сделать?

С.ДОРЕНКО: Возьмемся за руки, друзья. Вам ответ шестидесятнический: возьмемся за руки, друзья.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это замечательно. И что будем делать?

НОВОСТИ

0 0 голос
Рейтинг статьи

Последние изменения: 15 декабря 2016 11:12

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Радио

Онлайн радио #radiobells_script_hash

Свежие записи

Рубрики сайта

0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x