Официальный сайт Партии пенсионеров России

Флаг Партии пенсионеров России

Придумано неплохо

Официальная страница ПФР по РХ

Кормилец местных поселенцев

ПФРФ в Абакане

Моя Хакасия

Макет строящегося музея

Славлю трижды, которое будет

Здравствуйте, я ваша партия! Что впереди расстелется - всё позади останется.

Горе всенародное _ Сатирическая фантазия

Dmitry Zapolskiy

ТРАНЗИТНАЯ ЗОНА

(6-12 серии)

Необъятная Россия от Калининграда до Владивостока за неделю вдруг вернулась в допетровскую эпоху. Да что там допетровскую — во времена Ярослава, где «каждый держит отчину свою». Все регионы, Господи прости, как же я не люблю этот синоним слова «провинции»! — объявили о таможенных сборах за проезд, провоз товаров и просто проход границ. В таможни и погранстражу переходили свободные от федеральных обязанностей силовики, их нашлось с достатком, дело было прибыльное и сытное — зарплату они себе зарабатывали сами. Ну естественно, под приглядом гвардейцев губернатора. В принципе, ничего выдумывать было не надо — в качестве консультантов приглашали чеченцев, знавших в этом толк. У Кадырова даже организовался дефицит кадров. Сам Эмир-Ходжа пытался решить вопрос с Медведевым о регентстве, но его услуги больше не требовались Москве, договорились только о небольших, но регулярных субвенциях наликом в случае отсутствия незаказанных терактов. Чечня объявила себя офшором для граждан неисламских государств, признала Израиль и в срочном порядке создала новую банковскую систему — налоговый рай. Саудитам и Ирану это крайне не понравилось, но что поделать — все-таки чеченцы братья по вере, да и мусульманам там категорически запрещалось пользоваться безналоговыми счетами. Медведев подарил эмиру несколько эшелонов с артиллерией на юге и пятьсот БТРов из резерва, так как полагал, что именно эти силы смогут противостоять в случае наступления Лукашенко на Кавказе. Ведь в случае военного успеха, Батька бы не смог полноценно отстегивать Эмиру: ресурсы были слабоваты, хотя президент самопровозглашенной республики «Белая, Центральная, Восточная и Южная Русь» очень выигрывал по оргчасти: Медведев просил с княжеств 15 процентов оборота, а Лукашенко только 12. И при этом готов был принимать инвестиции в счет будущих податей 1:2, до вот только ему мало кто верил: он ведь никогда никому ничего не отдавал.

В результате у всех регионов-провинций-княжеств возникла дилемма: какой орде платить долю: Москве, слабевшей с каждым часом за счет падения населения и полного финансового паралича (за исключением, разумеется, наличного оборота) или Минску, где все работало, как швейцарские часики с брюликами на циферблате: деньги в кассу — культура в массу. Конечно, танки требовали горючего и запчастей, обслуживания и специалистов, но Батька с Сечиным купили Псковскую дивизию и в случае конфликта вассалов с москалями, могли силами ВДВ решать проблемы.
Это немного походило на девяностые, а может и на какой-то десятый век: о разборках сначала договаривались губернаторы, потом при помощи своих генералов находили удобное и малолюдное место, далекое от промышленных объектов, приносящих прибыль, разрабатывали критерии боя, типа до четверти убитыми или до пяти подорванных танков. И высаживали десант. После боя проигравшая сторона вывешивала белый флаг и оплачивала потери победителей налом десятикратно. А бойцы обеих сторон получали награды — водку, колонну автобусов с блядями и закуску на трехдневный пир. Естественно, после похорон павших в бою товарищей по оружию.
Случались и эксцессы: однажды в Новгородчине утонула в болоте целая танковая дивизия, а в Орловщине эскадрилья московских вертолетов захватила базу ГСМ с паленым керосином. Во время заправки боевых машин случился конфуз — все турбины заклинило.
Ядерные силы обессилили. Все кругом понимали, что воевать можно только друг с другом, а ядерная триада тут как бы не к месту: радиоактивные облака границы не соблюдают и двигаются ветром, которому не прикажешь. Да и система пуска ракет быстро сломалась, говорят, не без участия нанятых всеми сторонами хакеров. Надо было ее продавать, но опять-таки непонятно кому: Трамп наотрез отказался платить хоть что-то существенное, предложив Меркель, Макрону и Джонсону скидываться самим. Китай поначалу заинтересовался, но потом тоже плюнул: ракеты и командные центры были обесточены силами тридцати диверсионных групп из Поднебесной. Кстати, несколько сибирских княжеств присягнули Председателю Си, присягу КНР принял, но больше ничего не сделал, прислав только наместников, которые пили чай и ели палочками что-то из привезенного с собой. А народ смотрел местные каналы телевидения (Москву и Минск не ретранслировали), читал в «Одноклассниках» новости о том, как реализуется программа «Путь Путина» и мечтал о том, чтобы пайки на предприятиях выдавали вовремя. Все перешли на доллары и евро, о рублях быстро забыли: их не принимали даже в магазинах. Федеральная резервная система включила станки на полную мощность, но к инфляции и кризису это не привело: Территория России, как ее стали называть в международных документах, поглащала невероятное количество нала. Больше, чем весь остальной мир, давно перешедший на безналичные расчеты. В княжествах началась выборная кампания: демократичная и совершенно честная. Побеждали деньги.

(седьмая серия)

Выборы повсеместно решили проводить по простой схеме, прозрачной и честной: так как пенсии отменили, а бюджетников уволили, сделав все госуслуги платными, то предложили красивый вариант — проводить голосование каждый год на аукционной основе. То есть избирателю предлагается от каждого кандидата плата за его голос и на эти деньги им нужно было прожить до следующих выборов. Например, в области Василия Петровича проживали 15 миллионов избирателей. Работающие, силовики и самозанятые избирательного права лишались. Их было около 4 миллионов, остальные могли своим голосом распоряжаться как угодно. Например, отдать предводителю местных коммунистов, купившему ярлык от Зюганова, вставшего своей ставкой в брянских лесах с разрешения Батьки. Коммунисты предлагали каждому избирателю 750 евро в год, что было немного, конечно, но больше, чем у блока Миронова со Световым, те потянули только на 530. Хорошее предложение поступило от блока Навальный-Жуков-Голунов: по 660 евро. Однако, Василий Петрович со своим блоком «Путь Путина» обладал заметно большим электоральным ресурсом — целых 870 евро, причем в финансировании кампании участвовали китайские инвесторы в обмен на годовую вырубку лесов. Василий Петрович прикинул и понял, что на его век деревьев хватит, пока китайцы технику подвезут, пока вырубку организуют, как раз и новые выборы, а там уже и немцы с англичанами интересовались организацией ядерных могильников. Ну и само собой трубы должны были окупить расходы — газ и нефть в цене, конечно, упали, но не критично, всем греться надо и ездить на чем-то.

Выигравший выборы получал полный доступ к сбору налогов, пограничных сборов и всему бюджету, кроме федеральной подати в Москву или Минск. Здоровая конкуренция шла на пользу делу: зачастую области меняли орду, если Батька или Медведев с Шойгу плохо защищали. Например, нижегородцы, недовольные Сечиным, который обещал им экспортировать машины в Венесуэлу, а автоматы в Боливию, возмутились низкими . закупочными ценами и обратились в москальство: Медведев подтянул Пригожина и товар пошел по сходной цене к африканцам.
Что характерно, РПЦ тоже делала ставки на электоральном поле: срочно подправили какие-то незыблемые каноны, стали вести службы на русском, ввели индульгенции и предложили по 300 за голос, но часть — 2/3 обещали выдать натурой: свечками и исполнением треб. Социологи предсказывали попам второй место на основании опросов населения, которое сплошь утверждало о скрепных идеалах, но ошиблись: блок РПЦ(н) («н» означало «новая») повсеместно набирал не более 1 процента голосов. Кстати, Навальный тоже везде проигрывал, так как коррупцию уже победили окончательно и все способствующие ей факторы ликвидировали, а ютуб забанили.

Судебные ведомости пестрили сообщениями об откупах, назначавшихся служителями Фемиды в бюджет. Тюрьмы упразднили, введя трудовые дома. Для этого внимательно изучили Диккенса и выписали из Кембриджа двух старичков-историков, воссоздавших правоохранительную систему Викторианской эпохи с долговыми ямами и британским правом, но чтобы не усложнять — без париков. Теперь за мелкую кражу, насильственные всякие действия, угоны и прочие безобразия, преступные элементы получали штрафы в пятикратном размере ущерба. Если у них не было денег или имущества, отправляли отрабатывать в промышленность, соответственно при заводах и прочих производствах, на стройках и фермерских хозяйствах организовали исправительные казармы. В принципе, преступники могли выкупить себя в любой момент у охранников, но это было тоже дорого, может на 10-15 процентов дешевле, чем у областного управления трудовых ресурсов. Зато охранникам не нужно было платить из бюджета зарплаты.

За серьезные преступления, когда понятно становилось, что отработать штраф не хватит здоровья или жизни, полагалась высшая мера наказания. Не подумайте, что речь идет о смертной казни! Преступников выдворяли в изгнание и вынимали подкожный чип, без которого было даже по улицам не пройти — везде стояли датчики, как в супермаркетах, только наоборот — они срабатывали не на сам чип, а на его отсутствие. Изгнанники пробирались кто куда — в Донбасскую область Украины, в Приднестровье, кому-то удавалось прорваться в Европу. Обратно никого не принимали, депортацию запретили, в результате на нейтральной полосе с Финляндией возникли массовые лагеря, которые спонсировались еврокомиссией и евангельскими церквями. Границы Финляндия закрыла из-за отсутствия погранстражи на стороне Территории бывшей России. Жители и власти Карельского перешейка не могли понять: почему Суоми-красавица не хочет взять в управление обратно земли, потерянные в зимней войне и даже Выборг, жители которого умоляли принять их в свои территориальные владения? Объяснения финского правительства о том, что в двадцать первом веке могущество и успех государства никоим образом не зависят от его площади, выборжанам были непонятны. Они выросли на других идеалах и свято верили в грядущую финскую революцию, когда народные массы снесут ненавистный им режим и откажутся от всяких социальных ништяков, выдвинут лозунг «сделаем Финляндию снова великой», признав Невский край своей исторической территорией. Но финские жители собирали гуманитарные конвои и посылали пасторов для разъяснения протестантской этики: мол, работайте и принимайте законы как в Европе, а не как в ЦАР, будет вам счастье и благополучие!

Тем временем в Петербурге назревал большой бунт: его организовали пенсионерки, преимущественно с высшим гуманитарным образованием, создав комитеты народного спасения во всех библиотеках, оперных и драматических театрах. Поначалу возглавить его решилась бабушки-божьи одуванчики Алиса Бруновна Фрейндлих и Эдита Станиславовна Пьеха, но вскоре сопредседателями стали Андрей Дмитриевич Баконин-Константинов и Владимир Сергеевич Кумарин-Барсуков. Кумарина выкупали из вятской колонии, прямо у начальника занедорого: он был ему совершенно не нужен. Сергеич был плох здоровьем, но бодр духом, оргработы поставил грамотно и споро: уже через неделю старушки оккупировали Мариинский дворец, выгнав оттуда палками авиакосмических курсантов, собравшихся для защиты самопровозглашенного военно-политического коменданта Макарова, срочно бежавшего в Крым на военном самолете, купленном у какого-то застройщика с Петроградской стороны

(восьмая серия)

Фима высадился в Феодосии с командой. Плыли из Одессы. Было их 82, как он их собрал — отдельная история, даже автор не совсем понимает, как можно быстро сплотить за неделю столько солдат удачи. Видимо, у генерала Ципперсона за долгие годы работы двойником отросла харизма, видели люди в нем не просто артиста, изображавшего другую личность, а сама эта нутряная путинская суть проникла в него, как опухоль, разрослась, раскидалась метастазами, вызвав мутацию его «я», захватив полностью. Ну ведь вы замечали, как собаки становятся похожи на своих хозяев! Вот и Фима в процессе дублирования главного российского хана преобразовался в нечто, созвучное и близкое тем, кого называют «глубинный народ».
В Одессе он быстро познакомился с ветеранами АТО, с беженцами из ДНР, с выгнанными за коррупцию из безпеки офицерами, прозябающими в коллекторских конторах и охранных фирмах, да и просто с гангстерами, контролирующими портовую контрабанду и Привоз. И предложил им шикарную тему: взять Крым.
В молодости Фима читал, как Фидель Кастро с Че Геварой приплыли на моторной яхте из Мексики на Кубу, чтобы замутить революцию. Фима сотоварищи быстро нашли инвесторов, легендарных одесских мафиози Ангерта и Ангела, профинансировавших натурой экипировку и оружие в обмен на будущую Севастопольскую таможню. Отыскался консультант — древний старичок из университета, кубинец, учившийся в СССР и женившийся полвека назад на украинке. Пламенный Диего всю жизнь мечтал повторить военную экспедицию Фиделя и даже в свое время пробился на прием к Саакашвили, предлагая взять ему Крым с моря, но Михо ничего не понял и послал его прямым текстом на три буквы. Ну вот необразованный человек был, не понимал возможностей. А Фима понял. Они купили у одного балбеса старый брежневский катер, назвали «Гранма» и поклялись не бриться, пока не захватят власть.
Тем временем в самом Крыму ждали войска НАТО: цены выросли неимоверно, но на всех витринах кафе и ресторанов, на рецепциях отелей и хостелов, на дверях магазинов и массажных салонов появились объявления: «солдатам НАТО скидки!» Военнослужащие единодушно срезали погоны и знаки различия, редуцируя до зеленых вежливых человечков, но многие быстренько нашивали шевроны с эмблемой-картушкой Североатлантического альянса (эмблемы сразу стали вышивать на китайских швейных машинках во всех портняжных мастерских и продавать по десять долларов за штучку, спрос был огромный). Ходила легенда, что полицаев будут набирать из местных, а платить будут по рыночной цене с выдачей пайков. Но войска НАТО все не появлялись, хотя 6-й флот США наращивал присутствие в Черном море. Это было похоже на какое-то динамо. Низы хотели, а верхи никак не могли, как будто виагру и сиалис еще не изобрели!
Когда «Гранма» со своей командой подходила к причалу Феодосии, старенький Диего предлагал Ефиму высадиться тайком, тайными туристическими тропами пробраться к трассе на Симферополь, пройти через Ай-Петри, как через горы Сьерра-Маэстры, а потом штурмовать казармы и произнести многочасовую речь, но Фима имел таки другие планы, особенно разглядев в бинокль собравшихся на причале крымчан и крымчанок в фольклорных одеяниях с хлебом-солью. Фима вышел на мостик в образе Путина, но с маршальскими погонами, украшенными черно-красными треугольниками, как у Фиделя Кастро. Именно эту эстетику, как объяснил Диего, шлепая беззубым ртом, использовал Ярош на своих визитках. Толпа ликовала. Ефим Путин-Белов-Ципперсон выступил прямо на берегу, сообщив, что именно он настоящий Владимир Владимирович пришел возглавить Крымскую империю, а клятые москали закопали на мемориальном кладбище тушку двойника.
Народ возликовал. Американцы, скринингующие информацию с дронов-разведчиков, сразу сообщили новость Трампу, но Дональд был занят выборными встречами и ответил директору ЦРУ просто: лучше Путин, чем кто. Директор, как обычно, ничего не понял из слов президента и велел наблюдать дальше.

(девятая серия)

В Санкт-Петербурге вовсю действовал Комитет национального спасения Петербурга — КОНАСПЕТ. Именно он объявил вече на Исаакиевской площади, где решили избрать градоначальника. Послали даже в Москву делегацию, к Патриарху: мол, если не придеша, ватопедские грядеша на царство.

И вправду, монахи афонские, базируясь на верфях судостроительной корпорации и пользуясь благосклонностью Полтавченко с Бегловым, набирали дружину. Оргработу возглавил некий Вася Кичеджи, владелец тракторного завода в Челябинске. Платили конкретно, получили благословение от Медведева и потихоньку захватывали храмы земли Невской. Кумарин решил защитить город от афонитов и удержать: в Казанском соборе святейший постриг старца в схиму под именем Савва и сразу рукоположил во священство и поручил кафедру, хотя поначалу сопротивлялся — мол, креститься не сможет и кадило в левой руке неправильно держать. Кураев выступил резко: дело не в правой руке, а твердости духовной. Невзоров даже прокомментировать не решился, а Кирилл удовлетворился десятипроцентной долей в Петербургско-тамбовской топливной компании. Митрополит Савва рукоположил остатки тамбовской братвы и коммерсов, гревших новоявленного старца все эти годы. Вече на Исаакиевской единогласно избрало владыку Савву градоначальником с правом проживания в Эрмитаже, но тот отверг это смиренно: за годы заточения, он стал скромен, покаялся и поклялся, если выйдет на волю, посвятить остатки дней служению обществу. Перво-наперво Савва стал собирать войско, это было не сложно — Купчино и Гражданка, Колпино и Красное Село, Охта и веселый Поселок — все слободские собрались под ружье и, вскоре Ефрем (Куцу) и Савва (Кумарин) забили, наконец, стрелку в Стрельне, возле Константиновского дворца, бывшей путинской резиденции
(десятая серия)

На «стрелку» сподвижников двух владык съехались тысячи участников. Сначала терли за регламент: кто-то вспомнил про Куликовскую битву и предложил выбрать поединщиков в лице самых здоровых громил, чтобы завести публику, но проект отвергли — тамбовский Коля-Кувалда сильно сдал за последние думские годы, а в противоборствующем стане афонитов вообще своего Челубея не нашлось. И решили они драться стенкой на стенку, но только те, кто в рясах: они были без волынов и ножей, что не скажешь про остальных, позаботившихся о своем оружии.
Драться решили на кадилах, кои обе стороны заранее подготовили к бою: залили свинцом и укрепили цепочки кевларовыми струнами, а под камилавки одели хоккейные шлемы. Архиепископам разрешалось иметь посохи.
Битва началась в полдень. Савва Кумарин одной левой двинул архимандрита Ефима по голове золотым кадилом и вырубил сходу. Афониты некоторое время держались, но недолго и нестройно: падали ватопедские ряд за рядом, усыпая Константиновский парк своими телами, как гопник семковой шелухой тротуар. Битва заканчивалась триумфом тамбовских и тогда афониты взмолились о пощаде, Савва поднял посох вверх, оркестр грянул «День победы» и уцелевшие афонские стали сдавать кадила. Очухавшийся Ефим облобызал левую руку Саввы, роняя слюну на травку, встал на колено и вынул из-за пазухи пояс Богородицы в знак капитуляции. Но это было еще не все: из рядов греков вышли Полтавченко и Кичеджи, предложившие померяться общаками: мол, если у тамбовских больше, то так тому и быть, а если меньше, то надобно еще торговаться и биться уже не на попах, а на поле боя и желательно еще на море. Савва радостно засмеялся и кивнул, предвкушая полный разгром противника.
Заночевали в Константиновском дворце: иерархи в котеджах, братва в путинских опочивальнях и залах. Наутро начали свозить общаки, предварительно притащив от гаевых передвижной пункт взвешивания транспорта. И полетели на военный аэродром в Левашово самолеты из Афин, из Москвы и разных прочих городов и весей с золотом. Из Эмиратов пригнали грузовой Боинг, из Лондона тоже, говорят, даже из Пномпеня, хотя где там общак держать вообще непонятно.
К вечеру стали взвешивать. Отдельно — золотишко и камушки, отдельно контейнеры с валютой, специальная комиссия из нейтральных индусов анализировала акции, а выкраденный из Эмиратов спец по виртуальным денежкам Павел Дуров подсчитывал ресурсы в битках и прочей крипте. Что характерно, споров почти не было — подсчет шел споро и чинно. Правда, Мирилашвили все порывался предъявить в качестве доказательства живого и невредимого Беню Нетаньяху, как мощный тамбовский ресурс, но Савва Кумарин не согласился, мол, карта битая да еще и крапленая. В результате решили, что у тамбовских в полтора раза больше и Афониты тут же признали его своим патриархом, предложив венчать на царство. Но тут вышла нестыковка…

(одиннадцатая серия)

Патриарх Северо-Западной России Савва Кумарин-Барсуков после разгрома врагов-афонитов понял, что нужно на царство звать варягов, так как стал за годы отсидки мистиком. Накануне битвы явился ему во сне гангстер Костя-Могила, убитый в 2003-м году. Костя был в белом и светился неяркими лучами, как будто в ультрафиолете. В руках он держал огромный крест из хрусталя, но возможно Владимиру Сергеевичу так показалось и конструкция была изготовлена из прозрачного пластика, больно уж легко, даже как-то играючи держал Костя сакральный символ. «Истинный апостол!» — понял во сне Кумарин.
— Повелеваю тебе, раб божий Савва Сергеевич спасти Россию от смуты и замкнуть кольцо истории божьим промыслом, с которым ОН послал меня к тебе! Покорись ЕМУ!
— Костя, покорен я ибо… Но терзает мне душу предчувствие неизвестное! Вот сам посуди: терзают русскую землю захватчики-ордынцы! Дань взимают за крыши свои: с одной стороны москали кляты: Матвиенко и Медведев, который хоть и наш, но пошел к москалям служить. А с другой стороны — половчане с ханом Лукой во главе и визирь его Сечин! И не по понятиям все это, а уж тем более не по закону воровскому. Ты же сам положенец был, Костя, смотрел за Петербургом — все ведь понимаешь. Что делать-то? Вот короновать меня захотят — а что я им скажу? Ты ведь тоже от короны когда-то отказался!
— Сергеич, я по тому обычаю отказался, а ОН с апостолами меня все-таки заставил корону принять. И теперь я в небесном законе вечном! Так что смотри на меня и слушай что скажу! — тут Костя свободной рукой распахнул на груди рубаху из белого сияющего шелка с узорами в виде голов Медузы-Горгоны. Кумарин увидел святящуюся флюоресцентную татуировку: Божья матерь с младенцем Иисусом и над ней череп, пронзенный кинжалом, вокруг лезвия змея с раскрытой пастью, а на черепе — золотая корона. Костя прищурился, гордо выкатил грудь и Кумарин увидел, что татуированная корона сверкает ярким пламенем. Он понял все, что имел в виду Костя и упал на колени: «Повелевай!»
Костя выдержал паузу и величественно пошевелил лоснящимся от елея крылом. Над его головой засветился нимб. Он ласково молвил:
— Верни землю русскую на путь истинный, светлый, к новой вере ведущий! Скрепы рухнули под напором врагов иноземных: английских и американских, европейских и дьявольских. А все потому, что забыли рабы божьи о глобальном потеплении и загрязнении планеты. За это ОТЕЦ небесный и выпустил на землю Врага Человеческого, который подогревает планету адским пламенем и скоро все сварится в этом котле и наступить ад! Но это можно предотвратить! Зови варягку на царствие немедленно!
— Какую варежку?
— Не варежку, а варягку. Ну или варяжку! Это теперь феменетив называется — мужской род «варяг», а женский, правильный в наше время «варягка»! И поскорее, ОТЕЦ небесный и МАТУШКА сердятся!
От слова «матушка» Кумарин проснулся в холодном поту. Что делать-то? Как найти эту ВАРЯГКУ на царство? Кому звонить, писать, куда ехать, гонцов к кому посылать? И тут он все понял. Оставалось только уговорить народ, который безмолвствовал как обычно; Кумарин натянул рясу и велел гнать в Исаакий, где заседал комитет народного спасения. Там он и держал речь долгую, обстоятельную и убедительную. И рассказал про ангела, что явился ему, но персональные данные раскрывать не стал: мол, ангел как ангел, все законно…
Бабушки слушали и восхищенно вздыхали: все соглашались с тем, что у России особый путь, боговдохновленный и свой. И что старые скрепы сломались под грузом, что надо их менять, и что сатана правит свой бал. И что теперь все должно быть зеленым, ну не в смысле как Навальный после грима, а как на Руси заведено: был завод «Треугольник», потом «Красный треугольник», был город «Белоцарск», стал «Кызыл», что в переводе с тувинского тоже означает «красный». Ну а теперь нужно возродить традицию и переименовать завод в «Зеленый треугольник» и так далее. Долго сидел Кумарин на киче, не знал, что и завода такого больше нет, а на его месте построили очередной элитный квартал с подземными паркингами, азартными играми и социально-безответственными женщинами, но не о том наша повесть!
Короче, короновали Грету заочно, так как паромы по Балтике в ту пору уже не ходили, поезда не пропускала Финляндия через границу, а самолет был совсем не в тему. Да и в школу она не ходила, поэтому про Россию ничего не знала. Журналисты и пиарщики на тот момент сбились в информационные цифровые банды, вовсю рекетировавшие оставшиеся разрозненные узлы суверенного рунета через вялые дидоски. Две крупные группы пиратов — банда «Тросс-медиа» и «Абажур» быстро оттеснила других, найдя непреложные исторические доказательства прямого родства Греты с Рюриком по материнской линии, а по отцовской с Федором Шаляпиным, который был незаконнорожденным сыном императора Александра Второго. Документы были неопровержимы. Какую-то пухлую бабушку, которая лепетала по-испански, что она царица, а на худой конец ее сын, накормили через повара-агента пургеном или чем-то посовременнее и заперли в общественном туалете Николаевского вокзала. Но Грета была несовершеннолетняя, ей нужен был регент лет так на пять. И все Русские Земли должны были ему присягнуть. А значит и обе орды тоже. Но как это сделать? Савва понял, что надо ждать Второго Небесного Наставления. И ночью к нему опять явился архангел в законе.

(Двенадцатая серия, окончание)

Архангел Костя явился патриарху опять во сне и в своем лучезарном образе. На нем был все тот же белоснежный светящийся костюм с прорезями на спине, из которых свешивались холеные лебединые крыла, а на ногах были подбитые золотыми пластинами сапоги-казаки усыпанные наклеенными бриллиантами. «Страус! Костя всегда носит обувь из кожи страуса, но это круто, тут явно страус-альбинос!» — подумал Савва, падая на колени, чтобы облобызать ангельскую обувь. Но Костя величественно оттолкнул владыку основанием хрустального креста:
— Я к тебе не за поклонами прихожу, а за делом, Сергеич! Отец Небесный дал тебе все, о чем ты молился: свободу, власть и возможности все грехи искупить! И ждет от тебя действий! Грета-императрица — ход правильный. Но этого мало — нужно наладить систему. Земли русские собрать быстро — это не на стрелку съездить, конкурентов закошмарить! Надобно теперь заставить всех — и москалей, и батькостанцев под Грету лечь. А кто может их всех обратно запихнуть?
— Неужели я?
— Нет, раб божий Савва, не ты! Только Путин! И ты должен его воскресить?
— Но как, Костя? Как я могу его воскресить, если он умер? Бог забрал! Ты же лучше меня знаешь: попрощались, похоронили, потом начался весь этот кавардак поспутинский! Его даже не забальзамировали, да и не нужен он больше никому, все без него рваклю устроили и продолжают: республики, области, края стали княжествами, таможни создали, погранцов своих наняли, все в нал перевели. Князей выбрали прямым голосованием. Называют это демократическим транзитом! Грете в Зимнем дворце кабинет отвели, аппарат наняли, придворных. Но она ведь это… С особенностями. Даже не в курсе, что ее короновали! Был Путин, была Россия, нет его, и России нет.
— Эх, Сергеич, — Костя посмотрел на коленопреклоненного гангстера сверху вниз и уронил слезу ему на седую макушку с наметившейся лысиной. — Как был ты простаком, так и остался! Не будет тебе прощения небесного, пока не поймешь свою роль историческую. Подскажу тебе, где Путина искать. Есть один в Крыму. В Ливадии сидит, в царском дворце. С Коломойским дружит, с Саакашвили пьет винишко… Надобно тебе его выкупить у Зеленского, он на пять годовых бюджетов Украины согласится, а у тебя в общаке все двадцать пять! И ему еще зашлешь за службу. А как воскрешение организовать — твое дело. Медведев и Сечин сразу рефлекторно признают и присягнут регенту, с Батькой придется поторговаться, но ты мужик ушлый, уговоришь. И пусть этот твой Путин будет теперь не Путин, а Постпутин. И страну новую надо назвать Постпутинская Россия. А с князьями нужно просто поступить — по-честному. Как во времена Ленина: объявить им террор. Но не красный, Сергеич, не красный…
— Зеленый?
— Ну конечно, Савва! Именно зеленый! Пусть платят тебе за парниковые газы, за окись углерода, за самолеты, за каждую корову, которая выделяет сероводород. И все это именем Греты. А если не подчиняться будут, ты их проклинай, анафему им! И епитимью. Или эпиталаму. Мировых лидеров это сподвигнет к санкциям! Мы их вразумим через Архангела Альфонса Габриэльского, ты о нем слышал, конечно, Аль-Капоне его погоняло было в прошлой жизни. Так вот: он католиком был и часто Папе Римскому во сне является. А под санкциями ваши князья демократически-избранные долго не протянут: ведь торговать с ними никто не сможет, народ их снесет и новых изберет. И самое главное: весь мир ликовать будет, ведь глобальное потепление не остановится, это факт!
Сергеич вспомнил, что в лефортовских камерах действительно год от года становилось все душнее и проснулся просветленный и вдохновленный Наставлением.
Утром он сел на свой трехколесный мотоцикл, украшенный хоругвями, во главе колонны грузовиков с баблом помчался на юг. Мост еще стоял, но подозрительно шатался. На КПП была приколочена вывеска «Крымское ханство, въезд только по пропускам!» Стражу на блокпосте подкупили сигаретами и горилкой, благословили и проехали в сторону Ливадии. Там пришлось еще раз раскошелиться, но не напрасно: в царском саду за столиком играли в «переводного дурака» Зеленский, Янукович, Ципперсон и Коломойский. Саакашвили суетился в парковом баре, смешивая коктейли, а Порошенко колдовал с шоколадным фонтаном. Публика явно была готова к переговорам и все дружно склонились в земном поклоне, едва патриарх Савва приблизился к игрокам. И только Ципперсон с Зеленским не склонили голову. «Религия не позволяет» — понял Кумарин.
— Значит так: мне Газпром, банк «Россия» и все резиденции. И чтобы никаких плохих новостей, надоело уже! Охрану, ФСО, ГОН, спецсвязь, короче все взад! Ему, — Фима указал на Саакашвили, — Абхазию и Осетию, точнее обе! А коллеге Володимиру Олександровичу Крым, Донбасс, Луганск, но жителей всех в Калмыкию, кроме тех, у кого синие паспорта сохранены. Их можно оставить. Да и еще: я вам не Путин, а Постпутин, — все танки и БТР, пушки там, БУК, весь этот хлам пригнать сюда и пусть границы Крыма охраняют от ваших. Или наших. Короче, буду краток: кто не понял, тот поймет, замучаетесь пыль глотать! И просто умрете. И что мы будем делать теперь?

Кумарин впервые так близко видел Путина за прошедшие 28 лет с момента той исторической ссоры, когда по-глупости отказался дать Людмиле четверть пакета акций. Сколько раз он об этом пожалел? Наверное, миллион!
— Все будет сделано, товарищ Постпрезидент! Но как мы сможем воскреснуть? «Зачем я сказал мы? Зачем я вообще начал эту тему поднимать? А зачем он спросил?»,- пронеслось в голове у Кумарина. «И что здесь делают Янукович с Порошенко? Ладно, Зеленский по нужде приехал, ему Крым нужен для пиара, а Коломойский что захочет?»
— Начальником финансового управления Народного комиссариата по экологии — нового правительства Постпутинской России назначим Игоря Валерьевича. А заместителем, чтобы контролировал процессы, Петра Алексеевича. Воскресну я просто: сейчас напьюсь вина, которым Михо угощает, называется მზეზე ჰალსტუხი, он сам этот сорт вывел. И сяду в коляску мотоциклетную, доктор Саша меня отвезет в Ново-Огарево. Он же будет с этого дня директором ФСО, Грету вашу пусть шведы сами охраняют, она им нужнее. Там, в резиденции ты меня и найдешь. И воскресишь. Типа я просто спать прилег и от работы деннонощной проспал долго. Типа литургичесий сон…
— Летаргический, товарищ Постпрезидент, — из дальнего угла сада вывалился байкер Залдостанов. — Извольте благословить, ваше святейшество! — обратился он к Кумарину. Патриарх осенил его крестным знамением левой рукой. Мотоциклы он любил, а к холуям и шестеркам относился скептически.
— Поехали, мужики! Хватит тут разборок! Скажете народу, что похоронили двойника безымянного. Про имя не упоминаем, но на Красной площади, точнее Зеленой, поставить скамейку с табличкой: Герою Бывшей России Ципперсону от всех ныне присно и во веки веков! Вот. А теперь — в путь!

Кавалькада мотоциклов с харлеевскими басами неслась по дорогам Построссии. Развивались хоругви, дымились огромные кадила, оставляя после себя дымные клубы фимиама. Грете бы это не понравилось, но она в тот момент плыла на четырехмачтовом бриге «Крузенштерн» в Индию, где недавно ее провозгласили махараджей. На палубе в шезлонге она гладила маленького пушистого котенка, раздираемая сомнениями: как убедить индусов, что священные коровы тоже испускают газы, а это опасно для исландских льдов. А еще ей очень понравился русский байкер с кожаной банданой на голове и она фантазировала о любви, правда, в ее животе порхали не бабочки, а жуки, названные в честь Греты Nelloptodes gretae — они были похожи на жужелиц и все время сталкивались друг с другом и грузно падали на дно. Мир торжественно вступал в будущие века, где-то далеко маячила эпоха Возрождения, но это было так нескоро, так далеко за горизонтом, так немыслимо в наши трудные дни, да и никого это не волновало. На «Крузенштерне» плыла вся свита Императрицы. И назначенный камергером губернатор-князь Василий Петрович смурно жевал в своей каюте последнюю на планете пачку быстрорастворимой лапши «Доширак» со вкусом говядины…

Поблагодарить автора и поддержать выпуск новой книги (и сделать подарок на день рождения можно через paypal Elizabeth.Zapolskiy@gmail.com

Последние изменения: 10 января 2020 21:01

Оставить комментарий

avatar

Радио

Онлайн радио #radiobells_script_hash

Свежие записи

Рубрики сайта