Официальный сайт Партии пенсионеров России

Флаг Партии пенсионеров России

Придумано неплохо

Официальная страница ПФР по РХ

Кормилец местных поселенцев

ПФРФ в Абакане

Моя Хакасия

Макет строящегося музея

Славлю трижды, которое будет

Здравствуйте, я ваша партия! Что впереди расстелется - всё позади останется.

Гастрономический оттенок громких дел / Колбаски по-сечински

Колбаски по-сечински

9.9.2017

Представители обвинения зачитали в суде расшифровку аудиозаписи последнего разговора Улюкаева с Игорем Сечиным.

Кажется, это документ эпохи. Полный текст расшифровки публикует«Медиазона», а широкую публику больше всего заинтересовало то, как именно бывшему министру попала в руки предполагаемая взятка:

Сечин: Cкажи Шокиной (заместитель управляющего делами «Роснефти» Ольга Шокина — МЗ), пускай корзинку в 206-ю поставит и чай приготовит пока.<…>

Сечин: Так, Шокина чай принесет?

Мужчина: Да-да.

Сечин: И корзинку с колбасой.<…>

Улюкаев: Корзиночку.

Сечин: Да, корзиночку забирай.

Интересно, что в показаниях самого Улюкаева говорится о том, что в сумках от Сечина было вино. Так одно из самых громких уголовных дел этого года получило отчетливый гастрономический оттенок.

Ярослав Шимов:

Разговор Игоря Ивановича с Алексеем Валентиновичем —
это чистый, неописуемый восторг, конечно. Курточка и корзиночка. И колбаска. Дико многослойная вещь получилась у них: тут и Гоголь, и Чехов, и Салтыков-Щедрин, конечно, и Гончаров, и Островского чуток. Великие люди, великие.

Разговор Сечина и Улюкаева многих только убеждает в том, что последнего просто подставили.

Наталия Геворкян:

Если у тебя в машине два лимона, то «заскочишь» ли ты куда-то ещё по дороге, типа лекцию прочитать, или все же поедешь выгружать корзиночку в надежное место. #сечинулюкаевколбаскикорзиночки

Кирилл Шулика:

Собственно, из этой короткой расшифровки понятно все про дело Улюкаева. У Урлашова ровно такая же история — Шмелев ходил и рассказывал про проценты, Урлашов ничего не мог понять. Потом следствие догадалось написать, что Урлашов вымогал взятку жестами и взглядом. Тут тоже дойдет до такого.

Олег Козырев:

В Кремле похоже не врубаются, что, обвиняя Улюкаева в том, что он взятки берет, они обвиняют и Сечина в том, что он взятки дает.

Никому и в голову не приходит просить взятку у ФБК. Или у журналистов The New Times. Ибо репутация.

Какая же репутация у Сечина, если даже министры правительства, выходит из аудиозаписей на суде, к нему взятки просить ходят?

Андрей Пивоваров:

Я не являюсь сторонником Никиты Белых, даже больше — как у бывшего члена СПС у меня огромные претензии к нему и ещё ряду функционеров того времени, которые ради шкурных интересов продали мою партию Кремлю. Но не могу не признать, что в сегодняшнем свете, с новыми фактами, все «дело Белых» — чистая провокация ФСБ.

Оперативники вместо того, чтобы пометить деньги, обработали специальным составом ручки пакета. В пакет положили деньги, сверху накрыли их другим пакетом и положили бутылку вина. Со словами «С днем рождения!» предприниматель Судгаймер вручил пакет Белых. Так как десять дней назад Белых отмечал день рождения, пакет он приняла, а после ворвались оперативники и последовали известные словами, что «взятка тоже светится», хотя Белых деньги увидел только тогда, когда их разложили перед ним на столе.

По похожей схеме задержали экс-министра экономики. Сечин лично пригласил Улюкаева приехать в «Роснефть» для обсуждения ряд вопросов. Когда мужчина прощались, Сечин распорядился дать министр пару пакетов с разными съестными изысками. Ручки пакета были пропитаны известной жидкость, и министр превратился в арестанта.

ФСБ не изобретает новых схем. Ради новых звездочек на погонах и передела рынка влияния подставить можно и министра губернатора.

Владимир Милов:

Ну давайте за Улюкаева и Белых поговорим, по итогам начала рассмотрения их дел по существу.

Как я и ожидал:
1) Никаких реальных вещдоков в делах не видно. Все что мы имеем — отпечатки на ручке пакетов/сумок, а всучить эти пакеты/сумки Белых и Улюкаеву могли под каким угодно соусом. Обвиняемые, собственно, так и говорят — им подарили вино, а там оказались деньги. (Белых был задержан через десять дней после своего дня рождения, вполне логично что ему могли подарить вино.)
2) Все что мы реально имеем в обоснование «версии следствия» — доносы подментованных Зюдхаймера/Ларицкого в деле Белых и Сечина/Феоктистова в деле Улюкаева (Сечин и Феоктистов были материально заинтересованы захапать у государства Башнефть, как их «показания», имеющие все признаки коммерчески мотивированного оговора, вообще можно в расчет принимать и тем более на них строить дело, я вообще не понимаю). Помимо доносов и отпечатков на рукоятке сумки, никаких других «доказательств» вины обвиняемых нет.

Тут я хотел бы сразу упредить вероятные комментарии умников «а вот, понятно же, что Улюкаев и/или Белых брали деньги».

Первое. Как правило, эти же самые умники постоянно топят за «правовое государство», «верховенство закона», «независимую судебную систему». В правовом государстве и при верховенстве закона ваши умозрительные соображения, что вам там понятно или непонятно, не только не имеют значения, но и вредны — они уводят в сторону от реальных доказательств. Реальных доказательств нет.

Второе. Профессиональные органы по борьбе с коррупцией в высших эшелонах власти должны назубок отрабатывать методы добычи доказательств коррупции, методы поимки коррумпированных чиновников с поличным. Все эти технологии данным органам известны, эти органы очень хорошо оснащены, имеют в распоряжении неограниченное время и практически неограниченные правовые и технические возможности. В такой ситуации задержание с пакетом в руках, когда максимум что имеется — отпечатки на ручке пакета, является очень грубой и некачественной работой, и для меня скорее является доказательством, что ничего лучшего в плане вещдоков эти органы добыть не смогли, и решили выдать за «результат» своей работы поимку просто с неким пакетом в руках.

Третье. Чиновники в сегодняшней России постоянно участвуют в разных мутных историях — дорогие подарки, какой-то кеш ходит туда-сюда, ну вот в частности в случае Улюкаева гуляли слухи о доплате сотрудникам налом, в случае Белых — о финансировании какой-то церкви или выборов. Хорошо ли что такие мутные истории имеют место? Нет, это плохо. Следует ли из этого факт «вымогательства взятки» в версии следствия? Нет, не следует.

Итог простой. Чтобы сделать четкие правовые выводы, виновны ли Улюкаев и Белых, правоохранительные органы должны были добывать железобетонные доказательства и ловить их прямо с купюрами в руках. Этого сделать не удалось. Реальных вещдоков в деле нет. Отпечатки на пакете действительно выглядят как провокация — подсунули пакет под одним соусом, а в нем на самом деле было другое.

Это принципиальный вопрос для прекрасной России будущего: если мы хотим передать судам присяжных полномочия по вынесению вердиктов по делам, связанным с реальными тюремными сроками за тяжкие преступления, то надо понимать, что правоохранительные органы должны качественно работать и добывать качественные вещдоки по коррупции. Сделать это при их техническом оснащении несложно. А такую х-ту, как сегодня была обнародована, нормальные присяжные сегодня никогда в жизни не примут.

Павел Чиков:

Из прослушки разговора Сечина и Улюкаева, равно как и из материалов дела Никиты Белых следует одно — их обоих подставили. Подставили люди близкого круга, к которым было доверие. Дарить друг другу подарки на дни рождения и разные мелкие приятности и сувениры обычное дело среди людей любого круга — и чиновничего, и бизнесового, да какого угодно. Глупо предъявлять какие-то завышенные моральные требования, типа, на такой должности вообще ничего нельзя трогать. Это только в сказках принцессы не какают, причем обвинять во взятке основания есть только и исключительно, если получатель ЗНАЛ, что ему передают ДЕНЬГИ. А следствие должно это доказать, а оно этого не доказало. Судьи в обоих делах — не те чуваки в мантиях, а общественность. И ее убедить не удалось.
Истории Улюкаева и Белых — это не истории Реймера, Сердюкова, Хорошавина и других генералов и губернаторов. Там были многолетние многомиллиардные мутные делюги с бюджетными средствами или там многочисленными взятками.
Дела Улюкаева и Белых — одноэпизодные. Первого обвиняют в получении взятки за отсутствие препятствий Роснефти и Игорю Сечину в сделке по приватизации Башнефти. Второго — в получении взятки за протекцию лыжному комбинату.
Других эпизодов преступной деятельности нет. При максимальной публичности фигур и многолетнем колпаке со стороны всевозможных оперативных служб, а затем и при заказе на разработку.

Оба дела, безусловно, сильно повлияли на культуру общения в высших кругах. Теперь явно и однозначно никто ни у кого никаких «подарков» и прочих колбасных корзин брать не будет, а будут шарахаться и открещиваться любыми способами. Даже личных встреч будут избегать. В элитных кругах кончились остатки доверительных отношений друг к другу, по-другому быть не может.<…>

Такие истории кардинально меняют отношения в коллективе. Гигантский демотиватор на любую активность и инициативу, стимулятор паранойи и нервозов. Атмосфера бесповоротно отравляется, любое творчество становится невозможным. Сдача ближнего стала нормой и новой культурой. Началась война всех против всех.

Марина Юденич:

Вот тут человек пишет, что Улюкаева конечно же подставили.
Почему?
Потому-что,во-первых, это принято у чиновников и вообще людей «делать друг другу приятности»
Во-вторых, потому что эпизод всего один.
Ну, во-вторых, про «один» я бы не горячилась
Касаемо, во-первых, «приятности» никак не равны 20 кг. колбасы (если только одариваемый не отец многодетного голодающего семейства )
Ну столько примерно весит миллиона $ в стодолларовых купюрах.
Потому — не надо.

Медиатехнолог:

В целом, Улюкаев и его защита понимают, что на суде против Сечина им уже ловить нечего, поэтому и используются глупейшие отмазки, как «сумка с вином и фруктами.
Такие заявления направлены только на то, чтобы дать помусолить эту тему сетевым экспертам и потянуть время следствия над делом давно забытого всеми экс-министра экономического развития, в стране где этого экономического развития не было и не предвидится в обозримом будущем.

А вот «Ведомости» пишут, что колбаса – вполне обычный подарок из рук Сечина:

Корзинка с колбасой «От Иваныча» – традиционный подарок от президента «Роснефти» Игоря Сечина, говорит один из получателей. Делают такие в специальном цеху, знает он. О получении такой корзины в подарок рассказывал «Ведомостям» и высокопоставленный чиновник.

Об увлечении Сечина охотой в 2015 г. писал Forbes со ссылкой на источники. Тогда они рассказывали, что «каждые две недели, если нет аврала, Сечин охотится на крупного зверя: в России это чаще всего олень», и заключали: «чтобы трофеи не пропадали, мясу нашли применение». Поэтому в столовой одного из московских офисов «Роснефти» готовят колбасные изделия. В ассортименте до 16 разновидностей колбас, сосисок, сарделек, есть даже колбасный хлеб, писал Forbes.

Сергей Медведев:

Сечинская корзинка с колбасой — один из самых смешных мемов последнего времени, смешнее даже батлера из «Татлера» или шуваловских корги на бизнес-джете. Преставьте, как Маск дарит Гейтсу корзину колбасы. Или Баффет — Безосу. Это все из глубокого советского подполья, полуголодного детства, когда «ковбаса» была главным символом статуса и достатка и ради нарезки на праздничном столе закладывались семейные драгоценности, когда колбасные электрички выкидывали на московские вокзалы голодные орды Нечерноземья. Эта система ценностей неистребима, колбаса остается валютой постсоветского общества, мне однажды в Лужниках вручили палку полутвердой за третье место на полумарафоне. Путин тоже однажды увидел свою колбасу на витрине магазина в Дрездене и с тех пор, уверен, остается неисправимым западником,что бы там ни говорили. Да они все там, наверху, колбасой ушибленные, и комплексы советского детства никуда не скрыть.

У всей этой истории есть только один мерзкий момент — это колбаса из оленей, убитых Игорем Ивановичем на еженедельной царской охоте. Впрочем, кто бы сомневался, что они еще и охотятся. (Вспоминается недавнее письмо председателя ассоциации ветеранов, кажется, «Альфы» с губернатору Красноярского края с просьбой разрешить отстрел пяти краснокнижных арктических маралов, которых всего-то осталось в мире 200 особей, потому что их недостает в коллекции трофеев у высокопоставленных охотников из спецназа). Все закономерно: где убивают оленей, там убивают и людей.

…Но возвращаясь к корзинке. Какая все-таки ирония в том, что в центре одного из главных скандалов путинской эпохи, словно тот щедринский чижик, оказалась колбаса!

Илья Стахеев:

Кстати, про колбаски. Традиции советской номенклатуры, которая, в свою очередь, идет от царской России продолжаются. Сразу вспомнил, как это делал уважаемый Леонид Ильич Брежнев.

«Охоту в «Завидово» обслуживали 463 военнослужащих. Убитая дичь увозилось в Козлово, где был оборудован колбасно-коптильный цех, работники которого разделывали трофеи и готовили из них колбасу и тушенку. Членам Политбюро ЦК КПСС, кандидатам в члены Политбюро и секретарям ЦК КПСС к праздникам офицеры фельдегерьской связи привозили окорока и другие копчености, свежее мясо, охотничьи колбаски в керамических бочонках, дичь, отборную рыбу, мед, ягоды.

Все было строго расписано по рангам и чинам. Членам Политбюро — задние части кабана, оленя, марала, лося, по три батона колбасы, по три керамических бочонка с колбасками, окорока, с десяток уток, 10-15 килограммов свежей рыбы. Кандидатам в члены Политбюро — чуть меньше и без лосятинки. Секретарям ЦК — ни марала, ни лося и ровно половину от нормы, установленной для кандидатов в члены Политбюро.»

Потому что общество, лишенное дифференциации по лосятинке, лишено смысла.

Алексей Шабуров:

Все второй день иронично обсуждают колбасу, которую Сечин подарил Улюкаеву перед арестом. Как выяснилось, колбасу делают в частном цеху из дичи, убитой Сечиным.

В связи с этим хочу поделиться одним личным воспоминанием.

Я как-то ел колбасу, которую точно так же делают в частном цеху одного бывшего свердловского депутата. Из лосей, убитых этим депутатом на охоте. Так что не один Сечин таким увлекается. И этот депутат тоже дарил свою колбасу всяким высокопоставленным чиновникам.

Так вот что хочу сказать — это была самая вкусная колбаса, которую я ел в жизни. Серьезно.

Поэтому я как раз не смеялся над этими новостями. На месте Улюкаева я бы тоже за такой колбасой рванул посреди рабочего дня.

Обращают внимание на довольно дружеский тон разговора между вроде бы, как теперь принято думать, заклятыми врагами.

Георгий Бовт:

судейские (?) даже не понимают, каким грязным бельем они трясут на весь мир. ЦРУ сейчас обчитывается стенограммой

Николай Митрохин:

Забавляет отсутствие однозначных комментариев по итогам оглашения расшифровки разговора Улюкаева с Сечиным. С одной стороны, вроде бы ясно, что Улюкаев взял деньги, а не что то иное (ни одного слова о вине в разговоре). С другой стороны, очевидно, что Сечин эти деньги вроде бы как и навязывает. Да и тон у него по отношению к Улюкаеву дружеский, если не сказать, подобострастный (хотя все считали его человеком в железном шлеме и вторым-третьим лицом в государстве).
А выяснилось, точно, что ни фига он даже не третье лицо, а черт знает кто…

Игорь Эйдман:

Мастер-класс Иуды
Перед тем как воткнуть «другу» нож в спину, его надо облобызать. Где же таких химически чистых подлецов, лицемеров и провокаторов выводят. Известно где — в КГБ

Олег Пшеничный:

Расшифровка «корзинки» — ещё одна иллюстрация того, какие у них у всех между собой отношения. Эти люди работают вместе двадцать лет: «Курточку тебе надо, а то холодно» — и хоп! Прихлопнул голыми руками и растёр.

Потому-то это всё развалится очень быстро, как при убыстрённой съёмке (и как это уже бывало).

Об этом же Олег Кашин пишет в Republic (полный текст по ссылке доступен только подписчикам):

О «пацанской этике» высшего российского руководства за все путинские годы сказано огромное количество слов, и вдруг Игорь Сечин, образцовый путинский соратник, воплощающий все обязательные свойства этого круга, фактически топчет всю эту «этику» собственными ногами, и то, как он это делает, становится известно не на уровне слухов и пересказов, а в виде заверенного судом текста, который читает прокурор. Важнейший термин этой «этики» – «беспредел», и участие Сечина в заманивании министра в тюрьму – невероятный и непредставимый до сих пор пример этого беспредела прежде всего с точки зрения привычек и нравов, установившихся в российской элите.

С точки же зрения остального, неноменклатурного общества можно говорить о радикальной десакрализации власти. Российский правящий класс – очень закрытая социальная группа, прячущая от граждан свою жизнь, свои настоящие лица, свои отношения друг с другом. Случаи, когда обществу удается увидеть, какие они на самом деле, крайне редки. Из последнего, кроме разговоров Сечина, можно вспомнить стихи Александра Бастрыкина, обнаруженные «Медузой» – верховный следователь рифмует про грязные носки и про лизание задниц и именно в этих рифмах, а не на парадных портретах, он по-настоящему равен себе, точно так же, как равен себе Сечин, подталкивающий Улюкаева к аресту, но при этом заботящийся о том, чтобы министр не замерз. Эти люди не любят демонстрировать свою человеческую сторону, но когда демонстрируют, то единственное, что на это можно сказать – лучше бы продолжали прятаться за парадными портретами. Их нравы внушают ужас именно сочетанием, с одной стороны, всесилия, безжалостного отношения даже к своим, цинизма, и с другой – культурного и этического уровня позапрошлого поколения номенклатурщиков, застрявших в своем человеческом развитии где-то в восьмидесятые и оттого еще более жутких.

Впрочем, дело, напоминают наконец, совсем не в колбасе.

Александр Рыклин:

Друзья, прекратите эти досужие разговоры про «колбаски», «корзинки» и прочую мутотень! Все наши догадки, домыслы, подозрения и выводы не стоят ломаного гроша… Потому что основываются на той информации, что нам подсовывает контора.
Как ни печально это констатировать, но у российского гражданского общества сегодня нет ни единого способа выяснить истину в деле Алексея Улюкаева. И в деле Никиты Белых нет…Поскольку институты, которые отвечают за то, чтобы мы с вами узнавали истину, в России разрушены.
Вам показались убедительными записи прослушки? Не смешите меня! Давайте не будем лохами!
Вы думаете, что я, что называется, «топлю» за Улюкаева? Это не так… Я считаю Алексея Валентиновича частью этого режима, я считаю, что он ответственен, наверное, за многие его преступления..
Но я не знаю, взяточник ли он… И никакие («никакие» тут — ключевое слово) доводы следствия и доказательства меня не убедят… И решение суда меня не убедит…
Потому что это все фуфловое, из папье-маше… Я дурак, что ли — верить суду из папье-маше?!

Николай Кононов:

Улюкаев, Серебренников, Соколовский, Жегулев и сотни тысяч других, для широкой публики безымянных, — репрессированы. Именно так по-честному надо называть это в 2017 году.

Нас ждёт новая волна реабилитаций — выйдут и восстановлены в правах будут те, кто сел за подброшенные наркотики, мыслепреступления вроде перепоста «экстремистского»лозунга, а также экономические преступления, где якобы доказан умысел смошенничать.

Статьи 228, 282 и 159 уголовного кодекса — новая пятьдесят восьмая.

Главное для организаторов из политбюро — создать кормовую базу для лояльной опричнины, а для исполнителей — выполнить план и заработать миллион-другой. Если ты попался, то виноват сам: нечего было вести бизнес, курить траву и раскачивать лодку.

После реабилитаций исполнители станут разводить руками «не мы такие, время такое», а затем бухтеть в пивных, что был порядок, всё правильно делали, сказал бы Путин, что наркоманы и предатели эти биологический мусор, мы бы в расход их пускали, эх, надо, надо было начатое до конца доводить. Таких пивных найдётся много. Потом взбунтуются их дети и осудят родителей и выкинут с руководящих постов тех, кто имел отношение и удержался.

А потом, а потом… Другая история. Пусть исполнится хотя бы это

Последние изменения: 9 сентября 2017 13:09

Свежие записи

Архивы публикаций

Рубрики сайта