Официальный сайт Партии пенсионеров России

Флаг Партии пенсионеров России

Придумано неплохо

Официальная страница ПФР по РХ

Кормилец местных поселенцев

ПФРФ в Абакане

Моя Хакасия

Макет строящегося музея

Славлю трижды, которое будет

Здравствуйте, я ваша партия! Что впереди расстелется - всё позади останется.

Финальный монолог Мюллера в ушах звенит

«Не смейте тосковать по аду!»

10.12.2017

Актер Леонид Броневой

Фото: Семен Лиходеев / ТАСС

Не дожив нескольких дней до своего 89-летия, после тяжелой болезни ушел из жизни народный артист СССР, артист московского театра «Ленком» Леонид Броневой.

Всенародная известность пришла к Леониду Броневому не в молодости — знаменитым на всю страну 45-летнего актера Театра на Малой Бронной сделала роль группенфюрера СС Генриха Мюллера в ставшем культовым советском телевизионном сериале Татьяны Лиозновой «17 мгновений весны». До Броневого никто не показывал врага так объемно и внимательно — не плоским, плакатным злодеем-фашистом, но дьявольски умным, проницательным и изворотливым игроком, достойным и опасным соперником благородного советского разведчика. Вот после Мюллера Броневой и «проснулся знаменитым» — настолько, что некоторые до сих пор считают его «актером одной роли»; но это, конечно, неправильно и несправедливо.

Мудрец и сатирик жили в нем на равных правах, но качества эти таковы, что законно проявляются они в людях только с возрастом и с жизненным опытом. До роли Мюллера Леонид Броневой успел испытать на себе злобу сталинского режима, поездить по стране, поработать во многих провинциальных театрах. Он родился в 1928 году в Киеве, в еврейской семье. Его отец в середине 30-х годов был репрессирован, и «семью врага народа» сослали в Кировскую область. Потом, правда, разрешили вернуться, но война отправила его в эвакуацию в Среднюю Азию — там Броневой закончил Ташкентский театрально-художественный институт имени Островского. После него были театры Магнитогорска и Воронежа, Грозного и Иркутска. Когда актер перебрался в Москву, будущему народному артисту СССР далеко не сразу удалось найти место в Театре на Малой Бронной — не брали никуда.

Позже о нем будут говорить как об одном из тех, кто определил лицо этого театра в эпоху великого Анатолия Эфроса — Яичница из вошедшей в учебники эфросовский «Женитьбы» и Шпигельский из бессмертного благодаря телеверсии «Месяца в деревне» проявили одну из главных для Броневого тем: человека смятенного, неустроенного, уже ни на что не надеющегося, но при этом не бессильного, не покорного, а неуживчивого, не устающего поддразнивать мир вокруг себя и задевать его неприятными вопросами.

Его невеселый скепсис и даже известная едкость потом очень подошли Марку Захарову — когда Броневой в конце 80-х, после ухода Эфроса, перешел в труппу театра «Ленком».

Но до Захарова у актера случилась еще одна великая роль: комедийный дар Леонида Броневого щедро раскрылся в фильме Михаила Казакова «Покровские ворота». Герой Броневого, артист послевоенной Мосэстрады Аркадий Велюров, гневно бичующий империалистов и поджигателей войны, одарил зрителей нескольких поколений репликами из пьесы Леонида Зорина, но, главное, неповторимыми интонациями — и они смело могут быть вписаны в историю русского театра и кино как «интонации Броневого»: в них как-то оригинально смешались обаятельная театральность, почти детская хитроватая непосредственность, а еще неизбывная, все на свете подвергающая сомнению ироничность, да и какая-то вековая, через полуопущенные веки, грусть тоже — как превентивная защита от напастей и несчастий, которых в любом случае будет немало.

Во многих работах Марка Захарова Леонид Броневой оказался незаменим. Прежде всего — в «Формуле любви» и «Том самом Мюнхгаузене»: провинциальный доктор-скептик, приучивший себя не удивляться ничему на свете, и герцог в немецком городке, всю политику подчиняющий собственному увлечению кройкой и шитьем; нарушение фасона одежды для него есть опасное диссидентство, а расстояния между воюющими странами он измеряет на глобусе портновским метром. Герцога, тонкую сатиру на самодурствующую, маразмирующую власть, разумеется, тоже растащили на цитаты — и таким образом по заслугам наградили артиста Леонида Броневого бессмертием.

Про сверхтребовательного в работе к себе и другим, прямого в высказываниях актера Броневого говорили, что у него сложный характер. Но это часто говорят про людей, знающих про жизнь гораздо больше, чем все окружающие, про тех, кто не умеет обольщаться.

Кажется, и про судьбу страны Леонид Броневой не обольщался. Сановный мракобес в генеральской форме, Крутицкий из захаровского «Мудреца», в конце 80-х казался насмешкой над ушедшим прошлым — а оказался едва ли не пророчеством. И призыв актера к своим зрителям в одном из интервью — «не смейте, не смейте тосковать по аду!» — должен остаться важнейшим автокомментарием к его большой жизни в искусстве.

«Коммерсантъ» от 09.12.2017

«Для роли Мюллера мне сшили мундир размера на два меньше, чем надо. Воротник врезался в шею, и я все время из-за этого дергал головой. Лиознова (режиссер картины.— “Ъ”) спрашивает: "Что это вы делаете?» Я не хотел, чтобы ругали портного, и отвечаю: "Это моя нервная привычка". Лиознова: "А не сделать ли это нам краской в самых нервных местах?"» <br> Леонид Броневой завоевал любовь зрителей после выхода сериала «Семнадцать мгновений весны», где исполнил роль шефа гестапо Генриха Мюллера (на фото)

«Для роли Мюллера мне сшили мундир размера на два меньше, чем надо. Воротник врезался в шею, и я все время из-за этого дергал головой. Лиознова (режиссер картины.— “Ъ”) спрашивает: «Что это вы делаете?» Я не хотел, чтобы ругали портного, и отвечаю: «Это моя нервная привычка». Лиознова: «А не сделать ли это нам краской в самых нервных местах?»

 Картинки по запросу броневой фото

«А один генерал-майор меня как-то даже спросил: «А вы сами не служили в гестапо?» Я ему ответил: «У вас такая работа и такое звание, что вы должны лучше меня знать это». Может быть, что-то сработало на генетическом уровне… Я ведь из семьи чекистов. Мой отец был майором НКВД и в 1937 году был сослан на 10 лет»

 

Леонид Броневой родился в 1928 году в Киеве. В детстве он учился игре на скрипке у профессора Давида Бертье. Отец — Соломон Броневой — работал в органах госбезопасности, а в 1937 году по обвинению в измене родине был приговорен к тюремному заключению (отпущен в 1954 году)

Читайте также:  Леонид Броневой: Не смейте тосковать по аду

Картинки по запросу броневой фото

Последние изменения: 10 декабря 2017 08:12

Свежие записи

Архивы публикаций

Рубрики сайта

Просмотры