Официальный сайт Партии пенсионеров России

Флаг Партии пенсионеров России

Придумано неплохо

Официальная страница ПФР по РХ

Кормилец местных поселенцев

ПФРФ в Абакане

Моя Хакасия

Макет строящегося музея

Славлю трижды, которое будет

Здравствуйте, я ваша партия! Что впереди расстелется - всё позади останется.

Эпатаж для себя и других / Невзоров

Победа в конкурсе порнофильмов на радость патриотам

Литературная мода выбирать между двумя

1.02.2018

Я затрудняюсь ответить, как вышло, что мы ехали на каток, а приехали в музей эротики. Очень занятно.

Я ехала домой, душа была полна

А.Невзоров― А я хочу злоупотребнуть служебным положением, поздравить своего друга Фараона, и извиниться перед другим прекрасным рэпером ST, о котором я как-то так вскользь и с недопустимой небрежностью – он блестящий парень, жесткий, четкий, умный, сильный рэпер, очень интересный – я в программе у Дудя как-то по нему проехался излишне невнимательно…

А.Невзоров― … А у несколько тут холодно, мерзко и всюду бродят эти хипстеры, ноют, что им, дескать, нечем гордиться в России. Им лень посмотреть по сторонам и найти то, чем можно гордиться в России. Мало кто обратил внимание, что на этих днях именно россиянин стал обладателем аж четырех, по сути, Оскаров престижной кинонаграды AVN, которая к Оскару приравнивается. И это не Михалков…

В.Дымарский― Да ладно!

А.Невзоров― Да. И произошло это не на встрече Путина с доверенными лицами, хотя победил россиянин по номинациям «за лучшую сцену анального секса», «за лучшую сцену двойного проникновения» и так далее. Это некто Алексей Маетный. Это был крупнейший фестиваль порно в мире. И вот Маетный, держа четыре золотых статуэтки, он пыхтел и объяснял, что он стал таким великим актером в этом жанре, потому что он дитя великой по-настоящему державы. Я не очень разбираюсь в жанре, я не очень понимаю, что такое «двойное проникновение», Дымарский.

В.Дымарский― Да ладно, не разбираетесь! Я вам после эфира объясню……

А.Невзоров― Я подумал, и, в общем, понял, что России есть законодательная и исполнительная власть, и они могут сделать призером в этом жанре кого угодно, обеспечить двойное проникновение в любую минуту.

Вот чего мы имели? Мы имели на этой неделе безобразную и, конечно, занимательную и занятную сцену между Сванидзе и Шевченко. Я не хочу разбираться в том, кто там прав, кто виноват. Я вижу загадочное свойство русских: когда у них заканчивается ненависть друг к другу, они открывают учебники истории – и тогда уже получают друг от друга всё по полной! Это какая-то полная бессмыслица. Вообще, всякое историческое знание абсолютно бесполезно.

О.Журавлева― Дымарский, оппонируйте!

А.Невзоров― А в России… всех этих исторических баек общественно опасно. Это болезненная, опасная игрушка – эта история. Вот они подрались из-за оценки солдат сталинской армии люто и злобно. Причем понятно, что и тот и другой, в общем, милые и очень неглупые люди, готовы были не только друг друга и посадить — и довести до расстрельных ям, и опустошить обоймы маузеров друг другу в затылок.

Вообще, зачем все это надо помнить? Зачем эта история, которая никогда не будет решена, ворошится? Какое отношение эта старая война имеет к сегодняшнему дню, его проблемам. Понятно, что единодушия по поводу роли СССР во Второй мировой войне достигнуто не будет иногда.

Да, вот сейчас пара-тройка миллионов идет «Бессмертным полком». Но такое же количество людей кривится, отворачивается и ненавидит это мероприятие.

Понятно, что речь идет все равно о солдатах сталинской армии, о людях, которые умирали за ГУЛАГ, за право мучить, за право мучить, за беспредел энкавэдэшников, за промороженные трупы, за доносы, за гной – но все это незаживающие, болезненные раны…

В.Дымарский― Александр Глебович, но они не только «за», они были и «против». Они все-таки боролись с нацизмом.

А.Невзоров― Если бы они были против, они бы убили Сталина, насколько я понимаю. Я не знаю, за что они боролись. Поймите, мне все это совершенно безразлично. Мне вся эта война неинтересна. Я только понимаю, что проблема есть, и она никогда не будет решена.

И если завтра, скажем – мы знаем, что колесо Фортуны вращается с большой скоростью – например, 5 марта, будет объявлено национальным праздником – день смерти Сталина – и понесут плакаты, где на лбу Сталина будет написано слово «жопа», то два или три миллиона будут ликовать, но два или три миллиона будет заходиться в ненависти и их будет крючить от злобы.

Мы прекрасно понимаем, что это неразрешимая проблема. Она претерпела такую возгонку, она настолько крепко существует…

В.Дымарский― А возможно эту возгонку в обратное направление?

А.Невзоров― Нет, нет, знаете, уже трансмутация произошла…

В.Дымарский― Но в Германии же смогли.

А.Невзоров― Сколько сил на это было положено.

В.Дымарский― Много.

А.Невзоров― Она сейчас происходит естественным путем. Вот мы сейчас получили свидетельство о том, что какие-то школьницы плевали в Вечный огонь. Мы вспоминаем этих курсантов, которые в ремнях в фуражке, позорили, как выразились их начальники, исполняли танец, и эпидемия этих танцев стала общероссийской. И ведь понятно, что это тоже те же самые плевки – фуражки – в вечный огонь, что этот ответ той молодежи, которую перекормили всей этой патриотической мурой.

В.Дымарский― Я думаю, что они вообще об этом не думают.

А.Невзоров― Я думаю, что думают. У вас учебники в школе были, Дымарский?

В.Дымарский― По-моему, были.

А.Невзоров― Правильно. Ленин был в учебниках? Вы ему бородавки и рога рисовали? Рисовали наверняка. Не рисовать Ленину или Брежневу рога или бородавки было приметой ненормальности.

И вот вся эта пропаганда во главе с графоманом Мединским, она выковывает ломик, которым будут валить все эти воинские мемориалы. Неужели они простой вещи не понимают, что никуда не денутся люди, которые являются оппонентами всего этого патриотического безумия. Притом, что какое сейчас это всё имеет значение, кому это помогает жить?

Вот та же самая блокада. Я знаю, сколько вам досталось за нее. Но я повторяю, меня мало интересует этот вопрос. Но я повторяю, что никуда не денутся люди, которые всегда будут задавать себе вопрос: «Блокада блокадой, а что здесь делали немцы на расстоянии полутора тысяч километров от границ Германии?» Ведь это советской власти была дана возможность выковать любую армию и оказать любое сопротивление «от тайги до Британских морей». Все же помнят эту риторику, тем не менее, она оказалась совершенно профнепригодна, и всё произошло, что произошло.

То есть участникам «Бессмертного полка»… Понятно, что кто-то от этого балдеет, а понятно, что у большинства людей все равно будут вопросы: «А нам не все равно, кто убил наших дедушек». Ведь понятно, что огромное количество людей, солдат сталинской армии было убито совершенно зря, по глупости и бездарности всех этих жуковых. Это невозможно не понимать. И это навязчивая постоянная, непрекращающаяся…

А.Невзоров: Плевки в вечный огонь — это ответ молодежи, которую перекормили всей этой патриотической мурой

В.Дымарский― Александр Глебович, но, в конце концов, и поймут, когда прекратится эта пропаганда официальная.

А.Невзоров― Поймут. Но останутся люди, для которых это будет точно так же болезненно, как сейчас пропаганда патриотизма. Останутся сталинисты…

В.Дымарский― Даже Великая Отечественная война со временем превратиться в сознании в некую Куликовскую битву или войну 812 года…

О.Журавлева― Вымрут просто поколения, Александр Глебович.

А.Невзоров― Знаете, я бы не разделял этот оптимизм. Я вижу, что этот элемент, что это трансмутационное тело, оно существует. Я, например, не решился бы и не понимаю, что с этим делать… Вот наверняка у нас возникнет разговор про этого гематолога, которая сделала трепанобиопсию …

О.Журавлева― Мисюрина.

А.Невзоров― Да, Мисюрина. Но я, например, понимаю, что судить на эту тему может только человек, который сам сделал, по крайней мере, сто трепанобиопсий. Это дико сложно. Ребята, я видел, как это делается. Я даже дважды ассистировал. Я даже видел, более того, и петлевую биопсию. Но судить об этом может только специалист, который может оценить эти риски в миллиметрах, в ангстремах.

То есть понятно, что с этим, в общем, ничего не поделать, что такая проблема есть и что такая проблема использования истории для нагнетания ненависти внутри общества, она всегда будет. Притом, что еще добавляют наши любители нравственности: то Валентина Ивановна что-то про нравственность отмочит, то Гуня мой любимый опять на эту тему поговорит.

Причем вот в его исполнении нравственность – это какая-то такая голая крыса, это такое декоративное, экзотическое животное, корм для которого надо покупать только у попов, лечить надо только у попов; которое должно нюхать ладан и все время что-нибудь грызть. И вот сколько денег снес попам – тем твоя нравственность лучше себя чувствует. Ну, ладно. Перейдем к более веселому.

О.Журавлева― Да, кстати, комедия. Уже Песков, комментируя – господи, чего только не происходит на свете! – стычку боевую между Сванидзе и Шевченко, сказал: «Видите, как Сталин важен. Даже мастодонты не сдерживаются. А вы вот ругаете Министерство культуры». Как вы считаете, он тем самом поддержал решение об отзыве прокатного удостоверения у «Смерти Сталина» или, наоборот, посмеялся над ним?

 

 

Последние изменения: 1 февраля 2018 16:02

Свежие записи

Архивы публикаций

Рубрики сайта