Официальный сайт Партии пенсионеров России

Флаг Партии пенсионеров России

Придумано неплохо

Официальная страница ПФР по РХ

Кормилец местных поселенцев

ПФРФ в Абакане

Моя Хакасия

Макет строящегося музея

Славлю трижды, которое будет

Здравствуйте, я ваша партия! Что впереди расстелется - всё позади останется.

Двоечники с цитатником

Двоечники с цитатником

Полвека назад «культурная революция» накрыла Китай, но сегодня о китайских хунвейбинах все чаще вспоминают у нас. Почему так, размышляет Дмитрий Косырев

xunvejbiny

Борьба за партийность и духовность по китайски: хунвейбины заучивают цитатник Мао

Фото: РИА Новости

Затейливая действительность выстраивает с историей неожиданные и порой убедительные параллели

Дмитрий Косырев

«Великая пролетарская культурная революция» в Китае началась ровно…

 

Нет, давайте сразу скажем главное. Это не о китайцах, или далеко не только о китайцах. Это и о наших персонажах, тоже учиняющих здесь и сейчас свою «культурную революцию», которая не сильно от той, китайской, отличается.

Так вот, «Великая пролетарская культурная революция» в Китае началась вроде как весной 1966 года, с момента, когда кто-то где-то вывесил дацзыбао (рукописный плакат) с соответствующими идеями. Хотя Мао Цзэдун как-то обмолвился, что на самом деле все начиналось даже раньше, в ноябре 1965 года, со статьи левого радикала Яо Вэньюаня. Но сотни миллионов китайцев в их повседневной жизни начало этой революции не ощущали до осени 1966 года, когда все началось всерьез и везде. Дело в том, что летом студентов и школьников отпустили на полгода на каникулы, то есть образование прекратило течение свое, и к осени они начали громить культуру. Так что у нас сейчас — 50 лет этому весьма поучительному событию (и почти 40 лет с момента его завершения — в виде полного разгрома страны).

В СССР события тех лет описывали по большей части как технологию борьбы за власть, за возвращение Мао Цзэдуну контроля над высшим руководством и за моральное, а то и физическое уничтожение его соперников. Ну да, по части борьбы за власть у товарища Мао было все в порядке — это он умел. Но не будем все-таки забывать, что полем битвы была избрана именно культура как таковая, с общим замыслом полностью переписать, начать с нуля всю культуру древней и великой страны.

Что хунвейбины («красные охранники») конкретно делали: закрыли все книжные магазины, продажа книг, кроме цитатника Мао, была запрещена; напали на театры, сожгли даже декорации и костюмы спектаклей Пекинской оперы, театр исчез вслед за книготорговлей, за исключением шести «революционных спектаклей». Еще хунвейбины снесли часть Великой китайской стены, растащив ее на кирпичи. Они насаждали тот стиль одежды, который считали правильным,— резали косы и крашеные волосы у женщин, рвали узкие брюки, отрывали каблуки. Музеи были тоже закрыты (превентивным распоряжением премьера Чжоу Эньлая, который таким путем спас их от разгрома). Ну и травили людей культуры, науки, особенно учителей, заставляя их каяться в том, что несут не ту культуру. Избивали, доводили до самоубийства.

Кто были эти уничтожители культуры? Если коротко, то двоечники (они, напомним, были школьниками и студентами). Образование — жутко недемократичная вещь: над тобой стоит учитель, олицетворяющий все знания и культуру скопом, у кого-то с учебой все хорошо, у кого-то плохо, надо что-то пытаться понимать, тянуться и — главное — уважать вот это самое. Культуру, в частности. И учителя. А хунвейбины хотели, чтобы все прочие жили так, как они. Разделяли их убогие вкусы и представления о том, что такое настоящая культура и стиль жизни…

Теперь посмотрим: есть какая-то принципиальная разница между хунвейбинами и теми российскими персонажами, которые то здесь, то там устраивают свою культурную революцию, заодно борются против голых и секса, алкоголя и табака, за тот стиль жизни, который им кажется правильным? Если не считать возраста, то разницы никакой (наши постарше — это двоечники, которые выросли).

И если уж на то пошло, то есть ли какая-то разница между хунвейбинами нашими, китайскими, и пламенными активистами «Исламского государства» (как вы понимаете, запрещенного в России)? Не вижу. Опять же кто-то силой навязывает другим людям свои представления о культуре, стиле жизни, религии, громит музеи и памятники, запрещает все что можно и т.д.

Разница между нами и Китаем 50 лет назад в том, что у нас все не так по части использования хунвейбинов в борьбе за власть. Да, некоторые из них утверждают, что спасали страну от «уничтожения» от рук либералов и полоумных радикалов в 2011-2012 годах. Но неужели платой за это должно стать уничтожение культуры (а именно к этому сводится активность наших поборников нравственности и прочих хунвейбинов и ваххабитов)? Это как-то дороговато получается. Потому что а что взамен? Пролеткульт?

Культура, между прочим,— это не пустяк. Это перманентно развивающееся представление большой группы людей (нации) о красоте, то есть, в общем-то, почти о смысле жизни. Отдавать ее на откуп тем, кто поагрессивнее? Но как быть с остальными?

Да, имеются проблемы по части «кого бояться». С одной стороны, наши хунвейбины есть, существуют сами по себе, всегда были и всегда будут. Как, собственно, это было в Китае полвека назад и сейчас наверняка есть. А раз так, то с их злобой и бешеными нападками на людей с другими вкусами надо что-то делать, и есть соблазн направить их черную энергию на что-то и временно успокоиться. С другой стороны, если всерьез рассердить их жертв, то тоже мало не покажется. Это ведь далеко не только плохие прозападные либералы.

В России из государственных деятелей Владимир Мединский оказался чуть не первым за 20 лет, кто всерьез начал дискуссию о том, зачем нации культура, и это хорошо. Но в целом множество представителей власти по вопросу о культуре прячут тело в утесах. То есть на всякий случай стараются не сердить погромщиков. Тот же Мединский объясняет нам, что дело не вообще в культуре, а в госзаказе на нее.

Хунвейбины хотели, чтобы все прочие жили так, как они. Разделяли бы их убогие вкусы и представления о том, что такое настоящая культура и стиль жизни…

Государственный заказ — штука понятная. Вот три римских папы заказывали работу (а значит, и правильный вкус и стиль) Микеланджело. Владимир Мединский иногда ссылается на некое консервативное большинство с правом диктовать госзаказ, то есть вкус от имени государства. А папы на что ссылались?

И еще большинство ли это, вот вопрос. Кстати, если большинству не нравится Микеланджело, то что тогда? А у него вообще-то много голых.

Сложно-то все как…

Спорить о вкусах необходимо. Но для начала хорошо бы установить от имени государства жесткое правило: устроил физический прессинг против произведения или человека культуры — независимо от заслуг будешь сидеть по максимуму, и не за мелкое хулиганство, а за уничтожение основ существования нации. Хочешь доказать, что это в данном случае плохая культура, так доказывай, но без рук. Ты даже можешь оказаться прав.

Да, а в Китае дело было так: товарищ Мао, устроив с помощью погромщиков хаос в стране, избавился-таки от товарища Лю Шаоци, изолировал Дэн Сяопина и многих других. Хунвейбины тем временем раскололись на две фракции и стали драться между собой. Какие фракции? Детей интеллигенции и детей рабочих. Интересно, обвиняли ли вторые первых в том, что они не патриоты и по факту происхождения ни на что не годятся, а добиваются успеха только благодаря родителям?

Далее же они стали всем мешать, как в СССР начали мешать чересчур агрессивные пролеткультовцы. В итоге хунвейбинов уничтожала армия — доходило до штурма городов с артиллерией. Нашим хунвейбинам, впрочем, об этом рассказывать бесполезно: чтобы воспринимать такие вещи, нужно определенное уважение к культуре и образованию…

Журнал «Огонёк» №44 от 07.11.2016, стр. 18
0 0 голос
Рейтинг статьи

Последние изменения: 11 ноября 2016 12:11

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Радио

Онлайн радио #radiobells_script_hash

Свежие записи

Рубрики сайта

0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x