Официальный сайт Партии пенсионеров России

Флаг Партии пенсионеров России

Придумано неплохо

Официальная страница ПФР по РХ

Кормилец местных поселенцев

ПФРФ в Абакане

Моя Хакасия

Макет строящегося музея

Славлю трижды, которое будет

Здравствуйте, я ваша партия! Что впереди расстелется - всё позади останется.

Позиция, а не оппозиция _ Юрский

✭✭✭✭✭

***

***

dmi_bykov 8 февраля — год без Сергея Юрьевича Юрского.

Пустота такого масштаба образовалась сразу и не проходит до сих пор: и это при том, что для меня это особая утрата, потому что он был одним из любимых моих собеседников. Он так часто звонил что-то мне сказать, так часто делился новыми прочитанными текстами.

Юрскому всего было мало, он был универсально одарен и пробовал себя в литературе, театре, режиссуре кинематографической и сценической: снял блестящий фильм «Чернов», написал и поставил десяток жестоких и острых трагифарсов, писал стихи и прозу, сыграл десятки великих киноролей, лучшие из которых – Бендер в «Золотом теленке», Сорока-Росинский в «Республике ШКИД» и дядя Митя в фильме «Любовь и голуби», поставил на сцене Моссовета последний спектакль для Фаины Раневской. Он был одним из лучших Чацких ХХ века. Он был первым постановщиком «Фантазий Фарятьева» и исполнителем главной роли – на сцене того самого БДТ, где он узнал славу и всеобщую зрительскую любовь, того БДТ, откуда ему пришлось уйти.

«У меня не оппозиция, а позиция», — говорил он о себе.

Ленинградец, он был фактически изгнан из родного города, неусыпный контроль КГБ довел его до невроза, он написал обо всем этом страшный и сильный роман «Игра в жизнь» — и на долгое время фактически ушел из театра, сосредоточившись на сольных моноспектаклях.

Он был непревзойденным чтецом. Он вернул на сцену Зощенко, читал Мандельштама и Бродского. Знал наизусть тысячи стихотворных и прозаических текстов.
В наш последний, как оказалось, совместный вечер на чтецком фестивале «Прямой речи» в «Гоголь-центре», в декабре 2018 года, он без запинки, без пропусков, без текста в руках читал бабелевского «Фроима Грача» — последний и самый трагический из одесских рассказов;

И все это время он неутомимо поддерживал всех гонимых — ходил на процесс Ходорковского и Лебедева, а потом на процесс Серебренникова. Подписывал протесты. Звонил всем, кого травили, — просто со словами поддержки. Все читал, отмечал все удачи, понимал, как важно вовремя сказанное ободряющее слово. Не был щедр на комплименты, никого не утешал, судил по строгому счету — тем весомее было сказанное и написанное им.

***

***

***

Радио

Онлайн радио #radiobells_script_hash

Свежие записи

Рубрики сайта