Официальный сайт Партии пенсионеров России

Флаг Партии пенсионеров России

Придумано неплохо

Официальная страница ПФР по РХ

Кормилец местных поселенцев

ПФРФ в Абакане

Моя Хакасия

Макет строящегося музея

Славлю трижды, которое будет

Здравствуйте, я ваша партия! Что впереди расстелется - всё позади останется.

У здания Сибирского управления ФАНО сгорела кофейня

Кофейня сгорела в новосибирском Академгородке

13.10.2017

© vk.com/act54

Кофейня сгорела в новосибирском Академгородке. Она находился в одном здании с районной прокуратурой и сибирским управлением ФАНО.

Пожар произошел в ночь на 13 октября. Кофейня сети «Академия кофе» сгорела в ночь на 13 октября. Она находилась на перекрестке улицы Терешковой и Морского проспекта, сообщают очевидцы.

«В пожаре никто не пострадал, его причины на данный момент не установлены» пишет паблик «АСТ-54».

«Академия кофе» располагалась в пристройке к зданию на Морском проспекте,2, где находится Сибирское территориальное управление Федерального агентства научных организаций, прокуратура Советского района Новосибирска и издательство Сибирского отделения РАН.

http://tayga.info/136910

Новая мебель / Почувствуй себя дома как в поезде

11.10.2017

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В Хакасии ФСБ останется без крыши

В Хакасии ФСБ останется без крыши

3.10.2017

 

В Хакасии ФСБ останется без крыши

Фото: yandex.ru

Видимо, за заслуги в расследовании уголовного дела в отношении бывшего руководителя администрации главы Хакасии Владимира Бызова хакасские чекисты получили поощрение — за государственный счет им отремонтируют кровлю.

Надо сказать, крыша на здании ФСБ — это не какая-нибудь кровля в рядовом учреждении, а почти что стратегический объект. У внуков Дзержинского на ней находится куча антенн и всяких передатчиков — переговоры прослушивать, по защищенной связи говорить и проч.

За ремонт из федерального бюджета подрядчику будет заплачено 1 млн 213 тыс. руб.

Согласно техзаданию, в перечень необходимых работ входит демонтаж антенны спутниковой связи ТН-12К со складированием на месте, демонтаж металлической площадки антенны, металлической стойки, антенны спутниковой связи, молниезащиты со складированием на месте (еще бы — нельзя допустить, чтобы спецоборудование складировалаось где-то в другом месте — при. ред.), разборка кровли из профилированного листа, закрепленного к металлическим балкам саморезами, демонтаж металлических прогонов с транспортированием на уровень земли существующей рулонной кровли. Обновят даже устройство пешеходной дорожки Evofast Walkway PVC Tile.

19rus.info

Сергей Шойгу улетел, но глава Хакасии все еще на заимке

Сергей Шойгу улетел, но глава Хакасии все еще на заимке

2.10.2017

Сергей Шойгу улетел, но глава Хакасии все еще на заимке

Фото: yandex.ru

Глава Хакасии все еще находится в отпуске. Эту информацию 19rus.info официально подтвердил пресс-секретарь Виктора Зимина.

Тем не менее странно, что Виктор Зимин столько времени находится в отпуске именно тогда, когда регионе немало проблем — от уборочной кампании до отопительного сезона.

Как уже не раз сообщало 19rus.info, в селе Бородино был введен режим ЧС из-за отсутствия тепла.

Кроме этого, возникли проблемы с подачей тепла на Девятом поселке в Черногорске, а также в Саяногорске.

Меж тем глава республики отреагировал на все это лишь напутственным посылом из соцсети: «Уважаемые жители, спасибо всем за активность в моем профиле. Помощники провели тщательный мониторинг ваших обращений по теме подачи тепла в регионе. По наиболее острым вопросам связывался лично с заявителями по телефону. На сегодняшний день ситуация мне понятна и находится под моим личным контролем. Дал поручение ежедневно докладывать мне о возможных проблемах и рисках».

Позже возникли проблемы и с уборочной кампанией — установившийся снежный покров помешал уборке урожая в земледельческой зоне, из-за чего в Хакасии был введен режим ЧС. И вновь уехавший на заимку глава региона дал о себе знать посредством записи в Инстаграм:

«Ситуация, в которую попали несколько муниципальных образований в Ширинском районе, не выдерживает никакой критики. Это высшая степень разгильдяйства целого ряда муниципальных чиновников и официальных лиц из правительства, курирующих этот район.

За отсутствие должного контроля по обеспечению муниципалитетов своевременным финансированием считаю правомерным освободить от занимаемой должности полномочного представителя по северной группе районов республики Александра Викторовича Гретнева», — написал Зимин (а вернее всего, передал пиарщикам по спутниковой связи, чтобы они записали). Таким образом, Гретнев был отправлен в отставку посредством поста в соцсети. Сам Виктор Зимин общественности по-прежнему не явился.

Ну и, наконец, в минувшую пятницу республику посетил крупнейший российский бизнесмен Олег Дерипаска. Ему в регионе принадлежат такие крупные предприятия, как Саянский алюминиевый завод, Хакасский алюминиевый завод, Абаканвагонмаш, СЭС, ОВЭ и другие.

Тем не менее Виктор Зимин вновь не вышел из сумрака, предпочтя встрече с Олегом Дерипаской общество Сергея Шойгу. Министр обороны, по данным 19rus.info, прибыл в Хакасию еще неделю назад, но его визит носил неофициальный характер. Все время, пока Шойгу был на заимке, его сопровождал Зимин. На выходных министр обороны покинул тайгу и возвратился к решению военных задач.

Кроме того, в пятницу у Зимина был запланирован ряд встреч с более «простыми» людьми. Эти встречи также не состоялись.

Как ожидается, и губернатор вскоре выйдет на работу — в среду он примет участие в открытии белазовского цеха на абаканской ТЭЦ. По крайней мере, так обещает его пресс-служба.

19rus.info

Деды без лекарств Берлин брали

Российским регионам не хватает лекарств

28.9.2017

В аптеках и больницах есть только 65% наименований из перечня жизненно необходимых препаратов

В России стало больше регионов, обеспеченность которых жизненно необходимыми и важнейшими лекарственными препаратами (ЖНВЛП) ниже среднего по стране. По итогам августа их уже 39, хотя полгода назад, в марте, было 34, говорится в документах Росздравнадзора, пишут «Известия». Относительно показателей прошлого года общая обеспеченность ЖНВЛП выросла на два процентных пункта, но все еще составляет 65% в среднем по стране. Эксперты считают, что нехватка жизненно необходимых лекарств связана с дефицитом региональных бюджетов, а также с нерентабельностью производства ряда препаратов.

Ни в одном субъекте Федерации не представлены все медикаменты из списка ЖНВЛП. Об этом свидетельствуют показатели ежемесячных докладов Росздравнадзора, с которыми ознакомились «Известия». Речь идет о наличии лекарств как в аптеках, так и в лечебных учреждениях. По последним данным ведомства, в среднем регионы обеспечены ЖНВЛП только на 65%: в августе 2017 года из 646 лекарств перечня в субъектах было представлено только 421.

Меньше всего по результатам августа обеспечен лекарствами из категории ЖНВЛП Дагестан — в республике представлено только 295 международных непатентованных наименований (МНН) из 646, входящих в перечень. В Чукотском автономном округе есть 300 лекарств из перечня, в Ненецком — 303. На четвертом месте по нехватке ЖНВЛП Чеченская Республика — 310 МНН. Пятое место разделили Калмыкия и Севастополь, где есть по 311 лекарственных средств из перечня.

Больше всего медикаментов из списка представлено в Москве — 547 препаратов, в Иркутской и Свердловской областях — по 509 видов лекарств.

В Росздравнадзоре подтвердили, что нехватка лекарств из списка ЖНВЛП есть, но ситуацию с обеспеченностью регионов назвали «стабильной».

При этом за год средний показатель обеспеченности вырос на два процентных пункта: с 63% в августе 2016-го до 65% в августе 2017-го (408 и 421 наименование лекарств соответственно). С января по август прошлого года показатели варьировались от 405 до 409 наименований. В мониторинге Росздравнадзора не учитывается информация о закупках ряда препаратов от туберкулеза, ВИЧ и лекарств для льготников с участием средств федерального бюджета.

BFM.RU

В Приангарье единороссу не дали провести закон о запрете продажи алкоголя в жилых домах в угоду торговым сетям

Иркутский единоросс отказался от скандального антиалкогольного закона

26.9.2017

Парламент Приангарья не рассмотрел законопроект о запрете на продажу спиртного в магазинах, расположенных в жилых домах. Автор документа снял его с повестки после негативных отзывов чиновников и экспертов.

Депутат Алексей Козюра снял вопрос с повестки сессии 25 сентября, сообщили в аппарате бизнес-омбудсмена Приангарья Алексей Москаленко. Документ планируется доработать.

Тайга.ифно писала, что парламентарий предлагал на уровне региона запретить продажу спиртного на первых этажах жилых домов и в 15 раз увеличить минимальный уставной капитал для торговых компаний. Решение, по оценкам экспертов, привело бы к закрытию сотен торговых точек и увольнению тысяч людей. Кроме того, предлагалось ограничить время продажи алкоголя только с 12:00 до 20:00.

Профильный комитет заксобрания рекомендовал принять документ, несмотря на негативные отзывы бизнес-омбудсмена, участников рынка, регионального правительства, ФАС и прокуратуры.

«Предпринимательским сообществом были предложены концептуальные предложения, не учесть которые нельзя,  признал Козюра.  В связи с этим, принял решение просить коллег-депутатовснять законопроект с рассмотрения на сессии и дать возможность его переработать в рабочей группе. Спасибо всем, кто прислал конструктивные предложения».

Читайте также: «Сотни магазинов закроются из-за инициативы иркутского единоросса»

http://tayga.info/136598

 

ОМС в запущенной форме / Почему российское страхование превратилось в хаос

ОМС в запущенной форме

23.9.2017

Старинная формула читается сегодня буквально: самое дорогое — это здоровье

Фото: Тимофей Изотов / Коммерсантъ

Федеральный фонд обязательного медицинского страхования оказался в центре скандала: как выяснила прокуратура, фонд тратил бюджетные деньги на закупку квартир своему руководству, а в выплатах сельским врачам отказывал. Почему российское обязательное медицинское страхование превратилось в хаос, разбирался «Огонек»

Наталия Нехлебова

Прокурорская фабула проста: установлено, что Федеральный фонд ОМС активно тратит бюджетные деньги на улучшение жилищных условий своих сотрудников. Например, Арби Ахматханов, заместитель начальника управления фонда, получил на эти цели 11,5 млн рублей. При этом у чиновника в собственности уже есть две квартиры в Арабских Эмиратах площадью 140 и 155,8 квадратных метра, плюс большая квартира в Москве. Всего фонд выделил пяти (!) своим руководителям 45 млн рублей…

У этой правоохранительной фабулы, однако, есть еще одна составляющая, которой следствие (пока?) не занимается: на фоне заметного улучшения жизни руководства организации, аккумулирующей средства ОМС, долги больниц в регионах достигают неслыханных размеров. Миллиард рублей — такой долг, например, у медучреждений Алтайского края, в Свердловской области кредиторская задолженность больниц 600 млн…

Цифры по территориям разнятся, но проблема типовая. Так что для понимания общей картины имеет смысл рассмотреть ее в деталях на каком-то одном примере. Эксперты предложили за основу разбора взять Пермский край: здешние «болячки» не просто известны, их пытаются активно лечить — тем проще оценить масштаб явления.

Итак, начнем с цифр. В Пермском крае на начало 2017 года общая задолженность медицинских организаций своим поставщикам составила около миллиарда рублей (сейчас уже больше — сумма продолжает увеличиваться). Избранный губернатор, правда, пытается исправить ситуацию (клиникам обещано 300 млн рублей), но разгребать завалы предшественников не просто. Нельзя сказать, что проблему не замечали — обеспокоенные письма в Пермь исправно слал федеральный Минздрав, в середине прошлого года покинули свои посты министр здравоохранения Перми Ольга Ковтун и директор Территориального фонда обязательного медицинского страхования Антон Бахлыков. Но, как утверждает глава исполкома ОНФ Пермского края Евгений Симакин, «долги продолжают значительно и неуклонно расти». За долгами тянется хвост: зная о неблагополучии на территории, поставщики медикаментов завышают цену на свою продукцию, закладывая в нее риски, ведь когда они увидят реальные деньги, неизвестно. А значит, новые долги гарантированы. «Я был в нескольких больницах,— рассказывает Евгений Симакин,— там все лекарства подписаны: Сидоров, Григорьев, Попова… То есть люди покупают лекарства сами. Система обеспечения не работает».

Какая же связь между плачевным состоянием медицины в регионах и недвижимостью руководства ФОМС? Да самая прямая.

238 млрд на карманные расходы

Система обязательного медицинского страхования появилась в России в начале 90-х как отчаянная мера в условиях рухнувшего бюджета. Денег не было, и работодателям было предписано выплачивать фиксированный процент с доходов своих сотрудников. «Система ОМС рассматривалась в качестве временной меры»,— объясняет Юрий Комаров, создатель НИИ в системе Минздрава РФ по управленческим и экономическим проблемам. Однако, как известно, нет ничего более постоянного, чем временное: с тех пор ОМС существует без изменений, хотя страна встала с колен, пережила тучные годы и вновь оказалась лицом к лицу с экономическими вызовами уже новой эпохи. А с 2013 года было введено одноканальное финансирование: ОМС стало главным источником денег в российском здравоохранении.

Бюджет фонда ОМС в этом году — 1,7 трлн рублей (заметим, общий бюджет здравоохранения, включая ОМС, 3 трлн рублей). Эти деньги платит каждый из нас — 5,1 процента от зарплаты ежемесячно. Схема на первый взгляд отстроена разумно: собранные средства Федеральный фонд перераспределяет в территориальные фонды, те выдают их страховым медицинским организациям. Последние, в свою очередь, перечисляют деньги клиникам — сколько услуг те оказали, столько и получили. Декларируется принцип: «Деньги идут за пациентом».

Все бы ничего, но, как выясняется, деньги идут с потерями, причем немалыми. Часть финансового потока оседает в каждой из структур, которая стоит на пути движения средств в больницы. Еще часть достается страховым компаниям от суммы штрафов, которые они выписывают больницам за ненадлежащее оказание медпомощи (от 15 до 25 процентов от выписанного). В 2015 году, например, только страховые медицинские организации получили за свою деятельность 19,2 млрд рублей. А всего, по данным Юрия Комарова, из бюджета ОМС по дороге из фондов в больницы вымывается около 14 процентов. И если цифра верна — это 238 млрд (!).

Что же за такие деньги делают Федеральный фонд (ФФОМС), территориальные (ТФОМС) и страховые организации? Первые две заняты сбором страховых взносов, они следят за работой страховых медорганизаций, выполнением законодательства об ОМС властями регионов. Страховые медорганизации должны представлять и защищать интересы пациентов, контролировать качество оказанного лечения и отвечать за него, так же как и медучреждение, которое оказывает услуги. По идее, все это должно создавать на медицинском рынке конкуренцию и неуклонный рост качества. Наверху пирамиды — господин застрахованный. За право его лечить конкурируют страховые организации и клиники, предлагая ему все самое лучшее. На деле, однако, все три блага, которые должна была бы дать нам ОМС — страховая медицина, конкуренция и качество,— существуют главным образом на бумаге. А в реальности повсеместно плодятся нищие медицинские учреждения и процветает расходование денег на нужды высокопоставленных чиновников ОМС.

Страховка как болезнь

«Страховые медицинские организации не выполняют свою главную функцию. На самом деле их обязанность — управление рисками организации медицинской помощи»,— поясняют в Высшей школе организации и управления здравоохранением (собеседник «Огонька» пожелал остаться неизвестным).

То есть они должны заниматься организацией медицинской помощи и контролем за ней. По идее, как только человек заболел, он звонит страховщику, тот вызывает скорую помощь, согласует госпитализацию с тем стационаром, где есть возможность его сейчас принять и есть врач, который готов помочь именно по этой проблеме, где работает необходимое оборудование. Если в больнице пациенту предлагают купить лекарство, он также звонит своему страховщику и жалуется. Страховщик следит, чтобы пациенту последовательно и вовремя была оказана вся необходимая помощь. Во всем мире это называется управление страховыми рисками. Это то, для чего и существуют страховые медицинские компании…

А что у нас? А у нас эти организации занимаются проверкой услуг, уже оказанных, сверяют то, что написано в документах медучреждений, с тем, что обозначено в стандартах Минздрава. То есть к качеству медицинской помощи это никакого отношения не имеет! И хотя на самом высоком уровне говорилось о необходимости перехода с бюрократического именно на страховой принцип работы ОМС, перехода не происходит: страховые медицинские организации (СМО) не несут ответственности за застрахованного человека, который платит им деньги.

За что же они в ответе? Около половины выявляемых страховыми организациями нарушений приходится на… неправильное оформление медицинской документации (данные Счетной палаты), 53 процента — на нарушения порядков и стандартов медпомощи. Это забавно: до сих пор не на все болезни существуют стандарты. Стало быть, доходы проверяющей стороны зависят не от объективных параметров, а от дотошности и… фантазии при проверках. И вовсе не случайно, что разные страховые компании, проверяя одни и те же организации, находят совершенно разное количество «штрафных позиций» — креатив доступен не каждому. Зато по ключевой для населения графе «доступность медпомощи» нарушений исправно выявляется меньше всего — только 0,1 процента. Причина понятна: эта болевая точка нашего здравоохранения страховым организациям просто не видна — ведь они работают с уже написанной историей болезни. Больной, который год ждет госпитализации, не может им пожаловаться.

Во всем мире страховые медорганизации — это НКО. Только у нас и в США — это коммерческие, частные компании. И, конечно, они в первую очередь заинтересованы в прибыли. «Мы государственные деньги государственным же учреждениям передаем через частных коммерческих посредников! — возмущается Юрий Комаров.— У нас все участники процесса в ОМС заинтересованы в росте числа оказанных медицинских услуг, но не заинтересованы в их результатах (лучше стало больному или хуже и т.д.). То есть смысл деятельности в том, чтобы лечить, а не в том, чтобы вылечить: чем больше медицинских услуг будет оказано, тем больше денег они все получат. Система работает на самовоспроизводство. Она экономически заинтересована в росте числа больных людей, а особо — в увеличении доли тяжело больных, с длительно или хронически протекающими болезнями. Но это ведь вступает в противоречие с потребностями государства и общества!» 

«Сейчас мы по закону проверяем в совокупности не более 10 процентов случаев оказания медицинской помощи. Это смешно,— поясняет президент Межрегионального союза медицинских страховщиков Дмитрий Кузнецов.— Ведь что такое страховая модель? Это когда вы заранее налаживаете процессы так, чтобы конвейер не выдавал брак. Тот контроль, который существует у нас, настроен по другому принципу — мы оцениваем то, что выходит с конвейера. То есть не предупреждаем брак, а боремся с его последствиями. Хотя надо отметить: ситуация постепенно меняется…»

Всего, по данным Юрия Комарова, из бюджета ОМС по дороге из фондов в больницы вымывается около 14 процентов. И если цифра верна — это 238 млрд

Перемена в следующем: год назад было объявлено, что начал создаваться институт страховых представителей. Это человек в страховой компании, которому вы можете позвонить и рассказать, что вас не устраивает в лечении. Новация замечательная, но, увы, пока это полумифический персонаж. Например, в Новосибирской области по филиалу Росно-МС один (1) страховой представитель обслуживает 19 тысяч застрахованных, а по филиалу Ингосстрах-М — 314 тысяч застрахованных. В Москве не лучше: один представитель Ингострах-М обслуживает 30 тысяч застрахованных, а один человек на этой позиции в «Спасских воротах» — 370 тысяч человек…

Хотя будем объективны: в существующей диковатой системе ОМС страховые организации все же выполняют важную контролирующую функцию в ряде случаев (экспертизы смерти, например, или реального ущерба здоровью пациентов), а главное — они борются с тотальными приписками медучреждений.

Дело в том, что, пытаясь получить больше денег, больницы приписывают больному ненужные процедуры, в историях болезни появляются медицинские услуги, которые никто не оказывал. «Каждая приписка — это деньги,— объясняет Юрий Комаров,— так больницы пытаются выживать». На это упирают и сами страховщики, отмечая свою полезность и незаменимость: именно санкции за приписки составляют большую часть так называемых штрафов за неправильно оформленную документацию.

В целом же мы имеем дивную систему: больницы наживаются на приписках, а страховые компании — на их обнаружении. Государство это устраивает, так как сложившаяся практика экономит бюджет (в среднем в год СМО возвращают в казну около 60 млрд рублей), а страховые организации действуют как канал, по которым деньги текут сразу в двух направлениях — в клиники на больных и обратно в бюджет через штрафы. Удобно, конечно. Особенно страховщикам — с любой транзакции они получают прибыль.

Рука в руке

Эксперты, впрочем, отмечают: даже если страховые медорганизации захотели бы осуществлять реальный контроль качества помощи, это было бы невозможно. Ведь они только пешки в этой игре на миллиарды — над ними целая система, которой они должны подчиниться.

Поясним. В каждом регионе существуют Территориальные фонды обязательного медицинского страхования. И — удивительное дело — они не зависят от Федерального фонда. Их учредителем является субъект Федерации. Центр, передав в регионы деньги, не несет никакой ответственности — ни за их расходование, ни за качество медпомощи в регионах.

«Это ненормальная и одновременно уникальная ситуация,— замечают в Высшей школе организации и управления здравоохранением.— Все бюджетные федеральные фонды — Пенсионный фонд, Фонд социального страхования — работают в регионах напрямую. Но в ОМС все хитрее: деньги у Федерального фонда, а ответственность за финансирование медицинской помощи в регионах — на территориальных фондах и региональных властях. В результате, когда в регионе закрывается больница и народ выходит на улицы, пишет письма в Москву, им сверху говорят: извините, мы деньги отдали в регион, а тот распределил, как получилось. А регион всегда может перевести стрелки на центр: деньги дают сверху, но их мало. И так обе стороны кивают друг на друга».

Что в сухом остатке? А вот что: с деньгами ОМС при таком раскладе можно обращаться как угодно. И обращаются — кто как может.

В каждом субъекте распоряжением губернатора создается так называемая комиссия по формированию территориальной программы обязательного медицинского страхования. В нее входят представители власти региона, члены территориального фонда ОМС, страховщиков, лечебных учреждений и профсоюза медработников. Эта комиссия (а не рынок и не выбор пациентов) распределяет деньги ОМС между лечебными учреждениями. Предполагается, что коллективная ответственность должна обеспечить справедливость этого распределения. Но на самом деле комиссии не несут никакой ответственности за свои решения (кроме моральной). А поступают они, как правило, следующим образом: поступившие средства разделяют на два потока. Первый — это так называемые лимиты, те суммы средств ОМС, которые каждая больница получает на год (вопреки страховому принципу «деньги идут за пациентом»). Второй поток направляется на оплату услуг. И здесь заветное слово — «тарифы», то есть стоимость оказания той или иной медицинской услуги. По идее, тарифы должны формироваться на основе расчета себестоимости медицинской услуги, чтобы как минимум возместить лечебному учреждению расходы. Однако сегодня в России реальной себестоимости медицинских услуг в системе ОМС не знает никто. Единой методики расчета нет. «Никому не известно, сколько стоит, например, УЗИ,— говорят эксперты «Огонька».— Поэтому тарифы серьезно разнятся не только от региона к региону, но и зачастую в рамках одного региона между разными лечебными учреждениями».

И устанавливаются эти тарифы и лимиты для разных лечебных учреждений в большинстве случаев на основе личных отношений (так, во всяком случае, заявляют эксперты «Огонька»). Например, региональная больница с авторитетным главным врачом, который к тому же является родственником губернатора, получит львиную долю, а районные и сельские больницы — крошечный лимит, минимальный тариф, к тому же у них маленький поток пациентов. И если главный врач сельской больницы не имеет сильного административного веса, то он будет довольствоваться теми лимитами и тарифами, которые ему дадут. Так и появляются громадные долги — ведь за небольшим количеством пациентов идут крохотные деньги. Сама система ОМС уничтожает низовую медицину.

«Де-факто на уровне региона мы имеем бюджетно-распределительную систему в худшем ее варианте,— утверждают эксперты,— создаются идеальные условия для воровства денег, неэффективного расходования». Звучит резко, а как сказать иначе, если огромные средства распределяются на основе личных отношений, если клиники разделены на «свои» и «чужие». И если вдруг «чужие» работают хорошо, востребованы пациентами и превышают установленный лимит, то им нужно или «договариваться» о его увеличении, или судиться, пытаясь получить оплату своей работы, или уходить в убыток. А по-другому не получится — ведь они не имеют права отказывать в помощи по ОМС, даже если лимит финансирования исчерпан. «Свои» же лечебные учреждения, даже если они и не очень востребованы, пытаются «освоить» выделенные лимиты с помощью приписок.

Посмотрим, как это работает в нашем «модельном» для разбора ситуации регионе — Пермском крае. Как выяснила аудиторская проверка Контрольно-счетной палаты Пермского края, в течение 2015 года здешний территориальный фонд менял тарифы для разных медучреждений аж 11 раз. Только в 2016 году там в результате изменений финансирование поликлиник и скорой медицинской помощи было снижено на 534 млн рублей. В том же году у 81 медицинской организации (из имеющихся 102) с помощью тарифных манипуляций были снижены доходы, а у 21 организации — увеличены. «При этом расширен перечень услуг и тарифов на медицинские услуги диализа, что приводит к увеличению доходов медицинских организаций, оказывающих услуги диализа»,— говорится в отчете проверки. Почему так расщедрились на диализ? Все просто: диализные центры в крае обслуживает некая компания, с хозяевами которой, как утверждают в регионе, бывший министр здравоохранения края поддерживала неформальные отношения…

Пытаясь получить больше денег, больницы приписывают больному ненужные процедуры, в историях болезни появляются медицинские услуги, которые никто не оказывал

Страховые организации в такой крепкой конструкции — простые «операторы». Ведь даже их борьба с приписками ограничена личными интересами. «В рамках неформальных практик субъект Федерации устанавливает лимиты страховым медицинским организациям на штрафы,— сообщают собеседники «Огонька».— Это значит, что глава территориального фонда вызывает руководителя страховой медицинской организации и говорит, например: «Горбольница N 1 — не больше полутора процента штрафов! Если больше — ты работать здесь не будешь»». Бывший руководитель Пермского территориального фонда Бахлыков хотел было установить размер штрафов в 30 процентов от всех проверенных дел, но его осадили. Теперь он возглавляет… департамент здравоохранения Севастополя.

Под занавес сюжет из жизни. «В больницу поселка Гайны привезли лесника,— рассказывает глава исполкома пермского ОНФ Евгений Симакин,— ему на ногу упало дерево и раздробило кость. Нужна срочная ампутация. Сельская больница не имеет права это делать, это не предусмотрено ее тарифом. Но медики все равно оперируют, потому что это вопрос жизни и смерти. Но денег они за операцию не получат. Только если через суд». Но и это не все. Страховая медорганизация может сельских врачей еще и оштрафовать — ведь это высокотехнологическая помощь, а по стандарту ее могут оказывать только в районной больнице…

Нехорошее место

Самое поразительное, что за качество медицинских услуг не отвечает никто

Самое поразительное, что за качество медицинских услуг не отвечает никто

Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ

«Сегодня на уровне регионов сформирована замкнутая самодостаточная закрытая неконкурентная система финансирования медицинской помощи, не имеющая ничего общего со страхованием»,— делают вывод эксперты «Огонька»

Можно ли это изменить? Можно. Необходимо возложить на федеральный Минздрав ответственность за доступность медицинской помощи по всей территории страны, заменив территориальные фонды ОМС и региональные Минздравы региональными отделениями Федерального фонда ОМС и федерального Минздрава. Добиться, наконец, выполнения страхового принципа «деньги идут за пациентом», исключив практику лимитов и других ограничений. Уточнить функции страховых медорганизаций, возложив на них ответственность за управление рисками организации медицинской помощи и поддержки пациентов в период ее оказания. Дмитрий Кузнецов, президент Межрегионального союза медицинских страховщиков, соглашается: «Страховщик должен стать именно страховой организацией. Кроме того, должна произойти конкретизация объема услуг, оказываемых в ОМС».

Есть и более радикальные предложения. Глава СП Татьяна Голикова, к примеру, в качестве решения предлагала ликвидировать страховые медорганизации вообще, передав их функции терфондам. Но не все эксперты это разделяют: «Если бы дело было только в страховых организациях, их можно было бы отрезать как опухоль и дело с концом,— комментирует Евгений Гонтмахер, заместитель директора по научной работе Института мировой экономики и международных отношений,— но вся система абсолютно гнилая. Страховые организации поддерживают в ней определенный баланс. Без них это превратится вообще в совершенный хаос. Давать больному в качестве защитника чиновника — дело опасное».

Как показывает прокурорское следствие, с которого мы начали этот материал, оставлять все как есть — тоже небезопасно.

Судьба предыдущего руководителя Федерального фонда ОМС Андрея Таранова и его замов, дружной компанией отправившихся в тюрьму в 2009 году (руководители фонда получили от 4 до 9 лет колонии за коррупцию), не произвела впечатление на сменщиков — теперь вот пришел их черед общаться с правоохранителями. Может, как говорил классик, все-таки что-то поправить в консерватории?..

Деньги на все

Детали

Как распределяются средства ОМС

Для пациентов

Первичная медико-санитарная помощь, включая профилактическую помощь, скорая медицинская помощь (за исключением санитарно-авиационной эвакуации), специализированная медицинская помощь, в том числе высокотехнологичная медицинская помощь, в следующих случаях: онкология; болезни эндокринной системы; расстройства питания и нарушения обмена веществ; болезни нервной системы; болезни крови, кроветворных органов; отдельные нарушения, вовлекающие иммунный механизм; болезни глаза и его придаточного аппарата; болезни уха и сосцевидного отростка; болезни системы кровообращения; болезни органов дыхания; болезни органов пищеварения; болезни мочеполовой системы; болезни кожи и подкожной клетчатки; болезни костно-мышечной системы и соединительной ткани; травмы, отравления и некоторые другие последствия воздействия внешних причин; врожденные аномалии (пороки развития); деформации и хромосомные нарушения; беременность, роды, послеродовой период и аборты; отдельные состояния, возникающие у детей в перинатальный период.

Как больницы тратят средства ОМС

Оплата труда и начисления на выплаты по оплате труда — 70,7%

Приобретение медикаментов и перевязочных средств, медицинского инструментария, реактивов и химикатов, стекла, химпосуды и прочих материальных запасов — 15,2%

Приобретение продуктов питания — 1,8%

Покупка мягкого инвентаря — 0,1%

Оплата работ (услуг) — 10%

Источник: ФФОМС. На что тратятся недостающие 2,2 процента, ФФОМС информации не дает

Журнал «Огонёк» №37 от 18.09.2017, стр. 12

 

 

Управляющая компания незаконно включила в платежки новосибирцев почти 1 млн рублей

Управляющая компания незаконно включила в платежки новосибирцев почти 1 млн рублей

22.9.2017

Управляющая компания незаконно включила в платежки новосибирцев почти 1 млн рублей

© uriston.com

Управляющая организация ООО «МКС-Новосибирск» незаконно включила в платежные документы граждан за два месяца «добровольное страхование». Заплатить за услуги предложили 2 тыс. жителей Кировского района, сообщает областная прокуратура.

Лишние 200 рублей появились в платежках в июле — августе 2017 года. Получатель ЗАО «МКС-Новосибирск», выступающее как агент по договору со страховой компанией ООО СК «УРАЛСИБ СТРАХОВАНИЕ».

При этом, как отмечают в областной прокуратуре, по закону в платежном документе должны указываться только обязательные для граждан платежи: «Информация об оплате услуг добровольного страхования не входит в перечень сведений, подлежащих включению в платежный документ».

Управляющая компания вышла за рамки своих полномочий, поскольку действия не связаны с осуществлением деятельности по договору управления многоквартирным домом.

«Граждане не обращались в ЗАО МКС-Новосибирск или ООО СК УРАЛСИБ СТРАХОВАНИЕ для заключения договора. Изначально страховые полисы направлялись (путем распространения через почтовые ящики) управляющей организацией потенциальным страхователям без их волеизъявления и не были персонифицированы» говорится в сообщении ведомства.  Отсутствие у ЗАО «МКС-Новосибирск» документального подтверждения вручения потенциальным страхователям страхового полиса свидетельствует о том, что управляющей организацией не была предоставлена своевременная и полная информация о правилах, условиях, сроках добровольного страхования, страховом случае».

Включение ЗАО «МКС-Новосибирск» в платежные документы строки с услугой «добровольное страхование» является незаконным, посчитали в прокуратуре. Исполнительному директору ЗАО «МКС-Новосибирск» внесено представление об устранении нарушений законодательства.

http://tayga.info/136581

«СО РАН оставляет Академгородок разрушенной окраиной, городская среда не интересна». Скандальное интервью академиков

«Нынешнее руководство СО РАН оставляет Академгородок разрушенной окраиной»

22.9.2017

© nskstreets.narod.ru

За что идет борьба на выборах председателя СО РАН? Почему дело дошло до «заговоров» и компромата? В каком состоянии действующее руководство оставляет отделение, и почему Академгородок завидует Кольцово и Новосибирску? Об этом в интервью Тайге.инфо рассказали академики Валентин Власов и Николай Колчанов.

Тайга.инфо: В РАН и ее Сибирском отделении неожиданно для сторонних наблюдателей, которые не следят внимательно за академическим сообществом, начались бурные события. Сначала отменили выборы президента РАН. А затем, после рейтингового голосования по кандидатам в председатели президиума СО РАН, прозвучало заявление действующего руководителя отделения академика Асеева о том, что в президиуме. оказывается, был составлен заговор. И как можно понять из его слов  это заговор против действующего руководства СО РАН в пользу ФАНО. Так как нынешнее руководство отделения последовательно выступает против реформирования Академии наук. И заговор этот составили члены Научно-консультационного совета при ФАНО, в том числе и вы.

Власов: Мы ведь обсуждаем выборы. И у каждого кандидата есть некая группа поддержки. Поэтому слово «заговор» в этой ситуации вообще не применимо. Начну с того, что выборы президента РАН и председателя СО РАН весной 2017 года не состоялись, хотя были очень достойные кандидаты.

Тайга.инфо: На тех выборах академик Алексеенко был рекомендован президиумом СО РАН?

Власов: Действительно, было несколько кандидатов, в том числе и академик Сергей Владимирович Алексеенко. Почему сорвались выборы? Возможно, потому, что с начала реформы академической науки в 2013 году в научном сообществе (как в РАН, так и в институтах ФАНО) начался интенсивный поиск путей выхода из кризиса. И естественно, что взгляды по этому вопросу как в академическом сообществе, так и у кандидатов в президенты РАН и председатели СО РАН сильно различались. Удивительно, если бы это было по другому! Было много дискуссий. Об этом много писали. Ситуация накалилась. В этой ситуации академик Владимир Фортов, выдающийся ученый, президент РАН с 2013 года, снял свою кандидатуру. Так же поступили остальные кандидаты. Поэтому выборы президента РАН не состоялись. В этой ситуации не состоялись и выборы председателя СО РАН. Лично я надеялся, что президентом РАН будет избран академик Александр Макаров, директор Института молекулярной биологии РАН, выдающийся ученый и прекрасный организатор, а председателем СО РАН  академик Павел Логачев, директор крупнейшего в СО РАН Института ядерной физики.

Тайга.инфо: Давайте поговорим о текущих выборах президента РАН и председателя СО РАН.

Колчанов: Начну с того, что выборы в РАН являются стержнем академической демократии на всех уровнях (начиная от младших научных сотрудников, включая членов Ученых советов и заканчивая директорами институтов). Чем более прозрачна процедура выборов, тем больше доверия к ее результатам. На наш взгляд, процедура подсчета голосов требовала уточнения. Группа академиков, в том числе и я, обратились к председателю СО РАН академику А. Л. Асееву с предложением усовершенствовать регламент. Он первоначально согласился, «Давайте такое дополнение сделаем». Подготовили соответствующие документы. Совершенно неожиданно председатель СО РАН отказался их рассматривать и обсуждать с нами. Вот после этого мы и попали в группу «заговорщиков»  просто потому, что хотели развития академической демократии.

Тайга.инфо: А до этого академик Асеев был согласен?

Власов: Да, он же попросил подготовить предложения. А у нас, помните, была формулировка «антипартийная группировка и примкнувший к ним Шепилов» (так в советской прессе второй половины 50-х годов клеймили Молотова, Маленкова, Булганина и всегда добавляли «и примкнувший к ним Шепилов»  прим. Тайга.инфо).

Тайга.инфо: А как вы оказались в Научно-консультативном совете (НКС) при ФАНО?

Колчанов: НКС был создан для оперативной координации деятельности Академии наук и Федерального агентства научных исследований. Почему председателя СО РАН раздражает группа сотрудников Сибирского отделения, которая работает в составе НКС? Она работает на принципах открытости. При этом в состав совета, работающего в Москве, входит академик Валерий Козлов, ныне исполняющий обязанности президента РАН, и большое количество представителей региональных отделений РАН и региональных научных центров.

Тайга.инфо: А кто входит в состав НКС от СО РАН?

Власов: Там работают академики Деревянко, Сагдеев, Власов, Грачев, Дыгай, Колчанов, Конторович, Пармон, Похиленко, Шабанов, Шокин, Псахье, Маркович. И активно работают, очень солидное представительство от СО РАН. Именно НКС является оперативным механизмом реализации управления академическими институтами со стороны ФАНО России и президиума РАН согласно принципу «Двух ключей», предложенному резидентом РАН академиком Фортовым на одном из заседаний Совета по науке и образованию при президенте. Возникает вопрос: всех ли выше упомянутых академик Александр Асеев считает «заговорщиками»?

ФАНО СОЗДАНО ДЛЯ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ АКАДЕМИЧЕСКИХ ИНСТИТУТОВ В «АВАРИЙНОЙ СИТУАЦИИ», ВОЗНИКШЕЙ В РЕЗУЛЬТАТЕ РЕФОРМЫ РАН

Колчанов: Что касается слов академика А. Л. Асеева про членство ряда академиков в НКС структуре, которую он называет параллельной РАН, члены которой занимаются «заговорщицкой деятельностью», то надо понимать, что ФАНО  это структура, созданная для обеспечения функционирования академических институтов в «аварийной ситуации», возникшей в результате реформы РАН. Что же получается  государство создало структуру по управлению академическими институтами (ФАНО), а мы с ней не должны работать?

Если мы находимся в шторм на корабле, когда есть угроза его гибели (речь идет об академической науке РФ), все должны работать как одна команда: те, кто находится на палубе, у штурвала и в трюме, каждый выполняя свои обязанности. Именно об этом и говорит принцип «Двух ключей», практическая реализация которого на уровне академической демократии и отрабатывается на модели НКС (с учетом того, что проблемы, обсуждающиеся представителями академического сообщества находят решение на уровне согласования между РАН и ФАНО).

Тайга.инфо: Каковы важнейшие задачи нового состава президиумов РАН и СО РАН?

Власов: Важнейшей задачей нового состава президиумов РАН и СО РАН является формирование Стратегии развития академической науки. При этом следует иметь в виду, что тесная кооперация РАН (как наиболее квалифицированного научного экспертного сообщества России) и ФАНО (как сообщества академических институтов) возможна только путем создания новой интегрирующей структуры иерархически более высокого уровня, аналогичной Государственному комитету по науке и технике времен СССР или новой версии Министерства науки РФ, объединяющей в своем составе РАН как высший экспертный орган страны и ФАНО России как структуру, обеспечивающую функционирование академических институтов. Текущая политика руководства СО РАН по отношению к региональным центрам приводит к их постепенной изоляции. Поэтому новому руководству СО РАН необходимо предпринять все возможное для использования в полной мере мощного интеллектуального потенциала научных центров СО РАН.

Тайга.инфо: За что идет борьба на этих выборах?

Колчанов: За пути развития академической науки. За ее сохранение и развитие в новых социально-экономических и политических условиях, которые ставят перед нами жесткие вызовы и от ответа на которые может зависеть не только судьба науки, но и страны. Ответ на стоящие вопросы сложен, и тем более важно искать пути их решения, опираясь на громадный потенциал академического сообщества, представленного как научными сотрудниками, работающими в институтах ФАНО, так и членами РАН. Этот поиск требует вдумчивой, кропотливой работы, возможности предложить и выслушать любое квалифицированное мнение при условии, что наши временные ресурсы крайне ограничены. Такой поиск абсолютно несовместим с неприятием альтернативных воззрений и априорными решениями о том, что хорошо, а что плохо.

АКАДЕМИЯ НАУК КАК БЫ ЗАМЕРЛА, ОТКЛЮЧИЛАСЬ ОТ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ, ПОГРУЗИВШИСЬ В СОСТОЯНИЕ «ИЗМЕНЕННОГО СОЗНАНИЯ»

Тайга.инфо: Как вы оцениваете современное состояние РАН?

Власов: Тяжелейший удар по РАН был нанесен в 2013 году в связи с отчуждением от нее академических институтов и передачи их в ФАНО России. Были разрушены сложившиеся за десятилетия привычные механизмы функционирования РАН. Фактически, Российская академия наук была лишена своих эффективно и творчески работающих исполнительных органов (институтов), посредством которых реализовались формируемые РАН планы фундаментальных научных и поисковых исследований. Одновременно присоединение к РАН двух академий прикладного профиля (РАМН и РАСХН) размыло прежнюю концепцию Российской академии наук, опиравшуюся на концентрации своих усилий, прежде всего, на проведении фундаментальных и ориентированных фундаментальных исследований.

В результате в ментальном и психологическом планах как руководство объединенной РАН, так и большинство ее членов до сих пор так и не отошли от ударившей по ним шоковой терапии. Российская академия как бы замерла, отключилась от окружающей среды, погрузившись в состояние «измененного сознания», для которого характерна потеря инстинкта самосохранения важнейшего свойства любой живой системы. Необходимо выходить из этого состояния как можно быстрее, в том числе и потому, что мощный психологический удар был нанесен по сотрудникам институтов. И в этом смысле выстраивание отношений между РАН и ФАНО имеет важнейшее значение.

Колчанов: Еще в апреле 2017 года инициативной группой академику Асееву было предложено создать специальную Рабочую группу по формированию Стратегий развития РАН и СО РАН, которые должны были быть предложены научному сообществу на Общем собрании РАН в сентябре. К сожалению, этого не произошло. И в понимании будущего СО РАН находится там же, где и пять месяцев назад. Время было потрачено на выяснение отношений и обвинение оппонентов.

Власов: Теперь что касается публикации академика Асеева. Александр Леонидович в своих выступлениях (в этой статье и на заседаниях президиума) выступает как успешный, крупный руководитель, как судья, который может давать оценки, рекомендации и так далее. На самом деле никогда наше Сибирское отделение не находилось в таком тяжелом положении, как сейчас. У нас разрушены многие демократические принципы, которые были всегда. Например, у нас уже год не собирается бюро президиума отделения. Каким-то таинственным образом у нас вообще упоминание бюро исчезло из Устава СО РАН. Мы с удивлением об этом недавно узнали.

Тайга.инфо: Асеев говорит в своей статье, что нужно придерживаться устава и закона.

Власов: Да. А из устава исчезло упоминание бюро.

Тайга.инфо: Как так получилось?

Власов: Я входил в состав бюро, последний раз мы собирались примерно год назад, где члены бюро, скажем так, хорошо покритиковали председателя. Больше бюро не собиралось. А теперь мы спрашиваем  почему бюро не собирается? А нам отвечают  оно не предусмотрено Уставом. Как оно исчезло из Устава?

РУКОВОДСТВО СО РАН НЕ НАШЛО НОРМАЛЬНЫХ СПОСОБОВ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ С ОБЛАСТЬЮ И С ГОРОДОМ

Колчанов: Ликвидация бюро президиума, по сути, сделала председателя бесконтрольным  остался он, его заместители и аппарат. Я вам как биолог скажу  это все равно, как оставить мозг, оставить тело, которым он управляет, но убрать все нервы, соединяющие мозг и тело.

Власов: Посмотрите состояние нашего Академгородка. Это полное безобразие! В Новосибирске — прекрасные новые районы. Если поедете в Кольцово  там вообще европейский город! А у нас вы видите  разрушенная окраина. И вопросы создания современной среды проживания, достойной населения Академгородка, вообще не рассматриваются руководством СО РАН.

Тайга.инфо: Разве это в ведении СО РАН?

Власов: Руководство СО РАН не нашло нормальных способов взаимодействия с областью и с городом. Другого ответа нет. Другие люди нашли. Посмотрите на поселок Кольцово, на его мэра Красникова. Там все просто прекрасно. Небо и земля  как две разные страны. У нас тут «ноль», одни разговоры.

Тайга.инфо: Что вы скажете по поводу упреков председателя СО РАН к кандидатам на пост председателя СО РАН?

Власов: В статье академика Асеева, к сожалению, допускаются искажения позиции его оппонентов. Чтобы скомпрометировать одного из кандидатов  академика Валентина Пармона, он пишет: «Пармон предлагает реализовать на базе СО РАН новую модель управления наукой по созданию интегрированного научного центра федерального значения на базе научного центра». А дальше во всех разговорах Асеев трактует это предложение так, что Пармон собирается объединить все институты в одну организацию, при этом институты потеряют юридическое лицо со всеми вытекающими отсюда последствиями. Ничего подобного академик Пармон не имеет в виду. Он говорит о Центре науки, образования и инновации федерального значения на базе институтов СО РАН, Новосибирского государственного университета и центров инновационного развития, который несколько лет назад предлагал создать президент Владимир Путин во время одного из своих посещений Новосибирска.

Тайга.инфо: Объясните, пожалуйста, как выборы председателя СО РАН будут происходить дальше? Президиум может рекомендовать выдвинуть только одного кандидата?

Колчанов: Нет. На последнем заседании президиума СО РАН было не выдвижение, а рейтингованиечетырех выдвинутых кандидатов: академиков Алексеенко, Пармона, Верниковского, Бычкова. Путем «мягкого» голосования «за» президиум СО РАН сформировал свое коллективное мнение о выдвинутых кандидатах. Сейчас первую позицию в рейтинге занимает Пармон. Однако, что мы видим сейчас во всех публикациях? Академик Асеев говорит только о других кандидатах, а Пармона либо не упоминает, либо пишет: «Председатель СО РАН не поддерживает программу Пармона». Тем не менее, решение остается за членами Сибирского отделения РАН. На общем собрании в Москве они будут выбирать из всех представленных кандидатов.

Беседовал Алексей Мазур

http://tayga.info/136577

 

Новосибирск проведет полную инвентаризацию земли и недвижимости за пять лет. Сейчас на электронных картах — лишь 45%

Новосибирск проведет полную инвентаризацию земли за пять лет

21.9.2017

Мэр Новосибирска Анатолий Локоть заявил, что городские власти проведут инвентаризацию и кадастрирование земель и объектов недвижимости. Муниципальная программа рассчитана до 2022 года и оценивается в 75 млн рублей.

«Мы часто говорим, что по численности населения Новосибирск  третий город в стране. Но при этом по площади  около 500 кв. км  мы находимся только на 10 месте среди городов-миллионников. Меньше площадь в Нижнем Новгороде, Красноярске и Ростове-на-Дону. Поэтому для развития Новосибирска земельный ресурс очень ценен. В городе  более 50 тыс. гектаров земли. По оценкам экспертов, пока только 45% этой площади корректно отражены на электронных картах»отметил мэр Анатолий Локоть.

По его словам, необходим 100%-ный охват: нужно установить точные границы, точное соответствие разрешенному использованию и объем налоговых поступлений в бюджет.

Сначала пройдет инвентаризация и кадастрирование земли и недвижимости Центрального округа в 2018 году. За пять лет на программу планируется потратить 75 млн рублей, уточнил глава города. Эти деньги «сэкономили в бюджете департамента земельных и имущественных отношений».

Проект программы инвентаризации на 20182022 годы уже разработан и будет вынесен на обсуждение горсовета.

http://tayga.info/136561

Свежие записи

Архивы публикаций

Рубрики сайта