Официальный сайт Партии пенсионеров России

Флаг Партии пенсионеров России

Придумано неплохо

Официальная страница ПФР по РХ

Кормилец местных поселенцев

ПФРФ в Абакане

Моя Хакасия

Макет строящегося музея

Славлю трижды, которое будет

Здравствуйте, я ваша партия! Что впереди расстелется - всё позади останется.

Господа, все сначала. Манифест Дмитрия Быкова

Господа, все сначала. Манифест Дмитрия Быкова

Из всех государств Россия имеет наилучшие стартовые позиции — ​в том смысле, что она наиболее глубоко и стремительно пала

2.6.2017

В Санкт-Петербурге начался 21 международный экономический форум….

Из всех государств Россия имеет наилучшие стартовые позиции — ​в том смысле, что она наиболее глубоко и стремительно пала. К счастью, живы те, кто помнит ее другой. Нам есть на что оглядываться. Да, и спасибо русскому консерватизму за то, что он скомпрометировал себя безнадежно

Дмитрий Быков обозреватель
Разговоры о том, что историческую паузу позднепутинского застоя надо использовать для теоретических дискуссий и политического тренинга, велись с самого начала этой паузы. Сейчас время, конечно, упущено — ​тактика оттягивания катастрофы в надежде, что рассосется, всегда приносит свои плоды, и плоды эти всегда горьки. Но поскольку оппозицию продолжают упрекать в отсутствии политической платформы, хочется предложить несколько формулировок. Сегодня высказываться вообще страшно — ​будь ты оппозиция, будь власть (да, представьте, я понимаю ее проблемы). Любое содержательное высказывание тотчас подвергнется разносной критике, поскольку в России за последние сто лет скомпрометированы все платформы. Остается предлагать то, чего еще не было, — ​в надежде впустить глоток свежего ветра; но и то, о чем пойдет речь, тоже предлагалось — ​иное дело, что осуществлялось оно крайне криво. Речь пойдет о концепции русского модерна, который представляется мне единственной альтернативой сегодняшнему гниению.

Начнем с лирики, то есть с попытки объяснить, почему эта модель будущего кажется мне самой интересной. Из всех моих нынешних работ я больше всего люблю «Колбу времени» — ​с виду ностальгическую, а на самом деле социологическую программу на телеканале «Ностальгия». Там берут тему — ​например, самый любимый американский фильм в советском прокате, самая востребованная советская профессия, самая дефицитная советская еда — ​и выявляют чемпиона путем опроса зрителей. Большая часть этих зрителей мне давно и хорошо знакома, они связываются со мной по телефону или по скайпу, их мнение непредсказуемо, но психология их мне более или менее понятна. Это люди моего не слишком счастливого поколения, сначала дезориентированного надеждами перестроечной эпохи, а потом обманутого и этими надеждами. Звонят с Украины, из Казахстана, из Крыма и с Донбасса, из Нью-Йорка и Берлина, и распавшаяся страна как бы сшивается заново этими эфирными разговорами — ​не столько ностальгическими, сколько, представьте, проективными.

Студия наша расположена в огромном здании ГИНЦВЕТМЕТа, которое сегодня роздано в аренду разным организациям вроде автосалонов, турбюро и нашего телеканала. И когда поздним вечером после эфира я выхожу из этого здания, видя перед собой останкинские здания семидесятых, высокие дома на пустырях, стоящие как бы на краю моря (а оказалось — ​на краю бездны), я все время испытываю странное чувство — ​желание сказать современникам: дорогие друзья, хватит, наигрались, навоевались, а теперь, как в «Репетиции оркестра» Феллини, после всей этой бучи и на руинах: «Мы здесь, чтобы попробовать еще раз! Господа, все сначала».

Быть может, в самом деле стоило попробовать энтропию: ведь перестройка, в общем, была предсказана песенкой Сыроежкина из «Приключений Электроника». «Над нами солнце светит, не жизнь, а благодать! Тем, кто за нас в ответе, давно пора понять: мы маленькие дети, нам хочется гулять». Реформы в России, как всегда, запоздали настолько, что стоило напечатать Гумилева — ​и сорвало всю резьбу; грубо говоря, метафорой российских реформ оказался эксперимент на Чернобыльской АЭС, когда вместо благих перемен получили катастрофу планетарного масштаба.

Но теперь, после этого опыта, имеет смысл кратко обозреть, что получилось (хотя бы с позиций 1985 года), и увидеть колоссальное падение по всем параметрам, падение, в которое мы вовлекли за собой весь мир. Полный запрет на дискуссии о настоящем и будущем — ​под предлогом «экстремизма»; телепропаганда, куда более беззастенчивая и убийственная, чем во времена самого оголтелого «совка»; разрушение образования, медицины, культуры, пребывающей сегодня на том уровне, который в семидесятые смешно было бы обсуждать (лучшие из лучших перепевают зады тех самых семидесятых).

Война с Украиной, которая в те самые семидесятые не снилась в страшном сне и самым упертым националистам с обеих сторон. Ханство и байство на просторах Средней Азии. Международная репутация, на фоне которой «Империя зла» — ​образец цивилизованной, толерантной страны.

Точечные, но оттого не менее абсурдные расправы даже не с оппозицией, а с обычными гражданами — ​возьмите все эти обвинения ученых в госизменах за публикацию открытых данных или дело о педофилии против Юрия Дмитриева, Хоттабыча, в одиночку расследующего обстоятельства массовых репрессий в тридцатые. Все это за гранью самой дурной фантастики, и это я еще не упоминаю о коррупции — ​единственном общественном зле, о котором принято говорить вслух (именно потому, что из всего перечисленного оно наименее серьезно). Corruption по-английски — ​не воровство, а именно порча в глобальном смысле; эта порча всего с нами и случилась — ​именно потому, что Россия отступила от идеалов модернизма. Сваливание в самую глубокую архаику — ​это и есть то, что мы видим сегодня; но возвращение возможно именно потому, что у нас есть опыт модерна, и поколение, воспитанное на нем, живо и деятельно.

К счастью — ​да иначе и быть не могло, — ​так называемая «консервативная революция» не предложила никаких интеллектуальных прорывов. Все лирические туманности, вся квазинаучная лексика в духе Хайдеггера тридцатых годов, все разговоры о консерватизме как новом модернизме и о возвращении традиции, которая «пахнет хвоей и шумит морем», являются на самом деле идеологическим обеспечением — ​весьма сомнительным, конечно, — ​самого банального «ур-фашизма», как называл это Умберто Эко.

 

Эклектика, архаика, ксенофобия и культ смерти — ​четыре лапы, на которых стоял и будет стоять этот зверь.

В стане российских государственных мыслителей, вечно предлагающих государству свои патетические оправдания репрессивных практик, — ​сегодня уже царит паника: ах, либералы опять перехватили повестку! Не станем уточнять, какой смысл они вкладывают в слово «либералы» и какое отношение это имеет к либерализму. На самом деле эти чиновники от философии, вечно обзывающие чиновниками всех остальных, утратили инициативу не потому, что каких-то загадочных либералов недострелили и недозапретили, а потому, что им самим решительно нечего предложить.

Нынешним временам надо сказать спасибо уже за то, что они окончательно подтвердили интеллектуальную нищету и профессиональную несостоятельность российского консерватизма и пресловутой традиции (которая упрекает всех в недостатке позитива именно потому, что никогда ничего не могла предложить, кроме системы запретов и наказаний под аккомпанемент псалмов). То, что сделала эта публика из философии, религии и культуры, — ​достаточно красноречиво, чтобы перестать рассматривать ее всерьез; думаю, честно говоря, что страхи их напрасны и не понадобится даже люстрация: «Они не стоят слов: взгляни — ​и мимо», как писал один нацпредатель еще в XIV веке, земную жизнь пройдя до половины.

Одним из тяжких и вполне сознательных грехов «консерваторов» и «традиционалистов» было отождествление всего советского с репрессивным, запретительным, изоляционистским. Между тем тремя главными чертами советского проекта, направленного как раз против русского традиционализма, были: культ просвещения; атеизм (или, по крайней мере, отказ от религии в качестве мировоззренческого базиса); интернационализм и даже, если угодно, космополитизм — ​то есть перемещение национализма в тот чулан устаревших мировоззрений, где ему и место. Советский Союз оказался последним прибежищем модерна, загубленного в Европе двумя мировыми войнами. Это главный парадокс ХХ века — ​самая отсталая страна оказалась в итоге самой передовой, если не считать Штатов, где модерн благополучно уцелел и подвергается атаке только сейчас; уже ясно, что он выстоит, а Трампом долго еще будут пугать детей и политтехнологов. Развивать проект послепутинской России надо с того самого места, на котором наш оркестр перестал репетировать в 1986 году.

Советский Союз был разным на разных этапах своего существования; в 1986 году он далеко не сводился к отсутствию колбасы, железному занавесу (уже весьма щелястому) и поддержке международного терроризма. Сегодня против этих грубых упрощений и ложных отождествлений аккуратно начинают возражать — ​назовем статью Марка Амусина «Русская революция: реальность и варианты» в четвертой «Неве» за этот год. (Русские консерваторы обязательно возразят, что Амусин еврей и потому мутит воду, но мы уже договорились не слушать русских консерваторов, у которых вся аргументация примерно на этом уровне, под соусом цветущей сложности и бытия-к-смерти.) Возможно, сахаровская теория конвергенции и была идеалистической — ​не более, впрочем, идеалистической, чем теоретическая физика, которой он тоже много занимался; в любом случае разговоры о нереформируемости советской системы относятся скорее к русской ментальности, которая действительно нереформируема, но довольно пластична.

Русское не враждебно модернистскому, напротив — ​именно на путях модерна, то есть космополитизма, просвещения и децентрализации, — ​Россия достигала максимальных успехов. Русский модерн — ​бренд всемирного значения, и как русский золотой век был следствием петровского толчка, так и серебряный возник от реформ и обещаний Александра II (загубленных не без его собственного участия, за что он и поплатился так ужасно).

Когда у России появляется смысл жизни — ​она немедленно начинает жить, да так динамично, что обгоняет всех соседей.

Достаточно отказаться от бессмысленных запретов, вернуть вертикальную мобильность (не только для лоялистов), прекратить государственную ложь — ​и климат начнет улучшаться не только внутри, но и снаружи. Больше того: сколь бы абсурдно ни звучало такое утверждение, но смена парадигмы в России (для этого недостаточно просто поменять власть) немедленно приведет к самым благим переменам и на Украине, и в Белоруссии, и в Азии.

Я продолжаю настаивать на том, что после нынешнего падения и позора Украина и Россия смогут вернуться к единству, поскольку в этом единстве достигали большего, чем поврозь; будущая украинская власть неизбежно откажется от национализма — ​как только к нему не будет подталкивать российская агрессия. Идея этого единства и сейчас весьма привлекательна для украинских интеллектуалов — ​если только носителями этого единства выступают не апологеты «ДНР» и «ЛНР». В позднем СССР мы уживались, и национализм был отнюдь не главной проблемой — ​скорее он стал первой болезнью, набросившейся на ослабленный организм. Думаю, в конце концов победит именно наднациональная общность, в которой о позорных глупостях вроде этнической вражды можно будет просто забыть. В завтрашней России и завтрашней Украине победит та власть, для которой этническое будет нерелевантно, а религия станет частным делом каждого; власть, которая сосредоточится на модернистских добродетелях, то есть не на потреблении, а на производстве, не на массовых гипнозах, а на личной ответственности.

Пора отмыть прекрасное, хотя и не слишком комфортное для обывателя понятие модернизма от ходячих упреков в культе патологии, интересе к девиациям и т.д. На самом деле модернизм нашел самое наглядное свое выражение в учении Фрейда, что и доказано на большом материале в замечательной книге Ф. Таубера «Реквием по эго». Постмодерн — ​на самом деле антимодерн, но, как все Юлианы-отступники, он недолговечен. В основе фрейдизма лежит именно идея моральной ответственности, дотягивание подсознательных импульсов до «светлого поля сознания» (термин Пруста, и именно этому анализу собственной памяти посвящена модернистская прустовская эпопея).

Вышло так, что ХХ век был веком подсознательного. ХХI век должен стать веком психоанализа — ​в самом широком смысле. Мы слишком долго жили подсознательными импульсами, «считали пульс толпы и верили толпе» — ​тогда как настала эпоха личностей.

Тоталитаризм в той или иной форме — ​будь то массовые демонстрации или социальные сети — ​схлопывается на наших глазах. Настает эпоха свободного разума, личной ответственности, морального выбора — ​всего, что подавляется в «темные века».

У античности было множество грехов, но Возрождение стало возможно именно благодаря обращению к ней. У советского — ​и вообще модернистского — ​проекта множество минусов, в частности — ​уязвимость для всякого рода «национальных реваншей»; но выдавать эти национальные реванши за сущность модернизма не только подло, но и недальновидно.

Из всех существующих ныне государств Россия имеет, пожалуй, наилучшие стартовые позиции — ​в том смысле, что она наиболее глубоко и стремительно пала. К счастью, живы те, кто помнит ее другой. Нам есть на что оглядываться — ​и есть от чего отталкиваться. Спасибо русскому консерватизму, по крайней мере, за то, что он скомпрометировал себя безнадежно и больше не повторится. Разумеется, кратковременные реванши архаики — ​вещь неизбежная, потому что всегда найдутся те, кто больше любит врать, чем думать, и расстреливать, чем работать. Но паузы между этими реваншами будут все длиннее, а демагогия консерванцев — ​все смешнее.

И лозунг Back to the USSR был брошен в свое время не самыми глупыми людьми.

С седьмой цифры, господа!

https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/06/02/72664-gospoda-vse-snachala

==============================================================

Путин увидел, что участники форума приветствуют его стоя и сказал им «Вольно!» Переводчик предпочел перевести эту фразу как «Welcome».

 
Трудности перевода — Экономика России в одном слове

 

И ныне там. О чем из года в год твердил президент на Петербургском форуме

И ныне там. О чем из года в год твердил президент на Петербургском форуме

2.6.2017

Путин и Медведев

Путин и Медведев не раз делали заявления о том, что нужно России

REUTERS

Русская служба Би-би-си просмотрела стенограммы выступлений Владимира Путина и Дмитрия Медведева на Петербургском экономическом форуме за последние 12 лет и обнаружила, что все эти годы Путин и Медведев говорили об одних и тех же проблемах.

Начавшийся одновременно с летом Петербургский международный экономический форум проходит уже в 21-й раз. В начале второго президентского срока уроженца Петербурга Владимира Путина мероприятие резко повысило свой статус. C 2005 года Путин участвует в нем лично.

В своих выступлениях он, как правило, говорит о приоритетах экономической политики страны и отвечает на реплики мировых лидеров вроде канцлера Германии Ангелы Меркель, глав корпораций и других высокопоставленных собеседников.

Мы собрали цитаты из стенограмм Путина и Медведева за последние 12 лет по проблемам, о которых завсегдатаи петербургского форума слышат одно и то же из года в год.

Борьба с коррупцией

«В российской экономике не разрешены еще очень многие системные проблемы. Имею в виду еще относительно высокую инфляцию, монополизацию ряда секторов экономики, бюрократические препоны и, к сожалению, коррупцию» (Путин, 2006).


МедведевПравообладатель иллюстрацииGETTY IMAGES

«Большое значение мы придаем и снятию административных барьеров, борьбе с коррупцией: это серьезное зло для России» (Медведев, 2008)


«Слова о том, что коррупция душит Россию, звучат постоянно; ответ очевиден и должен быть, как говорится, симметричным: удавка на шее коррупционеров должна сжиматься постоянно и неумолимо» (Медведев, 2011)


«Текущие проблемы, когда предприниматель сталкивается с нарушением своих прав, бюрократическим давлением, коррупцией, административными барьерами, — нужно решать уже сегодня» (Путин, 2012)


«Будем решать системные проблемы, которых еще достаточно. Речь идет о том, чтобы повысить прозрачность, выравнивать отношения государственных структур и бизнеса. Эти отношения должны строиться на понимании и взаимной ответственности, строгом выполнении и следовании законам, на уважении к интересам государства и общества, безусловной ценности института частной собственности» (Путин, 2016).

Улучшение бизнес-климата

«Ключевым вопросом государственной политики мы считаем создание не просто благоприятного, а в полном смысле лучшего, конкурентного инвестиционного климата. И к концу текущего десятилетия Россия должна войти в двадцатку стран мира с наиболее комфортной деловой средой» (Путин, 2012).


«Нам важен тот, кто делает дело, и мы стремимся создать для таких людей не просто хорошие, а наилучшие условия для работы. Сделаем всё для того, чтобы работать в России было выгодно, удобно, безопасно» (Путин, 2013).


ПутинПравообладатель иллюстрацииGETTY IMAGES

«Инвестор не должен ждать, максимально благоприятные условия для работы нужны ему сегодня, а не когда‑нибудь в будущем» (Путин, 2014).


«Мы будем расширять экономические свободы, это ключевая вещь, будем обеспечивать конкурентоспособную юрисдикцию, будем работать над кадрами и над улучшением системы управления» (Путин, 2015).


«Мы продолжим последовательную работу по формированию общей благоприятной деловой среды в российской экономике» (Путин, 2016).

Технологический прорыв

«Сегодня выигрывают те страны — и это хорошо известно, — которые способны обеспечить стремительное продвижение в области новейших технологий» (Путин, 2005).


«Мы связываем будущее России именно с развитием инноваций, «экономики знаний» (Путин, 2007).


МедведевПравообладатель иллюстрацииGETTY IMAGES

«Мы поставили перед собой довольно непростую задачу — обеспечить переход России на инновационную модель развития и к 2020 году по объему экономики войти в пятерку ведущих стран мира» (Медведев, 2008).


«Наша задача на сегодняшний день — это формирование интеллектуальной, если хотите, умной экономики и соответствующего общества в целом» (Медведев, 2009).


«Мы можем позволить себе сегодня не догонять кого бы то ни было, а создавать новый технологический уклад» (Медведев, 2011).


«Россия должна заявить о себе как об экспортере инновационных товаров и услуг» (Путин, 2012).


«России нужна настоящая технологическая революция, серьёзное технологическое обновление, нам необходимо провести самое масштабное за последние полвека технологическое перевооружение наших предприятий» (Путин, 2014).


«Российские компании должны занять ключевые позиции в тех отраслях и на тех рынках, которые будут определять характер экономики, уклад жизни людей через два-три десятилетия» (Путин, 2015).

Снижение роли государства в экономике

ПутинПравообладатель иллюстрацииGETTY IMAGES

«Мы ничего не национализируем. Мы только собираем под одну крышу то, что и так принадлежит государству, но, находясь в разрозненном, в расчлененном виде, работает неэффективно и не может выдерживать конкуренцию с нашими основными партнерами» (Путин, 2007).


«Приход к государственной собственности, её более интенсивное использование в большинстве секторов экономики должно рассматриваться как, наверное, неизбежное, но кратковременное средство решения вопросов» (Медведев, 2009).


«Мы прекрасно понимаем, что современную экономику невозможно построить сверху и по приказу. Сколько бы госкомпаний у нас ни было, модернизация будет проведена прежде всего силами частного бизнеса» (Медведев, 2010).


«В российской экономике должны доминировать частное предпринимательство и частные инвесторы, государство должно защищать выбор и собственность тех, кто сознательно рискует своими деньгами и репутацией» (Медведев, 2011).


«Честная, справедливая приватизация, разрывающая связку «собственность и власть», — это и мощнейшая реальная антикоррупционная мера» (Путин, 2012).


«Независимо от права собственности на компанию, преференции в экономике, в нормальной рыночной экономике, недопустимы. Надо создать конкурентную среду на рынке товаров и услуг, как внутреннем, так и внешнем, как для частных, так и для государственных компаний» (Путин, 2013).

Встраивание в мировую экономику

«Когда более эффективными стали инновационные формы развития, когда мировая экономика, безусловно, стала глобальной, — замкнутость, доведенная до абсурда, патерналистская идея советской плановой экономики довели Советский Союз до коллапса» (Путин, 2005).


«Российская экономика постепенно, но уверенно интегрируется в мировую экономику» (Путин, 2007).


МедведевПравообладатель иллюстрацииGETTY IMAGES

«Протекционизм в условиях глобальной экономики, какими бы соображениями он ни объяснялся, — это лишь способ загнать проблемы внутрь, а не вылечить их» (Медведев, 2009).


«Мы понимаем, что международная конкуренция — решающий стимул для нашей модернизации. В тепличных условиях ничего серьезного не вырастет» (Медведев, 2010).


«У бизнесменов есть поговорка: «Рынки, так же как и парашюты, срабатывают только в том случае, если они открыты». Вот и мы без открытой экономики упадем и ударимся очень больно» (Медведев, 2011).


«Открытость, интеграция в международные экономические процессы — это наш безусловный выбор» (Путин, 2012).


«На внешние ограничения мы отвечаем не закрытием экономики — мы отвечаем расширением свободы, повышением открытости России» (Путин, 2015).

Уход от сырьевой модели

«Эффективное использование природных богатств — далеко не достаточное условие для устойчивого экономического роста и даже только отвлекающее от решения ключевых задач развития. Поэтому одной из важнейших целей остается реструктуризация экономики» (Путин, 2005).


«В течение ближайших десятилетий — это наши планы — Россия должна стать страной, где благополучие и высокое качество жизни граждан обеспечивается не столько за счет сырьевых источников, сколько интеллектуальными ресурсами» (Медведев, 2010).


«Нельзя все время рассчитывать на высокие цены на нефть и тем более на их постоянный рост» (Медведев, 2011).


ПутинПравообладатель иллюстрацииGETTY IMAGES

«Значительная часть добавленной стоимости создается в сырьевых секторах экономики. Велика доля неконкурентных старых производств, сохраняется высокий уровень зависимости России от цен на нефть» (Путин, 2012).


«Нам необходимо кардинально и в достаточно сжатые сроки изменить структуру экспорта. Мы ставим цель ежегодно увеличивать российский экспорт неэнергетических товаров не менее чем на 6 процентов» (Путин, 2014).


«Одна из ключевых задач нашей экономической политики — это диверсификация нашей экономики. Мы об этом говорим долго, давно. Не могу сказать, что мы действуем в этом отношении уж слишком эффективно, но работаем» (Путин, 2016).

Создание справедливых судов

«Через разумное количество лет мы будем исходить из того, что наша судебная система не менее эффективна, чем судебная система большинства развитых стран мира» (Медведев, 2008).


«Беспристрастный, справедливый, эффективный суд нужен всем: гражданам нашей страны, любой организации, каждому человеку» (Медведев, 2011).


«Важно гарантировать право бизнеса и всех граждан на справедливую и беспристрастную судебную защиту (Путин, 2016).

Поддержка предпринимателей

«Достижение глобальной конкурентоспособности невозможно без создания конкурентной среды в самой России. Мы это прекрасно понимаем и создаем все необходимые условия для развития предпринимательства» (Путин, 2006).


МедведевПравообладатель иллюстрацииGETTY IMAGES

«Активный, работающий в конкурентных условиях предпринимательский класс, который составляет в развитых странах основу экономического успеха, — вот что нам сегодня критически необходимо. Именно такой успех модернизации мы хотели бы видеть на практике через несколько лет» (Медведев, 2009).


«Мой выбор — это политика, обеспечивающая максимальные возможности для экономической активности миллионов граждан — граждан, защищенных законом, всей мощью государственной власти» (Медведев, 2011).


«Без честной внутренней конкуренции, без торжества закона, без правды и справедливости в отношениях бизнеса и государства нельзя стать по‑настоящему конкурентоспособными на международной арене» (Путин, 2012).


«Убежден, развитие государства возможно только при условии общественного уважения к частной собственности, к ценностям экономической свободы и предпринимательского труда и успеха» (Путин, 2013).


«Комфортная деловая среда — важнейшее условие для формирования массового слоя несырьевых малых и средних предприятий» (Путин, 2015).

Демократия и политическая конкуренция

«Любой кризис не должен подвергать сомнению самоценность свободы и востребованные современным человечеством демократические, культурные и экономические ценности, ценности, которые рождались в очень трудной борьбе и которые всеми нами завоевывались на протяжении столетий» (Медведев, 2009).


«И я хотел бы искренне поблагодарить всех, кто таким образом откликнулся на новую повестку дня, на идеи реформирования российской экономики, а стало быть, и реформирования российского общества, потому что не бывает такого, чтобы экономика менялась, а политическая структура была абсолютно заскорузлой. (Медведев, 2010).


«Если всё начинает работать или движется по сигналу из Кремля, а это мы проходили, я сам знаю это на собственном опыте, значит, система нежизнеспособна, её нужно подстраивать под конкретного человека. Это плохо, это означает, что систему нужно менять» (Медведев, 2011).


«Конкуренция и в политике, и в экономике — это главный двигатель развития» (Путин, 2012).

http://www.bbc.com/russian/features-40125212

Фото Ольги Рощиной.

В Иркутске семь человек с битами напали на сына владельца помещения, где расположен штаб Навального

В Иркутске семь человек с битами напали на сына владельца помещения, где расположен штаб Навального

31.5.2017

Photo published for В Иркутске семь человек с битами напали на мужчину, который сдает помещение штабу Навального —...

В Иркутске совершено нападение на мужчину, который сдает в аренду помещение штабу политика Алексея Навального. Об этом рассказал координатор штаба Сергей Беспалов.

 

По словам Беспалова, семь человек с бейсбольными битами напали на мужчину, который приходится сыном формальному арендодателю. С ним обсуждались условия ремонта помещения штаба.

Пострадавший находится в травмпункте, ему накладывают швы.

Беспалов отметил, что аренда предыдущего помещения под штаб сорвалась после беседы собственника «с бандитами». «С тем поговорили, с этим, видимо, решили не разговаривать — сразу бить», — добавил координатор штаба.

О возбуждении уголовного дела по факту нападения пока ничего не сообщается.

Сторонники Навального неоднократно сталкивались с проблемами при открытии его предвыборных штабов в регионах. Торжественное открытие штаба в Москве было отменено из-за отказа собственника от обязательств по договору в последний момент.
 

Главного военного прокурора России нашли в Бурятии и вот-вот представят в СовФед. Из-за бурятских танкистов, видимо

СМИ нашли в Бурятии главного военного прокурора России

31.5.2017

СМИ нашли в Бурятии главного военного прокурора России

© baikal-media.ru Валерий Петров

На пост главного военного прокурора России будет внесена кандидатура прокурора Бурятии Валерия Петрова. Об этом сообщает РИА Новости со ссылкой на источник в Совете Федерации. Должность стала вакантна после ухода Сергея Фридинского.

Согласно полученной агентством информации, вопрос о назначении главного военного прокурора будет рассмотрен на заседании Совета Федерации 14 июня.

Картинки по запросу сергей фридинский фото

Верхняя палата парламента отстранила от должности главного военного прокурора Сергея Фридинского 26 апреля, напоминает «РБК». Такое решение принято после представления генерального прокурора Юрия Чайки. Фридинский попросил отправить его в отставку в связи с уходом на пенсию за выслугу лет.

Валерий Петров родился в 1957 году в Иркутской области и закончил юридический факультет Иркутского государственного университета. С 1987 года по 1992 год занимал должность прокурора Иволгинского района Бурятии, в 1992-м был назначен начальником отдела кадров бурятской прокуратуры и занимал эту должность до 1998 года, когда стал заместителем прокурора Бурятии. С 5 ноября 2006 года прокурор республики.

Петров награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, говорится на сайте бурятской прокуратуры.

Читайте также

«Патриотическую блевоту нам никто не пихал»: интервью бурятского танкиста

http://tayga.info/134545

«Патриотическую блевоту нам никто не пихал»: интервью российского солдата из Дебальцево

02.3.2015

«Патриотическую блевоту нам никто не пихал»: интервью российского солдата из Дебальцево

© rbc.ru

Интервью с бурятским танкистом, который вместе со своим батальоном был командирован сражаться за Дебальцево, из ожогового центра опубликовала «Новая Газета». Тайга.инфо перепечатывает разговор с сокращениями, но без существенных правок.Доржи Батомункуев, 20 лет, 5 отдельная танковая бригада (Улан-Удэ), воинская часть №46108. Срочник, призван 25 ноября 2013 года, в июне 2014 заключил контракт на три года. Личный номер 200220, военный билет 2609999.

Лицо сожжено, обмотано бинтом, из-под бинта выступает кровь. Кисти рук тоже замотаны. Уши обгорели и съежились.

Я знаю, что его ранило в Логвиново. Логвиново — горловину Дебальцевского котла — ранним утром 9 февраля зачистила и замкнула рота спецназа ДНР (на 90% состоящая из россиян — организованных добровольцев). Котел был замкнут так быстро, что украинские военные, находившиеся в Дебальцево, не знали об этом. В последующие часы войска самопровозглашенной ДНР свободно жгли машины, выходящие из Дебальцево. Так был убит заместитель главы АТО.

Спецназ отошел, занявших позиции казаков-ополченцев накрыло украинской артиллерией. Тем временем, украинские военные начали организовывать прорыв из котла. На удержание позиций был направлен российский танковый батальон, уже несколько дней к тому моменту находящийся на территории Донецкой области.

Мы разговариваем в Донецке, в ожоговом центре при областной центральной клинической больнице.

— 19 февраля я взорвался. В сумерки. 19-е число по буддистскому календарю считалось Новым годом. Так что год начался для меня тяжело. (Пытается улыбнуться, из губы быстро течет кровь). Вчера мне бинтом лицо замотали. У меня вообще лицо засушилось. Операцию пока не делают, потому что я хуже перенесу дорогу. Пальцами когда шевелю, тоже кровь течет. Я надеюсь в Россию попасть побыстрей.

— Как вас ранило?

— В танке. Танковый бой был. Я в противника танк попал, он взорвался. Попал еще под другой танк, но у него защита была, хорошо защита сработала. Он развернулся, спрятался в лесополосе. Потом мы делали откат на другое место. И он как жахнет нас.

Звук такой оглушительный — «тиннь». Я глаза открываю — у меня огонь перед глазами, очень яркий свет. Слышу: «тррц, тррц», это в заряде порох взрывается. Открываю люк, а открыть не могу. Единственное, что думаю: все, помру. Думаю: че, все, что ли? 20 лет прожил — и все? Потом сразу в голове защита. Пошевелился — двигаться могу, значит, живой. Живой — значит, надо вылазить.

Еще раз попробовал открыть люк. Открылся. Сам из танка вылез, с танка упал — и давай кувыркаться, чтоб огонь потушить. Увидел чуть-чуть снег — к снегу пополз. Кувыркаться, зарыхляться. Но как зарыхлишься? Чувствую, лицо все горит, шлемофон горит, руками шлемофон снимаю, смотрю — вместе со шлемофоном кожа с рук слезла. Потом руки затушил, давай двигать, дальше снег искать. Потом приехала БМП, водитель выбежал: «Братан, братан, иди сюда». Смотрю, у него баллон пожарный красный. Он меня затушил, я к нему бегу. Кричит: «Ложись, ложись» — и на меня лег, еще затушил. Командир взвода пехоты вытащил промедол — точно помню, и меня сразу в БМП запихали. И мы с боем ушли оттуда.

Потом перенесли на танк, на танке мы поехали до какого-то села. И там меня мужик какой-то все колол чем-то, что-то мне говорил, со мной разговаривал. Потом в Горловку въехали. Тоже все ноги кололи, в мышцы промедол, чтобы не потерял сознание. В Горловке поместили в реанимацию, насколько я помню. Потом уже рано утром меня сюда привезли, в Донецк. Очнулся я здесь от того, что хотелось кушать. Очнулся я 20-го. Ну, как могли, накормили.

Дорога

— Как вы попали сюда?

— Я призывался 13-го года 25 ноября. Попал добровольно. Сюда отправляли только контрактников, а я приехал в Ростов, будучи солдатом срочной службы. Но я, будучи срочником, хорошие результаты давал — что по огневой подготовке, что по физической. Я призывался вообще с Читы, в Чите курсовку прошел, а в части Улан-Удэ решил остаться по контракту. В июне написал рапорт с просьбой.

Попал во второй батальон. А второй батальон — в случае войны всегда первым эшелоном выезжает, в любой воинской части есть такое подразделение. У нас были, конечно, контрактники в батальоне, но в основном срочники. Но ближе к осени, к октябрю начали собирать из всех батальонов нашей части контрактников, чтобы создать из них один батальон. У нас не хватало в части контрактников, чтоб сделать танковый батальон, поэтому к нам еще перекинули контрактников из города Кяхта. Нас всех в кучку собрали, мы познакомились, дня четыре вместе пожили, и все, в эшелон.

У меня срочка должна была закончиться 27 ноября. А в Ростов мы приехали в октябре, у меня еще срочка шла. Так что контракт у меня начался уже здесь. Мы пятая танковая отдельная бригада.

— Вы не увольнялись?

— Нет, я не уволен.

— Вы ехали на учения?

— Нам сказали, что на учения, но мы знали, куда едем. Мы все знали, куда едем. Я уже был настроен морально и психически, что придется на Украину.

Мы танки еще в Улан-Удэ закрасили. Прямо на вагонном составе. Закрашивали номера, у кого-то на танках был значок гвардии — тоже. Нашивки, шевроны — здесь снимали, когда на полигон приехали. Все снять… в целях маскировки. Паспорт в воинской части оставили, военный билет на полигоне.

А так у нас бывалые есть ребята. Кто-то уже год с лишним на контракте, кто-то уже 20 лет. Говорят: не слушайте командование, мы хохлов бомбить едем. Учения даже если проведут, потом все равно отправят хохлов бомбить.

Вообще много эшелонов ехало. Все у нас в казарме ночевали. Пред нами ребята-спецназовцы из Хабаровска были, с разных городов, чисто с востока. Один за одним, понимаете? Каждый день. Наш шел пятым, 25-го или 27 октября.

Рампа разгрузочная была в Матвеевом Кургане. Пока ехали от Улан-Удэ до Матвеева Кургана, столько городов повидали. 10 суток ехали. Чем ближе сюда, тем больше людей нас приветствовало. Руками машут, крестят нас. Мы в основном все буряты же. Крестят нас. (Смеется, кровь снова течет).

А и здесь тоже, когда ездили. Бабушки, дедушки, дети местные крестят… Бабки плачут.

— Какой полигон?

— Кузьминский. Там много таких полигонов. Палаточные городки. Одни заехали, другие уехали. Предыдущие эшелоны там встречали. Кантемировская бригада из Подмосковья была после нас. Там у них десантники и одна танковая рота несильной мощи. А вот наш танковый батальон составляет 31 танк. Можно что-то серьезное сделать.

— Можно было отказаться?

— Можно, конечно. Никто тебя не принуждал. Были и такие, кто еще в Улан-Удэ отказался, когда уже почуяли, что жареным пахнет. Один офицер отказался.

— Рапорт нужно писать?

— Я не знаю. Я же не отказался. И в Ростове были такие, кто отказался. С нашего батальона я знаю одного. Ваня Романов. Мы с ним еще по курсовке вместе в одной роте служили. Человек низких приоритетов. К нам на полигон перед Новым годом приезжал командующий восточным военным округом генерал-полковник Суровикин. Приезжал в нашу танковую роту. Всем руки пожал… Ивана с собой забрал, на родину, в Новосибирск. Что с Романовым сейчас, не знаю. Но факт в том, что можно было уехать.

— Суровикин говорил что-нибудь про Донецк, про Украину?

— Ничего не говорил. (Смеется). У нас в поезде, пока 10 дней ехали, разные слухи были. Кто-то говорил, что это просто отмазка, кто-то — нет, реально на учение. А получилось и то, и то. Один месяц подготовки прошел, второй месяц, уже третий месяц. Ну, уже, значит, точно на учения приехали! Ну, или чтобы показать, что наше подразделение на границе есть, чтобы украинцам было чуть-чуть пострашней. Просто то, что мы уже здесь — это уже психологическая атака.

Учения, как планировалось три месяца, провели. А потом… мы уже под конец учений дни считали. У нас специальные люди есть, замполиты, по работе с личным составом. Им на совещаниях доводят, они нам рассказывают. Замполит говорит: «Потерпите неделю, домой поедем». Смена наша уже приехала. Нам говорят: все, скоро платформа приедет, грузим танки, механики и водители поедут на поезде, остальные — командиры и наводчики — полетят самолетом с Ростова до Улан-Удэ. 12 часов лету — и дома.
Потом раз — сигнал дали. И все, мы выехали.

— Когда?

— Числа 8-го февраля было. Капитан нашей группы просто вышел и сказал: все, ребята, едем, готовность номер один. Готовность номер один — сидим в танке заведенном. Потом колонна выдвигается.

— Быстро уезжали?

— А мы народ военный, быстро-быстро, махом все. Вещмешок, автомат — и в танк. Танк заправил, завел и поехал. Все свое ношу с собой.

Когда только выезжали с полигона, сказали: телефоны, документы — все сдать. Мы с Кузьминского выехали к границе России, встали в лесополосе. В танк я сел — еще светло было, из танка вылез — уже темно. Потом поступил сигнал. Все, нам нотаций не читали. Сказали: начинаем марш. Мы и без этого все поняли, без слов. Мне-то что, я в танк сел, да и все, главное, еду.

— Получается, никто — ни замполит, ни командиры — с вами про Украину не разговаривали?

— Нет, потому что и так все понимали. Чего они будут нам кашу эту жевать. Патриотическую блевоту нам тоже никто не пихал. Мы всё знали, еще садясь в поезд же.

— Вы понимали, что пересекаете границу?

— Поняли все, что границу пересекаем. А что делать? Не остановишься же. Приказ есть. А так мы все знали, на что идем и что может быть. И тем не менее мало кто страху дал. Командование наше молодцы, делают все стабильно, четко и грамотно.

— Когда вы узнали, что маршем идете на Донецк?

— Когда узнали? Когда прочитали, что Донецк. Это когда в город заезжаешь… Там еще надпись — ДНР. О, мы на Украине! Темно было, ночью ехали. Я из люка высунулся город посмотреть. Красивый город, понравился. Справа, слева — все красиво. С правой стороны смотрю — огромный собор построен. Очень красиво.
В Донецке мы в убежище заехали, припарковались. Нас повели покушать горячего в кампус, потом расположили в комнаты. Потом мы все в одной комнате легли, у одного из наших был телефон. Ну, телефоны все равно кто-то с собой взял. Нашли радио «Спутник». И как раз там была дискуссия насчет есть ли военные здесь на Украине. И все гости такие: «Нет-нет-нет». Мы ротой лежим такие: ну да. Ну а в открытую кто скажет? Наше правительство все равно понимает, что надо помогать, а если официальный ввод войск сделают, это уже Европа залупнется, НАТО. Хотя вы же понимаете, что НАТО тоже в этом участвует, конечно, оружие поставляет им.

— Вам объяснили, на сколько вы приехали?

— Нет. Может, вообще до конца войны.

— А вы спрашивали?

— Нет. Мы понимали, что тут от нас вся война зависит. Поэтому нас и три месяца эти гоняли, как сидоровых коз, на учениях. Могу сказать только, что подготовили действительно конкретно, и снайперов наших, и все виды войск.

Война

— Сколько вас зашло?

— Получается, 31 танк в батальоне. Мы заходили поротно. Десять танков в каждой роте. К каждым 10 танкам прибавлялось по три БМП, мотолыга медицинская и пять «Уралов» с боеприпасами. Вот это численный состав тактической группы ротной. Танковый батальон составляет около 120 человек — три танковые роты, взвод обеспечения, взвод связи. Плюс пехота, конечно. Примерно 300 человек нас зашло. Все с Улан-Удэ. В основном, большая часть — буряты. Местные посмотрели на нас, говорят — вы отчаянные ребята. А у нас у буддистов так заведено: мы верим Всевышнему, в три стихии и в перерождение. Если ты умрешь, обязательно снова родишься.

— Вам на месте объясняли, что вы замыкаете котел?

— Нет, ничего не объяснили. Вот позиция, вот позиция замыкания огня, туда смотрим, никого не выпускаем. Кто едет — наповал. Огонь на поражение.

— Ваши командиры с вами поехали?

— Командиры у нас все молодцы. Не было такого командира, который струсил и чего-то побоялся. Мы все были наравне. Независимо, ты полковник или рядовой. Потому что мы боремся бок о бок. Командир батальона моего… Он сейчас в Ростове, точно так же обгорел в танке, как я… мой комбат, полковник. Где-то числа 12–14-го, вот в те дни. Потому что надо было деревню освободить одну. Не помню, как называется… Деревню отбили… хорошо все…

Мы играли в карусель. Это такой тактический метод боевой стрельбы из танка. Три или четыре танка выезжают на рубеж открытия огня, стреляют, а как у них заканчиваются боеприпасы, им на замену отправляют также три или четыре танка, а те загружаются. Так и менялись.

Но комбату не повезло. При выполнении карусели, когда стреляешь с танка… Танк очень капризная машина, бывает, что выстрел затяжной. Ты вроде стрельнул, а он не стрельнул ни черта. Просто не стреляет танк, тупо не стреляет и все. Первый танк выстрелил — бах, второй, третий танк — задержка. А их долбят укропы. И все. Комбат запрыгнул в свой танк, поехал — один танк он уничтожил, второй его уничтожил.

Наводчик комбатовского танка, Чипа, он тоже обгорел. Механик… механикам вообще хорошо. Ты вообще сидишь в танке, у тебя броня вот такенная, огромная броня… ты полностью закрыт от всего. Механику выжить намного легче. В случае попадания снаряда в башню наводчик и командир обычно загораются, а механик не горит, если смышленый — в танке есть такая кнопка — аварийный поворот башни. Она в другую сторону — шух, и ты спокойно вылазиешь. Мой механик так вылез, комбатовский механик так вылез.

Смотрю на своего — он целехонек, невредим. На командира своего смотрю… Спартак — он там лежит, в коридоре. Но он не так сильно обгорел, как я. У него сразу люк открылся, а у меня был закрытый… Я наводчик. Рядовой. Танк долго горит.

— Были погибшие?

— Нет. Есть Минаков, которому ногу оторвало в танке. По берец ногу разорвало. А на правой ноге у него пальца ноги нет, тоже разорвало. Комбата пожгло, наводчика Чупу, Спартака… Это на моей памяти.

— Вы вместе с ополченцами воевали? Общие задачи были у вас?

— Нет. Они просто… Займут один рубеж, и когда надо ехать дальше врага дожимать, ополченцы отказываются ехать. Говорят: мы туда не поедем, там опасно. А у нас приказ наступать дальше. И захочется — не прикажешь им. Ну и дальше едешь. Ну ничего, котел мы почти зажали уже.

— Котла больше нет. Все, кто был в котле, либо бежали, либо уничтожены. Дебальцево теперь ДНР.

— Хорошо. Поставленную задачу… выполнили.

— Вы, получается, помогали при организации котла?

— Да, в котел всех поставили, окружили полностью и наблюдали, наблюдали. Они пытались сделать вылазки — группы пехоты, и на «Уралах», и на БМПхах, и на танках, и на чем можно. У нас приказ был стрелять на поражение сразу. Мы в них стреляли. Вот они прорываются из котла, дорогу хотят сделать, убежать хотят, а надо их к ногтю прижать.

Они ночью вылазки делают, как темнеет, сразу движуха начинается. Смотришь — и там, и там, человек в танке едет, там люди пошли, ну и огонь на поражение. Снарядов никто не жалел. Боекомплекта хватало. Основной боекомплект — в танке. 22 снаряда во вращающемся конвейере, и внутри танка еще раскидывается 22. Итого боекомплект танка составляет 44 зарядных снаряда. И в «Уралах» второй боекомплект мы привезли. У меня танк был очень хороший. Не просто 72, а танк 72б. А бэшка исключается тем, что есть прицел 1К13, он для ночной стрельбы, ночного наблюдения, для выстрелов с управляемыми ракетами. Управляемых ракет у меня было 9. Кумулятивные, осколочные еще.

Главное — мне показали, как пользоваться этим. Теперь тяжело промахнуться. Всякие блиндажи, убежища — все поражалось спокойно. Допустим, вот разведка докладывает, что за зданием скопление пехоты противника, один БМП и два «Урала»… У нас всего было два таких танка — мой и моего командира взвода. Так мы по переменке и выезжали. И всегда поражали. Такой молодец танк был, хороший танк. Сейчас сгорел.

— Было, что мирных убивали?

— Нет. С гражданскими машинами тянули до последнего. Когда уже убеждались, что укропы — били.
Но был случай, когда пикап ехал, мне говорят: «Стреляй, стреляй». «Щас, щас», — говорю. Чего мне бояться, я же в танке. До последнего смотрел в прицел. Смотрю — у мужика повязка белая, ополченец. Подумал, сейчас бы жахнул, а оказалось, убил бы своего.

И БТР еще так же ехал. Ополченцы же нам не говорят, как едут. Я нашим кричу: «Свои, свои!» Первый раз перепугался. Своего убивать.

— Так вы вообще не координировались?

— Нет. Ополченцы — они странные. Стреляют, стреляют. Потом останавливаются. Как на работу ходят. Никакой организации нет. Нету главы, боекомандования, все вразнобой.

— В каком населенном пункте это было?

— Я не знаю, что это был за населенный пункт. Все деревни одинаковые. Везде разруха, все разбомблено.

— А сколько вы деревень прошли?

— Точно не скажу. Деревни четыре. Было один раз отбитие деревни, а в остальные просто заезжали… (Молчит). Я, конечно, не горжусь этим, что сделал. Что уничтожал, убивал. Тут, конечно, гордиться нельзя. Но, с другой стороны, успокаиваюсь тем, что это все ради мира, мирных граждан, на которых смотришь — дети, старики, бабы, мужики. Я этим не горжусь, конечно. Тем, что стрелял, попадал…

(Долго молчит).

Страшно. Боишься. Подсознанием ты все рано понимаешь, что там такой же человек, как и ты, в таком же танке. Ну, или пехота, или на любой технике. Он все равно… такой же человек. Из крови и плоти. А с другой стороны, понимаешь, что это враг тебе. Убивал ни в чем невинных людей. Мирных граждан. Детей убивали. Как эта сволочь сидит, весь трясется, молится, чтобы его не убили. Начинает прощения просить. Да бог тебе судья.

Нескольких взяли. Так все жить хотят, когда уже прищучит. Такой же человек. У него мама.

(Долго молчит).

У каждого человека своя судьба. Может, печальная. Но никто их к этому не принуждал. Со срочниками — другое дело. 2 или 3 тысячи из 8 тысяч этих было солдат-срочников. Они по принуждению ехали. Я тоже задумался, как бы я поступил. Что бы я на месте делал пацана 18-летнего. Думаю, пришлось бы ехать. Ему приказывают.

Если не убьешь, говорят, тебя убьем и семью твою убьем, если служить не будешь. Парнишка ихний рассказывал: «Ну а как же, что же делать, приходилось идти служить». Я говорю: «Были у вас такие, кто убивал мирных?» «Были», — говорит. «А ты, — говорю, — убивал?» «Да», — говорит. (Молчит). Те наемники, которые с Польши или всякие чечены, которыми движет идея чисто, которым не сидится без войны, — вот их надо уничтожать.

— Вы видели наемников из Польши?

— Нет, но нам говорили, что есть.

Семья

— Единственное, что Кобзона тут встретить не ожидал. (Громко смеется). Второй раз в жизни! 23 февраля он сюда в больницу приезжал. А в 2007 году ко мне в школу приезжал. У меня школа в 2006 году стала лауреатом… лучшей школой России-2006. Вторая школа поселка Могойтуй. Он пришел в больницу, я говорю: «А я с вами уже виделся, мы с вами здоровались». Он такой… глаза выпучил: «Это когда же?». «А вы ко мне в школу приезжали. Я прямо здоровался за руку. Нас всех построили, мы к вам руки тянули».

Кобзон говорит: «Ты бурят? Я на тебя смотрю, вижу очертания бурятские». Я говорю: «Да, бурят». Он говорит: «Я 14 марта в Агинское собирался». Я говорю: «Я во второй могойтуйской школе учился». Он: «О, знаю, знаю, хорошо, землякам привет от тебя передам». Я говорю: «Передавайте». Ну и все.

Ну и меня по телевизору показали. Потом этот ролик в «Ютубе» смонтировали. Сестра нашла этот ролик, матери показала. Дома видели, что я здесь, что со мной.

— Они знали, где вы?

— Да. Когда у меня отца не стало, я еще маленький был… У нас есть, как у вас попы, буддийские ламы-монахи. Когда лама отмаливал моего отца, он посмотрел на меня и сказал: жить долго будет, судьбу свою знает. Мне мама это рассказала, когда я сказал, что еду сюда на Украину. Конечно, она как любая мать попротивилась, потом общий язык с ней все-таки нашли.

Когда я с Улан-Удэ только выезжал… Мы уже заранее все… догадывались. Я матери сказал, чтобы молилась за меня, что со мной все будет хорошо. Лама же сказал, что я долго жить буду. Сказал, не соврал же. Когда в танке горел, думал, что лама не прав был. А оно вот как получилось.

Меня как ранили, я весь обгорел, в санитарку меня положили, я весь обколотый, боли шибко не чувствую. Там мужик-ополченец. «Позвонить», — говорю. «В Россию? На, позвони». Еще парнишка какой-то сидел с медвзвода, набрал номер моей мамы. Звоню и говорю: «С Новым годом!» В тот же день Новый год был. Она веселая, поздравляет. Говорю: «Что, как дела?» «А, — говорит, — гости пришли, ты как?» Говорю: «А со мной все нормально, обгорел в танке, сгорел немножко». У мамы как-то голос поменялся.

Я отключился. Парнишка с медвзвода тоже бурятенок, давай с ней разговаривать, успокаивал ее. Сейчас дома уже все ролик посмотрели. Все, говорит, молимся за тебя. А что им остается делать.

— Будут выплаты какие-то вашей семье?

— А вот это не знаю. У нас же в России так — как до денег доходит, никто ничего не знает. (Усмехается). Может, выплатят, а может, вообще скажут, что ты давно уволен. Не получилось бы так, что я уехал сюда, а числился там. У меня же 27 ноября срочка закончилась. Хоп, и срочка закончилась там, а я тут вообще гастролер. Так вот. Побаиваюсь.

Контракт-то у меня подписан в июне. Как курсовку прошел. Спрашивают — кто по контракту остается? Ну, я и поднял руку. Первый срок контракта — на три года. Так и подписал. Контрактная жизнь — ничего такого, делаешь, что тебе скажут выполняешь все требования командира, и все. Но я, когда летом подписывал контракт, не думал, что я на Украину поеду. (Молчит).

Нет, я задумывался об этом. Но не думал. Все-таки мы от Украины очень далеко. Есть и другие округа военные, которые ближе — южный, западный, центральный. Мы никак не ожидали, что в восточный военный округ отправят. Нам потом комбат объяснил, что ему на совещании сказали: «Вы сибиряки — вы покрепче будете, вот вас и отправили».

Будущее

— Жалеете?

— Сейчас-то что жалеть уже. Обиды никакой нет. Потому что знаю, что за правое дело боролся. Так постоянно новости смотришь про Украину — выборы, выборы, выборы, потом революция оранжевая пошла, началось Одесса, Мариуполь… Когда я еще был в Песчанке, в курсовке, в Чите, у нас была НВП, нам включили телевизор. Включили новости. И там в Одессе как раз… люди сожглись. Мы сразу все… Нам плохо стало. Из-за того, что чувство… наверное… что так нельзя. Это нечеловечно, несправедливо. А то, что меня… что по сути нельзя срочников сюда везти. Вообще нельзя было. Тем не менее, я поехал все равно. С чувством… не долга, а справедливости.

Здесь я насмотрелся на то, как убивают. Бесчинствуют. Тоже чувство справедливости. Когда мы в танках едем, иногда радиоволну нашу перехватывают укропы. Я точно помню там голос мужчины: «Слушайте внимательно, московские, питерские, ростовские выродки. Мы вас всех убьем. Сначала убьем вас, ваших жен, детей, доберемся до ваших родителей. Мы фашисты. Мы не перед чем не остановимся. Будем вас убивать, как наши братья-чеченцы, отрубать вам головы. Запомните это. Отправим вас домой в цинковых гробах, по кусочкам».

У меня прадед воевал в Великой Отечественной, а его товарищ был с Украины, вот они вместе воевали. От прадеда у меня даже винтовка осталась. У нас охота разрешается. Ну я и охотился. Поэтому стрелять я с детства еще…

— Как думаете дальше жить?

— Войны для меня хватило. Отслужил, за ДНР воевал. Остается мирной жизнью жить. Учиться и работать. Организм восстанавливается, борется.

Ну вот я думаю, что скорее всего в Ростове выздоровею. Поеду в Улан-Удэ как груз 300. Единственное, где я еще хотел побыть — это на сенсейшене. Он проходит каждый год в Питере. Все одеваются по дресс-коду в белое. Приезжают лучшие диджеи. У меня сестра была…

А так по миру я поездил немало. Я был в Непале, в Тибете. В Тибете очень красиво. Город красивый, монастыри; был в Китае — в Манчжурии и в Пекине, видел все — и Запретный город, и Дворец Императора, на Великой стене стоял. Потом был в Даоляне, в Гуанчжоу, там выращивают лучший чай — пуэр. Еще я был в Индии. В Индии были учения нашего Далай-ламы. В Монголии был. На федеральной трассе есть огромная статуя Чингисхана. Поднимаешься по эскалатору — оказываешься в голове Чингисхана. Полпланеты пролетел, был на Черном море в Сочи. Купались.

Но что я в Желтом море был, что в Черном, ничего красивее и лучше Байкала нет. Там дача у меня. Рыбка капризная есть, омуль, нерпа. Какое бы море ни было, Байкал все равно красивей и чистый еще.

(Молчит).

Я на наших зла не держу совсем. Потому что от этого никто не застрахован. Что будет в бою, никто не знает. Может, ты, может, тебя. Может, останешься там. Может, как я, выживешь.

— К Путину нет вопросов?

— Я против него ничего не имею. (Смеется). Очень, конечно, интересный человек. И хитрый, и «введем-не введем». «Нет тут войск», — говорит всему миру. А сам нас по-быстрому: «Давай-давай». Ну а с другой стороны — другая мысль. Если Украина вступит в Евросоюз, в ООН, ООН может развернуть тут свои ракеты, вооружение, в принципе это может. И тогда уже мы будет под прицелом. Они будут уже намного ближе к нам, уже не через океаны. Вот совсем через землю. И понимаешь, что это тоже отстой, отстойка нашего мнения, нашей позиции, чтоб нас не задело, если что. Так же, как холодная война, вспомните. Они чего-то хотели, а мы поставили на Кубе свои ракеты и эти сразу «все-все-все, ничего не хотим такого».

Если подумать, сейчас Россия опасается. Насколько я читаю и историю изучал — чисто вот в последние годы начали с мнением России считаться. Раньше вот было: Советский союз и Америка — это две геополитические мощи. Потом мы развалились. Сейчас мы вновь поднимаемся, опять начинают нас гнобить, но нас уже не развалить. Но они возьмут Донбасс, развернут, поставят, ракеты долетят до России в случае чего.

— Вы это обсуждали с замполитом?

— Нет, это у меня на подсознательном уровне, понимаешь? Я же не дурак. А с кем-то разговариваешь, он не понимает, что я говорю. С офицерами разговаривал, они говорят — такой ход событий возможен. Мы все-таки свои права тоже отстаиваем на этой войне.

В пятницу вечером Доржи и еще двух раненых солдат перевезли из Донецка в окружной военный госпиталь 1602 (Ростов-на-Дону, район Военвед), где они находятся без занесения в списки приемного отделения. Никто из руководства воинской части и министерства обороны так и не связался ни с Доржи, ни с его семьей.

Сегодня мама Доржи доехала до в/ч №46108, где ей сообщили, что Доржи действительно есть в списках бойцов, отправленных из этой части в Украину, а значит, Минобороны полностью выполнит свои обязательства перед солдатом, оплатит лечение. «Они сказали, что от него не отказываются», — говорит мама.

Связь Доржи с семьей удается поддерживать благодаря соседям по палате, одалживающим солдату телефон.

Елена Костюченко, «Новая Газета», 02.03.2015

 

Дорогу Кызыл-Курагино профинансируют за счет облигаций

Дорогу Кызыл-Курагино профинансируют за счет облигаций

31.5.2017

© gov.tuva.ru Руслан Байсаров представляет премьеру Дмитрию Медведеву проект дороги на КЭФ в 2013 году

На развитие Элегестского угольного проекта требуется 346,6 млрд рублей. Железнодорожная ветка Элегест-Кызыл-Курагино оценена в 192,4 млрд рублей, из которых около 58 млрд вложат ТЭПК Руслана Байсарова и ЗАО «Лидер», а остальные средства будут привлекать через инфраструктурные облигации.

Партнеры инвестируют в строительство по 28,9 млрд рублей, еще 134,6 млрд рублей планируется привлечь за счет инфраструктурных облигаций (организатор УК «Лидер»), пишет «Коммерсантъ» со ссылкой на письмо президента ОАО РЖД Олега Белозерова вице-премьеру Аркадию Дворковичу.

ОАО РЖД, как говорил изданию Олег Белозеров в интервью от 30 мая, планирует «в ближайшее время» заключить концессионное соглашение, войдя в проектную компанию АО «ТЭПК Кызыл-Курагино» «на небольшую долю» (10 млн рублей исходя из письма) и планируя стать подрядчиком и перевозчиком. В письме топ-менеджера говорится, что концессия позволит повысить кредитный рейтинг проекта, а рассмотреть участие ОАО РЖД в проекте поручил 19 апреля правительству Владимир Путин.

Как ранее сообщала Тайга.инфо, о строительстве дороги активно заговорили 12 лет назад. Впрочем, проект железной дороги в Туве обсуждался еще царским правительством России, а в советский период разрабатывался трижды — в конце 1930-х, начале 1940-х и в конце 1960-х. Но каждый раз откладывался — в частности, из-за планирования строительства БАМа. Сейчас дорога нужна для вывоза угля с Элегестского месторождения в Туве.

Запасы Элегеста более 1 млрд тонн. В рамках проекта планировалось строительство железнодорожной линии, горно-обогатительного комплекса на Элегестском месторождении, угольного портового терминала Ванино и ТЭЦ. Сроком реализации назывался 2018 год, общий объем инвестиций ранее оценивался в 217,2 млрд рублей

http://tayga.info/134522

Погибшего в Сирии наемника похоронили в Бердске. Журналистам, написавшим об этом, угрожают люди «из ФСБ»

Погибшего в Сирии наемника похоронили в Бердске

31.5.2017

© berdsk.me Бердское кладбище

36-летний житель Бердска погиб в Сирии. Он не был контрактником. «Курьер. Среда. Бердск», написавший об этом, получил угрозы, рассказала Тайге.инфо главный редактор издания Галина Коморникова.

Обожженные останки 36-летнего Евгения Третьякова привезли в Бердск из Сирии в ночь на 30 мая, пишет «Курьер. Среда. Бердск». Он погиб в провинции Хомс, однако в областном военкомате заявили, что у него не было контракта на прохождение службы в армии.

Издание отмечает, что бердчанин мог быть как гражданским работником, так и наемником в частной армии. Ранее прапорщик Третьяков служил на Алтае и был в командировках по контракту с ВС РФ. «В последнее время до самой смерти он официально числился в запасе», говорится в материале.

Цинковый гроб, по настоянию родственников, не вскрывали. Мужчину похоронили на Бердском кладбище.

После публикации новости редакция «Курьера» получила угрозы.

«Позвонил мужчина, представившийся сотрудником ФСБ. Назвали даже фамилию, сказали, что придут сегодня [31 мая] с нами разбираться, рассказала Тайге.инфо главред издания Галина Коморникова. Могу предположить, что сотрудники этой службы такими методами точно не работают, и у них есть [мой] сотовый телефон, судя по каким-то предыдущим темам. К тому же мы разговаривали с представителями военкомата, у них не было никаких претензий»

Коморникова предположила, что мог звонить либо бывший военнослужащий, либо человек в неадекватном состоянии.

Добавим, что 7 мая в Новосибирске похоронили капитана вооруженных сил РФ Евгения Константинова, погибшего в Сирии. Он представлен к Ордену Мужества посмертно. С начала военной операции России в Сирии, по официальным данным, погибли 33 человека.

http://tayga.info/134513

В Париже прошел митинг против визита Путина, который сегодня прибывает с визитом

Владимир Путин летит сегодня в Париж.

29.5.2017

Как ожидается, в  Версале его примет президент Франции Эмманюэль Макрон. В центр внимания сторон перспективы «нормандского формата» и  Украина, ядерная проблематика КНДР, ситуация в  Сирии и Ливии. Путин также посетит выставку в Версале, приуроченную к 300-летию великого посольства Петра I. Она воссоздает историю двухмесячного пребывания Петра Великого во Франции.

http://echo.msk.ru/news/1989663-echo.html

В Париже прошел митинг против визита Путина

Bild: Кремль финансирует экстремистов по всей Европе для подрыва Запада

Эта страна созидать не может. Имперские понты-главный приоритет. Нефтепад потрачен на дестабилизацию ЕС, и не только

Photo published for Bild: Кремль финансирует экстремистов по всей Европе для подрыва Запада

Россия через близкого к Путину спонсора финансирует экстремистские организации по всей Европе с целью ее дестабилизации. К такому выводу пришли журналисты телеканала ZDF, сообщает InoPressa.

Как передает корреспондент немецкого таблоида Bild Филипп Пятов, средства Кремля идут на разогрев внутренних конфликтов в странах Юго-Восточной Европы. Среди тех, кто кормится с московской руки — правоэкстремисты Чехии, левые и правые радикалы Словакии, а также венгерская правоэкстремистская организация «За лучшую Венгрию». Все они выступают с антинатовских и пророссийских позиций.

http://newsader.com/36492-bild-kreml-finansiruet-yekstremistov-po/

Гаврила дружен был со всеми,

Врагов Гаврила не имел…

 

 

Китай исключил проект ГЭС Эгийн-гол в Монголии из мегапрограммы «Шелковый путь»

Китай исключил проект ГЭС Эгийн-гол в Монголии из мегапрограммы «Шелковый путь»

29.5.2017

Проект строительства крупнейшей в Монголии ГЭС на реке Эгийн-гол исключен Китаем из программы «Шелкового пути» (новой внешнеполитической доктрины КНР). Об этом говорится в сообщении Бурятского регионального объединения по Байкалу (БРОБ).

Как напоминает БРОБ, в конце 2015 года ГЭС Эгийн-гол (315 МВт) была названа в числе пяти крупнейших проектов китайско-монгольского сотрудничества по программе «Шелковый путь»; тогда же китайский Эксимбанк выделил на эту стройку льготный займ в 1 млрд долларов. «Тем самым Монголия и Китай фактически отказались выполнять решения 39-й сессии Комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО, предписывающие провести и представить на рассмотрение Центра Всемирного наследия оценки индивидуальныx и совокупных (кумулятивныx) воздействий на Байкальский участок Всемирного природного наследия планируемых монгольских ГЭС на реках Эг, Орхон и Селенга до того, как одобрить любой из этих проектов», отмечает БРОБ.

Против этого решения выступили общественные организации, в том числе международные. «Дальше всех пошли жители Кабанского района Бурятии, которые в феврале 2016 организовали слушания по проектам ГЭС в бассейне Байкала и написали в правительство Монголии, Эксимбанк КНР и ряд китайских ведомств о необходимости выполнять обязательства по Конвенции всемирного наследия, запрещающей наносить ущерб памятникам наследия в других странах. Кампания аргументированных протестов не впечатлила монгольские власти, но подействовала на китайские. К апрелю 2016 года займ был заморожен до завершения всех оценок, китайская фирма Гэчжоуба свернула строительные работы, а сейчас монгольские источники утверждают, что средства уже перенаправлены на иные цели», продолжает БРОБ.

В марте 2017 года в Бурятии прошли уже официальные слушания по монгольским ГЭС, участники которых решили выразить признательность китайской стороне за проявленное понимание. В конце апреля в Эксимбанк и ведомства КНР Кабанским муниципалитетом направлено новое письмо, в котором говорится: «Ваши действия показали не только приверженность соблюдению Китаем международных конвенций, но и глубокое понимание рисков для местного населения связанных с нескоординированным использованием водных ресурсов трансграничных бассейнов в свете продолжающегося неисполнения монгольской стороной требований международных конвенций и договоров, мы просим Вас и в дальнейшем воздержаться от финансирования создания любых ГЭС в бассейне озера Байкал».

«ГЭС Эгийн-гол является первым и пока единственным известным нам прецедентом, когда заявленный в составе Экономического пояса Шелкового пути проект был остановлен китайскими инвесторами в связи с обращениями по поводу его социально-экологических рисков, чему, несомненно, способствовал статус Байкала как Участка Всемирного наследия, отметили в БРОБ. Важно чтобы крупные инвестиционные проекты на Шелковом пути стали предметом заблаговременной стратегической экологической оценки, позволяющей избежать казусов подобных произошедшему с финансированием ГЭС Эгийн-гол».

http://tayga.info/134451

Дополнительные расходы на МВД в 6 раз превысят траты на здравоохранение

Дополнительные расходы на МВД в 6 раз превысят траты на здравоохранение

29.5.2017

Фото: Вячеслав Прокофьев / ТАСС

.
В правительстве определились, как лучше использовать дополнительные доходы: деньги в основном получат силовые структуры, затраты на эти ведомства кратно превысят траты на здравоохранение и образование. Такое распределение отражает предвыборную стратегию Кремля, указывает эксперт
Министерство финансов предложило увеличить расходы на несколько государственных программ и ведомств. Такая информация содержится в пояснительной записке к поправкам в бюджет на 2017–2019 годы. Всего Минфин собирается увеличить расходы бюджета на 361,8 млрд руб. В правительстве уже одобрили проект документа. Теперь он должен быть принят Госдумой. Увеличение расходов связано с ростом доходов России в 2017 году: за счет в том числе более высоких цен на нефть государство получит 14,7 трлн руб., а не 13,5 трлн руб., как предполагал Минфин в конце 2016 года при подготовке закона о бюджете. Но бюджет останется дефицитным: расходы составят 16,6 трлн руб.

Зарплата руководству

Одну из самых значительных сумм Минфин выделит на госпрограмму «Обеспечение общественного порядка и противодействия преступности». Программу курирует Министерство внутренних дел, ведомство получит дополнительно 11,4 млрд руб. Большая часть этих средств пойдет в зарплатный фонд руководящего состава: 7,3 млрд руб. получат сотрудники «в сфере управления органами внутренних дел и обеспечения подготовки кадров». Еще 1,6 млрд руб. будет направлен на зарплаты работникам медицинских и образовательных учреждений МВД. В результате бюджет программы увеличится до 646,4 млрд руб., но этих денег МВД, скорее всего, все равно не хватит — в конце 2016 года представитель МВД Надежда Ромашова заявляла, что недофинансирование направления на 2017 год составляет 156 млрд руб. В пресс-службе МВД не ответили на запрос РБК.

Зарплатный фонд «полевым» сотрудникам МВД будет урезан: на денежное довольствие людям, «осуществляющим оперативно-служебную деятельность», пойдет на 8,9 млрд руб. меньше, чем предполагалось. Возможность сократить расходы связана «с проведением в МВД организационно-штатных мероприятий». Никаких масштабных сокращений в МВД не проводилось, рядовые полицейские увольняются сами из-за небольшой зарплаты и тяжелых условий, пояснил РБК руководитель профсоюза московской полиции Михаил Пашкин.

В российских правоохранительных органах регулярно объявляют о сокращении трат на управленческий персонал, но проходит очередная кампания, которая почти не приводит ни к каким изменениям, и затем все возвращается обратно «с помощью таких мелких поправок», считает ведущий научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете Кирилл Титаев. По его словам, в силовых структурах выстроена неэффективная система управления: «В СКР на каждого следователя приходится один руководитель или координатор. В МВД ситуация чуть получше: на двух «земельных» работников — один координирующий, управляющий или обслуживающий». Поэтому перераспределение денег от рядовых работников к руководящим — «регулярная и печальная тенденция», считает эксперт.

Сверхрасходы для Генпрокуратуры и СКР

Дополнительные 2,8 млрд руб. для Генпрокуратуры пойдут на материально-техническое обеспечение надзорного ведомства и обслуживание и развитие защищенной сети передачи данных — по 1,5 млрд и 1,1 млрд руб. соответственно. Всего в 2017 году ведомство получит 64,2 млрд руб. Деньги для Следственного комитета, как и средства МВД, в основном уйдут на зарплаты — 611,4 млн из 753,7 млн руб. Еще 8,4 млрд руб. будут дополнительно выделены на госпрограмму «Юстиция», большую часть этой суммы поделят между собой федеральные службы исполнения наказаний и судебных приставов.

«Сверхрасходы распределяются пропорционально основным расходам. У нас и так правоохранительная система стоит дороже образования, и надбавку им дают пропорционально тем расходам, которые есть сейчас», — заметил Титаев в разговоре с РБК.

В исходном законе о бюджете на 2017 год на правоохранительную деятельность и национальную безопасность было отведено 1,9 трлн руб. Это около 11% от общего объема расходов российской казны. Пресс-службы СКР и Генпрокуратуры не ответили на запросы РБК. В Министерстве финансов РБК также не пояснили, почему силовые ведомства оказались в приоритете.

Здравоохранение без ВИЧ

Дополнительные 1,8 млрд руб., которые получит программа «Развитие здравоохранения», Минздрав должен будет потратить на ремонт и закупку оборудования для многочисленных исследовательских институтов. На зарплату сотрудникам различных подведомственных структур Минздрава и Роспотребнадзора предусмотрено только 35,4 млн руб., указано в пояснительной записке. Работникам территориальных управлений Роспотребнадзора зарплату снизят на 10,1 млн руб.

В документе ничего не говорится о том, будут ли выделены средства на закупку препаратов против ВИЧ. Источник РБК в Минздраве рассказал, что ведомство неоднократно поднимало этот вопрос. Так, зимой 2017 года Минздрав пытался согласовать дополнительные 70 млрд руб. для государственной стратегии противодействия ВИЧ, но Минфин в деньгах отказал.

Здравоохранение — направление, которое очень сложно просчитать и доказать необходимость выделения на него денег с точки зрения экономической эффективности, заметил директор НИИ организации здравоохранения и медицинского менеджмента Давид Мелик-Гусейнов. «Минфин должен увидеть расход и доход. А в чем этот доход заключается в здравоохранении?» — указывает он. Поэтому государству проще выделить деньги на ремонт различных медучреждений, чем на закупку препаратов для пациентов с ВИЧ.

Образование и социальная поддержка

Минобрнауки дополнительно получит на программу «Развитие образования» 1,3 млрд руб. Это в два раза больше, чем Минфин собирался дать ведомству изначально. При этом на подпрограмму «Реализация образовательных программ профессионального образования» предусмотрено 1,3 млрд руб., а финансирование направления «Содействие развитию дошкольного и общего образования», наоборот, сократится на 89,9 млн руб. Это связано «с уменьшением расходов на приобретение оборудования за счет экономии, образовавшейся по результатам проведения соответствующих конкурсных процедур», сообщили РБК в пресс-службе Минфина. В Минобрнауки отказались от комментариев по этому вопросу, указав, что поправки в бюджет еще не приняты.

Программу «Социальная поддержка граждан» Минфин собирается урезать на 392,7 млн руб. Как следует из пояснительной записки, правительство запланировало снизить пособия по беременности, родам и для семей погибших военнослужащих, а также компенсации для граждан, пострадавших от аварии на Чернобыльской АЭС и т.д. Причина — уточнение численности получателей.

Распределение бюджетных средств отражает приоритеты Кремля, полагает профессор кафедры сравнительной политологии НИУ ВШЭ Николай Петров. Это связано с уже идущей президентской кампанией, когда любые вложения в социальную сферу будут менее заметны, но могут вызвать рост аппетитов и требование еще больше усилить финансирование. «А полиция может быть использована и для демонстрации борьбы с коррупцией, которая всегда хороша перед выборами, и для обеспечения безопасности власти в случае массовых протестов. Это финансовый маневр, вызванный политической необходимостью и пониманием, как лучше потратить эти деньги перед выборами», — объяснил Петров. 

http://www.rbc.ru/society/29/05/2017/592590969a79470a57bd6209?utm_source=dlvr.it&utm_medium=twitter#xtor=AL-%5Binternal_traffic%5D—%5Brss.rbc.ru%5D-%5Btop_stories_brief_news%5D

++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

Экс-начальник подмосковного управления Росгвардии Лаушкин объявлен в розыск

26.5.2017

Алексей Лаушкин © Виталий Белоусов/ТАСС

МОСКВА, 26 мая. /ТАСС/. Бывший начальник управления Росгвардии по Московской области Алексей Лаушкин, проходящий по делу полковника Дмитрия Захарченко, объявлен в розыск. Об этом ТАСС сообщил информированный источник.

«В настоящее время Алексей Лаушкин объявлен в оперативный розыск. Следователи на протяжении месяца пытались его допросить, но, по предварительным данным, он находится на территории Грузии», — сказал собеседник агентства, отметив, что в настоящее время следователь вынес постановление о принудительном приводе генерала на допрос.

Ранее сообщалось, что Лаушкин уволен из Росгвардии.

Дело Захарченко

Бывший заместитель начальника управления «Т» Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД России полковник Дмитрий Захарченко обвиняется в злоупотреблении должностными полномочиями, воспрепятствовании осуществлению правосудия и производству предварительного расследования, а также в получении взяток по трем эпизодам.

Как ранее выяснилось в суде, Захарченко предупредил фигурантов дела о хищении в Нота-банке о предстоящих в кредитной организации обысках. Во время обыска у самого Захарченко были изъяты денежные средства в различной валюте на общую сумму в 8,5 млрд рублей. По его словам, квартира, где изъяли деньги, принадлежит его сестре.

Источник в правоохранительных органах ранее сообщил ТАСС, что дело в отношении Захарченко, его задержание и последовавший арест связаны с хищением 26 млрд рублей у Нота-банка.

Кроме того, также стало известно, что Захарченко получил 800 тысяч долларов от Меди Дусса — владельца ресторана «Ла Маре». Как выяснилось, у него были посредники, не менее высокопоставленные сотрудники правоохранительных органов — генерал-майор полиции Алексей Лаушкин и полковник ФСБ Дмитрий Сенин, родственник Захарченко. Кроме того, бывшему сотруднику ГУЭБиПК вменяется получение взятки в размере 3,5 млн рублей также от ресторатора Дусса, который предоставил дисконт на указанную сумму.

Захарченко также обвиняется в получении взятки в размере 7 млн рублей «за общее покровительство» от Анатолия Пшегорницкого — бывшего председателя совета директоров компании «Русинжиниринг».

http://tass.ru/proisshestviya/4284571

В Москве существует кружок школьников-программистов под опекой ФСБ, где ученикам рассказывают про еврейский заговор. Серьезно?

В Москве существует кружок школьников-программистов под опекой ФСБ, где ученикам рассказывают про еврейский заговор. Серьезно?

25.5.2017

Российские силовые структуры не ограничиваются набором солдат, студентов и программистов в кибервойска. Как выяснил спецкор «Медузы» Даниил Туровский, в Московском кадетском музыкальном корпусе существует кружок «Юные программисты ФСБ России», созданный ветераном боевых действий, который провозглашает своей целью подготовку IT-специалистов для силовых структур. Сотрудники Федеральной службы безопасности регулярно общаются с участниками кружка и читают им лекции.

Обновление от 12:30 26 мая: После публикации материала на «Медузе» инстаграм «Юных программистов», их паблик во «ВКонтакте» под названием «Люди дела» и сайт fsb.ru.com были переведены в закрытый режим, а видео на YouTube-канале Епифанцева — удалены. Новости «Юных программистов» исчезли с сайта школы № 1770. Также 25 мая в паблике кружка во «ВКонтакте» Сергей Епифанцев опубликовал объявление о том, что школа «подписала трехсторонний договор о сотрудничестве и взаимодействии с Академией ФСБ России и Управлением по г. Москве и Московской области».

В ноябре 2016 года «Медуза» рассказывала, как устроены российские кибервойска и специальные «научные роты», которые должны стать их основой. Эти роты появились после того, как министр обороны Сергей Шойгу сравнил кибератаки с оружием массового поражения и призвал начать «большую охоту» на молодых программистов в технических вузах.

Как обнаружила «Медуза», молодых программистов для службы в кибервойсках, возможно, начинают готовить еще в школах. В Московском кадетском музыкальном корпусе (школа № 1770) недалеко от «Коломенской» с 2015 года работает проект «Юные программисты ФСБ России» — кружок, в котором занимаются школьники 9–11-х классов. 

 
 

Его организовал учитель информатики Сергей Епифанцев. Он указывал, что проект создан для того, чтобы «противостоять всяким „укропам“, быдлу, всем тем, кто поддерживает американский образ жизни, противостоять „пятой колонне“, врагам современной России», а его ученики будут «стоять у истоков новой российской IT-индустрии, свободной, по выражению нашего президента, от иностранного программного обеспечения». Епифанцев писал, что занимается «подготовкой будущих специалистов в области информационных технологий для силовых структур».

«Юные программисты» созданы при участии пограничного музея ФСБ России и Центрального музея вооруженных сил — для них в 2015 году ученики создавали программное обеспечение. Заместитель директора ЦМВС полковник Владимир Афанасьев подтверждал, что они поддерживают проект.

Куратор «юных программистов» Сергей Епифанцев подробно фиксирует их учебу, участие в конференциях и соревнованиях по информационной безопасности, в которых команды зачастую должны быстро что-нибудь взломать.

В подробной презентации, размещенной на сайте кадетского корпуса, рассказывается, что «юные программисты» в рамках курсов по основам информационной безопасности изучают, как устанавливать и использовать уязвимое программное обеспечение, как делаются DDoS-атаки, а также перебор паролей к почтовым ящикам, уязвимости публичного вайфая (на примере вайфая в московском метро) и радиоперехваты телефонных переговоров (в том числе с помощью дронов). Эти исследования они с февраля 2017 года проводят совместно с кафедрой компьютерных систем и технологий МИФИ.

На школьных CTF в ноябре 2016 года на факультете вычислительной математики и кибернетики МГУ «юные программисты» заняли 16-е и 18-е места из 89 возможных; команды выступали под названиями Viv0n и Bullet Club. На тех же соревнованиях в команде «Салат цезарь» выступал Михаил Самин (глава Русской пастафарианской церкви Сама Паста IV). Третье место дало ему право посетить конференцию по информационной безопасности PHDays, которая проходила 23–24 мая, но на нее Самина не пустила директор школы, где он учится. По словам школьника, после того, как директора дважды вызывали в СК по поводу участия Самина в акции против коррупции в Москве 26 марта, она поставила ему ультиматум: забрать документы из школы или не ходить на конференцию (директор в разговоре с «Дождем» заявила, что в СК ее никто не вызывал, исключение Самину не грозит, а претензии к нему связаны исключительно с плохой успеваемостью). Самин сказал «Медузе», что не заметил участия «юных программистов» на CTF.

В конце декабря 2016 года «юные программисты» участвовалив конкурсе Moscow School CTF, на который пришли в военной форме. Они заняли четвертое место. Хакер и постоянный участник CTF сказал «Медузе», что такие мероприятия — главное место, где специалистам по информационной безопасности предлагают работу в спецслужбах: к хакерам подходят в перерывах, раздают буклеты, зовут приехать поговорить. 

 
 

Соревнования, в которых участвовали «Юные программисты», проводились при поддержке Центра специальных разработок Минобороны, куда, по словам собеседников «Медузы», чаще всего зовут на работу специалистов по информационной безопасности. Минобороны создало ЦСР в 2014 году, сотрудников в него искали среди выпускников технических вузов, в вакансиях указывалось, что больше других в ЦСР Минобороны нужны сотрудники для анализа эксплойтов (программ для проведения компьютерных атак) и «реверс-инжиниринга» (исследования механизмов работы программ и устройств для их последующего воспроизведения). Собеседник «Медузы», которого звали на работу в ЦСР, рассказал, что уговорить пойти работать в спецслужбы удается немногих хакеров и специалистов из коммерческих компаний, потому что они часто не хотят, чтобы им ограничивали выезд за границу.

На сайте кадетского корпуса указано, что после соревнований в декабре 2016 года «юные программисты» в неформальной обстановке пообщались с сотрудниками ФСБ, которые «высоко оценили подготовку обучающихся» и «признали [их] перспективными для повышения обороноспособности нашей страны от киберпреступлений и кибератак».

Для рассказа о деятельности проекта Епифанцев зарегистрировал сайт с доменом fsb.ru.com. На главной странице стоит его фотография на фоне герба ФСБ; там же опубликована ссылка на презентацию проекта, в которой рассказывается о сотрудничестве с Минобороны и ФСБ.

 
 

В конце января 2016 года «юным программистам» прочитал лекциюо современных войнах сотрудник ФСБ Олег Кржижановский. «Война уже идет! — заявил он сразу. — Как минимум на двух фронтах, потому что на Украине и в Сирии участвуют наши военнослужащие». После этого рассказал школьникам, что «если изолировать 30 самых могущественных евреев, то войны прекратятся», а большинством процессов в мире управляют корпорации вроде General Motors, Shell, Coca-Cola, McDonaldʼs. «Что вообще такое война? У нас срабатывает стереотип: танки, пехота, штыковая атака, окопы. Но войны сплошным фронтом больше не будет. Сейчас в оборот входит термин „гибридная война“. Это что — как вы думаете?» — спросил Кржижановский. «Это кибернетическая война с помощью интернета. Можно взламывать сайты другого государства, смотреть информацию оттуда, использовать ее против них», — сказал один из «юных программистов». «Правильно!» — сказал преподаватель. «Еще — когда подменяют идеи с помощью СМИ, — предложил другой школьник. — Или когда с помощью митингов, которые устраивают шпионы, подводят народ, чтобы он свергнул свое правительство». «Правильно, добавим сюда еще теракты как средство расшатывания общества, — сказал Кржижановский. — Также есть целая методичка по ненасильственному сопротивлению».

Кржижановский, работающий в музее ФСБ и защитивший диссертацию по теме «Формирование мотивации к военной службе у юношей допризывного возраста в процессе социально-культурной деятельности военно-исторического музея», рассказал школьникам про «оранжевые революции» и то, как «разыгралась трагедия в Ливии, когда убили законного лидера Муаммара Каддафи». «Почему же тогда бы нам всем не объединиться и не напасть на Америку?» — спросил один из учеников. 

Помимо встреч в музее школьники посещают соревнования с активистами «Молодой гвардии „Единой России“» и выступления главы Следственного комитета Александра Бастрыкина; фотографируютсяс портретом Владимира Путина. Также они переводили книгу про американского хакера, который воровал данные кредитных карт и разоблачал педофилов (школьники прозвали его «хакером-тесаком» — видимо, имея в виду основателя движения «Оккупай-педофиляй» Максима «Тесака» Марцинкевича); в книге, помимо прочего, подробно рассказывается про работу спецслужб в сфере информационной безопасности. За свои достижения «юные программисты» получаютдесятки грамот — один из учеников в августе 2015 года удостоилсянагрудного знака «95 лет ВЧК-КГБ-ФСБ». «Юные программисты» учатся в музыкальном кадетском корпусе, поэтому периодически записывают видеоклипы — весной 2017 года они сняли «гимн российской сборной к чемпионату мира по футболу 2018 года», который представлялив ЦСКА. Есть у учеников и ролики против экстремизма. Один из них заканчивается кадром, на котором «юные программисты» и Епифанцев в шутку вскидывают руки в нацистском приветствии; эта картинка снабжена надписью: «Правда это смешно?»

Рассказывать о своей работе «Медузе» Епифанцев отказался. «Я не желаю с вами разговаривать, — сказал он. — У вас такая специфика издания… „Медуза“ — это „Медуза“».

Епифанцеву 37 лет, он окончил Московский государственный областной гуманитарный институт (МГОПИ) по специальности «информатика». До Московского музыкального кадетского корпуса он работалзаместителем директора специального интерната в Ногинске и руководил военно-патриотическим клубом «Факел», за работу в котором получал благодарность от Голицынского пограничного института ФСБ. На сайте департамента образования Москвы указано, что Епифанцев — ветеран боевых действий, у него есть медаль «25 лет вывода советских войск из Афганистана» и знак «95 лет оперативно-поисковому управлению ФСБ России».

«Медуза» попыталась связаться с десятью «юными программистами». Большинство из них увидели сообщения, но не стали отвечать. Один из учеников сначала согласился на интервью, но потом также перестал отвечать на сообщения. После того как корреспондент «Медузы» начал связываться со школьниками, Епифанцев написал еще одно сообщение: «Вы всем подряд будете навязывать свое интервью? На каком основании вы спрашиваете детей? Я прошу оставить нас в покое».

Свежие записи

Архивы публикаций

Рубрики сайта