Официальный сайт Партии пенсионеров России

Флаг Партии пенсионеров России

Придумано неплохо

Официальная страница ПФР по РХ

Кормилец местных поселенцев

ПФРФ в Абакане

Моя Хакасия

Макет строящегося музея

Славлю трижды, которое будет

Здравствуйте, я ваша партия! Что впереди расстелется - всё позади останется.

Кто возглавит ФСБ? В ведомстве грядут перестановки_Дождь

Детективный блог «Прослушка». Серия 3

Спецэффектов в программе больше информации. Не стал бы смотреть, немного потерял. 😉

23.5.2018

  Телеканал Дождь

Опубликовано: 21 мая 2018 г.

 

«Политический режим неумолимо стареющих офицеров спецслужб готовится передать власть и активы наследникам»

Власть наследникам

«Новое дворянство» в эпоху Путина 4.0

21.5.2018

 

Кабинет министров, утвержденный Путиным, должен обеспечить переход активов и власти к детям нынешних правителей России, считает Константин Эггерт.
Комментарии насчет «нового старого» кабинета министров России затихли довольно быстро. В конце концов, никто не ожидал от Путина революционных преобразований в начале четвертого президентского срока. Разве что назначение 40-летнего Дмитрия Патрушева, сына секретаря Совета безопасности России, министром сельского хозяйства стало поводом для едких шуток о том, что детей путинского окружения, как дворян 18-го века, записывают в гвардию с младенчества, поэтому во взрослую жизнь они входят с гарантией «элитного» трудоустройства.

Технократы и силовики

Хотя ирония тут совершенно неуместна. Политический режим неумолимо стареющих офицеров советских спецслужб готовится передать власть и активы наследникам. Больше десяти лет назад известные российские авторы Андрей Солдатов и Ирина Бороган назвали свое исследование путинского режима «Новое дворянство» .

Константин ЭггертКонстантин Эггерт Как в воду смотрели коллеги. Ну, а новый старый кабинет если чем-то и интересен, так это тем, что должен освободить Путина от забот о повседневных проблемах страны и дать ему спокойно готовиться к 2024 году. Ведь именно тогда он должен решить — уходить ли ему, оставаться или придумать способ уйти и остаться одновременно.
Ведь недаром Рамзан Кадыров и его карманный парламент предложили Государственной думе рассмотреть законопроект о возможности президенту России занимать этот пост три срока подряд. Это пробный шар, запущенный для того, чтобы прозондировать общественное мнение. Однако даже если Путин и пожелает стать пожизненным президентом (в чем лично я не уверен), то объявит он об этом не сейчас.

Для того чтобы через шесть лет (или раньше) принять то решение, которое будет ему по душе, Путин должен все подготовить. Этим и займется правительство Дмитрия Медведева. В нем, как и в прошлом, есть две категории министров и вице-премьеров — так называемые технократы и силовики — в основном сотрудники спецслужб. Плюс бессменный глава МИД Лавров — тоже, в сущности, ставший силовиком.

Технократы, в свою очередь, подразделяются на старших (Силуанов, Голикова плюс Кудрин в Счетной палате и Набиуллина в Центральном банке) и младших (Орешкин, Дитрих). Старшим доверены ключевые участки работы. Антон Силуанов и Алексей Кудрин будут контролировать расходование бюджетных средств. Ведь денег в условиях тотального огосударствления экономики и международных санкций все меньше, поэтому воровать чиновничеству и олигархам придется меньше. Татьяна Голикова должна обеспечить бесперебойную выплату денег десяткам миллионов бюджетников — главной социальной опоры режима. Надежда старших — стать премьер-министром или главой Центробанка. Младшие технократы могут надеяться занять места старших.

Станет ли женщина преемником Путина?

Силовики — вроде нового главы МЧС, бывшего путинского адъютанта Евгения Зиничева, вице-премьера Юрия Борисова, сменившего Дмитрия Рогозина, другого экс-адъютанта — ныне тульского губернатора Алексея Дюмина, делают то, что и должны делать — обеспечивают безопасность режима, присматривают друг за другом и за чиновничеством вообще. Их перспектива — сменить со временем своих стареющих начальников в ФСБ, ФСО, министерстве обороны. В то, что, как считают многие, именно из их числа Путин станет выбирать преемника, я не верю. Он наверняка захочет остаться в истории уникальным правителем, поэтому если и будет готовить себе замену, то неожиданную. Например, передать ключи от Кремля женщине было бы для Путина эффектным ходом.

Ну, и наконец, все будет хорошо у Дмитрия Медведева. Большая часть комментаторов уже раз сто отправляла его в политическое небытие, а он остается там же, где и был. Премьер-министр — важнейший соратник Путина, ключевая фигура российской системы. Он символ преемственности, стабильности и надежности.

В кажущейся стабильности созданной при Путине системы управления кроется и ее главная проблема. Она подчинена одной идее — консервации нынешнего положения вещей. Ни о каких политических и экономических изменениях говорить не приходится. Кремль даже не видит, насколько смешно выглядит решение о создании министерства цифровой экономики в стране, где уже месяц как безуспешно пытаются заблокировать Telegram.

Там представляют себе модернизацию очень приземленно: повесим в каждый вагон экспресса Москва — Санкт-Петербург плазменные экраны, поставим модемы для беспроводного интернета на самолетах «Аэрофлота», усовершенствуем портал «Госуслуги» — вот вам и модернизация. То, что современную экономику создают не чиновники, а свободные люди, чувствующие себя гражданами мира, в Кремле, похоже, не догадываются. Иначе не опозорились бы так в конфликте с Павлом Дуровым.

Однако самокритика Кремлю чужда. И если Дуров все еще не побежден, то, с точки зрения власти, только потому, что ведомства не доработали и не «дожали» строптивого основателя Telegram. «Новое дворянство» России надеется навсегда закрепить за собой и своими потомками власть и собственность. В этом — суть четвертого срока Путина. И силовики, и технократы в правительстве будут работать на эту, главную задачу.

Автор: Константин Эггерт — российский журналист, ведущий программ телеканала «Дождь». Автор еженедельной колонки на DW. Константин Эггерт в Facebook: Konstantin von Eggert

Этот комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

Эвакуация в Белый дом

Должность по наследству

Чтобы к Дмитрию Патрушеву не было лишних вопросов, информацию о деятельности Россельхозбанка засекретит ФСБ

20.5.2018

Андрей Сухотинспецкор «Новой газеты»

Фото: РИА Новости

 

Кому как не человеку, кредитующему сельхозпроизводство, знать о реальных проблемах отрасли и механизмах их устранения? В данном случае и отсутствие опыта госуправления кажется недостатком, который исправит время.

Однако из банка Патрушев-младший, совершенно точно, уходит не с высоко поднятой головой. О том, что размер кредитного портфеля Россельхозбанка за последние два года уже существенно превысил величину его капитала, на финансовом рынке знает каждый. Споры ведутся только о масштабах этого разрыва — в диапазоне от 700 миллиардов до 1 триллиона рублей.

Назначение Дмитрия Патрушева министром сельского хозяйства, пожалуй, стало главным хитом сформированного накануне кабинета министров.

 Сын секретаря Совбеза Николая Патрушева восемь лет возглавлял государственный Россельхозбанк (РСХБ), то есть руководил стратегическими инвестициями в национальных проектах аграрно-промышленного комплекса. Его переход на госслужбу внешне может показаться логичным и даже правильным.

Истинное положение дел в банке с уходом Патрушева мы, впрочем, в обозримом будущем знать не должны — сведения о проблемных займах этой весной были засекречены по линии 2-го отдела Управления «К» СЭБ ФСБ, осуществляющего контрразведывательное обеспечение кредитно-финансовой системы страны и курирующего Центробанк. За сохранность полной конфиденциальности отвечают прикомандированные оперативные работники Главного управления безопасности и защиты информации Банка России.

Лояльный надзор над Россельхозбанком со стороны ЦБ, рьяно зачищающего финансовый сектор, давно возмущает многих банкиров. Мол, пока их лишают лицензий за нарушения 115-ФЗ и заставляют формировать гигантские резервы по кредитам, где допускается малейшая просрочка, РСХБ избегает в принципе каких-либо предписаний.

Госбанк не просто оберегают от жесткого регулирования, но и наполняют деньгами: зимой правительство в очередной раз докапитализировало Россельхозбанк. Правда, выделенные из бюджета 30 млрд рублей на субсидирование процентных ставок по льготным кредитам с учетом масштаба проблем в банке больше напоминают процедуру переливания крови больному лейкемией.

А в том, что пациент тяжело болен, признаются даже работники ЦБ.

И преемнику Патрушева, кем бы этот человек ни оказался, в ближайшие полтора года предстоит сверхсложная задача: прикрыть спину сына секретаря Совбеза, готовя РСХБ к неизбежному «оздоровлению».

Именно с этой невеселой перспективой в администрации президента и правительстве прежде всего связывают новое назначение Патрушева, в шутку называя его «эвакуацией».

Решение, по данным наших источников, зрело больше года.

Сначала Патрушева активно пытались сосватать на пост председателя правления «Газпрома» (что вызвало обеспокоенность у значительной части элит), затем подыскивали место в обновленном Промсвязьбанке, которое в результате досталось другому «сыну» — Петру Фрадкову (его отец возглавлял СВР, а ранее правительство). Лишь в начале этой весны Патрушева согласовали на должность сельхозминистра.

Однако даже такой вариант ротации поначалу вызвал обеспокоенность на Старой площади: экспрессивный подход Патрушева к реализации государственных задач требовал страховки. И вот лишь в начале мая было найдено изящное решение — назначить на пост вице-премьера, курирующего сельскохозяйственный блок, Алексея Гордеева. Этот опытный чиновник, возглавлявший Минсельхоз еще во времена Михаила Касьянова, был автором действующей программы развития агропромышленного комплекса. Благодаря протекции бывшего премьера Виктора Зубкова, последние годы возглавляющего совет директоров «Газпрома», Гордеев совместно со своим соратником Сергеем Данквертом (в недавнем прошлом — главой Россельхознадзора) заложили фундамент в отрасли на долгие годы.

По сути, бывшие министры Скрынник, Федоров и Ткачев лишь следовали векторам, прочерченным их предшественником.

Дмитрий Патрушев тоже постарается не испортить борозды, правда, под наблюдением Гордеева.

Нынешний министр вроде бы сохранит под своим непосредственным контролем субсидирование процентной ставки по коммерческим кредитам и страхование сельскохозяйственной отрасли. Именно эти виды государственной поддержки в последние годы вышли на первый план благодаря позиции министра финансов Антона Силуанова, который в обновленном правительстве пошел на повышение и стал первым вице-премьером.

Эксперты сходятся во мнении, что государственная поддержка сельского хозяйства разительно увеличится уже к 2020 году, поскольку отрасль сегодня по праву считается главным драйвером российской экономики.

Об этом говорят официальные данные Росстата: в 2017 году объем экспорта сельхозпроизводства составил немногим меньше 18 млрд долларов, что уже значительно превысило объем военно-промышленного экспорта (13,4 млрд долларов). Захват доли в ВВП страны сельским хозяйством обусловлен текущей конъюнктурой: в отличие от того же Рособоронэкспорта, из-за санкционного давления теряющего выгодные контракты, АПК с каждым кварталом углубляет свое проникновение на зарубежные рынки.

И процесс этот, кажется, необратим: мировой спрос на продукты питания, по прогнозам Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (Food and Agriculture Organization), в ближайшие двадцать лет увеличится на 50% при росте населения на 30%. Следовательно, в полтора раза увеличится и объем сельского производства.

Россия на этом рынке, судя по поручениям президента, должна занять особое место — уже к 2025 году агроэкспорт планируется увеличить до 35–40 млрд долларов.

Так что ирония по поводу будущего Патрушева-младшего в правительстве выглядит как минимум неуместной. Ему, похоже, предстоит примерить лавры лидера российской экономики.

Разумеется, при правильной поддержке Алексея Гордеева, Сергея Данкверта, а главное — отца и секретаря Совбеза Николая Патрушева, вопреки слухам сохранившего существенное влияние на текущие политические процессы.

Новая газета 20.5.18

Искусство хорошо жить в России

Они не врубаются

«Красный губернатор» Левченко своеобразно понял неоднократное указание президента — защитить Байкал. Охрана лесов вокруг озера поручена тем, кто их уничтожает

19.5.2018

Алексей Тарасов

Обозреватель «Новой газеты»

Искусство хорошо жить в России заключается в том, чтобы из катастроф всякий раз выжимать выгоду для себя. Вот и грандиозные лесные пожары последних лет в Прибайкалье до сих пор кормят. Это долгий процесс, называется СОМ — «санитарно-оздоровительные мероприятия». Они должны улучшать состояние лесов. Реальность — иная.

Тысячи и сотни тысяч гектаров горельника не интересуют, нужна хозяйственно ценная древесина. Под это и назначают сплошные санитарные рубки. Ищут у нас под фонарем, а СОМ проводят там, куда легче добраться, где лес меньше поврежден, где он лучше и дороже. И это не частная инициатива, не происки китайских «жучков» (скупщиков леса), это происходит исключительно по воле российского государства (это его функция — заботиться о лесе, и это оно назначает СОМ). А госслужащих и госструктуры, видящих роль государства иной, просто убирают.

Этот материал вышел в № 51 от 18 мая 2018

13 государственных природных заказников регионального значения в Иркутской области опекает служба по охране и использованию животного мира. На нее же, как явствует из ее названия, возложены «полномочия в сфере охраны и использования объектов животного мира». Надзорный орган госвласти. На огромные территории — всего-то 120 инспекторов и егерей, но работают они — по всем показателям — хорошо.

С 1 июня эту службу ликвидируют: она мешает осваивать леса. Функции передают в областное министерство лесного комплекса (МЛК).

Битва при Туколони

То будет финал, а предшествовала ему схватка за заказник «Туколонь», созданный в 1976 году для сохранения уникальных природных комплексов и воспроизводства зверья. Промышленная рубка лесов противоречит этим задачам и здесь — по закону — недопустима. 9 февраля специалист первого разряда службы охраны животного мира Александр Городничий устанавливает в заказнике факт нарушения его охранного режима — сплошные санитарные рубки. Служба выдает предписания об их незамедлительном прекращении, материалы направляет в прокуратуру.

И — ничего. Потому что — еще раз — это борьба не с «черными лесорубами», а с российским государством. Рубит областное государственное автономное учреждение «Казачинско-Ленский лесхоз» (подведомственное МЛК). Госзадание №6 на 2018–2020 годы выдано на основании актов лесопатологических исследований (утверждены МЛК). Исследования эти проведены Центром защиты леса (филиалом ФБУ «Рослесозащита», его возглавляет бывший руководитель агентства лесного хозяйства, переименованного теперь в МЛК). Договор купли-продажи леса заключен с Казачинско-Ленским лесничеством (территориальным органом МЛК). Государство — это мы.

«В Иркутской области декларируемый статьей 1 Лесного кодекса РФ принцип недопустимости использования лесов органами государственной власти явно не работает», — констатирует руководитель лесного отдела Гринпис России Алексей Ярошенко.

Гринпис подключается и требует разобраться с аферой. Департамент лесного хозяйства Сибирского округа проводит проверку и 15 февраля отвечает: рубка имела не санитарный, а коммерческий характер (96,3% деловой древесины) и по этому факту должно быть организовано служебное расследование, а после схода снега и не позднее 10 мая — освидетельствование; санрубки в заказнике надлежит прекратить, леса должны быть переведены в категорию защитных (как леса особо охраняемых природных территорий). Департамент направляет информацию о нарушениях МЛК в прокуратуру и требует привлечь к ответственности должностных лиц минлеса. Далее прокуратура переправляет материалы в СК — для решения вопроса об уголовном преследовании должностных лиц.

Тем не менее на правительственном портале МЛК отчитывается: «Необходимость проведения сплошных санитарных рубок была подтверждена». И продолжает рубить как ни в чем не бывало. На февральских и мартовских космоснимках это замечательно видно.

А иркутский губернатор Сергей Левченко — видимо, чтоб ни у кого не оставалось сомнений, какой подход в битве за лес именно государственный — подписывает 27 февраля два указа, в тот же день подписано и постановление областного правительства. Смысл бумаг один — ликвидация слишком самостоятельной службы охраны животного мира и заказников; МЛК, передающее леса под рубки, теперь само будет и лелеять особо охраняемые природные территории, само их и «санитарить». Если в задачи упраздняемой службы входила организация госнадзора в области охраны и функционирования заказников и только, то в новом положении минлеса предписывается кроме этого и организация госнадзора в области использования заказников.
Сюжет не нов. Например, коммунист Левченко должен помнить, как в его любимом СССР с начала 70-х отважные красноярские лесничие составляли протоколы за гибель лесов на Норильский горно-металлургический комбинат и регулярно предъявляли стратегическому предприятию многомиллионные иски. И оно платило. В начале 90-х иски стали миллиардными. Героев, конечно, давили, но никому в голову не приходило закрыть напрочь Красноярское управление лесами или Восточно-Сибирское лесоустроительное предприятие, а функции контроля за выбросами комбината передать самому комбинату. (До этого, натурально, додумалось только нынешнее государство.)

Туколонь — правило, а не исключение, до этого аналогичная схватка происходила за заказник «Кадинский»: агентство лесного хозяйства, будущее МЛК, ведя там промышленные рубки, также игнорировало предписания и протесты прокуроров — межрайонного, потом областного, проиграло суд, однако так и не перевело леса заказников из «эксплуатационных» в «защитные».

Это позиция. «Природа — не храм, а мастерская». И, возможно, неслучайно указам о ликвидации службы охраны животного мира предшествовала поимка их инспекторами на браконьерстве в заказнике «Магданском» начальника Качугского филиала госучреждения «Ангарское лесохозяйственное объединение» (подведомственного МЛК) с коллегами. Приехали те в заказник на гусеничном вездеходе, выданном за несколько месяцев до этого лесничеству для тушения пожаров. Вездеходу нашли другое применение — есть такой запрещенный варварский способ ночной охоты: бить зверье из-под фар.

Представители службы охраны животного мира, с кем «Новая» поговорила, сокрушаются, что на место специалистов пролезут случайные люди. Хорошо хоть в районах выбирать не из кого, поэтому инспекторов службы их бывшие руководители просят идти работать в МЛК: в интересах дела. Сами они до последнего бились — встречались с председателем правительства области, писали открытое письмо губернатору, вице-премьеру Хлопонину. Ответов нет.

Эта драма — один из нервов российской повседневности последних лет: профессионалы думают, что государством еще будут востребованы, они не могут поверить в то, что ими нехитро устроенное нынешнее государство пренебрегает именно потому, что они профессиональны. Вот ведь говорит же Путин о Байкале: «Это и гордость, и наша особая ответственность», «несомненный государственный приоритет»; говорит не о необходимости вырубать тайгу и уничтожать зверье и овеществлять Байкал в энергию, а затем в алюминиевые чушки, а напротив — исключительно о сохранении и сбережении уникальной природной системы. Так они, профильные спецы, о том и пекутся.

Петр Саруханов / «Новая газета». Перейти на сайт художника

Байкал и Путин

Сокрушительные пожары в тайге у Байкала и его обмеление и цветение, изменение донных сообществ, гибель эндемичных губок, ухудшение состояния рыбного стада. «Защитой самого глубокого озера в мире президент занялся лично. Владимир Путин приехал в Байкальский биосферный заповедник и выпустил молодь омуля, а также поручил генпрокуратуре проверить Байкал на предмет незаконной и вредной деятельности». Это цитата из правительственного официоза, и «личному участию» Путина в судьбе Байкала вот уже скоро год. Поскольку лов омуля вскоре запретили, путинские мальки, надо полагать, выросли, а прокуратура всесторонне Байкал проверила (обнаружив полторы тысячи правонарушений).

Путин в судьбе Байкала лично участвует не год, разумеется, а все время нахождения у власти. Еще будучи и.о. президента, в феврале 2000-го, обсуждал с учеными, как защитить озеро, в резиденции «Ангарский Хутор». Это Путин в 2006-м отвел от Байкала нефтяную трубу, а еще в 2000-м продублировал решение Ельцина (как тот ранее Горбачева) о перепрофилировании/закрытии Байкальского ЦБК. Это Путин говорил: «Если есть хоть малейшая доля вероятности загрязнения Байкала, мы должны сделать все, чтобы эту опасность не минимизировать, а исключить». И это Путин же в 2010-м позволил вновь варить в Байкальске целлюлозу и сливать в Байкал отходы. И это кабинет Путина в 2013-м наконец похоронил этот бессмысленный и стабильно убыточный бизнес.

В последние месяцы президент действительно Байкал вспоминает чаще обычного: 8 февраля, встречаясь с Сибирским отделением РАН в Новосибирске, через неделю — в Москве на встрече с прокурорскими, 1 марта — в московском Манеже с Федсобранием, 18 апреля — в Ново-Огареве с членами правительства. 12 поручений насчет Байкала даны 14 августа прошлого года, еще 12 — 25 октября. Нет оснований сомневаться в искренности президента.

Но вертикаль власти пресекается горизонталью товарно-денежных отношений; для российского чиновника, начиная с определенных сумм, Владимир Путин теряет какую-либо значимость. И тогда его указания выполняются точно наоборот, и не правильные слова президента определяют течение местной жизни, а простые данности. Например, такая: каждый сантиметр водной толщи Байкала, являющегося, по сути, верхним бьефом Иркутской ГЭС («Иркутскэнерго» Олега Дерипаски), если переводить в кВт*ч, а затем в алюминиевые чушки, — это около полутора миллиардов рублей. И сейчас, в экстремальное маловодье, правительство не водозаборы на Ангаре заставляет углублять, а разрешает более чем вдвое увеличить диапазон регулирования уровня воды в Байкале — без какой-либо оценки экологических последствий.

— Все последние распоряжения имеют одну четко просматриваемую тенденцию: ослабить природоохранные ограничения, закрепить право на безудержную эксплуатацию ресурсов Байкальской природной территории, — говорит «Новой» Александр Колотов, член Ангаро-Байкальского бассейнового совета. — Разрешено еще три года сливать Байкал ниже минимально допустимого уровня. Объявлено о новых границах водоохранной зоны вокруг Байкала — без учета мнения ученых, в пользу бизнес-освоения прибрежной территории. На очереди пересмотр границ Центральной экологической зоны Байкала. Разумеется, в таком контексте разрешение отстреливать байкальскую нерпу выглядит даже закономерным.

И вот еще данность, вокруг которой — а не правильных слов президента — строится реальность. Прибайкалье — это две трети незаконных рубок леса всей России. Это черная дыра: государство возмещает местному лесному бизнесу НДС, и он на протяжении долгих лет превышал все собранные в иркутской лесной отрасли налоги на 4 млрд рублей ежегодно (то есть если бы государство просто запретило рубить в Прибайкалье лес, оно бы экономило ежегодно 4 миллиарда). Лишь недавно, в 2016-м, налоговые платежи иркутских лесорубов впервые превысили возмещенный НДС (на 2,9 млрд). Впрочем, в том же 2016-м, например, прижали ООО «ВУД Континент», скупавшее лес у «черных лесорубов» в Чунском районе Иркутской области. За полтора года это небольшое ООО сбыло продукции на 5 трлн рублей (к слову, вся доходная часть бюджета РФ составляла в том году 14 трлн рублей), а заработало 650 млрд (6,5 бюджета области).

Капусту доверят козе

В ноябре 2016 года иркутский активист ОНФ Сергей Апанович предложил президенту наделить инспекторов лесного надзора, охотнадзора, рыбнадзора общими полномочиями, что позволит безболезненно для бюджета увеличить природоохранный штат. «Полностью согласен», — одобряет Путин и менее чем через неделю поручает правительству реализовать идею о перекрестных полномочиях.

В прошлом году президент запускает на Байкал генпрокуратуру, по ее докладу снова поручает расширять природоохранный контроль. На Байкале с декабря появляется природоохранная прокуратура, увеличивают местный штат Росприроднадзора.

В конце декабря генпрокурор присылает Путину новый доклад (1-ГП-218-2017 от 28.12.2017), и 13 января Путин пишет на нем (Пр-55): «Медведеву Д.А. Пр. рассмотреть и доложить о принимаемых мерах». Речь снова о расширении перечня должностных лиц, контролирующих «использование объектов животного мира». Секретариат вице-премьера Хлопонина рассылает доклад с президентским указанием ведомствам, срок доклада о его выполнении — до 5 февраля.

Активность Кремля, правительства, прокурорских в то же самое время «на местах» нивелируют: иркутский губернатор — это тоже государство. Правая рука государства пожимает левую. Губернатор имеет полное право менять структуру регионального правительства, и его решение согласовало Минприроды РФ.

Мои собеседники из местной природоохраны говорят, что в Иркутской области расширение и перекрещивание полномочий не даст должного эффекта. Поскольку федеральный лесной надзор, федеральный надзор за охраной, воспроизводством и использованием объектов животного мира и среды их обитания, а также региональный экологический надзор будет осуществлять один госорган — МЛК. А в нем интересы лесной промышленности довлеют над лесоустройством, уходом, охраной, восстановлением лесов; в последние годы хвойные леса тотально уничтожают.

И подобные оптимизации уже не раз показывали несостоятельность. Например, в 2005 году Россельхознадзору передали охотнадзор, рыбнадзор, госпожнадзор в лесах, а территориальные спецуправления ликвидировали. Эксперимент с блеском провалился, функции вновь пере­распределили. Кстати, вот тогда, с ликвидацией облохотуправления, оставшийся бесхозным заказник «Туколонь» и пошли дербанить — службе охраны животного мира потом пришлось воевать с браконьерами и лесорубами. Тогда выяснилось, что часть заповедного леса отдана в аренду ООО «Лесинформ». Справочные платформы выдают данные на два одноименных ООО. Отличаются они ОГРН, реквизитами, годами создания (2010 и 2013), но в одном владельцем и директором, в другом просто руководителем значится один и тот же Сергей Васильевич Шеверда. Тот самый, что трудится министром лесного комплекса, а до этого возглавлял агентство лесного хозяйства. Надо полагать, с бизнесом он на госслужбе расстался. Тем более что род его широко представлен в лесном бизнесе, на других представителей семьи зарегистрировано множество лесозаготовительных компаний.

Левченко мог передать полномочия службы близкому ей по смыслу министерству — природных ресурсов и экологии. Нет, он отдал их именно МЛК. Тем, кто лес рубит. Он поручает охрану природы тем, кто ее гробит. Тем, кто показательно игнорирует охранный статус заказников: леса здесь по закону должны получить статус защитных и никаких вырубок быть не должно и близко, однако в МЛК их считают эксплуатационными. Региональные заказники — это 776 тыс. га, из них 95 тыс. уже отданы в аренду под заготовку древесины. С ликвидацией службы охраны животного мира все, до чего дотянутся, вне всяких сомнений, вырубят. Подвергнут СОМ. Это — деградация среды обитания зверья, браконьерство, снижение биоразнообразия. Заказники просто по факту теряют смысл.

Декабрь 2017. Заказник до санитарных рубок

Февраль 2018. Заказник сразу после проверок и требований санрубки остановить

Март 2018. Рубки продолжились как ни в чем не бывало

Шпана цветет и пахнет_Сквозняк в кармане

Расходный материал вождества

Уверенная шпана и Шариковы у власти

14.5.2018

Дмитрий Орешкин о последних событиях в России. Эфир от 13 мая 2018 года.

 

Юлия Латынина

14.5.2018

Опубликовано: 12 мая 2018 г.

Какие российские генералы и полковники обстреливали мирных жителей Мариуполя

«Весь город горит на х*й!»

12.5.2018

Bellingcat удалось идентифицировать действующих российских генералов и полковников, которые силами нескольких ракетных батарей 24 января 2015 года подвергли Мариуполь обстрелу из «Градов» и «Ураганов», в результате чего погиб 31 человек, в том числе двое детей. Результаты этого расследования украинские власти уже передали в Международный трибунал в Гааге. The Insider предлагает ознакомиться с перехваченными телефонными разговорами, из которых следует, что военные знали, что стреляют по плохо проверенным целям, и что они не остановили обстрел даже когда поняли, что под огнем оказались мирные жители. Также из прослушек телефонных переговоров становится понятно, кто из российских офицеров участвовал в этом военном преступлении, как российские полковники обманывали генералов и почему некоторые из участников обстрела решили имитировать собственную смерть.

Утром 24 января 2015 года украинский город Мариуполь подвергся ракетному обстрелу из «Града» и «Урагана». Реактивные снаряды утюжили город на протяжении нескольких часов, попадая в жилые дома, детские сады и магазины, 31 человек погиб (в том числе два ребенка), ранены 117. Никаких военных объектов в радиусе как минимум километра от зоны обстрела не было. Прибывшие на место наблюдатели ОБСЕ по воронкам от снарядов определили, что обстрел велся с территории «сепаратистов», российские же власти немедленно назвали это провокацией Украины. В результате сложного и долгого расследования Bellingcat удалось установить всех причастных к этому военному преступлению.

Действующие лица

Судя по имеющимся свидетельствам, в обстреле Мариуполя принимали участие 200-я Отдельная мотострелковая бригада БВ СФ (в/ч 08275) из Мурманской области и 5-я отдельная гвардейская таманская мотострелковая бригада из Наро-Фоминска. Эти бригады находились под командованием полковника Сергея Лисая, который, в свою очередь, получал распоряжения от генерал-майора Степана Ярощука. На момент обстрела Мариуполя оперативное командование этими двумя бригадами было передано от Лисая полковнику Максиму Власову («Югра»).

Также обстрел вел так называемый «9-й полк ДНР». Им командовал действующий полковник российской армии Александр Муратов.

Помимо Ярощука в операции принимал участие и другой генерал-майор Олег Кувшинов. Под командованием этих двух генералов в операции были задействованы как минимум четыре полковника: Александр Цаплюк (позывной «Горец»), Александр Муратов (Позывной «Сан Саныч»), Максим Власов («Югра») и Дмитрий Клименко.

Как развивались события

Утром 23 января 2015 года российский полковник Александр Цаплюк (позывной «Горец»), базировавшийся в тот момент в Донецке (том, что на российской территории) и курировавший артиллерийские операции на территории так называемой ДНР, получил распоряжение от российского военного командования начать военную операцию в отношении целей на территории города Мариуполь. Операция подразумевала массированный ракетный удар нескольких батарей 24 января, причем какие именно военные цели должны были быть поражены, неясно. Две батареи (200-я и пятая) должны были быть подтянуты с российской территории, третья батарея уже находилась в зоне, контролируемой сепаратистами.

Российские батареи пересекли границу в районе населенного пункта Кузнецы и продвинулись в сторону Мариуполя, остановившись в селе Безыменное.

На границе возникла внезапная проблема: российских военных сначала не признали за своих сепаратисты, так как у них не было ни документов, ни номеров на машинах. Полковник Александр Цаплюк был вынужден объяснять, что это свои, а документов у них потому и нет, что они военные:

К счастью для жителей Мариуполя, не все из «Градов» доехали до Безыменного из Мурманской области. Минимум одна машина выбыла из строя на подходе к селу. (По возвращении в Мурманск через месяц ее сфотографировал случайный свидетель). Этот инцидент также обнаружился в прослушках:
Почему вообще все эти вещи военные обсуждают по открытой телефонной связи? У них же должны быть средства защищенной спутниковой связи. Это удивляет не только The Insider, но и самого полковника Цаплюка. В разговоре с полковником Власовым Цаплюк говорит, что «в режиме реального времени обо всем докладывает самому главному» и просит Власова использовать портативные станции спутниковой связи «Белозер», которые должны быть у полковника Лисая. Но потом в разговоре с самим Лисаем Цаплюк узнает, что космической связи у них нет.


Уже на момент определения координат российские военные понимают, что их данные не сходятся с данными наводчиков, разница аж полкилометра. Откуда взялись координаты наводчиков, военные сами не знают, но, кажется, это их не сильно тревожит — решено бить по тем координатам, которые им дали.

Неработающая связь, путаница с координатами целей, машины «Града» врезающиеся друг в друга, едва не арестованные солдаты без опознавательных знаков — все это больше похоже на сюжет комедии «Мистер Питкин в тылу врага», чем на реальные военные действия. Но как только начинается обстрел, комедия превращается в трагедию.

В 7:55 утра, с получасовым опозданием, полковник Цаплюк командует Максиму Власову (200 брагада) — «Огонь!». Одновременно полковник Муратов отдает приказ открыть огонь так называемому «9-му полку ДНР». Начинается первый обстрел (всего в этот день их было четыре):

Вскоре становится понятно, что ракеты летят не туда, куда надо, а по жилым домам. «Перелетело всё и пошло по домам, по девятиэтажкам, по частному сектору, Киевскому рынку…».

«Весь город горит, на х*й! Проверяйте все, хорошо?» — тревожится полковник Максим Власов:

Поразительно, но в одном из разговоров военные обсуждают, что одна их машин бьет «х*й знает куда», но решают продолжить обстрел и оставляют ту же самую «цель 107».

Такое впечатление, что военным было все равно, по какой цели бить. «Готов бить 102!» «Там же 101 должно быть?» «Ну они дали нам 102». «Ну хорошо, огонь!»

После того, как жилые кварталы попадают под обстрел, на место выезжают наблюдатели ОБСЕ. Они прибывают в Мариуполь уже к 9:30 и сначала изучают ситуацию на месте событий. В 2 часа дня наблюдатели выдвигаются к российским позициям. Узнав об этом, генерал Ярощук дает команду полковнику Цаплюку уводить машины:

Власов требует загнать машины обратно по ангарам и зарядить их (чтобы не было видно, что машины уже стреляли):

Любопытно, что Власов требует в первую очередь прятать «сороконожки».

Почему именно «сороконожки»? Судя по всему, речь идет о «Платформе О» — военном КАМАЗе, предназначенном для транспортировки артиллерийских и ракетных установок, который официально был поставлен на вооружение лишь в 2015 году. Военные не хотели их «светить» раньше времени, в том числе потому что было бы слишком очевидно, что это вооружение  прибыло из России.

Сразу покинуть территорию Украины российским батареям не удалось. На границе им приказали остановиться и готовиться к новым указаниям генерала Ярощука. «Я с вами с ума сойду», — жалуется Сергей Лисай. «Это не с нами, это с ними, дебилами, бл*дь», — отвечает полковник Цаплюк.

К слову об отношениях с начальством, российские полковники, судя по этим звонкам, постоянно дезинформировали своих генералов. В том числе они вводили их в заблуждение о времени начала обстрела. Вот например звонок, который состоялся в 12:52 по украинскому времени (в 13:52 по московскому), в нем полковник Лисай просит записать время начала очередного обстрела как 13:52, хотя из контекста мы знаем, что он еще не начался.

Вот второй звонок, здесь уже военные сами не помнят, когда начали стрелять и записывают время начала обстрела 9:58 (в действительности — на полчаса позже):

Пока полковники махинировали с отчетами, несколько участников обстрела пошли еще дальше — Александр Евтодий («Пепел») и Грайр Егиазарян («Шрам») — оба из «9-го полка» — инициировали свою смерть. Вот звонок, где Егиазарян предупреждает любовницу: если обо мне что-то в прессе сообщат, не верь:

Вскоре, действительно, появились сообщения что Егиазарян героически погиб в шестичасовом сражении против батальона «Азов». Зачем Егиазаряну понадобилась подобная инсценировка, не очень ясно, но один из знакомых с ним людей сообщил Bellingcat, что в сепаратисты он подался, чтобы заработать деньги для выплаты долга по алиментам. Судя по всему, для него это стало возможностью «обнулить долги».

А вот разговор, где обсуждают мнимую смерть Александра Евтодия («Пепел»). Звонящему, правда, некто с позывным «Магадан» сообщил, что все это неправда, но сослуживцы продолжают делать вид, что «нету больше «Пепла».

Bellingcat проверил теорию о смерти «Пепла» и, создав фейковый аккаунт Максима Власова, связался с ним через соцсети. Увидев сообщение от боевого товарища, Евтодий подобно Фениксу «восстал из пепла» и даже поделился своим мобильным телефоном. Bellingcat связался с ним по этому номеру, и ему ответил хорошо узнаваемый голос «Пепла». Связана ли постановочная смерть «Пепла» с деньгами, как и в случае «Шрама», сложно судить, но среди причин могло быть и то, что голос, имя и позывной «Пепла» были вскоре после обстрела засвечены СБУ, поэтому инсценировка смерти могла также быть мотивирована вопросами безопасности.

Подробнее читайте в полной версии доклада Bellingcat.

http://theins.ru

Почему в мае 1945 года немцы капитулировали дважды

Почему в мае 1945 года немцы капитулировали дважды

10.5.2018

Опубликовано: 9 мая 2018 г

Всякий раз в годовщину великой Победы возникает вопрос, почему акт о полной и безоговорочной капитуляции представители командования разгромленного вермахта подписывали в сорок пятом дважды – седьмого мая и девятого? Сначала во французском городке Реймсе, в штабе главнокомандующего экспедиционными войсками союзников американского генерала Дуайта Эйзенхауэра, затем в Карлсхорсте, пригороде Берлина, взятого войсками маршала Георгия Жукова. Оттого и получилось как бы две победы. Одну празднуют на Западе – 8 мая, другую в нашей стране – 9 мая. История эта кажется странной. Неужели тогда нельзя было договориться и провести одну церемонию, общую для всех? А то создается впечатление злого умысла, попытки не то заключить сепаратный мир с немцами, не то украсть победу, одержанную другими…

Биби Нетаниягу шел в «бессмертном полку» и нес фото Героя Советского Союза Вольфа Виленского, еврея-отказника, выброшенного из всех российских справочников и умершего в Бат Яме.

можно даже и «повторить»

Сила и спецсредства

Демонстранты Навального столкнулись на Пушкинской с «сознательными гражданами» и полицией

6.5.2018

Видео: Глеб Лиманский, Надежда Мироненко / «Новая газета»

Татьяна Васильчуккорреспондент

В воскресенье днем в Москве и еще более чем в 90 городах страны прошла акция сторонников Алексея Навального «Он нам не царь». Акция состоялась за два дня до инаугурации Владимира Путина на пост президента России. Навальный призвал выйти на улицы за «право каждого быть гражданином своей страны». К вечеру воскресенья в Москве — более 500 задержанных, по всей России — более тысячи двухсот человек. Задержания были максимально жесткими: омоновцы били людей ногами в живот и спину, «прикладывали» лицом к бетонным плитам (на многих плитах потом осталась кровь), и наносили удары дубинками по спине тех, кто пытался защитить товарищей. На Тверскую приезжала карета реанимации, из уезжающих в ОВД автозаков задержанные выглядывали с разбитыми лицами.
Навальный призывал своих сторонников в Москве выходить в любой точке Тверской улицы и идти гулять. Но, как обычно и происходило на последних акциях оппозиционера в центре города, в основном протестующие концентрируются возле памятника Пушкину. Так было и 5 мая: в два часа дня вся Пушкинская площадь была забита людьми. Но не теми, которых здесь ждали журналисты.

Перед памятником стоят казаки, «нодовцы», поют песни про «Великую Русь», а вокруг них толпятся люди с георгиевскими ленточками. Ленты везде: на руках, сумках, даже на солнцезащитных очках. Я подхожу к каждому из этих людей, чтобы узнать зачем они здесь, но ни один из более чем десяти опрошенных не соглашается со мной разговаривать. Спрашиваю, где раздают ленты. Мне показывают в сторону памятника Твардовскому на Страстном бульваре. Иду туда, а все это время навстречу идет просто нескончаемая толпа людей с лентами, каждый из которых отрезает: «без комментариев». У памятника стоит мужчина с сумкой ленточек. Увидев мою пресс-карту на шее, чуть ли не убегает в сторону автозаков.

Возвращаюсь на Пушкинскую площадь. Там в самом разгаре деятельность «гражданских активистов», молодые люди сидят у фонтанов едят мороженое, бабушки общаются друг с другом на скамеечках. Все — в лентах. Девушка с розовыми волосами, на мой вопрос на какую акцию она со своими друзьями сюда пришла, берет меня резко за руку и разворачивает в сторону памятника:

«Навальнистов своих справшивай про акцию. Революционеры они, ***** (блин). А нам погулять даже просто нельзя».

Все, кто соглашается со мной говорить из этой толпы, ведут себя очень агрессивно: хватают за руки, толкают, когда видят название газеты и пытаются сорвать пресс-карту. Мужчина в футболке Путина говорит, что не знает, кто такой Навальный, «зато прекрасно знает, что такое Путин» и показывает кулак. Рядом с ним стоит женщина, которая скороговоркой объясняет, что здесь, оказывается, проходит согласованная акция «Боевого братства», и все эти люди пришли, чтобы потребовать проведения референдума о пересмотре Конституции.

 Молодой человек националистических взглядов спорит с женщиной из «НОД» о Путине. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Сторонников Навального, на первый взгляд, найти практически нереально. Они без какой-либо символики, а российские флаги, которые обычно можно встретить на акциях оппозиции, здесь только у «нодовцев». Наконец, у самой дороги я нахожу трех молодых людей с наклейками #Надоел. Ребята рассказывают, что пока провокаций не было, но они их не исключают, так как «нагнанных оппонентов» здесь слишком много.

Спустя минут 20 после «официального» начала акции толпа взрывается криком «Долой власть чекистов!». Дальше следует протяжное «На-валь-ный». И вот уже вся толпа на площади скандирует кричалки за оппозиционера. Где-то между протестующими одиноко стоят «нодовцы», пытаются спорить «С пеленок поднял детей, ох этот Навальный…», — ворчит бабушка на молодых людей, размахивающих флагом с символикой Telegram.

Все чаще становлюсь свидетелем мелких потасовок внутри толпы. Якобы кто-то кого-то толкнет, кто-то упадет, следуют ответные удары. Полиция объявляет «Уважаемые граждане, покиньте улицу. В противном случае против вас будет применена физическая сила и специальные средства». И первая физическая сила оказывается применена против организатора акции — Навального. Он едва успевает зайти на площадь и сказать несколько слов благодарности собравшимся, как сзади его накрывают «омоновцы» и тащат к автозаку. Он особо не сопротивляется, но ему на помощь бросаются стоящие рядом протестующие. Они пытаются отбить оппозиционера у ОМОНА. В ответ «омоновец» резко оборачивается и гонится за уже убегающим парнем. Он заламывает ему руки и со всей силы как опускает, но на самом деле ударяет его об бетонную плиту. Подбегают другие и начинают добивать парня дубинками. Рядом слышен визг ужаса, люди начинают кричать «Позор». Видно, как «омоновцы» отмечают, кто громче всех кричит при задержаниях, и затем «берут» этого человека.

Участники митинга на время перекрыли дорогу, ведущую к Страстному бульвару от Пушкинской. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

У дороги выстроилась следующая партия «космонавтов». Они стоят и как будто размянаются, размахивают дубинками в воздухе. Перед ними парень в пиджаке с георгиевской лентой с улыбкой снимает селфи на фоне этой колонны. Его зовут Богдан, он — активист «Молодой гвардии Единой России». Я спрашиваю, как он относится к задержаниям людей. Богдан уверенно отвечает: «Крайне положительно». Он рассказывает мне, что все молодые люди с лентами здесь — это как раз активисты «Молодой гвардии». Интересно, что совсем недавно после того, как в СМИ разошлась новость о том, что МГ готовит отряды по противодействию оппозиции, в самой молодежной организации этот факт тогда опровергли. Богдан говорит, что они не противодействуют, силу не применяют, «просто помогают правоохранительным органам».

В какой-то момент я замечаю эту помощь: активист «Молодой гвардии» Артем стоит и спорит о смысле происходящего с парнем в футболке кампании Навального. Он спорит очень рьяно, периодически толкая своего собеседника. Тот сначала не отвечает, а потом отталкивает «гвардейца» в ответ — ОМОН как будто из ниоткуда вылетает и бросается на парня. Против него применяют борцовский прием, хватают за ноги и несут лицом вниз. В этом момент задержания запускаются как на конвейере. Одно за другим, протестующих не ведут, а несут в автозаки. Вижу, как мужчину лет сорока тянут за горло футболки, душат его, он руками пытается помочь себе дышать. «Омоновцы» воспринимают это как сопротивление, и один из них со всей силы начинает бить мужчину в живот ногой. Рядом несут пожилого мужчину, он падает на дорогу из-за того, что «омоновцев» сзади слишком много и они просто затолкали его, но они также воспринимают это как сопротивление. Мужчина получает несколько ударов по спине, причем не только резиновыми дубинками, но и ногами. Его пару секунд просто возят лицом по дороге, непонятно зачем — и это даже уже не часть жестокого задержания. У мужчины слетают на дорогу очки, но он уже в автозаке. Очки поднимает женщина, обращается к полицейскому, чтобы их передали в автозак. Полицейский отвечает: «Скоро пообщаетесь, передадите».

«Нодовцев» рядом остается мало, полиция отталкивает их, кричит «не мешайтесь». В автозак заталкивают людей, которые уже не сопротивляются. Видно, что перед этим их уже чем-то избили. Например, за ноги и за руки несут парня, которому «омоновец» рядом просто изредка поддает дубинкой по спине. Даже когда в автозак образуется «очередь»из задержанных избитых протестующих, ему продолжают наносить удары. И в какой-то момент кажется, что это просто делается в такт. В конце парня запихивают в автозак, сначала пнув несколько раз коленом в живот.

Молодой человек, получивший удар полицейской дубинкой. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

По дороге проносится карета реанимации. Рядом со мной два парня смотрят на нее, и один говорит другому «Там у людей просто у некоторых уже лица нет, *********** (разбомбили) в кровь о плиты». И это правда, на некоторых плитах действительно видны следы крови. Рядом написано: «Я всегда буду против». Вижу в ленте новостей фотографии людей с полностью окровавленными лицами у автозаков, и становится понятно, откуда здесь столько следов.

Рядом со мной стоит рыжеволосая девушка Наталья, она приложила руку ко рту и с реальным ужасом в глазах смотрит на задержания: «Я не понимаю, они же тоже люди. Навальный, Путин… Да, знаете, плевать на взгляды. Я понимаю, что работа у них такая, и приказ, все дела. Но как? Как можно так по-людоедски?».

К этому времени уже стало известно, что задержали даже нескольких журналистов. А тех, кого не задержали — просто «огрели» по голове, пытаясь выпихнуть к тротуару от автозаков. «Добровольной помощью» занимаются и казаки — они просто со всей силы толкают людей с бетонных блоков к дороге. Кто-то падает на других людей, кто-то — просто сильно ударяется о дорогу. Один из протестующих спрашивает: «Мужик, тебе не стыдно?». Казак провоцирует: «Че стыдного? Ты стоишь болтаешь. Иди машину переверни. Баклан!».

Люди в казачьей форме бьют митингующих. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Снова слышно, как полиция угрожает «распылением средств» в воздухе. И тут начинают взрываться дымовые шашки. Кто-то принимает запах за газ. Толпа, которая уже кричит и скандирует не только на Пушкинской площади, но и по обеим сторонам Тверской, выдвигается на проезжую часть. Полиция перекрывает движение по Страстному бульвару своими автобусами, потому что люди заняли всю дорогу. В воздухе уже летят бутылки с водой, летают «телеграмные» самолеты, слышно «Он нам не царь!». У дороги рядом с желтым такси стоит водитель смотрит на толпу и улыбается. Его зовут Герман. Я спрашиваю, что он об этом всем думает, он отвечает, что «испытывает хорошее чувство»: «Похоже на Армению, не согласитесь? — довольно улыбается, потом все-таки поправляет себя, — Хотя нет, не похоже. В России уже кровь льется».

Люди идут по проезжей части, кричат, размахивают российскими флагами. ОМОН медленно контролирует цепью сзади. В один момент резко накрывает толпу, кто-то, кто стоял ближе к нему, падает и оказывается в руках «омоновцев». Людей дубинками делят на две половины, чтобы освободить дорогу. Становится страшно, чтобы не попасть под удары, в толпе кричат «Ребята, быстрее на тротуары!». Самые крайние к ОМОНу люди получают по спинам, в голову. Некоторых просто без предупреждения сзади хватают за шею и волокут. Рядом кричат: «Позор, вы же задушите!».

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

На журналистов у автозаков огрызаются и отгоняют, размахивая дубинкой. К одному из омоновцев подбегает мужчина в пиджаке и очках, очень радостный, начинает рассказывать: «Там еще партия во дворах. Вы только с нами зачем агрессивно? «Я спрашиваю у мужчины, кто он. Он видит бейджик прессы, довольно улыбается и говорит «Сочувствующий» и уходит.

Я делюсь с прохожими на тротуаре наблюдением, как много на этой акции «сознательных граждан» — это и активисты «Молодой гвардии», и казаки, и «нодовцы» с «Боевым братством». Мне отвечает Артем, который не журналист и не блогер, но все происходящее снимает на камеру: «Все эти вещи потом в суд хорошо бы приложить. Всех этих псевдо-патриотов, которые людей до смерти избивают». Артем и его товарищи настроены очень по-боевому и говорят, что этой акцией в ближайшее время все не ограничится. «Я не хочу точно утверждать, но я вижу, какие люди здесь сегодня злые. Злые на власть, на ОМОН, на полицию, на этих «уток подсадных» казачьих. Это начало взрыва большой накопившейся злости».

Каждый раз, когда я с кем-то разговариваю, то наблюдаю, как людей избивают. И при мне не один задержанный не попадает в автозак без предварительного удара, не важно чем, ногой, рукой, дубинкой, палкой от флага или просто об автозак головой. Очень странно особенно видеть картину, как у задержанных отнимают все из рук перед тем, как запихнуть внутрь. И с какой ненавистью из автозаков выкидываются российские флаги.

Оставшихся протестующих силой сгоняют в метро. Те слушаются. Но в отделениях Москвы находятся уже 592 человека. Об этом сообщает «ОВД-Инфо» на 18 часов.

Вертолет кружил над Пушкинской площадью. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Кадровая политика Путина — 18 лет доверия исключительно самому себе

Долгая дорога в санкционный список

30.4.2018

Фото: Pixabay / Evgeny

30.04.2018 | Андрей Колесников*

6 октября 2016 года глава государства удовлетворил просьбу и.о. губернатора Калининградской области Евгения Зиничева об отставке. В своей должности бывший сотрудник Службы безопасности президента, постоянно маячивший за спиной Путина, а в 2015 году назначенный начальником управления ФСБ по Калининградской области, пробыл 70 дней. После этого генерал-лейтенант Зиничев стал шестым по счету заместителем председателя ФСБ — отступные оказались очень неплохими. Никакой политической или дворцовой интриги за этим стремительным пребыванием на позиции руководителя области не было: судя по всему, Зиничев, всю жизнь проработавший бойцом невидимого фронта, чрезвычайно тяготился публичностью своей новой должности. Офицеры той же Службы безопасности Алексей Дюмин и Дмитрий Миронов, утвержденные Владимиром Путиным губернаторами Тульской и Ярославской областей, и по сей день работают главами этих регионов. То же самое кадровое цунами-2016 вознесло на самый верх бюрократической пирамиды шефа протокола президента Антона Вайно — он стал руководителем администрации главы государства. И тогда стало очевидно, менеджеры какого типа являются в глазах Путина идеальными государственными управленцами — охранники и протоколисты. Кто открывает двери и пододвигает стулья. Кто прикрывает своим корпусом «тело короля». Они надежны и исполнительны. Никогда не обратятся к своему патрону на «ты» как старые «друзья»-cronies, сослуживцы и соседи по дачному кооперативу. Это та группа «элиты», которая может стать достойной названия «коллективный наследник».
«Телекиллер» С. Доренко

-Штирлиц, меня кто-то ёβнул по голове бутылкой. -Мюллер,больше бить не будут, агент уже стал депутатом нашей Госдумы.

632338_4.jpg

Фото: The New Times

Наша Лидия Аркадьевна

КАК БРИЛЛИАНТЫ — ЛУЧШИЕ ДРУЗЬЯ ДЕВУШЕК, ТАК И ОХРАННИКИ — ЛУЧШИЕ ДРУЗЬЯ АВТОКРАТОВ. ОСОБЕННО ТОГДА, КОГДА ЛИЧНЫЕ КАРЬЕРЫ АВТОКРАТОВ ВХОДЯТ В ЗЕНИТ


Кровоток и кровопуск в элитах

Это ведь загадка — почему столько старых соратников Путина или просто лояльных ему государственных людей уходило разными способами. Кто-то, как Сергей Нарышкин, обретя «золотой парашют», — переселившись из кресла председателя Госдумы в «лес», то есть став главой Службы внешней разведки. Другие, как глава РЖД Владимир Якунин, — в никуда, на пенсию. Иные, как министр экономического развития на протяжении пяти путинских лет и представитель финансовой элиты с первых дней путинского президентства Алексей Улюкаев, — на нары. А есть люди, которые не тонут ни при каких обстоятельствах. Одно из объяснений, собственно, в том и состоит, что барин доверяет в наибольшей степени своей обслуге. Например, Игорь Сечин, который своим агрессивным поведением нажил себе множество врагов в дворцовом и предпринимательском истеблишменте, не теряет аппаратного и политического веса и продолжает находиться под покровительством президента. Когда-то он носил портфель за Путиным — и это многое, если не все, объясняет.

Охранник, портфеленосец, двереоткрыватель — лучшие, надежнейшие люди.

Да, когда-то Путину и в голову не приходило возвышать таких людей до глав ключевых структур и регионов. Но как бриллианты — лучшие друзья девушек, так и охранники — лучшие друзья автократов. Особенно тогда, когда личные карьеры автократов входят в зенит и им уже не нужно делать вид, что они видные демократы. А начиналось-то все несколько иначе.

Отряды Путина

 


КРОВОТОК В ЭЛИТАХ ОБЕСПЕЧИВАЕТСЯ ВНЕЗАПНО НАЛЕТАЮЩИМИ ЦУНАМИ МАССОВЫХ НАЗНАЧЕНИЙ И ОТСТАВОК И ОШЕЛОМЛЯЮЩИХ ЭЛИТЫ И БИЗНЕС-КРУГИ ПОСАДОК


Этапы большого пути

632338_5.jpg

Фото: yeltsincenter.ru

Где-то на Кавказе, когда-то в Гражданскую

Миниатюра «Поздний ужин»

Начиналось с того, что не очень уверенный в себе бывший офицер ФСБ, выбранный на роль преемника Бориса Ельцина и хранителя безопасности его Семьи (в широком значении этого слова), был вынужден, как и положено разведчику в стане врага, приспосабливаться к внешним обстоятельствам и вести себя так, как принято в тех кругах, куда этот самый разведчик заброшен. То есть изображать преемственность во внутренней и экономической политике, получать уроки экономики от своего ультралиберального советника Андрея Илларионова и дружить с Джорджем Бушем и Тони Блэром.

Но адаптивность у людей такого типа велика, поэтому очень быстро они начинают вести себя вполне самостоятельно. Пожалуй, самым важным кадровым решением эпохи первого президентского срока стала «отставка» Бориса Березовского, который сам себя считал «изобретателем» Путина. Символическим образом манифестацией первого срока стала другая «отставка» в форме посадки — арест Михаила Ходорковского. Тем самым Путин окончательно навел порядок в курируемом им же самим «министерстве олигархов».

Надо понимать, что кадровая политика Путина — это не только и даже не столько назначения в правительстве и администрации президента. Или назначения, нередко церемониальные, касающиеся ключевых должностей в парламенте. Это и регулирование кадровых потоков в бизнес-кругах, поскольку власть и собственность в путинской системе существуют в единой связке, и назначение верных соратников государственными олигархами. Например, Сергей Чемезов был брошен сначала на «Рособоронэкспорт», а потом на корпорацию «Ростехнологии», ныне «Ростех»; Владимир Якунин — на РЖД (до тех пор, пока не стал одним из первых отставленных «друзей»); Игорь Сечин — на «Роснефть». Кадровые технологии предполагают и обеспечение преемственности во владении «властью-капиталом»: дети Николая Патрушева, Александра Бортникова, Сергея Иванова, Михаила Фрадкова, Дмитрия Рогозина и многих других руководили и руководят большими государственными структурами, подразделениями, банками, компаниями (см. расследование NT «Все лучшее — детям-4»). И это тоже наследственная кадровая политика, задел на будущее.

Кровоток же в элитах обеспечивается внезапно налетающими цунами массовых назначений и отставок и ошеломляющих элиты и бизнес-круги посадок. Они становятся все более и более эффектными по мере взросления режима: путь от изгнания Бориса Березовского и Владимира Гусинского через 10-летний тюремный срок Михаила Ходорковского — к взятию под стражу братьев Магомедовых был в том числе отмечен многочисленными знаковыми и весьма поучительными для всех остальных преследованиями бизнесменов уровня Владимира Евтушенкова (АФК «Система»), Леонида Меламеда («Алемар», «Роснано»), Бориса Вайнзихера («Т плюс») и Евгения Ольховика («Ренова»), Евгения Дода («Русгидро») или региональных руководителей — губернатора Сахалинской области Александра Хорошавина и главы Республики Коми Вячеслава Гайзера. В каждом случае — своя причина, и понятно, что особняком стоят дела Алексея Улюкаева и Никиты Белых. К тому же историей с Улюкаевым был создан важный прецедент «на будущее» — политических назначенцев, тем более уровня федерального министра, раньше все-таки не принято было трогать. Однако есть и то, что объединяет каждый казус: всякий раз любой арест — это месседж элитам о том, что незаменимых и неприкасаемых нет. И даже если за уголовным преследованием напрямую не стоит Путин, все понимают, что такой «кровопуск» — часть его кадровой политики. При этом высокопоставленные чиновники, находившиеся под наблюдением (например, по данным открытой печати, в 2016 году в оперативной разработке, инициированной тогдашним начальником службы безопасности «Роснефти» Олегом Феоктистовым, находились вице-премьеры Аркадий Дворкович и Игорь Шувалов и помощник президента по экономике Андрей Белоусов), продолжают работать — такая ситуация становится нормой и никого не смущает. При Сталине норма была более жесткая — у отдельных представителей его «элиты», например, всероссийского «старосты» Михаила Калинина и наркома иностранных дел Вячеслава Молотова, сидели в лагерях жены. Но от этого готовность высших политических назначенцев быть под надзором ФСБ не становится менее противоестественной.


ПРЕМЬЕР-МИНИСТРЫ В ПУТИНСКОЙ КАДРОВОЙ СИСТЕМЕ ИГРАЮТ СТРАННУЮ РОЛЬ. ЕСЛИ В ЕЛЬЦИНСКИЕ ВРЕМЕНА ПОЗИЦИЯ ПРЕМЬЕРА ОЦЕНИВАЛАСЬ КАК ВОЗМОЖНЫЙ ТРАМПЛИН, ВЕДУЩИЙ ПРЯМИКОМ В ПРЕЕМНИКИ, ТО В ПУТИНСКУЮ ЭПОХУ ЭТА ПОЗИЦИЯ НЕ ИМЕЛА ИЛИ ПОЧТИ НЕ ИМЕЛА ОТНОШЕНИЯ К МЕХАНИЗМУ ПЕРЕДАЧИ ВЛАСТИ


Ху из мистер преемник?

Кадровая политика Путина — разновекторная. В том смысле, что на одном фланге возможны крутые изменения, как, например, замена на посту министра науки и образования реформатора (в рамках ограничений политического режима) Дмитрия Ливанова на — ультраконсервативную представительницу кадрового резерва недавнего идеолога (2011–2016 годы), а ныне спикера Государственной думы Вячеслава Володина — Ольгу Васильеву. (К слову, симптоматичным оказалось место ссылки экс-министра Ливанова — специалиста по физике металлов и бывшего ректора технического вуза назначили на пост спецпредставителя президента по торгово-экономическим связям с Украиной, которые, понятное дело, отсутствуют). Есть и пример обратного порядка: Игорь Шувалов в высшей власти уже 18 лет (еще в 2000 году был назначен министром — руководителем аппарата правительства Михаила Касьянова), из них 10 лет он — первый вице-премьер (период президентства Дмитрия Медведева имеет смысл засчитывать как эпоху продолжения единой кадровой политики Путина). Вице-премьерство Шувалова может закончиться, но он вряд ли останется без работы в рамках путинского истеблишмента — если не государственная должность, то государственный банк вроде ВТБ или государственный бизнес.

Возможны и сугубо профессионализированные траектории, которые, впрочем, не меняют сути экономической политики — как в случае с Андреем Белоусовым. Его сейчас прочат в вице-премьеры, а за последние годы он успел побывать главой департамента экономики и финансов аппарата правительства (2008–2012 годы), министром экономического развития (2012–2013 годы), помощником президента по экономике (с 2013 года).

Симптоматичны в этом смысле карьеры самых популярных министров-«защитников» Отечества — Сергея Лаврова и Сергея Шойгу. Они трудились при всех режимах, но кульминация их карьер пришлась на зрелый путинский период. В Шойгу Путин нашел (или нащупал), наконец, министра обороны, который вошел в пазы военной системы — притом, что незадолго до этого был брошен на руководство Московской областью. Лавров просто незаменим в системе, где реальный министр иностранных дел — сам Путин. Однако если автократ может сидеть в своем кресле 18 лет и более, то 14 лет для министра, да еще приближающегося к своим 70 годам в ситуации перманентного противостояния с Западом, — многовато. Что не исключает продления контракта — коней на столь специфической переправе редко меняют.

632338_7.jpg

Президент Владимир Путин с министром иностранных дел Сергеем Лавровым и министром обороны Сергеем Шойгу Фото: kremlin.ru

Премьер-министры в путинской кадровой системе играют странную роль. Если в ельцинские времена позиция премьера оценивалась как возможный трамплин, ведущий прямиком в преемники, то в путинскую эпоху эта позиция не имела или почти не имела отношения к механизму передачи власти. Хотя бы потому, что Путин совершенно не собирался эту власть отдавать. Михаил Касьянов (премьер в 2000–2004 годах) был сравнительно самостоятельной и довольно конфликтной фигурой, олицетворяя на свой лад наследие Семьи. Михаил Фрадков (2004–2007 годы), напротив, всем своим опытом продемонстрировал: пост премьера может быть почти исключительно техническим. К тому же такого рода назначения играли роль своего рода «кукиша» Путина элитам — вы ждали серьезную фигуру, а вот вам совершенно неожиданный вариант. Совсем уж в смятение привело элиты назначение в 2007 году председателем правительства человека в возрасте и с советским бэкграундом Виктора Зубкова. Мотивы главы государства были непонятны: Фрадков спокойно мог доработать до конца второго президентского срока Путина, ведь в гонке преемников участвовали два первых вице-премьера, Сергей Иванов и Дмитрий Медведев. Поэтому когда Зубкова назначали, у многих сложилось впечатление, что Путин снова всех удивит и выберет третий путь — и вот он, будущий президент России, нате!

Иной раз создается впечатление ложной значимости той или иной фигуры. Конечно, стиль и содержание работы первых замов главы администрации президента, отвечавших за политическое манипулирование, сильно отличались друг от друга: изощренно-демонический и оставляющий запах серы Владислав Сурков, прямолинейный как советский плакат Вячеслав Володин и бюрократически-лоялистский методолог Сергей Кириенко придерживались совершенно разных стратегий. Но суть политики — укрепление основ авторитарного режима — от этого не менялась. И никакие личные репутации (вроде остаточных признаков либерала у Кириенко) в этом смысле ничему не помогали и ни о чем не говорили. Еще при Ельцине было известно: чтобы превратить идеологического оппонента в союзники, достаточно дать ему высокую должность в системе власти. Так и из условного либерала Элла Памфилова превратилась на посту главы ЦИКа в неистового лоялиста.


ИЗОЩРЕННО-ДЕМОНИЧЕСКИЙ И ОСТАВЛЯЮЩИЙ ЗАПАХ СЕРЫ ВЛАДИСЛАВ СУРКОВ, ПРЯМОЛИНЕЙНЫЙ, КАК СОВЕТСКИЙ ПЛАКАТ ВЯЧЕСЛАВ ВОЛОДИН И БЮРОКРАТИЧЕСКИ-ЛОЯЛИСТСКИЙ МЕТОДОЛОГ СЕРГЕЙ КИРИЕНКО ПРИДЕРЖИВАЛИСЬ СОВЕРШЕННО РАЗНЫХ СТРАТЕГИЙ. НО СУТЬ ПОЛИТИКИ — УКРЕПЛЕНИЕ ОСНОВ АВТОРИТАРНОГО РЕЖИМА — ОТ ЭТОГО НЕ МЕНЯЛАСЬ


Тайная механика

Про Путина говорят, что он своих не сдает. Тем более что в период санкций эти свои еще плотнее сплачиваются вокруг верховного главнокомандующего. Однако есть «свои» и свои. Президент России готов рассориться со всем миром, самоутверждаясь в Сирии и уже открыто поддерживая Асада — это же на самом деле путинское кадровое назначение в далекой и единственной колонии. А Сержа Саргсяна путинская Россия сдала не моргнув глазом: здесь вложенные российскими монополиями — от «Газпрома» (и.о. премьера Карен Карапетян несколько лет проработал в системе «Газпрома», в том числе занимал пост первого вице-президента «Газпромбанка») до РЖД — деньги в экономику Армении важнее персональных привязанностей. И кроме того, 102-я российская военная база с двумя гарнизонами в Ереване и Гюмри тоже, мягко говоря, имеет значение.

Сколько лет уже Алексей Кудрин свой для Путина. И сколько лет он премьер-министр-в-ожидании-назначения. Однако Кудрин-премьер в кадровой системе Путина разрушает самое главное ее свойство — баланс центров и групп влияния, создавая резкий перекос в сторону либералов-лоялистов и их реформаторской повестки. Баланс, построенный так умело, что элиты даже заговор составить против президента не могут, — субъектов возможных договоренностей слишком много, и они готовы поедом есть друг друга. Но все они имеют значение и вес исключительно в тени большого зонтика, на котором написано «Путин». И почти все они повязаны пребыванием в санкционном списке. Вся кадровая политика эпохи Путина оказалась движением в этот список.

Главное кадровое назначение президента — он сам. Чтобы не стать хромой уткой, он будет держать в секрете механику передачи власти в 2024 году до последнего. И если не найдется человек, который станет для Путина тем же самым, чем стал Владимир Владимирович для Бориса Николаевича, преемником Путина станет сам Путин. Человек, полностью оправдавший его доверие. Человек, прошедший путь от преемника и первого постельцинского президента, связанного множеством кадровых обязательств и по инерции продолжавшего ельцинскую политику, до абсолютно самостоятельного и уж совсем ничем не связанного автократа, озабоченного почти исключительно сохранением себя во власти. Чем, собственно, и обуславливается его сегодняшняя кадровая политика. Кажется, тут не хватает вывода о том, что главное изменилось в кадровой политике Путина за 18 лет?

Автор — руководитель программ Московского центра Карнеги, постоянный колумнист NT

Свежие записи

Архивы публикаций

Рубрики сайта

Просмотры