Официальный сайт Партии пенсионеров России

Флаг Партии пенсионеров России

Придумано неплохо

Официальная страница ПФР по РХ

Кормилец местных поселенцев

ПФРФ в Абакане

Моя Хакасия

Макет строящегося музея

Славлю трижды, которое будет

Здравствуйте, я ваша партия! Что впереди расстелется - всё позади останется.

В Красноярске открывают магазин с товарами под брендом «сделано в тюрьме» / Фоторепортаж: Небо в клеточку

«Сделано в тюрьме»

29.11.2017

Фото: gornovosti.ru

Красноярские заключенные вовсю осваивают различные отрасли производства. Так, в ИК-22 осужденные успешно выращивают овощи и зелень на гидропонной системе. В женской колонии №22 открыли цех по производству чебупели, пирожков и других полуфабрикатов. Фабрика способна изготавливать до 100 кг готовой продукции в день.​ Некоторые заключенные устроились на работу на птицефабрику в Сухобузимском районе. Ежедневно они будут ухаживать за птицей, чинить коммуникации, ремонтировать технику и фасовать продукцию. Также на базе ИК-22 работает швейное производство, которое специализируется на пошиве товаров народного потребления, постельного белья и рабочей одежды.

http://krsk.sibnovosti.ru

Креативный, ничего не скажешь, ход со стороны более чем серьезного ведомства: ГУФСИН Красноярского края. В пресс-службе «Комсомольской правде»-Красноярск подтвердили: уже в пятницу откроется доступный для всех магазин, где можно будет купить все, что производится в колониях. Это полуфабрикаты: котлеты, блинчики, чебуреки, и т.д. Овощи и зелень (в одном исправительном учреждении смонтировали и запустили в эксплуатацию гидропонную (беспочвенную) установку для выращивания). Одежда, валенки, и прочее… Конечно, здесь цены будут чуть ниже, но еще и необычный бренд, — «Сделано в тюрьме», привлечет покупателей, — рассчитывают в ГУФСИН. Добавим, магазин заработает при колонии №22 на Парашютной в Красноярске.

КП

В магазине будет два зала. В одном из них собираются продавать продукты: мясную продукцию, свежую зелень, полуфабрикаты, масло и молоко, овощи, макаронные и хлебобулочные изделия. Во втором отделе представят продукцию местной швейной фабрики. По какому графику будет работать магазин, в пресс-службе пока не сообщают.

Цех по производству мясных полуфабрикатов открыли в колонии месяц назад. Здесь в день производят до 100 кг чебуреков, чебупелей (обжаренных пельменей, слепленных в форме чебуреков), блинчиков и пирожков.

https://newslab.ru/news/805811

 

Фоторепортаж: Небо в клеточку

Колония является одной из самых старых в крае, но, вместе с этим — и самой современной в плане обеспечения условий содержания. В ИК-6 живут около 1 тыс. человек, и все они отбывают уже не первый свой срок. 

Сегодня колония — это полноценное промышленное предприятие, позволяющее заключенным освоить новые для них профессии и неплохо на этом зарабатывать. Здесь производят мебель, двери и металлические кровати, шьют одежду, обувь, а также обеспечивают себя и другие колонии мукой, овощами и мясом.

Тех, кто попадает сюда, не имея за плечами никакой специальности, обучают в ПТУ, расположенном на территории. Выбрать, на кого будешь учиться, можно, но, по словам начальника колонии Андрея Рублева, только в том случае, когда хватает людей для выполнения имеющегося госзаказа.

Попасть на территорию можно только после тщательного досмотра. Этот милый барбос — один из уровней системы безопасности.
На стенах промзоны плакаты по технике безопасности и мотивирующие лозунги со своеобразным чувством юмора.

После окончания рабочего дня, который длится не более 8 часов, заключенные возвращаются в жилой блок. Здесь их кормят в столовой (готовят их же товарищи), свободное время проводят в клубе, библиотеке, спортзале, храме. Есть баня, парикмахерская и прачечная.

В жилых корпусах, похожих на смесь пионерлагеря с армейской казармой, есть немного «воли» — заключенные могут попить чай, приготовить дополнительный «ужин», купленный на заработанные деньги в магазине. Выход в этот блок осуществляется только при помощи считывания отпечатков пальцев — так сотрудники колонии контролируют передвижение заключенных.

Все «железо» в спортзале изготовлено руками заключенных. Они же расписали и стены.

Колония была создана в далеком 1936 году как транзитно-пересыльный пункт для отправки заключенных на строительство Норильского горно-металлургического комбината. Функции пересылочного пункта она выполняет до сих пор. Все 20 дней, пока осужденные ждут отправки на новое место, они проводят в отдельном блоке, не общаясь со «старожилами». Небольшие камеры вмещают до 20 человек и разделены на «курящие» и «некурящие».

Спальные помещения напоминают детский лагерь — в «палате» живут не более 20 человек.

Вход в жилой корпус возможен через рамку металлоискателя и устройство считывания отпечатков пальцев

В столовой металлическая посуда, но еда приготовлена из экологически чистых продуктов. Сюда привозят только рыбу, все остальное производят сами

Раз в неделю каждый заключенный имеет право на горячий душ

 

Модные прически заключенные не жалуют, но длину стрижки выбирают самостоятельно (в пределах разумного, конечно!)

В стирку белье сдается тоже раз в неделю.

Зачитываются здесь эзотерикой и классическими романами.

Но почувствовать себя свободным здесь не может даже кухонный нож. Его приносят в помещение в 6 часов утра и приковывают цепочкой к батарее.

В транзитной части условия построже

Перед помещением заключенного в колонию его проверяют на туберкулез.

Легендарный бунт 1991 года заставил руководство ГУФСИН по Красноярскому краю пересмотреть правила содержания заключенных и обеспечения безопасности в колонии.

Сейчас здесь самая современная система видеонаблюдения. Она насчитывает почти 500 камер — это больше, чем в системе «Безопасный город», присматривающей за улицами и объектами Красноярска. Наблюдение ведется тремя сотрудницами, неотрывно следящими за мониторами. В случае происшествия за считанные секунды отреагировать готова спецгруппа в бронежилетах, со щитами и дубинками. 

Положенец вымогал для кума // Судят бригаду оперативников, орудовавшую в «Матросской Тишине»

Положенец вымогал для кума

Судят бригаду оперативников, орудовавшую в «Матросской Тишине»

22.11.2017

Михаил Захаров в суде утверждал, что непричастен к рэкету и взяткам

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ 

На выездной сессии Преображенского райсуда в Мосгорсуде начался процесс по делу бывшего начальника оперативного отдела СИЗО «Матросская Тишина» Михаила Захарова и его сообщников, занимавшихся, по версии СКР, вымогательством денег у подследственных. Жертвами злоумышленников стали несколько арестованных предпринимателей, у которых охранники вымогали миллионные суммы. По данным следствия, им помогал криминальный авторитет Елдар Векуа, запугивавший несговорчивых сидельцев расправой в случае невыполнения требований охраны.

Вчерашнее заседание было полностью посвящено оглашению выдержек из обвинительного заключения — зачитывать его в полном объеме прокурор по согласованию сторон не стала. В противном случае на эту процедуру ушло бы несколько дней, поскольку обвинение состояло из нескольких увесистых томов.

Основным обвиняемым по делу проходит бывший начальник оперативного отдела «Матросской Тишины» Михаил Захаров, которого в СКР считают организатором преступной группы. Его правой рукой стал криминальный авторитет Елдар Векуа, находившийся под следствием за квартирные кражи. По словам адвокатов, в СИЗО тот выступал «положенцем» — лицом, назначаемым ворами в законе, и обладавшим, в их отсутствие, полномочиями «законника». Среди остальных подсудимых — бывшие оперативники Валентин Базаев, Павел Петран и Антон Девятаев, которые выполняли указания Михаила Захарова.

 

В уголовном деле два эпизода вымогательства, происшедших в конце 2014 — начале 2015 года. Как полагает следствие, первой жертвой злоумышленников стал директор по развитию бизнеса ЗАО «Авиалифт Владивосток» Алексей Гурко. Однако в этом случае инициатором вымогательства выступал не сотрудник ФСИН, а криминальный авторитет Векуа. В конце октября—начале ноября 2014 года он под угрозами расправы стал требовать с заключенного Гурко миллион рублей, которые тот якобы должен внести в тюремный общак. В ходе переговоров потерпевшему удалось снизить выплату до 500 тыс. руб. Но об этом стало известно начальнику оперативного отдела Захарову, который решил сам поживиться за счет предпринимателя.

Для начала он поручил одному из оперативников потребовать с Алексея Гурко за прекращение давления со стороны «авторитета» 300 тыс. руб. Предприниматель согласился, после чего попросил жену перевести на счет супруги одного из сокамерников около 400 тыс. руб. Из них 300 тыс. руб. предназначались Михаилу Захарову, а остальное — на личные расходы заключенного Гурко. В результате супруга сидельца перевела на указанный счет 52 тыс. руб., а его друг еще 340 тыс. руб.

Получив через посредников свою долю — 300 тыс. руб., Михаил Захаров продолжил действовать совместно с криминальным авторитетом Векуа. Последний должен был оказывать давление на несговорчивых предпринимателей, чтобы те побыстрее соглашались на перечисление денег. Свою долю при этом получал и он. Однако развить этот криминальный бизнес злоумышленники не смогли, так как их подвела обыкновенная жадность.

Так, в конце декабря 2014 года Михаил Захаров решил «развести» на деньги своего полного тезку — Михаила Захарова, исполнявшего на воле обязанности заместителя директора по строительству ФГУП «Администрация гражданских аэропортов (аэродромов)». Того, кстати, обвиняли в хищении миллионных средств при строительстве казанского аэропорта.

Выполняя указание начальника Захарова, в конце декабря 2014 года Елдар Векуа со своего мобильного телефона связался с потерпевшим Захаровым, сидевшим в другой камере, которому накануне мобильный телефон передал один из подсудимых. В состоявшемся разговоре «авторитет» потребовал у предпринимателя выплаты в «общак» 1,5 млн руб. Подследственному ничего не оставалось, как попросить своего отца перевести первый транш из этой суммы на счет сожительницы «авторитета» Векуа — Фатимы Найфоновой (она также в итоге оказалась на скамье подсудимых). Когда деньги поступили на ее счет, они были обналичены одним из сообщников оперативника СИЗО и поделены между организаторами и участниками вымогательства.

Не дождавшись перевода оставшихся 500 тыс. руб., Елдар Векуа с подачи начальника Захарова стал требовать у его полного тезки выплаты еще 10 млн руб. Узнав об этом, отец заключенного написал заявление в правоохранительные органы. В результате в середине января 2015 года начальник Захаров и его подельники были задержаны. Всем им ГСУ СКР по Москве предъявило обвинение в вымогательстве (ч. 3 ст. 163 УК РФ), вымогательстве группой лиц взяток в крупном размере (ч. 5 ст. 290 УК РФ), а также в превышении должностных полномочий (ч. 3 ст. 286 УК РФ). Уже в ходе следствия ему добавили ст. 138.1 УК РФ (незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации). По версии следствия, офицер для скрытой слежки за своими подчиненными незаконно использовал видеокамеры, которые хранил в своем кабинете. Версию Михаила Захарова, в соответствии с которой тот сам обнаружил и демонтировал неизвестно кем установленные в кабинетах приборы, следствие не приняло.

Большинство из обвиняемых не признали вину в суде, заявив, что исполняли указания своего руководителя. Не признала вину и бывшая сожительница «авторитета» Фатима Найфонова. По словам ее адвоката Карена Нерсесяна, женщина вообще не знала, что получаемые на ее счет деньги имели криминальное происхождение. «Она регулярно получала от Елдара Векуа деньги на ребенка,— пояснил защитник.— И когда Векуа попросил ее предоставить данные банковской карты, она решила, что это деньги на ребенка, а также покупки лекарств для мужа».

Алексей Соковнин

Газета «Коммерсантъ» №217 от 22.11.2017

В Хакасии сотрудников колонии обвиняют в жестоком избиении осужденного

В Хакасии сотрудников колонии обвиняют в жестоком избиении осужденного

20.11.2017

В отношении двоих сотрудников исправительной колонии № 33 УФСИН России по Хакасии возбуждено уголовное дело.

Как сообщало 19rus.info, одному из прибывших в колонию заключенному стало плохо, после чего его доставили в больницу.

Фото: placepic.ru

«Было проведено внутренне расследование, все материалы, включая видео с камер наблюдения направлены в следственные органы, которые проводят проверку», — пояснил пресс-секретарь регионального ФСИН Анатолий Шадрин.

Затем пресс-служба СУ СК РФ по Хакасии сообщила следующее.

Возбуждено уголовное дело в отношении двоих сотрудников исправительной колонии № 33 УФСИН России по республике. Они обвиняются в совершении преступлений, предусмотренных пп. «а», «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий, совершенное с применением насилия, с причинением тяжких последствий), п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное группой лиц по предварительному сговору).

По версии следствия, 10 ноября днем обвиняемые представители власти, явно превышая пределы своих должностных полномочий, во время сопровождения 43-летнего осужденного в единое помещение камерного типа исправительной колонии № 33, причинили ему телесные повреждения в виде закрытой черепно-мозговой травмы, ушиба головного мозга тяжелой степени, контузии левого глазного яблока, повлекшие тяжкий вред здоровью.

Обвиняемые задержаны в порядке ст. 91 УПК РФ. Судом по ходатайству следствия им избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Уголовное дело возбуждено по материалам отдела собственной безопасности УФСИН России по Хакасии.

19rus.info

++++++++++++++++++++++++++++

Этот голос заставляет меня плакать

Никита Белых в СИЗО нечаянно поскользнулся и женился / Новости с обочины жизни

Церемония состоялась в «Матросской тишине»

15.11.2017

Обвиняемый во взяточничестве Никита Белых женился в СИЗО. Церемония состоялась в «Матросской тишине». Избранница экс-губернатора Кировской области — Екатерина Рейферт, с ней он познакомился в соцсетях

Белых обвиняется в двух эпизодах получения взятки на общую сумму в 600 тысяч евро. В настоящее время он содержится в московском следственном изоляторе «Лефортово».

Официальное предложение Рейферт выйти за него экс-губернатор сделал 11 октября на заседании в Пресненском суде Москвы, когда женщина давала показания в качестве свидетеля по его уголовному делу.

Дождавшись своей очереди задавать вопросы свидетелям, Белых спросил, согласна ли она выйти за него — невеста согласилась. Ранее в связи с тем, что она являлась свидетелем по делу, а также не приходится ему родственницей, Рейферт неоднократно отказывали в свиданиях с экс-губернатором.

http://www.interfax.ru/russia/587294

Ранее СМИ сообщали, что Белых собирался жениться на жительнице Подмосковья, с которой познакомился в соцсетях. Адвокат Белых Марина Ярош в августе говорила, что экс-губернатору разрешили жениться в следственном изоляторе. По ее словам, сначала невесту Екатерину Рейферт должны были допросить в качестве свидетеля. По данным ряда СМИ, невеста Белых — поэтесса.

МОСКВА, 14 ноя — РИА Новости. Бывший губернатор Кировской области Никита Белых во вторник, 14 ноября, женился в СИЗО, сообщил РИА Новости его адвокат Андрей Грохотов.

РИА Новости https://ria.ru/incidents/20171114/1508777392.html

===============================================================

Спрячь за высоким забором мальчонку…

в-васильев-песня-яшки-цыгана.mp3
15.11.2017
4 MB

Продолжительность: 2:25

  

Присяжные по громкому делу «банды Зиринова» жалуются на давление со стороны правоохранительных органов

«Нас сделали соучастниками преступления»

На скамье присяжных граждане чувствуют себя «подозреваемыми» — какой тогда смысл в таком суде и расширении его компетенции?

14.11.2017

Леонид Никитинскийобозреватель, член СПЧ

Новая газета

Этот материал вышел в № 126 от 13 ноября 2017
Этот материал пролежал в редакции «Новой» несколько месяцев, но мы не спешили его публиковать. С одной стороны, у нас была надежда на торжество справедливости в Верховном суде, а с другой, мы старались избежать упреков в «давлении на суд». Но 3 октября Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного суда РФ рассмотрела в апелляции «дело Зиринова и других», и теперь, получив текст ее решения, мы расскажем, как это делается и что такое на самом деле «давление на суд».

Петр Саруханов / «Новая газета». Перейти на сайт художника

«Запасной» Башкирцев

В ноябре 2016 года, когда я собирался в Нальчик с группой членов СПЧ, мне в фейсбуке пришло сообщение от прежде незнакомого Владимира Башкирцева — одного из присяжных в «деле Зиринова и других», о котором неоднократно писала «Новая» (номера от 22 апреля7 и 14 сентября11 ноября 2015 года и от 25 января 2016 года). Башкирцев — пенсионер МВД, бывший пожарный, проживающий в Кабардино-Балкарии — следил за нашими публикациями, прочел и многое другое, написанное о суде присяжных, и тогда, узнав, что СПЧ едет в Нальчик с передвижной выставкой, посвященной памяти жертв политических репрессий, попросил о встрече.

Совет постоянно занимается темой суда присяжных, и о его просьбе я сообщил Михаилу Федотову, а во встрече с Башкирцевым принял участие еще один член СПЧ — Ирина Киркора (когда-то она работала в аппарате суда). Возмущенный обвинительным вердиктом, который был вынесен двумя месяцами раньше, Башкирцев говорил не только о деле, но и много о том, как была организована работа с присяжными за пределами суда.

В Северо-Кавказский окружной суд в Ростове присяжных вызвали повестками из разных регионов Северо-Кавказского округа, и жили они в гостинице под «госзащитой» — чтобы облегчить ее задачи, изолированно от других постояльцев. В суд, до которого было 5 минут пешком, их возили на автобусе, в магазин ходили только группой и под присмотром. В выходные присяжных возили всех вместе на экскурсии и шашлыки, а на время отпусков, вызванных перерывами в процессе, ростовские «защитники» передавали каждого из них такой же службе в своем регионе. И так 13 месяцев.

О деле они говорили мало, чаще на крыльце, куда выходили курить, и чем ближе к концу процесса, тем осторожней. Башкирцев считает, что один из его бывших коллег специально выведывал настроения других присяжных: кто как собирается голосовать. Двое-трое было таких, которые с самого начала держались мнения, что «у нас зря не сажают», а сам он уже с середины процесса не скрывал своих сомнений, и большинство присяжных, как он был уверен, их разделяли.

12 сентября 2016 года присяжные вернулись в гостиницу из последнего отпуска. После ужина в комнату Башкирцева постучался охранник, дежуривший с ними на 6-м этаже, и передал, что «Владимира Ивановича просят подняться в комнату 12-06». К концу процесса часть присяжных уже вызывали по одному, и они ездили на лифте куда-то наверх. Башкирцев отправился к лифту в сопровождении охранника, но тут их нагнала старшина присяжных Наталья Р., выглядевшая испуганной, и объяснила, что «вызывают не того Владимира Ивановича» (в коллегии таких оказалось двое).

Башкирцев спрашивал товарищей, вызывали ли их на 12-й этаж, и двое нехотя подтвердили, что да, вызывали, убеждали голосовать за обвинительный вердикт. Но вызывали только тех, кто еще не определился с будущим голосованием и только из основного состава коллегии. Запасных к концу процесса оставалось четверо, все они оказались шокированы обвинительным вердиктом и тем, что присяжные, выходя из совещательной комнаты, просили у них прощение за проявленное малодушие.

Разумеется, рассказ Башкирцева слишком субъективен, и делать какие-то выводы только из него было бы невозможно. Однако он взялся связать меня и с другими присяжными, с кем успел подружиться за 13 месяцев процесса. Практически слово в слово то же, что и он, повторили еще две женщины: из Волгограда (запасная) и из Ростовской области (из основного состава). Рассказ, в котором есть имена и детали — ночные разговоры после вердикта и слезы — дался им с трудом: обе работают в бюджетной сфере и опасались последствий «борьбы за справедливость». Поэтому их фамилии мы опустим, но их заявления есть в материалах Верховного суда.

Тетрадка Анжелы

Зато имя еще одной присяжной из Владикавказа мы назовем с удовольствием и встанем на ее защиту, если с ней случится какая-то неприятность по службе: это наша коллега, журналистка Анжела. На встречу она пришла с толстой тетрадкой, где подробно записывала все, что услышала и узнала за 13 месяцев судебного заседания, и где на полях пестрят знаки вопроса. Полистаем эту тетрадку вместе с ней, чтобы увидеть процесс глазами присяжного (пока нам важно общее впечатление, а с громоздким анализом доказательств пока погодим).

Скамья подсудимых располагается прямо напротив кресел присяжных, и за 13 месяцев у них была возможность хорошо рассмотреть тех, кого государственное обвинение называло бандитами. Вот «главарь банды» Сергей Зиринов. Ему (в 2016-м) 42 года, он окончил факультет экономики Кубанского госуниверситета, защитил кандидатскую, а позже и докторскую диссертацию, у него грамотная речь. В 1997 году после смерти дяди Зиринов возглавил семейный бизнес, основа которого была заложена его матерью и дядей еще в эпоху «перестройки», в 2002 году был избран депутатом Законодательного собрания Краснодарского края, построил еще несколько аквапарков и отелей — в общем, вышел на уровень крупного бизнеса.

С точки зрения присяжных, это человек им «классово чуждый», тем более что его курортный бизнес вряд ли полностью прозрачен. Но ведь следствие обвинило его не в финансовых преступлениях, а в убийствах, которые он якобы не только заказывал, но и принимал в них деятельное участие, сам прятал трупы и оружие. Первый ужас Анжелы перед этим человеком через какое-то время сменился удивлением: а зачем ему надо было все это делать? Мотивы трех убийств, совершенных в течение 11 лет якобы группой бизнесменов, в основном образовавших «банду», обвинение толком объяснить не могло. Адвоката Зиринова Анну Ставицкую, когда она попыталась показать отсутствие такого мотива при допросе потерпевшего, судья лишил права вести защиту: почти весь процесс она просидела в зале как «публика».

В июне 2016 года, когда пошел уже 10-й месяц процесса, практически прямо на скамье подсудимых от скоротечного рака скончался чемпион по боям без правил Амар Сулоев, по версии следствия, возивший киллера к месту последнего из убийств. Из СИЗО его доставляли почти без сознания, но судья согласился изменить меру пресечения, когда лечить его было уже поздно. Это произвело на присяжных крайне тягостное впечатление, тем более что мотив борца, никогда не признававшего свою вину, следствие тоже не смогло объяснить.

Судья вел процесс крайне нервно, постоянно удалял присяжных из зала при допросе свидетелей, которые могли бы прояснить для них ключевые вопросы. Непосредственные исполнители убийств сидели не на скамье подсудимых вместе с «бандой», а выступали свидетелями, хотя и в наручниках: оба были осуждены годом ранее в результате «сделки со следствием», оба отказались в суде отвечать на какие-либо вопросы, только хмуро слушали, сидя между конвоирами, как прокурор читал их показания, данные в самом начале следствия. Не раз на процессе звучало и слово «пытки» — но тут судья сразу же удалял присяжных из зала.

Вопросов в Анжелиной тетрадке становятся все больше, они накапливаются и суммируются в один, связанный с делом уже скорее косвенно: а от кого, собственно, их так тщательно охраняют? Если кто-то и пытался воздействовать на присяжных, то как раз со стороны обвинения — через старшину, которая как-то проговорилась, что ее муж работает в ФСБ, сама она тоже служила прапорщиком в погранотряде, а их дочка как раз поступала в Военную академию в Санкт-Петербурге — судья сделал лишний перерыв в процессе, когда старшина поехала наводить там какие-то мосты.

«Я не знаю, виновны они или нет, — объясняет, листая тетрадку, Анжела. — Нам было понятно только то, что обвинение не доказано. Но к концу процесса мы все понимали, что «органы» через эту «госзащиту» знают о каждом из нас все: кто где живет, с кем дружит, где учатся наши дети… Как будто мы тоже были подсудимые. У меня чувство, что они нас сделали соучастниками какого-то своего преступления».

Анжелу с ее тетрадочкой в комнату 12-06 не вызывали: было понятно, что на нее давить бесполезно, а всего за оправдательный вердикт было подано три голоса.

Комната 12-06

Наверное, остальные с ним все-таки поговорили, потому что сначала еще один присяжный, хотя и был возмущен, опасался говорить с журналистом. Его легко понять: трудно сохранить веру в правосудие после их опыта в Северо-Кавказком окружном военном суде, и мало надежды, что твоя позиция может что-то изменить. Но это был тот присяжный из основного состава, который побывал на 12-м этаже и все же не поддался оказанному на него давлению.

Опасаясь потерять работу в Северной Осетии, он просил не называть его имени, хотя был готов приехать для дачи показаний в Верховном суде, и у нас есть копия его заявления, представленного туда защитой. Вот цитата из этого документа:

«12 сентября 2016 года я находился в своем номере в гостинице «Амакс», когда ко мне пришел сотрудник госзащиты и попросил пройти в номер на другом этаже… Там был человек, который представился сотрудником правоохранительных органов, но имени, фамилии и звания он не сообщил. Этот человек стал говорить, что вина Зиринова и других не вызывает сомнения, что хотя следствие и не нашло достаточных доказательств, а прокурор в суде не сумел доказать их виновность, это вовсе не означает, что подсудимые невиновны… Он говорил, что если бы Зиринов и компания не были причастны, то не нашли бы трупы и оружие. Он точно знает, что Зиринов и компания — настоящие бандиты, они должны сидеть в тюрьме, а мы, присяжные, должны в этом помочь. Если же мы проголосуем за оправдание, то на свободу выйдут убийцы… Я посчитал, что этот разговор незаконен, о чем ему и сообщил. Он мне настоятельно рекомендовал никому не рассказывать о встрече. Насколько я понял, других присяжных тоже вызывали на подобную «беседу»…

Старшина

Старшина присяжных в «деле Зиринова и других» Наталья Р. — пожалуй, то единственное, что в этом процессе в Северо-Кавказском окружном военном суде было действительно «военного»: она бывший прапорщик погранвойск, откуда уволилась менее 5 лет назад, а ее муж работал в органах ФСБ. При отборе присяжных защита, использовав два немотивированных отвода, заявила ей и еще одному присяжному, недавно уволившемуся из органов МВД, мотивированные отводы, однако судья их отклонил.

При отборе присяжных судья запретил адвокатам выяснять у присяжных, из каких именно регионов они вызваны в окружной военный суд, в ходе процесса адвокаты также не имели права собирать сведения о присяжных, поэтому еще одно важное обстоятельство защита выяснила уже после процесса: в городе Ставрополе, откуда Наталью Р. якобы вызвали повесткой, списки присяжных для Северо-Кавказского окружного военного суда по какой-то причине вообще не составлялись. Каким образом Наталья Р. и еще один присяжный из Ставрополя все же оказалась в составе этой коллегии — вопрос для специальной проверки, которая, увы, выходит за пределы наших полномочий, так как может быть квалифицирована как нарушение закона о персональных данных.

Апелляция — такая же фикция?

Довод защиты о незаконном составе коллегии присяжных, что должно повлечь безусловную отмену вердикта и приговора, Коллегия по делам военнослужащих Верховного суда просто так проигнорировать не могла и ответила в решении:

«В материалах дела имеются сведения о том, что присяжные заседатели (Р. и Г.), зарегистрированные в Ставрополе, внесены в списки кандидатов в присяжные заседатели Северо-Кавказского окружного военного суда… которые составлены и в установленном порядке представлены… в суд». И далее — изящная ссылка на решение Европейского суда по правам человека, который в известном деле «Пичугин против РФ» согласился с доводом о том, что факт неопубликования списков присяжных сам по себе не делает состав суда незаконным.

На то это все же и Верховный, а не какой-то заштатный суд, куда набирают кого придется. Ссылка на решение ЕСПЧ уместна и похвальна, но Верховный суд должен подавать и пример того, как правильно пишутся судебные решения, а именно: если «в материалах дела имеются сведения», то тут же, сразу должна быть ссылка и на номер листа дела. Но такие сведения, во всяком случае в том виде, в каком со всеми материалами могла познакомиться защита, в деле отсутствуют, зато адвокаты, со своей стороны, представили Верховному суду ответ из администрации Ставрополя: списки присяжных для Северо-Кавказского окружного военного суда не только не публиковались в газете «Вечерний Ставрополь», но и не составлялись вовсе.

Пятерым присяжным, заявившим о давлении после процесса (а во время него не растеряться мог лишь подготовленный к такому давлению человек), потребовалось немалое мужество. Возможно, перед более высоким судом и другие их товарищи, которые скрепя сердце проголосовали в поддержку обвинения, тоже подтвердили бы факты давления. Но Коллегия Верховного суда РФ, увы, не укрепила их и нашу общую веру в правосудие.

Факт давления на присяжных особенно возмутителен в свете того, что говорится о развитии такого суда на самом высоком уровне, но юридически по сравнению с доводом о незаконном составе коллегии этот аргумент не столь безусловный, он требует оценки судом. Вот какую оценку дала Коллегия по делам военнослужащих заявлению того бывшего присяжного, который лично побывал на 12-м этаже: «Составленное после рассмотрения дела заявление о беседе с неизвестным ему лицом не содержит каких-либо конкретных данных…»

А какие же тогда данные оно содержит? Не дело ли суда уточнить эти данные путем допроса бывшего присяжного, тем более что на такие же факты указывают и другие заявления? «Перед удалением Коллегии для вынесения вердикта председательствующий выяснял, оказывалось ли на кого-либо из присяжных воздействие», — просто цитирует Верховный суд Уголовно-процессуальный кодекс и протокол судебного заседания. Но процедура апелляции была введена в российский уголовный процесс в 2011 году именно ради того, чтобы суды вышестоящих инстанций получили возможность сами исследовать доказательства, а не просто перечислять их, штампуя уже вынесенный приговор. Или апелляция — такая же фикция, как то, во что превращается суд присяжных?

За кулисами

История заката суда присяжных в новой России — это, по сути, история о том, как профессиональный суд, лишенный опоры на гражданское общество, превращается в придаток «правоохранительных органов». Урезание компетенции суда присяжных, дойдя до предела, в прошлом году сменилось президентской инициативой по ее расширению на ряд дел в судах районного уровня. Но по просьбе судей введение в действие этих поправок было отложено пока до июня 2018 года, а тем временем спецслужбы, мотивация которых часто далека от интересов правосудия, вместе с судьями продолжают нарабатывать технологии манипуляции присяжными.

Лет десять назад, когда я вел специальный проект «Клуб присяжных», в суды по повесткам еще приходили предприниматели, менеджеры коммерческих структур и просто независимые по своему складу люди, движимые социальным любопытством: им было интересно знать, как это работает. Но непомерное затягивание процессов, манипулирование и информационная кампания, направленная на дискредитацию присяжных, сделали свое дело: сегодня обычный состав коллегий — «бюджетники», люди зависимые и оттого боязливые, а уж судья для них «царь и бог».

В этих условиях специально формировать нужную обвинению скамью присяжных даже и не требуется: в крайнем случае, всегда найдутся рычаги, чтобы через отделы кадров нажать на одного-двух из них. Но с точки зрения обвинения в составе такой в целом пассивной Коллегии полезно иметь и одного-двух «своих», которые будут, с одной стороны, создавать нужные настроения, а с другой, информировать о них. Эффективнее других эту роль выполняет старшина Коллегии, а только что набранные присяжные обычно голосуют за того, кто сам вызвался на эту роль.

Этими закулисными ноу-хау владеют спецслужбы (связанные со Следственным комитетом и с прокуратурой, поддерживающей обвинение) и, разумеется, судьи и те сотрудники аппарата судов, которые рассылают повестки и курируют присяжных. Картина, о которой рассказывают присяжные из «дела Зиринова» в Ростове, в целом совпадает с ощущениями зам. главного редактора «Новой» Ольги Бобровой, которая отработала несколько месяцев присяжной в Московском городском суде и подробно описала свой опыт у нас в № 116 от 18 октября — с той лишь разницей, что в Ростове «ставка» была выше, а давление откровенней.

13-й судья

Недостаточность доказательств, о которой говорили и встретившиеся со мной присяжные, — вот что заставило судью Северо-Кавказского окружного военного суда Олега Волкова негласно согласиться на включение специального силового ресурса. Номер комнаты в гостинице, куда вызывали присяжных, он вряд ли знал — к чему ему эти технические детали? — но в целом он эту технологию не просто понимал, но именно он ею и дирижировал. Это уже не то чтобы совсем новое слово в правосудии, но эти действия, конечно, сами образуют состав ст. 294 УК РФ: «Воспрепятствование отправлению правосудия» (часть 3 — вмешательство лица с использованием своего должностного положения).

Между тем в деле, которое рассматривается с присяжными, профессиональный судья по закону не главный, не он выносит вердикт о виновности. Он лишь «13-й», его дело — вести процесс так, чтобы присяжным были понятны факты, на которые ссылаются стороны. Апелляционное определение Коллегии Верховного суда лукаво, когда говорит, что судья Волоков обеспечил в процессе равенство сторон.

В следующем номере «Новой» мы вернемся к анализу доказательств по «делу Зиринова и других», тем более что некоторые из них по закону вообще не могли быть представлены перед присяжными.

Продолжение следует

Рейтинг: самые богатые сотрудники ФСИН

Рейтинг: самые богатые сотрудники ФСИН

9.11.2017

Больше всех в государственной сфере исполнения наказаний зарабатывает чиновник, ответственный за госзакупки. Это врио руководителя Центра государственного имущества и жилищно-бытового обеспечения (ФКУ ЦГИЖБО ФСИН России) Александр Дроздовский. Он задекларировал в 2016 году 49,6 млн рублей дохода. Именно Дроздовский ставит свою подпись на документах по закупкам ведомства — на ремонт и оснащение зданий ФСИН — и даже на покупку сувенирной продукции.

Десятки миллионов рублей — это не все богатства Дроздовского. В его собственности есть и зарубежная недвижимость: квартира площадью 61 кв. м в Испании. Она больше, чем жилище чиновника на родине, ­— площадь принадлежащей ему российской квартиры — 53 кв. м. Еще одна квартира (103 кв. м) находит­­­­ся у Дроздовского в пользовании. Он владеет автомобилем Mercedes-Benz GLE и лодкой Crowline — производителя недешевых яхт, их цена — от $60 тыс. до $566 тыс.

Антикоррупционная декларация самого богатого работника ФСИН заполнена не до конца. В ней написано, что в этом году чиновником «приобретены: квартира, жилой дом, земельный участок и легковой автомобиль», но ни дома, ни участка в документах нет.

На втором месте по заработку в ведомстве — начальник правового управления  ФСИН Леонид Климаков. Его годовой доход составил 27,7 млн рублей. При этом часть дохода — социальная выплата сотруднику ФСИН — 15,3 млн рублей.

Субсидию Климаков перенаправил жене — именно в ее собственности находится недвижимость, приобретенная за счет этой выплаты. Об этом говорится в декларации супруги: «приобретены земельный участок и жилой дом на денежные средства, предоставленные супругом».

В собственности Леонида Климакова находится лишь квартира площадью 60 кв. м, у супруги — два земельных участка (их общая площадь — 1418 кв. м), жилой дом (327 кв. м), две квартиры (82 кв. м) и «иное недвижимое имущество». У самого Климакова есть право пользования всей этой недвижимостью.

25,3 млн рублей задекларировал сотрудник регионального отделения ФСИН — Александр Зверев. Он занимает должность начальника ФКУ «Управление по конвоированию ГУФСИН по Пермскому краю» — учреждение занимается перевозкой заключенных. В его собственности находятся два земельных участка (площадь одного — 1023 кв. м, второго — 2009 кв. м, последним он владеет вместе с женой), два жилых дома (общей площадью 175 кв. м) и две квартиры (176 кв. м).

Из транспорта у Зверева  автомобиль Chevrolet Niva и надувная лодка «Фрегат» — такими пользуются рыбаки. У супруги чиновника автомобиль посолиднее — Lexus NX 200. Она принесла в семью 1,1 млн рублей годового дохода.

В список богатейших сотрудников карательного ведомства попал и Валерий Балан, который в этом году был назначенврио заместителя директора ФСИН России. В 2016 году он работал начальником управления кадров ФСИН и задекларировал 18,7 млн рублей дохода. Попасть на четвертую строчку рейтинга ему помогла «субсидия на приобретение или строительство жилого помещения»: ее размер — 15,2 млн рублей.

 
 

Судя по декларации, трудностей с жильем Валерий Балан не испытывал: в списке недвижимости указано два земельных участка общим размером 2 тыс. кв. м и ½ доля квартиры размером 59 кв. м. Еще одна квартира размером 61 кв. м находится у чиновника в пользовании. Плюс недвижимость супруги — квартира (118 кв. м) и земельный участок (635 кв. м). У нее же — автомобиль Toyota Lexus LS-430 и годовой доход размером 1,3 млн рублей.

Замыкает пятерку самых богатых сотрудников системы исполнения наказаний Юрий Баринов, начальник Управления инженерно-технического и информационного обеспечения, связи и вооружения ФСИН России. Его доход составил 18,6 млн рублей. Баринов в 2016 году тоже получил субсидию на жилье — 15,3 млн рублей. При этом в его собственности уже есть земельный участок (686 кв. м), квартира (33 кв. м) и гараж — социальную выплату, согласно декларации, в этом году он не потратил.

Все лидеры рейтинга задекларировали намного больше, чем директор ФСИН Геннадий Корниенко. По антикоррупционной декларации, его доход в 2016 году — 2,7 млн рублей. Столько же указала в декларации и его супруга. В собственности семьи Корниенко две квартиры (общая площадь — 172 кв. м), гараж и ни одного транспортного средства.

Теги: рейтинги
==============================================================
Картинки по запросу bb king eric clapton thrill is gone
 11 MB

Продолжительность: 4:59

Картинки по запросу bb king eric clapton thrill is gone

Владимиру Бызову и его защите придется уложиться до понедельника

Владимиру Бызову и его защите придется уложиться до понедельника

9.11.2017

В Абаканском городском суде Хакасии под председательством судьи Игоря Чучумакова накануне до позднего вечера продолжился процесс с участием бывшего руководителя администрации главы республики Владимира Бызова.

Напомним, его обвиняют в совершении нескольких коррупционных преступлений. Однако данный процесс не рассмотрение дела по существу. Бызова хотят ограничить в сроках ознакомления с материалами дела по 290-й статье («Взятка»). Дело по этой статье выделено в отдельное производство 28 сентября. Вероятно, потому, что следствие торопится передать дело в суд. Естественно, фигурант и его адвокаты всячески этому противятся.

Первый процесс сорвали защитники. На второе заседание они тоже не явились. Наконец, сегодня состоялся третий процесс в полном составе. 

Бызова как и в прошлый раз конвоировали сотрудники ФСБ. Оба были в гражданском. 

Обвиняемому дали 10 минут на ознакомление с делом, после чего судья стал зачитывать материалы. 

Следствие считает, что защитники и сам Бызов намеренно затягивают ознакомление с делом, что нарушает сроки. 

«10 октября Бызов был уведомлен об окончании следственных действий, его защитников приглашали в УФСБ по РХ для ознакомления с делом. Уведомления адвокатами и обвиняемому вручались. Текст почти полностью оформлен типографским способом, рукописного текста всего 20 страниц», — отметила следователь. 

По ее словам, Бызов имеет два высших образования — педагогическое и юридическое, плюс школа КГБ. До ареста весьма успешно справляться со своими обязанностями, о чем свидетельствуют характеристики из правительства Хакасии и ФСБ.

К примеру, чекисты характеризовали коллегу как энергичного, работоспособного, грамотного специалиста, который командировался на Кавказ и был награжден Орденом Мужества.

А тот темп ознакомления, который выбрал он, характерен, скорее, для малограмотного, необразованного человека. 

О намеренном затягивании процесса свидетельствует и тот факт, что Бызов переписывает материала дела вручную.

Адвокаты тоже, по мнению следствия, выбрали не лучший темп: одна за 5 дней прочитала 5 томов, другой за 6 дней осилил 4. 

«Прошу ограничить срок ознакомления до 17 часов 10 ноября», — сказала следователь. 

Прокурор мнение коллеги поддержал, сказав, что объем дела составляет 10 томов, а за 10 дней Бызов ознакомился лишь с 3,5 томами. 

Адвокат удивилась: впервые в своей практике она сталкивается с тем, что следствие апеллирует законом об адвокатской деятельности, заявив, что свои обязанности они знают. 

«Удивительно, что у нас следствие и прокурор переходят на личности. Бызов имеет два высших образования… Это наше право — знакомиться. И причем здесь два образования? У меня, кроме дела Бызова, нет в республике ни одного дела. Три дела, и все в отношении Бызова. Мы считаем, что следствием искусственно выделяются дела. Создаётся видимость работы», — сказала адвокат, отметив, что в деле очень много вопросов. 

«Если посмотреть по графику, то с 16 октября я каждый день прихожу и знакомлюсь с материалами, не по полчаса, а по нескольку часов сижу. Восемь месяцев расследовать дело — это нормально. А знакомиться за 5 дней — это долго», — сказала защитник.

По ее мнению, часть материалов была специально засекречена, чтобы осложнить им работу. Ознакомление постоянно прерывается следственными действиями. 

Об этом же говорил и сам Бызов. 

«Мое ознакомление проводилось в соответствии с графиком. В общей сложности за 8 дней я знакомился около 20 часов. За этот период ознакомление прерывалось 4 раза. Два раза для очной ставки, еще два раза — для ознакомления по другим делам. Причем все делается ультимативно», — сказал Бызов и попросил в ходатайстве следователя отказать. При этом отставной чекист признал, что действительно делает выписки из дела, но ему это необходимо для дальнейшей защиты. 

Второй адвокат отметил, что не может находиться в Хакасии каждый день, а взяв защищать Бызова, он неделю проводит в республике, неделю работает по другим делам, участвовать в которых стал еще до дела отставного полковника. 

«Честно скажу, проектов у меня немного, но они все крупные», — сказал московский адвокат. 

«Мы не можем зайти в ФСБ только с нарушением наших прав, потому что нас там искусственно ограничивают… за это время у нас нет телефонов, мы не можем связаться с нашими родственниками и с другими клиентами», — продолжил защитник. 

Адвокаты мечтают, что им разрешат знакомиться с делом раздельно и не в здании ФСБ, а в следственном комитете или СИЗО. К тому же изменилась подсудность бызовских дел, судить его будет Верховный суд. 

Но где будет проходить процесс ознакомления, по-прежнему решает следствие. А вот сроки, в которые нужно уложиться Владимиру Бызову и его защите, установил суд. Адвокат просил в ходатайстве следствия отказать, следователь ходатайствовала установить срок до 10 ноября.

Судья решил ни нашим, ни вашим: прочитать оставшиеся тома дела Бызову и сотоварищи предстоит до 13 ноября включительно, то есть до понедельника. 

19rus.info

Глава «Руси сидящей» Ольга Романова уехала из России

Ольга Романова: Российский ФСИН — природный враг человечества.

9.11.2017

Photo published for Блоги / Ольга Романова: Пора. О ситуации с «Русью Сидящей»

 

Российский ФСИН — природный враг человечества. Как известно всему миру, пенитенциарная система должна — обязана — исправлять брак в работе общества и государства, направлять на верный путь оступившихся и пытаться излечить преступников, а в случае невозможности исправления — оградить общество от преступных посягательств. То есть главная пенитенциарная цель — снижение уровня криминализации общества, то есть рецидива, и повышение безопасности. 

Всё это, конечно, пустые слова для ФСИН. Наш ФСИН занимается совсем другими вещами, о которых долго говорить, ибо скандалов и уголовок не счесть. 

Но кто-то же должен быть в этом виноват. 

А знаете, кто в этом виноват по версии ФСИН? 

В этом виновата я, Романова О.Е. 

В конце марта 2017 года заместитель директора ФСИН — в недавнем прошлом майор ракетных войск — товарищ Рудый А.А. написал на меня донос. Написал, что я похитила бюджетные деньги в особо крупном размере. 

В начале июня в Руси Сидящей прошли обыски — в офисе и в бухгалтерии. Прошло несколько глубинных проверок. Мы всегда к такому готовы. У нас всё чётко, как в аптеке. 

Нашей организации 9 лет — на днях у нас ДР. Все эти годы мы жили за счет двух источников: фандрайзинг (это почти 90 процентов всех наших денег) и работы по контрактам. Фандрайзинг полностью поступает на счета Благотворительного фонда помощи осужденным и их семьям. Это одна организация. Есть и вторая организация — ООО «ЭрЭс» (то есть Русь Сидящая), где я единственный учредитель и гендиректор, и компания раз в год проходит независимый аудит. ЭрЭс зарабатывает деньги для «Руси Сидящей»: прибыль переходит в Благотворительный фонд помощи осужденным как взнос учредителя. Как зарабатываем: оказываем помощь в проведении социологических опросов среди осужденных, родственников и освободившихся по контрактам с организациями по изучению общественного мнения. Или вот для кудринского ЦСР написали свои предложения по пенитенциарной реформе, привлекая маститых экспертов. Или по контракту со Всемирным банком изучили потребности заключенных и их родственников в получении элементарных финансовых знаний, сочинили брошюры (как платить алименты в зоне, как получать пенсии, как квартплату платить, что делать с кредитами, если ты осужден и т.д.) и прочитали почти сотню лекций родственникам осужденных, осужденным и сотрудникам УИС. С лекторами были заключены контракты, лекции записывались, фото были обязательны. 

Я к чему так подробно? А к тому, что Рудый А.А. из ФСИН написал на меня донос, что денежки мы свистнули, а лекций не читали. 

Это зря. Помимо материальных носителей, мы также получили публикации, например, на сайтах Епархий, с которыми мы тоже работаем, какие полезные лекции были прочитаны, и какие лекторы молодцы. 

Однако я твёрдо знаю одно: чтобы качественно доказать, что ты не верблюд, хорошо бы неверблюду в этот момент быть на свободе. И сразу после обысков я уехала. 

У меня нет нигде собственности (в России тоже). Не было вида на жительство. У меня была обычная европейская виза. И небольшая растерянность. 

Всё лето я прожила во Франции и в Италии, скитаясь по любезным своим друзьям, за что им отдельное спасибо. Параллельно я отбивалась — и думала, что дальше. 

К концу моего предельного срока пребывания в ЕС мне поступило предложение о работе в одном из респектабельных немецких фондов. И, конечно, я его приняла и с 1 сентября переехала в Германию. 

В «Руси Сидящей», где только в этом году я начала получать зарплату в размере 20 тысяч рублей в месяц (17 тыс на руки), я написала заявление об отпуске за свой счет. При этом, конечно, я принимаю максимальное участие в работе организации, ежедневно — по всем мыслимым и немыслимым мессенджерам. 

Глава правозащитной организации «Русь сидящая» Ольга Романова у офиса организации

Что сделали юристы «Руси Сидящей» по этому делу? Как обычно, юристы проявили свою гениальность. И мы сами подали в суд на представителей и операторов Всемирного банка в России: ведь мы перевыполнили план по лекциям и брошюрам, вот документы. А дальше был незамысловатый вопрос: не доплатите ли нам разницу за переработку? Суд привлек операторов контракта третьими лицами, состоялось слушание, и вынесено справедливое судебное решение: ребят, вы выполнили всё, что было по контракту, ни у кого из настоящих контрагентов вопросов нет, они довольны. 

Мы хотели подтвердить в суде, что всё ок — да, всё ок. 

Теперь мы можем написать претензию во ФСИН, а также предъявить туда ложный донос от ФСИН — а это уголовочка Рудому. Понятно, что до ложного доноса и возбуждения дела нам еще идти и идти, но с претензией всё вышло по закону: ФСИН на претензию не ответил, мы подали в суд, и на 6 декабря назначено слушание. 

Я очень хотела вернуться в декабре и лично в суде поучаствовать. Но не выходит. После всех проверок опасности меньше не стало. 

Я, наверное, последний в России человек, который хотел бы эмиграции. Я не для этого, я не хочу, вся моя жизнь — это Русь Сидящая. Организация отлично справляется без меня, работает, как часы — это ли не счастье. Я как будто бы вижу жизнь Руси Сидящей после своей смерти — Работает! Всё не зря! Будет работать. Но хотелось бы вернуться. 

Это был мой каминг аут. Я подготовилась, у меня было время. И все бумажки одна к одной подложены, и всё будет опубликовано здесь и на сайте Руси Сидящей — теперь уже вне зависимости от моей судьбы. Пожалуй, на этой неделе и начнем их выкладывать. Пора, пора. Хочу домой очень. И в Сибирь мне давно пора, и в Мордовию — и не вашим контингентом, товарищ Рудый из ФСИН. А ему ответить придётся, и не за меня, скорее всего — за другие художества, но и на то согласная. 

ЗЫ: И вот еще что. Мы минувшим летом выиграли президентский грант. И приняли решение отказаться от него. Токсичность зашкаливает. Кстати: дорогие операторы президентских грантов! Вспомните Софью Апфельбаум. О вас же забочусь. Не благодарите. 

В моём деле работает адвокат Алхас Абгаджава и глава Юридического департамента Руси Сидящей Алексей Федяров

Оригинал

В пресс-службе Кремля отказались комментировать отъезд Романовой и обыски в организации. Дмитрий Песков заявил, что такой вопрос не следует «выносить на уровень президента» и предложил изданию РБК обратиться в правоохранительные органы.

https://www.svoboda.org/a/28841503.html

Картинки по запросу копейкин картины

Верховный суд России оставил в силе приговор Алексею Пичугину, признанному политическим заключенным

Верховный суд России оставил в силе приговор Алексею Пичугину, признанному политическим заключенным

8.11.2017

Алексей Пичугин

Верховный суд России в среду подтвердил приговор бывшему руководителю службы внутренней экономической безопасности ЮКОСа Алексею Пичугину, сообщает корреспондент Радио Свобода из зала суда.

Пересмотр дела был назначен 24 октября в связи с постановлением, которое вынес Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

Пичугин жаловался на несоблюдение принципа презумпции невиновности и нарушения во время расследования. Летом этого года суд в Страсбурге присудил ему компенсацию в 15 тысяч евро, а защита осужденного потребовала рассмотреть его дело повторно.

Алексей Пичугин с 2007 года отбывает пожизненное наказание в колонии «Черный дельфин» в Оренбургской области по обвинению в организации нескольких убийств. Бывший сотрудник ЮКОСа неоднократно заявлял о своей невиновности, а также о том, что следствие пыталось склонить его к ложным показаниям против руководства нефтяной компании.

Суд не удовлетворил ни одно из прошений Пичугина о помиловании. Правозащитный центр «Мемориал» признал его политическим заключенным.

Из комментариев

Сотрудники и соратники Ходорковского выйдут на свободу только когда сядет пожизненно вор, убийца и фашист Путин
Пичугин конечно очень «политический герой», но большие деньги ему не помогают, в назедание всем «господам жизни».

 

Условия содержания в СИЗО Владимира Бызова значительно улучшились

Условия содержания в СИЗО Владимира Бызова значительно улучшились

8.11.2017

Условия содержания в СИЗО Владимира Бызова значительно улучшились

Фото: УФСИН по РХ

Собственно говоря, не только Владимира Бызова, но и всех остальных узников — в эксплуатацию введено огромное здание СИЗО-1 УФСИН по Хакасии.

Строительство данного долгостроя началось еще в далеком 1997 году. Так как стройка периодически замораживалась, а содержать заключенных где-то нужно было, в 2004 году было принято решение: на свободных площадях колонии организовать временный следственный изолятор, просуществовать которому суждено было 13 лет.

В минувшую пятницу состоялось долгожданное для системы регионального УФСИН событие — СИЗО-1 наконец открыли.

«В новом СИЗО-1 широко использованы технические нововведения, позволяющие обеспечить мероприятия по режиму и охране учреждения на самом высоком уровне. Более 1100 видеокамер и 1000 охранных извещателей, функционирующих на всей территории учреждения, позволяют выявлять, предупреждать и пресекать преступления и правонарушения со стороны подозреваемых и обвиняемых. Материально-техническое оснащение нового подразделения УФСИН позволяет создать высокий уровень бытового и медико-санитарного обеспечения подозреваемых и обвиняемых, соответствующий требованиям гигиены и санитарии.

Есть камерные помещения для содержания подследственных, прачечные, помещения для приготовления пищи, спортивный и тренажерный залы для сотрудников, тир для стрельбы из табельного оружия, а также современный центральный пост видеонаблюдения, посредством которого осуществляется видеоконтроль за арестованными, находящимися в камерах следственного изолятора, и сотрудниками – для исключения противоправных действий в отношении осужденных с их стороны. В состав комплекса СИЗО-1 вошли три режимных корпуса на 500 человек, ряд административных зданий, общежития для сотрудников, столовая, спортивные сооружения, магазин и др.», — сообщила об открытии пресс-служба УФСИН по РХ.

Еще до того, как СИЗО гостеприимно распахнуло свои двери для гостей — вип-персон и журналистов, туда были переведены все заключенные из старого изолятора.

«Принято решение — здание СИЗО-2 законсервировать до принятия какого-либо решения», — сообщил редакции руководитель пресс-службы УФСИН Анатолий Шадрин.

Обживают новые камеры все заключенные, включая фигурантов коррупционного дела. Из тех, кто еще под стражей, в новое СИЗО переехали директор ООО «Аквадез» Евгений Рукосуев, руководитель центра закупок Игорь Арокин, его подчиненная и начальник отдела закупок Светлана Казаченко и зять Сергей Пушнов, менеджер АО «Р-Фарм» Александр Гитер, бывший руководитель администрации главы Владимир Бызов и его секретарь Екатерина Ковалева.

На прошлой неделе, когда Владимира Бызова доставляли в суд, он обмолвился, что в камере нет воды, что значительно осложняет им быт (судя по тому, что Бызов говорил о сокамерниках, в одиночке его уже не держат).

Теперь можно только порадоваться за отставного полковника ФСБ и его новых друзей:

«Жилая камерная площадь на одного подследственного составляет 7 кв. метров, что соответствует нормам, принятым в Европе, а в камерах предусмотрено полное коммунальное обеспечение, изолированный санузел, холодильник и телевизор», — сообщила ФСИН о новом изоляторе.

А вот питаться узникам по-прежнему придется либо принесенными родственниками передачками, либо приготовленной в изоляторе едой, о качестве которой на судебном заседании как-то говорила заключенная Светлана Казаченко:

«Родители вынуждены тратить свою пенсию, чтобы я не ела эту черную гнилую картошку, которой здесь кормят», — говорила она суду.

Пресс-секретарь УФСИН Анатолий Шадрин весьма удивился, что заключенные недовольны приготовленной пищей и отметил, что в СИЗО есть целая служба качества, которая каждый день проверяет приготовленную еду.

«На качество питания давно жалоб не поступало», — сказал он.

По словам Шадрина, теперь процесс приготовления пищи будет значительно улучшен, потому как вся готовка происходит на новом оборудовании, соответствующем всем требованиям и стандартам.

19RUS.INFO

Свежие записи

Архивы публикаций

Рубрики сайта