Официальный сайт Партии пенсионеров России

Флаг Партии пенсионеров России

Придумано неплохо

Официальная страница ПФР по РХ

Кормилец местных поселенцев

ПФРФ в Абакане

Моя Хакасия

Макет строящегося музея

Славлю трижды, которое будет

Здравствуйте, я ваша партия! Что впереди расстелется - всё позади останется.

Экстремизм на лицо

  Изгонять Путина не из Кремля надо, а из голов россиян.

 

   
  ***

 

В США за $25 продают куклу-вуду Путина, которая называется «ватник» inforesist.org/v-ssha-prodayu #СвободуШаману #ПутинТрус
 
 

ИзображениеИзображение

   
 

***

Бори́с Влади́мирович Стома́хин (род. 24 августа 1974МоскваСССР) — российский публицист, осуждённый за разжигание национальной вражды и призывы к экстремистским действиям. В 2006 получил самый большой срок заключения среди всех осуждённых по 282-й статье УК[1]. Вышел на свободу 21 марта 2011 года. Вновь задержан 20 ноября 2012 года по подозрению в нарушении тех же статей УК РФ, а также в оправдании терроризма. 22 апреля 2014 года приговорён к 6,5 годам лишения свободы[2]. 20 апреля 2015 года, отбывая наказание, приговорён к 3 годам заключения. 19 сентября 2019 года вышел на свободу[3].

   
  «Нормальные русские, конечно же, есть, это несомненно. Горсточка нормальных, рассеянная среди океана мрази и нечисти, таки имеется. И один из главных признаков нормального русского, — то, что он, прочитав правду про этот океан, окружающий его, не начнет возмущаться, не сочтет себя оскорбленным за всю толпу своих звероподобных алкоголических соплеменничков. Наоборот, он только горько усмехнется, подтверждая этим, что написанное о них — действительно горькая правда и что он не может отождествить себя с этим бессмысленным стадом двуногих скотов, пьющим и ворующим сбродом. И уж конечно, нормальный русский на написавшего эту правду про сброд не побежит писать донос по 282-й статье…»[7]    
 

***

Russia -- Former editor of the "Radikalnaya politika" bulletin, Boris Stomakhin, appeares in a Moscow court, April 22, 2014

Европейский суд по правам человека неоднократно указывал на нарушение российскими властями в делах против Стомахина права на свободу выражения мнений. В 2018 году он получил от ЕСПЧ компенсацию за первый приговор. Суд признал, что в текстах журналиста можно усмотреть призывы к насилию и оправдание терроризма, но посчитал, что тяжесть назначенного наказания нарушала его права.

   
 

***

Карэн Агамиров:

 

 «Борис Стомахин — жертва режима или экстремист?» — такова наша сегодняшняя тема.

Участники передачи: лидер партии «Демократический Союз» Валерия Новодворская, журналист Дмитрий Беломестнов и правозащитник, руководитель проекта «Ковчег» Рихард Пантелейчук.

Из обвинительного заключения: «Стомахин Борис Владимирович, дата рождения – 24 августа 1974 года. Место рождения – город Москва. Гражданство – российское. Образование – высшее. Семейное положение – холост. Детей нет.

Гражданин Стомахин обвиняется в том, что он совершил действия, направленные на возбуждение ненависти и вражды, а также на унижение достоинства человека, группы людей по признакам национальности, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично, с использованием средств массовой информации. Стомахин выражал в публикациях свое протестное антиконституционное поведение, высказывал превосходство одной религии и неполноценность другой.

Стомахин, — фиксирует обвинительное заключение, — ежемесячно распространял информационный бюллетень «Радикальная политика»… пытаясь придавать остроту усложнившейся в стране проблемы проявления конфликтов на почве расовой, этнической и религиозной нетерпимости.

Отражая в своих публикациях сведения, происходящие в стране, связанные с боевыми действиями в Чеченской республике, а также произошедшие террористические акты на территории России, Стомахин одобрял преступников и террористов, действия которых направлены на уничтожение русского народа как нации. Так, упоминая в бюллетене «Радикальная политика» № 1 за январь 2003, лицо, причастное к террористической и экстремистской деятельности Салмана Радуева, Стомахин напечатал: «Салман Радуев воевал с Россией до последнего, не идя с убийцами своего народа ни на какие компромиссы…

В текстах публикаций Стомахина, — говорится в обвинительном заключении, — содержались позитивные установки в отношении взрывов в России, которые устраиваются чеченцами-террористами. Стомахин призывал: «Пусть же десятки новых чеченских снайперов займут свои места на горных склонах и в городских развалинах и сотни, тысячи агрессоров падут от их праведных пуль! Никакой пощады! Смерть российским оккупантам!»

В комментарии «От редакции» к Декларации Комитета-2008 выражена установка на ликвидацию существующего государственного строя («путинского режима»): «Мы – Революционное контактное объединение и «Радикальная политика» — солидарны с Комитетом-2008 и готовы с ним сотрудничать. Разумеется, мы намного радикальнее их. Мы за то, чтобы не ждать до 2008 года и не особо озабочиваться конституцией, а звать народ свергнуть и ликвидировать путинский режим как можно скорее»…»

Приведенные выдержки из обвинительного заключения легли в основу приговора Бутырского межмуниципального народного суда от 20 ноября, по которому Борис Стомахин осужден к 5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Так кто же он – жертва режима или экстремист? Валерия Новодворская…

 Валерия Новодворская

Валерия Новодворская: Я думаю, что произошло большое несчастье, несчастье с Россией. Видимо, так уж сложилась злополучная судьба Бориса Стомахина, что само его существование ознаменовало большое несчастье и новый этап для нашего «басманного» правосудия. Ну, я, как старый диссидент такой, диссидентский волк, могу сказать, что был такой диссидент Юрий Киселев, глава Союза инвалидов, и позволял он себе ровно столько же, сколько и Алик Гинзбург, и Юрий Орлов, и Буковский, и все мы, но его не сажало КГБ, чтобы он ни подписывал, что бы он ни говорил. Дело в том, что у него не было ног, и даже КГБ СССР считало неприличным арестовать по 70-ой статье, по второй или первой части, безногого инвалида. Так вот, Борис Стомахин тоже инвалид, он сильно повредил себе позвоночник, когда пытался уйти от ареста по бельевой веревке из окна. Вот мнение о нашем правосудии такое, что от него надо именно так спасаться. Вот я не замечаю особенного здесь стеснения и какой-то такой деликатности у ФСБ, чтобы инвалидов не сажать. Совершенно спокойно его и на носилках приносили, и клали на скамью подсудимых, и на костылях он поднимается на пятый этаж.

Несчастье заключается еще и в том, что у нас явочным порядком заработала статья из турецкого уголовного кодекса. Потому что только там есть статья, из-за которой у Турции мало шансов пролезть через игольное ушко в ЕС. Эта статья называется «Оскорбление турецкого народа и турецкой государственности». Она делалась под журналистов, которые будут защищать курдов, и под тех турок, которые возьмут да и признают геноцид армянского народа. Недавно одного писателя за это чуть не осудили. И вот, представьте себе, в России эта статья работает несколько с другим определением – «Оскорбление российской государственности и оскорбление русского народа». То есть прямо-таки русофобия по Шафаревичу. Но вникните в иронию ситуации. С юридической точки зрения, вообще невозможно привязать к Борису Стомахину эту самую 282-ю статью, потому что он даже не представитель малого народа, который Шафаревич предлагает судить за русофобию. Борис Стомахин – русский. И получается, что он разжигает межнациональную рознь против самого себя.

Потом, о разжигании межнациональной розни после второй чеченской войны и всей нашей милой и дружелюбной истории, которая включает в себя 200 лет покорения Кавказа, я думаю, говорить не стоит. Вот депутат пятой Государственной Думы Анатолий Шабад, который там всю Чечню прополз, пытаясь защитить там тщетно права человека, рассказывал об одном случае в первую чеченскую войну. В развалинах укрывалась мирная чеченская семья. Не боевики, не партизаны, а мирная чеченская семья: отец, мать и девять человек детей. И вот был перерыв в бомбежках, и родители вывели детей из укрытия, чтобы покормить горячим. И тут опять бомбежка началась. И мать и девять детей – все погибли. Остался один отец. Как вы думаете, этому человеку, для того чтобы питать недобрые чувства к российской государственности, ему нужны статьи Бориса Стомахина или он уже без них может обойтись?

Поэтому после того, что случилось, говорить о том, что во взаимной ненависти, возможно, многовековой мести, проклятиях, воссылаемых этими самыми чеченцами, 40 тысяч детей которых погибли и оказались искалеченными, что в этом как-то задействованы статьи Бориса Стомахина, — это просто смешно.

Карэн Агамиров: И ваш предварительный вывод, Валерия Ильинична?

Валерия Новодворская: Ну, здесь и 280-я статья – и я могу сказать, что эта статья, во-первых, уже отменена, «Призыв к насильственному свержению власти». Во-вторых, здесь есть очень тонкая грань: путинский режим отнюдь не конституционный строй. По всем данным, конституционный строй с утра до вечера потихонечку девальвируется и отгрызается именно этим путинским режимом, вот такими крысами, которые сидят и грызут Конституцию. Выборы уже отгрызли, свободу слова, собраний и многие-многие вещи. Вплоть до того, что Российская Федерация больше уже не Федерация. Раз нет выборов губернаторов, значит, нет просто Федерации. Вот какое отношение конституционный строй имеет к путинскому режиму. А потом, извините, что значит – свергнуть путинский режим? Какие конкретно действия предлагал произвести для этого Стомахин? Ничего, кроме этого лозунга, не обнаружено было. Понятно, что если граждане за этот режим голосуют, то убрать его нет никакой возможности. Если граждане за этот режим откажутся голосовать, то едва ли этот режим усидит на месте. Как не усидел Милошевич, и даже попытка подделать итоги выборов ему не помогла. И ясное дело, что если бы против Лукашенко оказалось 80 процентов населения, но не усидел бы и он. А конкретики – скажем, взять вилы, взять монтировку, взять гранатометы и огнеметы и идти с ними штурмовать Кремль – этой конкретики у Бориса Стомахина не содержится. Поэтому там тоже нет состава.

Карэн Агамиров: Одобрение взрывов жилых домов…

Валерия Новодворская: Это не одобрение. В самом начале первой чеченской войны в «Московских новостях», респектабельном издании и достаточно консервативном (меня, например, они никогда не печатали под разными предлогами), появилась статья, по-моему, это была статья Водолазова-младшего, Александра Водолазова. И там он писал, что вот, «мы нанесли обиду горькую, мы совершили преступление, и я не буду сердиться на чеченца, который бросит бомбу мне под ноги». Так вот, я думаю, что Стомахин просто достаточно бездарно, но развил эту мысль. Он попытался понять тех, кто прибегает к методам, увы, не рекомендуемым, и справедливо не рекомендуемым, Женевскими конвенциями. Он попытался понять даже не террористов…

Карэн Агамиров: А как это понять оставшимся в живых родителям жертв этих?

Валерия Новодворская: Я думаю, у нас есть очень большие проблемы с тем, как бы понять бесланским родителям тех, кто уничтожил их детей, не пожелав их спасать, дабы все террористы были уничтожены, и в «Норд-Осте». Ведь, в конце концов, заложников пока уничтожают федералы, а отнюдь не чеченские террористы. Я думаю, что Борис Стомахин – не самый виноватый на этой войне. Он не убил, он не объявлял мобилизацию, он не призывал, как патриарх Алексий, молодых людей идти и воевать в Чечне. Он в 20 лет узнал, что российская демократия начала войну против маленькой Чеченской республики, и с этим он примириться не смог. Я думаю, что это вот такой шок, правозащитный человеческий шок. Он у него впал, и он в нем остался. А возможности как-то конституционно выразить свое несогласие мы ему не оставили.

Карэн Агамиров: Анна, русская, пишет вам, что вы «опять разжигаете ненависть, надо помогать Путину, а не разжигать ненависть в России…»

Валерия Новодворская: Ага, а то у него мало помощников, у Путина. Кстати, если говорить о наказании за разжигание межнациональной розни, то я вижу больше опасности в словах президента Российской Федерации насчет защиты коренного населения и того, чтобы людей неславянской внешности убирали с рынков. Я вот в этом вижу действительно возможность того, что в России начнется такой межрелигиозный, межнациональный ад. Возможностей у президента Российской Федерации тиражировать свои заблуждения гораздо больше, чем у Стомахина. И следствия его слов тоже ужасающие. Так вот, сколько лет полагается дать Путину по этой шкале, если Стомахину дали пять?

Карэн Агамиров: Дали по максимуму, кстати.

Валерия Новодворская: С 1983 года я не помню за слова по политической статье такого срока.

Карэн Агамиров: А в 1983 году это с кем было?

Валерия Новодворская: Я имею в виду разгар андроповщины, просто в 1986 году Горбачев остановил все политические процессы, и сроки перестали давать. Это просто кто успел получить, дальше 1985 года там вообще не успели вынести никому никакой политический приговор. Это уже такие андроповские времена, и мы в них вернулись. А если почитать обвинительное заключение, где Стомахина обвиняют еще и в участии в антивоенных митингах, еще и в плохом отношении к армии, в плохом отношении к православным и к православию, в плохом отношении к читателям газеты «Завтра» и к членам КПРФ, — если все это почитать, то на самом деле это обвинение всему правозащитному движению и всем демократам. Понятно, что Стомахин – крайний, но, знаете, никогда не спрашивай, по ком звонит колокол, он звонит по тебе.

   
       

Радио

Онлайн радио #radiobells_script_hash

Свежие записи

Рубрики сайта