Официальный сайт Партии пенсионеров России

Флаг Партии пенсионеров России

Придумано неплохо

Официальная страница ПФР по РХ

Кормилец местных поселенцев

ПФРФ в Абакане

Моя Хакасия

Макет строящегося музея

Славлю трижды, которое будет

Здравствуйте, я ваша партия! Что впереди расстелется - всё позади останется.

В этот день повезло всем

===============================================

Дагестанские заниженные качели

В КоАП добавят крови водителей

МВД планирует изменить процедуру освидетельствования на опьянение

3.02.2017

Фото: РИА Новости

МВД готовит законопроект, согласно которому пьяным будет считаться автомобилист с содержанием более 0,3 г алкоголя в литре крови. Применяться норма будет в случаях, когда водитель, находясь в бессознательном состоянии после ДТП, не может самостоятельно дышать в алкотестер.

МВД разрабатывает поправки к ст. 12.8 КоАП РФ — уведомление об этом появилось на портале regulations.gov.ru. Сейчас в ней говорится, что ответственность за вождение в нетрезвом виде (лишение прав и штраф 30 тыс. руб.) наступает в том случае, если в литре выдыхаемого воздуха обнаружено 0,16 мг алкоголя (замеряется алкотестером). Однако, поясняют в МВД, далеко не всегда факт употребления спиртного можно определить, проводя подобное исследование. Бывают случаи, когда правонарушитель находится в сильном опьянении или «бессознательном либо беспомощном состоянии». В этом случае нужно брать на анализ кровь, а соответствующей процедуры в КоАП не предусмотрено. В МВД намерены устранить проблему, ссылаясь на Венскую конвенцию о дорожном движении, где сказано, что в национальном законодательстве страны должен быть установлен допустимый уровень содержания алкоголя в выдыхаемом воздухе (не выше 0,25 мг/л) и в крови (не выше 0,5 г/л).

Напомним, норма 0,16 мг для проверки алкотестером действует в России с августа 2013 года. Ее введению предшествовали ожесточенные споры между правительством, общественниками и наркологами. Многие, в частности, считали, что водители воспримут норму как возможность выпить за рулем. Как пояснил «Ъ» первый зампред комитета Госдумы по госстроительству Вячеслав Лысаков, изначально в законопроекте, который вносился в Госдуму в 2013 году, была записана норма и для анализа крови — 0,35 г/л. «Но по политическим причинам мы от нее отказались, оставили только норму по выдоху,— пояснил «Ъ» господин Лысаков.— Цифра 0,35 г очень взбудоражила общественность, на нас начали оказывать давление со всех сторон».

 

Ранее в случаях, когда невозможно было измерить уровень алкоголя в выдыхаемом водителем воздухе (к примеру, у пострадавшего в ДТП), применялись нормативы Минздрава. Ведомственный приказ N308 устанавливал: человек считается пьяным при обнаружении 0,5 г алкоголя на литр крови. Однако в декабре 2015 года из приказа N308 эту норму убрали. В результате, говорят в МВД, административная ответственность при проверках содержания алкоголя в крови водителей сейчас отсутствует и законопроект этот нормативный пробел устраняет. «Речь идет, по сути, о введении эквивалента нормы для замера алкоголя в выдохе»,— поясняет господин Лысаков.

Президент Московской коллегии правовой защиты автовладельцев Виктор Травин удивлен, что подобные поправки инициирует МВД. «Откуда в МВД знают, какая норма должна быть в таких случаях? — говорит он.— Полиция должна сначала обратиться с предложением в Минздрав, медики провели бы исследование и, если нужно норму поправить, внесли бы коррективы в свой приказ».

Нарколог Александр Ковтун, напротив, поддержал идею: «Сейчас уровень подготовки медперсонала такой, что приказы Минздрава не все читают». При этом, обращает внимание господин Ковтун, зачастую анализ дает завышенные результаты. При заборе крови у водителей, находящихся в бессознательном состоянии, медсестры в больницах по привычке смазывают кожу спиртом для дезинфекции, а это недопустимо при измерении уровня алкоголя. «Необходимо ставить вопрос о повышении квалификации сотрудников. А пока можно предположить, что количество водителей, признанных нетрезвыми в результате забора крови, вырастет с принятием поправок МВД»,— заметил господин Ковтун.

Иван Буранов

Газета «Коммерсантъ» №20 от 03.02.2017

http://www.kommersant.ru/doc/3208097?utm_source=kommersant&utm_medium=strana&utm_campaign=four

Кругом 500 — не надо хоронить

На Ямале без еды и топлива замерзает колонна дальнобойщиков.  Эвакуироваться отказываются

22.12.2016

Грузовики находятся в 50 километрах от Ноябрьска.

МЧС предлагает эвакуировать водителей, но они отказываются оставлять без надзора свои машины.

«На данный момент на посту находится 17 автомобилей, вчера их было 37. Водителям вчера была предложено размещение в пунктах временного размещения, но они отказались, не захотели оставлять свои автомобили. Им было предоставлено топливо для обогрева в машинах. Вблизи находится три кафе, заправочная станция, также дежурят спасатели. За медицинской помощью никто не обращался. Каждый желающий может зайти обогреться в автомобиль к спасателям, выпить чай», — сообщила радиостанции «Говорит Москва» заместитель начальника пресс-службы ГУ МЧС России по ЯНАО Елена Казарова.

Фуры находятся на трассе уже четвертые сутки из-за аномальных морозов — накануне столбики термометров опустились ниже 60 градусов. Из-за столь низких температур многие большегрузы сломались. Завести машины не удаётся.

Пресс-служба МЧС заявила, что в Ноябрьске введён  режим повышенной готовности.

https://govoritmoskva.ru/news/103946/

=====================================================

Кругом 500. Не надо хоронить

noyabrsk

В ГИБДД жалуются на нехватку сотрудников для вынесения штрафов с камер.

В ГИБДД жалуются на нехватку сотрудников для вынесения штрафов с камер. 

21.12.2016

Фото: КП

В штате Центра автоматической фотофиксации — 32 человека.

Как заявил радиостанции «Говорит Москва» глава столичного управления ГИБДД Виктор Коваленко, этого не хватает для обработки материалов. «Мы периодически за счёт внутренних резервов откомандировываем людей для выполнения работы», — пояснил генерал.

Он рассказал, что материалы на нарушителей в электронном виде поступают в Центр автоматической фотофиксации управления ГИБДД из Центра организации дорожного движения.

«Наши сотрудники фактически подготовленные постановления проверяют, оценивают, насколько они правильно составлены, ставят электронно-цифровую подпись, выносят решения. Мы разделили полномочия, потому что вынесение постановления — это всё-таки функция полиции», — отметил Коваленко.

Он также прокомментировал вынесение штрафов за блики фар и тень автомобиля. Эти случаи вызвали большой общественный резонанс.

«Миллионы штрафов выписано, а таких случаев было только три. Здорово, что был резонанс, мы разобрались и устранили недостатки. Сказать, что не будет никаких сбоев, нельзя. Это всё-таки техника, люди — инциденты могут повториться», — признал начальник управления ГИБДД по Москве.

Он призвал автолюбителей подавать жалобы, если возникли сомнения в законности штрафа.

https://govoritmoskva.ru/news/103792/

«Смерть с косой» была замечена на дорогах Абакана

«Смерть с косой» была замечена на дорогах Абакана

13.12.2016

Фото ГУ МВД по Республике Хакасия

Персонаж в чёрном балахоне многозначительно прогуливался у знаков «60 км в час».

Об этом сообщает РЕН ТВ со ссылкой на сайт управления МВД по Республике Хакасия.

«Смерть» прошлась по дорогам в рамках акции ГИБДД «Скорость смерти», призванной напомнить о необходимости соблюдать правила дорожного движения. В персонажа переодевались студенты образовательных учреждений, учащиеся которых становились участниками ДТП.

Как уточняется, акция, направленная на безопасность участников дорожного движения, проводится регулярно, однако в таком формате она прошла впервые. В полиции признали, что это было жутким зрелищем, однако считают, что такая «шокотерапия» даст лучший эффект, чем обычные профилактические мероприятия.

http://govoritmoskva.ru/news/102845/

===============================================
Передовой опыт на дорогах бывшего Союза

Проблемы и перспективы развития транспорта Москвы

Интервью 

Максим Ликсутов

ГЛАВА ДЕПАРТАМЕНТА ТРАНСПОРТА И РАЗВИТИЯ ДОРОЖНО-ТРАНСПОРТНОЙ ИНФРАСТРУКТУРЫ ГОРОДА МОСКВЫ

Радио «Говорит Москва»

7.12.2016

Более 6446 слов — можно зрение и не напрягать, а послушать фонограмму 

_________________________________________________

С.ДОРЕНКО: 9 часов 5 минут. Максим Ликсутов, заместитель мэра города Москвы и руководитель транспорта нашего города с нами прежде, на час, это связано с важнейшими совещаниями, которые наступят чуть позже. Максим, здравствуйте.

М.ЛИКСУТОВ: Доброе утро.

С.ДОРЕНКО: Во-первых, пять лет. Я хотел вас поздравить и всех нас поздравить.

М.ЛИКСУТОВ: Спасибо.

С.ДОРЕНКО: Здесь пишет человек: «Это Чубайс города Москвы».

М.ЛИКСУТОВ: Не хотелось быть Чубайсом города Москвы.

С.ДОРЕНКО: Можно тезисно сказать, за пять лет, что? Пять лет вы руководили. Во-первых, они быстро пробежали.

М.ЛИКСУТОВ: Очень быстро, как один день.

С.ДОРЕНКО: Во-вторых, вы, так сказать, все равно, внутренним взором оглядываясь, вы видите что за пять лет?

М.ЛИКСУТОВ: Конечно, я вижу то, что удалось за пять лет сделать. Больше всего, конечно, смущает то, что не удалось сделать за пять лет.

С.ДОРЕНКО: А что удалось, что не удалось?

М.ЛИКСУТОВ: Из того, что удалось, во-первых, у нас введена в городе, так или иначе, новая система парковочного пространства. Кому-то нравится, кому-то не нравится, но то, что она дает результат, — это факт. Результат положительный, в первую очередь для самих автомобилистов. Тенденция количество заторов в городе стала снижаться. Это плюс. Вторая большая вещь – это совместная наша программа с комплексом градостроительной политики, у нас строится метро, очень амбициозные планы, в основном они выполняются. Поэтому это очень тоже хорошая, приятная вещь. Запустили МЦК в этом году – тоже огромная победа.

С.ДОРЕНКО: Говорят, будет до четырех минут теперь.

М.ЛИКСУТОВ: В следующем году. Это еще много, чего нужно сделать для этого, но да, такой план есть, в пик ездить четыре минуты. Огромная программа в метро реализовывается, связанная с модернизацией и ремонтом инфраструктуры. Первый раз в этом году по решению мэра города метро в Новый год будет работать круглые сутки. Это первый раз за всю историю московского метрополитена. Будем ездить с интервалом где-то, наверное, 10-15 минут, но это все равно здорово.

С.ДОРЕНКО: Метро будет.

М.ЛИКСУТОВ: Метро будет работать. Мы провели реформу наземного транспорта. Есть вещи, которые нужно доделать, еще успеть за развитием города, когда строятся новые районы, новые открываются социальные объекты, больницы, школы. Надо, чтобы туда транспорт приходил быстрее. Это наша задача, которую мы должны решить. Я думаю, что за ближайшие полгода эта задача будет полностью решена.

С.ДОРЕНКО: Сегодня в 5 часов 38 минут утра я шел пешочком по тротуару, и у меня остановился такой синий, красивый, новый автобус, в котором было ноль пассажиров. Водитель, вероятно, думал, что я иду к остановке, и он меня ждал, вот любезно ждал. Потом только, убедившись, что я пропылил мимо, он тронулся. Он полностью пустой.

М.ЛИКСУТОВ: Во-первых, все равно есть люди, которые в 5:30… Вообще, система начинает работать в 5:30.

С.ДОРЕНКО: В 5:38 уже.

М.ЛИКСУТОВ: В активной фазе. Почему? Потому что много людей все равно перемещаются. То, что автобус свободный, это очень хорошо. Потому что для вас, как для автомобилиста, человека, все равно больше пользующегося собственной машиной, это, по крайней мере, повод задуматься: автобус пустой, может быть, когда-нибудь сяду, попробую и, может быть, не поеду на своей машине. Если бы этот автобус был полный, у вас бы даже мысли о том, что когда-то попробовать пересесть, вообще не было бы. Поэтому выделенные полосы – это новый подвижной состав…

С.ДОРЕНКО: Он меня удивил, простите, любезностью. Я ему показал палец, что молодец. Он меня удивил любезностью. Потому что я шел довольно медленно, а он стоял и ждал, захочу ли я сесть.

М.ЛИКСУТОВ: Притом, я могу сказать, что у нас зарплата водителя, если говорить про городской перевозчик (сейчас объясню, почему про зарплату говорю), примерно более 60 тысяч рублей на руки получает водитель городского автобуса. При этом у нас в Мосгортрансе около 14 тысяч водителей, не считая частных перевозчиков. Дефицит водителей примерно 2800 человек. У нас их не хватает. То есть мы бы с удовольствием взяли еще больше водителей, потому что за последние пять лет, это возвращаясь к итогам работы, количество такси в разы увеличилось легального. Причем таксисты перешли на патентную систему налогообложения, это для города тоже важно. То есть легальных таксистов стало в десятки раз больше. Если раньше было, например, 50 тысяч нелегальных и примерно 10 тысяч легальных, то сейчас совершенно картина наоборот. Сейчас примерно, может быть, 3-5 тысяч перманентно нелегальных таксистов, остальные все легальные, Москвы и Московской области.

С.ДОРЕНКО: А вы пользуетесь такси?

М.ЛИКСУТОВ: Нет, практически нет. Совсем разовые случаи, может быть, один-два раза в год.

С.ДОРЕНКО: Я стал пользоваться. Буквально в двух словах. Uber. Я понимаю, что и Gett такой же, и «Яндекс» такой же. У нее муж в «Яндексе» работает, если я про «Яндекс» не скажу, он мне просверлит башку. Хороший, я не знаю, не пользовался. Я хочу другое сказать. Когда садишься к таксисту просто, начинается цыганщина и совершеннейший Каир. Ну, Каир, честное слово. То ли 100, то ли 350. Вот эта начинается цыганщина: ты понимаешь, у меня кредит и всякое такое. Как же хорошо с сетевыми, которые по приложению. Милое дело. Просто карточку привязал, все, забыли разговор про деньги. Ни он не знает про деньги, ни я не знаю про деньги. Какие деньги? И все. Правильно? Это шикарная история. Но мешает то, что я все время во Внукове. Я же из центра города все время во Внукове. Я должен долго копаться в навигаторе, выставляя флажок, где я нахожусь, вместо того, чтобы он определял это механически.

М.ЛИКСУТОВ: Года три назад, может, три с половиной, вообще каких-то приложений, связанных с заказом такси, толком и не было. То есть они были в нулевом, зачаточном состоянии. Насколько быстро цифровые технологии меняют наш образ жизни…

С.ДОРЕНКО: Я во Внукове, видите.

М.ЛИКСУТОВ: Да.

С.ДОРЕНКО: Я все время во Внукове.

М.ЛИКСУТОВ: Система геолокации пока не очень качественно работает, но я думаю, что это все в ближайшее время решится.

С.ДОРЕНКО: Единственный, кто работает, это Tom-Tom. Tom-Tom, который платный, 5 тысяч стоит приложение. Он, мне кажется, по сотам определяет еще плюс. То есть кроме GPS он берет соты, мобильные соты, и он между ними позиционирует себя. Tom-Tom, который прошит по умолчанию в BMW.

М.ЛИКСУТОВ: По-моему, еще в ряде машин, по-моему, японских, тоже. Но Tom-Tom, если возвращаться к нему, он один из самых авторитетных в мире экспертов с точки зрения контроля и анализа загруженности дорог. Когда мы говорим, вот у нас цифра выросла на 10 процентов или на 7, на 8, не все нам верят, говорят, «вы сами меряете, сами публикуете, в общем, чего вы тут цифры предъявляете». Tom-Tom делает анализ, рейтинг городов, исходя из своих приложений мобильных, автомобилей, которые пользуются их навигационной системой, и он делает международный рейтинг городов, которому, в общем, доверяют все в мире. Все эксперты транспортные смотрят в первую очередь, а что говорит Tom-Tom. Так вот если говорит Tom-Tom, у нас примерно 25 процентов за все эти годы ситуация с движением улучшилась. Я, конечно, понимаю, что для всех… я не стал ездить на 25 процентов быстрее, конкретно я, например, или вы, но, в общем по городу с какой-то точки стало быстрее. Где-то ремонт дороги, вы действительно не едете так быстро, но в общем если брать, то данные очень хорошие. В Москве этот тренд на то, чтобы ехать все хуже, хуже, хуже, этот примерно тренд продолжался до 2011 года.

С.ДОРЕНКО: Был Double Parking на каждой улице.

М.ЛИКСУТОВ: Мало того, дорог не хватало, уличная дорожная сеть использовалась просто для отстоя транспорта. И сами автомобилисты, в первую очередь, страдали. Поэтому платная парковка, кто бы что ни говорил, точно уверен, на 100 процентов, что она действительно помогла городу поехать, помогла городу как-то задышать.

А.ОНОШКО: Можно вопрос? Почему в субботу парковка платная, а в воскресенье бесплатная? Это так?

С.ДОРЕНКО: Хорошо бы или так, или так.

М.ЛИКСУТОВ: Почему? Потому что субботний день в Москве, это особенность города, по количеству автомобилей это фактически рабочий день. Поэтому, не вводя платную парковку, мы видим, что просто в городе становится совсем тяжело проехать. То есть в Москве суббота — это фактически рабочий день.

С.ДОРЕНКО: Я невероятно заинтригован был вашей фразой в прошлый раз, когда вы были с нашими слушателями, с нами, вы сказали, у вас есть интересное решение по Большому Каменному мосту и Болотной площади. Я каждый день об этом думаю. Серьезно. Потому что я отсюда уезжаю, я ухожу на Болотную площадь, вижу, что там непролазная пробка навсегда, тем более сузили выезды еще на Большой Каменный, сделали там в два ряда всего, я иду к «Роснефти», сюда и там только направо, только к «Балчугу». Притурнусь где-то слева, стою, стою, стою, смотрю, как сокол, где-то дырочка, и я поворачиваю влево на Софийскую. Это запрещено, я знаю, но так вроде чуть-чуть больше, больше ползет. И еще есть возможность уйти под Большой Каменный и пойти на Якиманку и там по Третьему транспортному, по Косыгина и все. Потому мне надо на запад, а пути нет. Вы не хотите его односторонним сделать?

М.ЛИКСУТОВ: Нет, не получится это сделать.

С.ДОРЕНКО: Почему?

М.ЛИКСУТОВ: Потому что не даст, во-первых, никакого эффекта. Потому что есть люди, которым нужно поехать в сторону области.

С.ДОРЕНКО: Их меньше.

М.ЛИКСУТОВ: Да. Но есть те, которые едут в центр. Поэтому мы считали и разные варианты смотрели, односторонним его сделать нельзя.

С.ДОРЕНКО: То есть Большой Каменный всегда будет стоять и все.

М.ЛИКСУТОВ: Он будет стоять, пока то количество автомобилей туда пытается заехать. Мы имеем уличную дорожную сеть, какую имеем. Построить еще один каменный мост невозможно, да и бессмысленно, потому что пробка просто переместится на набережную, вот и все.

С.ДОРЕНКО: То есть какого-то ключевого решения нет.

М.ЛИКСУТОВ: Еще раз. Мы исследовали опыт всех крупнейших мегаполисов мира. Нет ни одного города крупного, который мы не анализировали, не смотрели, не приглашали экспертов оттуда, да и наши специалисты не ездили, такого нет. Поэтому могу вам четко сказать, что для того, чтобы улучшить движение в городе, помимо того, что действительно есть узкие места, которые светофорами, знаками, введением парковки или, наоборот, запретом парковки, можно какие-то локальные вещи решать, но глобальное решение – в количестве автомобилей, которые выезжают на улицу. В этом глобальное решение. Поэтому, что бы мы ни говорили, вопрос и решение все-таки ближе в сторону увеличения доли пользования городским транспортом, я имею в виду метро, пригородная железная дорога, МЦК, наземный транспорт, такси и все-таки уменьшение использования личной машины. Если мы хотим быстрее добираться, другого варианта никто не придумал. Возьмите Пекин, возьмите Шанхай, возьмите Сингапур, ну, он поменьше, возьмите Нью-Йорк, Лондон, Париж, большой Париж, то есть любой крупный мегаполис с этими же проблемами, что и Москва, сталкивается.

А.ОНОШКО: Можно вопрос, тут слушатели тоже пишут в прямой эфир. Если где-то перестает хватать транспорта, они пишут, кто-то жалуется на сайт, приходит ответ, что все в порядке у вас с транспортом. То есть люди чувствуют затруднения, жалуются.

М.ЛИКСУТОВ: Вы говорите сейчас про автобусы, наверное, городского транспорта количество.

А.ОНОШКО: Да. Маршруток же больше нет. Вопрос в том, по какому алгоритму вы принимаете решение об увеличении транспорта?

М.ЛИКСУТОВ: У нас очень простой алгоритм. В каждом автобусе, неважно, это городской автобус либо автобус частного перевозчика, это синий автобус, если мы говорим про внутригородские маршруты, потому что есть еще межсубъектные маршруты, те, которые между Москвой и областью, у нас в каждом автобусе есть достаточно большое количество видеокамер, которые используются при транспортной безопасности, которые используются при каких-то конфликтных ситуациях. Мы берем время. Человек пишет: я в 8:15 вижу, что не хватает транспорта. Действительно некоторые из обращений мы рассматриваем, принимаем решение об увеличении. Срок примерный рассмотрения 3-5 дней. Быстро достаточно. Но если мы видим по камерам, что автобус не загружен, то есть это факт, с которым мы работаем. У нас достаточный объем информации, чтобы принять решение. Но еще раз скажу, это не значит, что мы довольны тем, как по всем маршрутам ездят автобусы, и не значит, что мы не должны увеличивать работу по некоторым маршрутам. Мы это будем делать и обязательно в ежедневном режиме этим занимаемся.

С.ДОРЕНКО: Я хотел сказать, что Тема Лебедев, человек, к мнению которого прислушиваются, написал недавно у себя в блоге: а почему я в Париже и в Лондоне езжу на метро, а почему я в Москве не должен делать того же. Я думаю, этой записи уже недели три. Тема сказал: ну, все, я перехожу в Москве в режим Лондона и Парижа, я здесь начинаю ездить на метро. Если честно, я практически уже тоже это сделал, когда я в городе. Я живу на Новой Риге, но бывает, что остаюсь в городе, на метро и пешком. И довольны все: мой шагомер доволен, калория довольна, что я ее сжигаю, все довольны.

М.ЛИКСУТОВ: У нас на прошлой неделе в Москве был президиум Международного союза общественного транспорта. Есть такая огромная международная организация, наиболее авторитетная, по моему мнению, с точки зрения представления интересов транспортных предприятий, институтов различных, связанных с транспортом. У них был президиум здесь, они его проводят в разных городах мира, приехал здесь. Были все начальники транспортных комплексов либо крупнейших мегаполисов, либо транспортных федеральных структур и крупнейших частных компаний. Туда входят, например, департамент транспорта Лондона, туда входит пекинское транспортное предприятие, туда входит, например, Японские железные дороги в полном объеме. То есть огромная организация, представляющая интересы разных… В том числе и союзы есть, которые занимаются «зеленым» транспортом, экологическим транспортом, маломобильных пассажиров, представляют все организации, которые как-то взаимодействуют с транспортом. На мой вопрос: «Хорошо, коллеги, у нас есть некий стереотип, что в метро в час пик невозможно поехать, метро московское этим отличается как-то необычно от других метрополитенов мира». Они были здесь, и мы им специально в час пик организовали ряд экскурсий, вот самые загруженные станции. Мы не выбирали какие-то…

С.ДОРЕНКО: У нас здесь очередь на улице, чтобы войти в метро.

М.ЛИКСУТОВ: И поток пассажиров, не то, что мы их из центра везли в область, нет. Мы их немножко как раз отвезли и попытались в центр вместе заехать. Да, действительно, людей на каких-то направлениях было много, но все они сказали: послушайте, московский метрополитен, первое, ничем не отличается в час пик от лондонского, парижского или другого европейского метрополитена.

С.ДОРЕНКО: Это правда.

М.ЛИКСУТОВ: Второе – он менее загружен, чем токийский и пекинский метрополитен. И третье – метрополитен с вашей интенсивностью движения быстро вывозит всех, даже тех людей, кто, может быть, в первом вагоне хотел поехать, следующий поезд дождался и прочее. Интервалы движения в московском метрополитене самые лучшие относительно других метрополитенов мира. Сингапур, Токио, Пекин приезжают к нам посмотреть, каким образом нам удается 90 секунд в час пик держать.

С.ДОРЕНКО: Я теперь стал ездить на метро. Я вижу, у всех открыты смартфоны и все в вашем Wi-Fi. Я прописался в mosmetro. Должен сказать, либо не цепляет, но я жду до станции, когда у меня подцепит 3G LTE, либо не цепляет, либо не таскает, медленно. Это просто пожелание. Потому что мы, как Настя говорит справедливо, «если мы меня посадили лет на 10 в тюрьму и там был бы хороший интернет, я бы посидела».

А.ОНОШКО: Это вы мне предложили, а я согласилась.

С.ДОРЕНКО: Эта фраза была сказана давно. Она сказала: мне бы хорошую выделенку, я бы посидела.

А.ОНОШКО: Какая разница, где сидеть, мы с вами говорили, у себя дома или еще где-то, если ты с телефоном.

М.ЛИКСУТОВ: Эмоциональный ответ был.

С.ДОРЕНКО: С хорошей выделенкой везде. Если у вас есть пять минут, я хочу провести эксперимент. Посчитать по деньгам. Ребят, просто я пытаюсь доказать людям. Я для себя выработал правило: до 30 минут, менее или равно 30 минутам – пешком.

А.ОНОШКО: Это что такое?

С.ДОРЕНКО: Я хожу пешком по городу. Я смотрю в Google, назло твоему «Яндексу», если мне идти меньше 30 минут, я иду пешком, потому что мой шагомер так хочет. Дальше. Уши в трубочку сегодня, я шел 28 минут. Вот сегодня уже утром, в 5:38. А если более 30 минут, я беру такси. Такси, которое мне стоит примерно 150 рублей, ни больше, 130. Причем это точно, все это к карточке привязано, я его и не вижу. Я думаю, что если я покупаю машину за 2 миллиона, а продаю ее через три года за 1 миллион, значит, я имею расхода 1 миллион рублей, то есть 333 тысячи в год. Правильно? В год, на амортизации.

М.ЛИКСУТОВ: Вы не считаете еще расходы на содержание вашей машины, которые равны примерно в такую же цифру.

С.ДОРЕНКО: Я имею 8 тысяч в месяц, 100 тысяч в год я имею на бензин. 333 в год – это амортизация, это бензин. Ремонты я делаю, если я пробегаю на ней…

М.ЛИКСУТОВ: 20 тысяч ремонт.

А.ОНОШКО: Замена резины – 20 тысяч.

С.ДОРЕНКО: Извини, сейчас на BMW заехал, 34 тысячи у жены на X3. X3, маленькая козявочка, 34 тысячи. Значит, я имею здесь же в год, ну, пусть она два раза делает, 50 пусть тысяч на ремонт, на ТО. Дальше. Резина, иди сюда, это все, иди сюда, иди сюда. Ребят, давайте так, я вот это в год получаю 433, я имею полмиллиона в год примерно, я сейчас округляю, я не писал сейчас штрафы, я не писал стоянки платные, будь они неладны. Я имею полмиллиона в год расходов. Теперь подели-ка мне это на такси, мать. Ты имеешь 5 тысяч поездок по 100 рублей. 5 тысяч поездок. Да я не знаю, куда ездить столько раз. Столько раз мне не надо, оно мне надо специально, посидеть, попить чайку дома и потом куда-то прокатиться и назад. Иначе я не истрачу эти деньги. Значит, это просто дешевле.

А.ОНОШКО: А с детьми – нет.

М.ЛИКСУТОВ: Если вы хотите поводить машину, у вас есть еще каршеринг, который развивается. А с точки зрения детей…

А.ОНОШКО: Трое детей. Куда ты с ними без машины пойдешь? Никуда.

С.ДОРЕНКО: Зачем рожала?

А.ОНОШКО: Это другой вопрос.

М.ЛИКСУТОВ: Нет, рожать надо, это очень правильно и чем больше детей, тем лучше, это сто процентов. Вопрос в том, что действительно мы не говорим о том, что машина не должна быть вообще. Но ежедневное использование автомобиля, если вы приехали на радио, поработали здесь, не знаю, 3-5 часов, и домой едете сразу же, обратно, наверное, так многие уже, так сказать, в других мегаполисах мира так и делают, все-таки используют либо городской транспорт, либо такси. А машина, если вы берете детей, везете их на занятия, везете их в субботу куда-то еще, на каток, в парк, наверное, машиной действительно можно пользоваться и, может быть, комфортно. Но для ежедневных поездок в рабочий день, когда у вас точка назначения одна, и вы 3-5 часов или 6 часов, или 8 часов проводите на работе и возвращаетесь назад, это не совсем, наверное, разумное использование личного транспорта.

С.ДОРЕНКО: Есть проблема безопасности на остановках. Несколько случаев страшных, начиная с Шевкуновой в Иркутске безумной, которая не на остановке, на тротуаре. Мы начинаем бояться. Почему нельзя поставить отбойники на остановках, такие, чтобы мы точно были железом защищены от идиотов?

М.ЛИКСУТОВ: Сергей, вопрос в чем? Действительно, этот вопрос постоянно изучается и сотрудниками полиции, и институтами, которые каждый случай такой анализируют. Могу сказать, что количество, ни в коем случае не убирая проблему в сторону, но наездов на остановки, это носит единичный характер. В основном проблема, если говорить про дорожно-транспортные происшествия, в частности, в Москве, это все-таки когда случается ДТП в первую очередь за превышение скорости водителями. И второе – на остановку вылетают не потому, что человек как-то маневрировал, его кто-то подрезал, хотя начинается разговор всегда в основном с этого, почему так случилось, вот меня кто-то подрезал, уехал. Но у нас в городе практически вся уличная дорожная сеть покрыта системой видеокамер. На сегодняшний день мгновенно получаем видеоролик, видно, что, кто был, не был. В 90 процентах случаев, в общем-то, никто не подрезал, человек либо отвлекся, либо уставший. Конечно, самый негативный сценарий, что человек за рулем выпивал, такие случаи тоже были, и врезался в остановку, слава богу, не в Москве это было. Могу сказать, что такой защиты железобетонными конструкциями не сделаешь.

С.ДОРЕНКО: Дуги сделать и все.

А.ОНОШКО: А почему?

М.ЛИКСУТОВ: Потому что, не дай бог, более тяжелая машина влетит на скорости в остановку, как это было несколько раз…

А.ОНОШКО: И что?

М.ЛИКСУТОВ: Дуги не выдерживают. Надо делать огромные бетонные, как вы видели вокруг американского посольства, такие бетонные здоровенные, но это город весь будет в таких огромных, здоровенных бетонных блоках, что многим не понравится.

С.ДОРЕНКО: Мы вернемся после новостей. С нами заместитель мэра города Москвы Максим Ликсутов.

НОВОСТИ

С.ДОРЕНКО: Мы возвращаемся. С нами мэр… Господи, простите.

М.ЛИКСУТОВ: Сергей Семенович тоже к вам ходит.

С.ДОРЕНКО: Я знаю. С нами заместитель мэра города Москвы Максим Ликсутов. И вопросы транспорта. Как вы знаете, Максим Ликсутов пять лет в должности, которые как будто бы пролетели как один день, и для нас тоже.

М.ЛИКСУТОВ: В комментариях для некоторых не один день.

С.ДОРЕНКО: Чертовски молодой парень! Я представляю, пять лет назад какой вы были. Пять лет назад вообще ребенком пришли, дитя.

М.ЛИКСУТОВ: Нет. Мне выло 35 лет.

С.ДОРЕНКО: Сергей Черемных пишет нам в Twitter govoritmsk: «Почему нельзя остановки повернуть задом наперед, как в Лондоне? И от грязи защита, и стальная дуга от дебилов».

М.ЛИКСУТОВ: Во-первых, там не все остановки повернуты, это раз. Только на узких участках, и далеко не везде. Во-вторых, защиты там никакой нет, там стеклянная стенка. Во-первых, это крайне плохо, если кто-то врезается в остановку, но это не защита. Это защита может быть от ветра. Еще раз, это не системное решение в Лондоне, я эту вещь изучал.

С.ДОРЕНКО: «Когда уберут рельсы с Трифоновской улицы и Гиляровского? Трамвай не ходит по ним более 20 лет».

М.ЛИКСУТОВ: Мы рассчитываем, что трамвай этот поедет там обязательно. Мы уже делаем проект, делаем экспертизу и очень хотим, чтобы трамвай там вернулся, потому что для многих это будет замечательная история выезда на проспект Мира и возможность восстановления трамвайных путей и там. Но это всего лишь проект.

С.ДОРЕНКО: В чем логика расширения платной парковки на спальные районы, находящиеся вдалеке от метро и торговых центров?

М.ЛИКСУТОВ: Во-первых, торговые центры там где-то есть или точки притяжения есть — это бизнес-центры, торговые центры, какие-то места, куда приезжают не местные жители и занимают места, которых мало для местных жителей. Соответственно, например я или вы, проживающие в этом районе, при введении там платной парковки получаю либо возможность бесплатно стоять определенное время, либо за 3 тысячи рублей в год. Цена эта не меняется уже с начала введения платной парковки. И я получаю преимущество. Наша задача в этих районах сделать именно преимущество для местных жителей, чтобы житель местный, получая фактически за формальные деньги резидентное разрешение, имел приоритет над теми, кто приезжает и паркуется на улично-дорожной сети вблизи моего дома, где я проживаю или где мой ребенок идет в школу, или где тот магазин, в котором я покупаю продукты.

С.ДОРЕНКО: Вопрос, который задал слушатель, прежде чем вы пришли, который Настя считает ироничным и даже саркастичным. А я не уловил сарказма. Нам часто нужно забежать куда-то, отдать паспорт на визу, еще что-то, есть дела на 10-20 минут, дела небольшие, и мы хотим просто чертову парковку найти, а не носиться, как ишаки, по два-три квартала. Это ужас какой-то! Либо кружить. Вот я кружу-кружу-кружу. А потом я звоню в офис, чтобы выслали мальчонку-казачка, чтобы он отловил меня, как я кружу, и выхватил у меня эти документы. Это как будто неправильно.  

М.ЛИКСУТОВ: Вы совершенно правы. В городе всегда должны быть свободные парковочные места. Многие говорят «стройте больше мест». Я неоднократно об этом говорил, еще раз скажу, прошу меня услышать. Нам говорят «стройте подземные парковки огромные» и прочее. Но у нас улично-дорожная сеть, для того чтобы к этой парковке подъехать, надо к ней подъехать, во-первых. Если мы, например, на Тверской или на Манежной площади придумаем такой проект — построить подземную парковку огромную — надо будет туда банально подъехать. Как туда подъехать? По Тверской, по Моховой, не так много вариантов. Если там будет количество парковочных мест две тысячи, и две тысячи дополнительно машин к сегодняшнему трафику туда добавятся, что будет от Тверской, от Моховой — мы не проедем. Потому что машина начинает движение для того чтобы доехать до парковки будущей на Манежной площади, со стороны Ленинского проспекта, со стороны метро «Динамо», с Новорижского шоссе, с Минского шоссе, от разных мест. Поэтому строительство дополнительных парковочных мест, исходя из того, что в городе у нас дорог не хватает даже на сегодняшнее количество машин, создание дополнительного парковочного пространства к тому что есть, привлечет еще больше автомобилей, и ситуация еще усугубится. Поэтому мы делали неоднократные моделирования, математические прогнозы, привлекали лучших специалистов из Плехановской академии, из Бауманки, из МГУ, из МАДИ (Московский автомобильно-дорожный институт), то есть лучших специалистов, кто занимается математическим моделированием организации дорожного движения. Общее мнение всех коллег примерно такое: чтобы решить вопрос с заторами в Москве, надо снижать количество выезжающих автомобилей в утренний и вечерний час пик. Другого решения нет. Это честная позиция, которую я, как руководитель департамента транспорта Москвы, говорю. К сожалению, решение вопроса — это либо строительство в два-три ряда дополнительной улично-дорожной сети, с чем жители не соглашаются категорически. Вы живете, например, на Ленинском проспекте. Была идея, чтобы несколько расширить Ленинский проспект.

С.ДОРЕНКО: А там есть место.

М.ЛИКСУТОВ: Там есть место. Но для этого тротуар в некоторых местах на 30 см, где-то на 40 см, надо убрать. Это даст возможность дополнительно почти две полосы сделать. Жители категорически против, категорически против. То же самое возьмем Садовое кольцо. Не хватает пропускной способности, потому что многие Садовое кольцо используют для транзита передвижения по городу. Приезжают в центр, чтобы проехать транзитом, не выезжают на ТТК, считая его перегруженным, МКАД и прочее. Приходили люди, писали нам обращение: сделайте вторым ярусом Садовое кольцо. Так что вы думаете ответят на это жители, которые проживают вблизи Садового кольца?

С.ДОРЕНКО: Будут против.

М.ЛИКСУТОВ: Они будут категорически против.

С.ДОРЕНКО: Они и сейчас в аду. А зачем им второй ярус?

М.ЛИКСУТОВ: Поэтому будем честные, расширение в городе Москве улично-дорожной сети в разы невозможно в силу того, что жители сами категорически против этого. Любого москвича спросите: вы за то, чтобы количество дорог в городе расширялось? Да, согласны — скажут 80 процентов людей.

А.ОНОШКО: А у вас под окном?

М.ЛИКСУТОВ: А если эта дорога пройдет, где вы живете, Ленинский проспект? Если мы там это расширим?

С.ДОРЕНКО: Ни в коем случае.

М.ЛИКСУТОВ: Нет, у меня не надо. Там где-то, но не у меня. Поэтому будем честными, если себя спрашивать, расширить уличную сеть крайне тяжело и практически невозможно. Если 5-10 метров, мы не про это сейчас говорим. Мы говорим о расширении на 20-30-40 процентов. В Москве это невозможно ни под каким углом. Какие-то попытки наши разгрузить Садовое кольцо, построить дублеры, хорды для того, чтобы люди не заезжали в центр города, что мы стараемся делать в Москве, реализуя ряд проектов — дублер Кутузовского проспекта, северо-западная, северо-восточная хорды — они позволят, по крайней мере, убрать из центра транзитный трафик.

С.ДОРЕНКО: Я сколько живу, столько и слышу про дублер Кутузовского.

М.ЛИКСУТОВ: Он будет обязательно.

С.ДОРЕНКО: Там, где железная дорога и гаражи.

М.ЛИКСУТОВ: Да, в том числе. Это примерно в этой стороне, о которой вы говорите.

С.ДОРЕНКО: Когда говоришь с детьми, а они же не понимают, что они повзрослеют; 13-летний мальчик не понимает, что через пять лет совершеннолетие, а через пять лет — это завтра, и подростки ругаются с родителями. Дураки просто. А у вас есть этого же подростка образ будущего. Я так чувствую, когда вы говорите с нами, с обычными людьми в городе, что у вас есть некий образ будущего, у вас как бы два слоя в разговоре. Первый — это нас утихомирить; второй — нам сказать, что через пять лет мы повзрослеем. Можно спросить вас про город через 50 лет? Нет, не так. 25-50 лет. Сейчас даже не про Москву. Мехико, Шанхай, Лондон, Москва — 25-50 лет.

М.ЛИКСУТОВ: Мой прогноз, исходя из того, что я занимаюсь этим пять лет в ежедневном режиме именно городским транспортом и прочим. В моем понимании и о чем говорят специалисты, я со многими согласен, развитие информационных технологий позволит создать систему, которая позволит моей машине, мотоциклу, велосипеду общаться с вашей машиной, и этим нашим двум машинам общаться с городской интеллектуальной транспортной системой в режиме реального времени. Это даст возможность и мы, конечно, уйдем от системы прямого управления транспортным средством.

С.ДОРЕНКО: Понятно, то есть робот.

М.ЛИКСУТОВ: Это будет автоматизированная система, и это позволит нам на участке существующей улично-дорожной сети увеличить серьезно интенсивность движения и сократить количество дорожно-транспортных происшествий. То есть когда машины, светофор и дорожные знаки будут в режиме онлайн общаться между собой. И, конечно, появится автоматизированная система управления транспортным средством.

С.ДОРЕНКО: Но личный транспорт всё еще есть.

М.ЛИКСУТОВ: Личный транспорт обязательно будет.

А.ОНОШКО: Но в меньшем проценте наверно.

М.ЛИКСУТОВ: Да, но городской транспорт будет работать совершенно по другим принципам. Каким принципам? Сейчас есть по возможности приоритет городского транспорта над личным: где-то выделенная полоса, где-то съезд, выезд. С учетом того, что теперь это будет управляться в автоматическом режиме в основном, то, конечно, приоритет будет просто однозначно отдан городскому транспорту. И, конечно, с учетом информационных систем, чего мы не всегда успеваем успеть… И, честно говоря, во многом это еще из-за нерадивых подрядчиков, которые строят какой-то жилой комплекс: построили дом, продали квартиры, но про дороги забыли, которые обещали сделать.

С.ДОРЕНКО: Безумное Павшино.

А.ОНОШКО: Трёхгорка.

М.ЛИКСУТОВ: И потом люди резонно нам говорят: вы же за то, чтобы мы ездили на городском транспорте? — Да. — Давайте автобусы. А радиусы поворота там… это просто обычная строительная дорога. Радиусы поворота не позволяют мало-мальски большому автобусу или автобусу средней вместимости туда приехать, то есть это просто невозможно сделать. Он своими габаритами выезжает на встречное движение. И правительство Москвы в ускоренном темпе начинает строить туда дорогу для того, чтобы осуществить транспортное обслуживание москвичей. Есть такие примеры. Так вот, в городе будущего, конечно, все эти вещи будут заранее понятны и спрогнозированы, мы сможем обеспечить более четкий, равномерный и комфортный городской транспорт.

С.ДОРЕНКО: Люди будут больше двигаться или меньше? Вопрос не праздный, потому что многие люди сейчас работают дома, удаленно, и им не нужно никуда ехать.

М.ЛИКСУТОВ: Я слышал целые теории, которые говорят о домашней работе, как некой панацеи. Но есть достаточно авторитетные специалисты, которые говорят о том, что люди вместе, сидя в одном кабинете, в одном здании…

С.ДОРЕНКО: Генерят другую вещь.

М.ЛИКСУТОВ: Они генерят по-другому. Коллективный разум работает намного лучше.

С.ДОРЕНКО: Это правда.

М.ЛИКСУТОВ: Есть специальности творческие в первую очередь, где и тишина, и покой.

С.ДОРЕНКО: Всё равно безумие нужно, нужны искры из глаз.

М.ЛИКСУТОВ: Есть люди в каждом коллективе, которые такой фонтан идей и знаний, даже может быть пусть КПД низкий, но это повод о чем-то подумать и отвлечься. Такие люди нужны.

С.ДОРЕНКО: Я тоже об этом думаю. Потому что если бы вы сидели в Переделкине, а я сидел на Новой Риге, а Настя бы у себя на Косыгина, и мы бы проводили сейчас эту передачу, то значимыми факторами был бы какой-нибудь ваш кот. Он был бы реальным значимым фактором, существенно большим, чем передача. Поэтому все-таки люди будут собираться вместе, а значит двигаться, двигаться как безумные.  

М.ЛИКСУТОВ: Я думаю, что расстояния поездок будут увеличиваться.

С.ДОРЕНКО: Увеличиваться даже?

М.ЛИКСУТОВ: Мое мнение, что будут увеличиваться, конечно, потому что будут зоны в центре города, как исторические.

С.ДОРЕНКО: Вам понадобятся вертолеты.

М.ЛИКСУТОВ: Вертолеты либо какие-то возможности добраться — это всегда будет вопрос…

С.ДОРЕНКО: Воздушный транспорт потребуется, конечно.

М.ЛИКСУТОВ: Воздушного транспорта, конечно, будет больше, я уверен в этом. Но уверен, что взаимный информационный обмен между транспортным средством, средствами организации дорожного движения — светофорами, знаками, камерами и прочим — позволит интенсивность движения увеличить.

А.ОНОШКО: А платный въезд в центр?

М.ЛИКСУТОВ: Через 25 лет, может быть, и не потребуется уже.

А.ОНОШКО: А сейчас не планируем?

М.ЛИКСУТОВ: Нет, мы не планируем.

С.ДОРЕНКО: Хитрая! Она хочет новость. Дайте нам бешеную новость. Платный взъезд не планируется!

М.ЛИКСУТОВ: Мы не так давно увеличили стоимость…

С.ДОРЕНКО: Извините, я вас перебью, отбейте бульвары. Ребята, я ненавижу все эти потоки, когда господин Пропердыкин из Наро-Фоминска едет в Мытищи обязательно через Якиманку. Чтоб ты сдох! Ну зачем это нужно мне?! Вот мне зачем это нужно?! Может он как-то… или не ехать вообще! Я предлагаю — бульвары хотя бы отбейте.

М.ЛИКСУТОВ: Я не думаю, честно говоря, что это решение, Сергей, в силу массы вещей. У нас в основном рабочие места где-то в районе Садового кольца, и Садовое кольцо больше используется для транзитного движения. В части новости — мы не так давно увеличили стоимость платной парковки в ряде районов. Мы сравнили дни этого года, с момента введения платной парковки, с тем, что было в прошлом году, даже исходя из того, что сейчас дорожное движение в городе более сложное: сейчас снега больше, чем в прошлом году.

С.ДОРЕНКО: Это правда, намного больше.  

М.ЛИКСУТОВ: Но скорость движения при этом примерно на 6-7 процентов уже лучше, чем аналогичная неделя прошлого года.

С.ДОРЕНКО: Про снег скажите, пожалуйста. Я ехидный, я хохол, я с ехидством начал вспоминать, как бы я сейчас сделал фотомонтаж с вашим парадом. По Садовому кольцу был парад техники.

М.ЛИКСУТОВ: Всё правительство Москвы его организовывало.

С.ДОРЕНКО: Это было горделиво. Я думаю, сейчас как они обделаются, я смонтирую парад с нынешним состоянием. Не знаю, как вам нравится их успех, я вижу работу. Я еду обычно в 5:30, я вижу, что в 5:30, по крайней мере, пахота стоит и все мокрые от пота. Реально! Я вижу Пятницкую, я вижу Садовое. Больше того, я вижу контраст между Новой Ригой, когда въезжаю, и Москвой. Я иду по Новой Риге — целина. Я сейчас не ругаю Воробьева. Я иду по целине, я въезжаю на Живописный мост — уже я в другой географии, там уже асфальт.

М.ЛИКСУТОВ: Качество уборки в Москве, я думаю, один из самых высочайших стандартов, с точки зрения качества, относительно других городов мира.

С.ДОРЕНКО: Но стоит это запредельно!

М.ЛИКСУТОВ: Если это не делать, то город начнет просто останавливаться. Это, к сожалению, так. Если кто смотрит не только московские или областные новости, а международные новости, любой снегопад в какой-нибудь столице мира, возьмем те же скандинавские страны…

С.ДОРЕНКО: Нью-Йорк, пожалуйста.

М.ЛИКСУТОВ: Как только какой-то снегопад — всё останавливается.

С.ДОРЕНКО: Абсолютно. Но они все на летней резине.

М.ЛИКСУТОВ: Нью-Йорк, да. Но если брать Скандинавия, снегопад там больше двух-трех часов — город просто останавливается; люди выходят из машин, оставляют машины, идут пешком, идут в метро и прочее.

С.ДОРЕНКО: Это неразумно дорого! Давайте про экономику!

А.ОНОШКО: Надо, чтобы нас приводили в пример! Чтобы сидели и говорили: а вы знаете, что в России всё время снег, и у них никто не стоит.

С.ДОРЕНКО: Россию они приводят в пример, что здесь вообще люди жить не могут!

М.ЛИКСУТОВ: Мы можем себе позволить это делать, то есть мы действительно научились убирать.

С.ДОРЕНКО: Это дорого.

М.ЛИКСУТОВ: Если вы не вовремя доедете на работу, если не откроются вовремя школы, не откроются больницы, то отрицательный экономический эффект будет намного больший, чем просто убирать улицы.

С.ДОРЕНКО: У меня маленькая радиостанция. Если мне вдруг скажут, что выпал прямой эфир, как снег, я скажу «у меня есть запасец». У меня, может быть, четыре человека на сайте сидят. Я скажу «с сайта снимай нафиг, ставь в эфир». Но если я их, дармоедов, буду все время держать на зарплате на случай, если вдруг выпадет эфир, то мне это не по карману. Нет столько денег, нема грошей. Так как вы держите, я не понимаю, куда вы этих людей деваете? Вот если не выпал снег.  

М.ЛИКСУТОВ: Во-первых, машины, которые убирают снег, комбинированные, универсальные, то зимой убирает снег, летом поливает и чистит. Туда ставится новое оборудование. Машина та же самая, водитель тот же самый.

С.ДОРЕНКО: То есть запасной армии, просто сидящей и смотрящей в небо, нет.

М.ЛИКСУТОВ: Конечно, нет. Во-первых, мы не можем себе это позволить; во-вторых, это очень дорого. Эта универсальность, с точки зрения городского транспорта и с точки зрения уборочного транспорта, в городе есть, это серьезно продуманный механизм, который работает достаточно четко. Мало того, мы за последние несколько лет (было поручение мэра города) сделали полную автоматизированную систему контроля за работой уборочных машин. В каждом стоит ГЛОНАСС-датчик, сколько раз он проехал, было поднято или опущено у него дополнительное оборудование, связанное с уборкой. Всё это в нашей автоматизированной системе есть. Можно посмотреть и сказать: должны были по стандарту с учетом таких-то осадков проехать пять раз по какой-то улице, проехали три раза или проехали пять раз, то есть это всё видно в онлайн-режиме, в автоматическом режиме.

С.ДОРЕНКО: «Снег возят частники». Вы подключаете каких-то частников на самосвалах?

М.ЛИКСУТОВ: Наверное, при экстремальных осадках какие-то компании, возможно, нанимаются, но в основном, 90 с лишним процентов, делают структуры города Москвы.

С.ДОРЕНКО: Я должен обязательно сказать об этом: несколько господ говорят «не тошнит ли меня от моего лизоблюдства?» Ребята, послушайте меня: если бы меня поставили на место Ликсутова, вот вы бы у меня кровью харкали. У меня бы на Якиманке девочки с бантиками играли в «классики»! Ясно, что бы я сделал. И у меня бы господин Пропердыкин из Наро-Фоминска в Мытищи не ехал бы через Якиманку! Вы бы у меня кровью харкали. То, что люди на выборных должностях, на чиновных должностях, как Собянин, как Ликсутов, перед вами постоянно в пояс поклоны бьют, мне лично понятно, но не нравится. В моем лице вы бы получили Ивана Грозного только от движения. Успокойтесь, пожалуйста. Если позволите, я почитаю вопросы: «Некоторое время назад Ликсутов говорил, что расширения платных парковок не будет. Мы часто слышим утверждение, что не будет. А потом снова будет».

М.ЛИКСУТОВ: Если кто-то приведет мою прямую речь и скажет, где и когда я говорил, я еще раз повторю, даже сейчас вам скажу, не знаю, новость это будет или не новость, но я об этом говорю постоянно — точечное расширение платной парковки в Москве будет продолжаться. Это какие-то участки улично-дорожной сети: одно, два, три, пять мест; кусочек улицы. Эта тенденция будет постоянно. У многих есть такой стереотип, что мы сидим и сами придумываем, где эту парковку ввести. На каждое место, которое было введено последнее платной парковки, у нас есть решение муниципальных депутатов, которое мы постарались объяснить, почему мы это делаем, и люди поняли. Все эти протоколы решений муниципальных собраний можно посмотреть на нашем сайте. Возьмите и посмотрите. Если кто-то считает, что это какие-то волюнтаристские решения людей, которые там не живут, не знают, все эти вопросы были обсуждены. Каждое парковочное место было исследовано.

С.ДОРЕНКО: Господин Кирилл: «Платная парковка метро “Волгоградский проспект”, нет разметки. Каждый день паркуюсь, каждый раз приходит штраф 2,5 тысячи, каждый день обжалую». «Что же мне делать?» — говорит Кирилл.

М.ЛИКСУТОВ: Если такая проблема есть, я проверю обязательно Волгоградский проспект около станции метро. Надо посмотреть, где вы ставите машину. Когда зима, в первую очередь надо смотреть на знаки, все-таки разметка вторична по правилам дорожного движения. Поэтому просто посмотрите, может быть, вы немного не там стоите, в этом есть проблема.

С.ДОРЕНКО: Юра: «Уберите, пожалуйста, снегоуборщиков, которые постоянно занимают весь правый ряд на Новинском бульваре. Из-за них трудно проехать».

М.ЛИКСУТОВ: Честно говоря, там действительно стоят, на островке, иногда снегоуборочные машины для того, чтобы подготовиться колонне или переждать час пик. Но будет намного хуже, если эти машины будут куда-то выезжать и заезжать, создавая кучу проблем. Зато они убирают, и вы можете просто банально проехать по Садовому кольцу.  

С.ДОРЕНКО: «Когда вы разберетесь с кругом на Фестивальной?» и еще считают, что реверс на Ярославке работает всегда только в область, а назад никогда не включают.

М.ЛИКСУТОВ: Наоборот, в Москву не включают?

С.ДОРЕНКО: В Москву не включают, а в область включают.

М.ЛИКСУТОВ: Потому что не даст никакого эффекта, если его включать в центр города. Потому что куча узких мест на Ярославке, и оно эффекта просто не даст. Это бутылочное горло мы только усугубим. А когда вы выезжаете за город, в час пик вечерний, он более растянут, чем утренний, который сконцентрирован 2-2,5 часами. Мы считали, моделировали, смотрели — это правильное решение.

С.ДОРЕНКО: Сотрудник ваш пишет. «В “Мосгортрансе” вводят ужасные графики работы: один через один вместо два через два. Можно на это как-то повлиять?» — Олег пишет.

М.ЛИКСУТОВ: Это всегда вопрос тонкой настройки. Мы специально спрашивали водителей, какой график им нравится больше. Во-вторых, система работы чередуется, есть «один плюс один» и есть «два плюс два». Но есть еще трудовое законодательство, которое жестко регламентирует, сколько водитель автобуса должен работать, сколько отдыхать. В этом тоже есть закон, во-первых, за которым мы следим и который мы ни в коем случае нарушать не будем, потому что это вопрос безопасности движения.

С.ДОРЕНКО: Павлуха на «Весте»: «Когда закончится кошмар на Щёлковском шоссе в Москве и области?»

М.ЛИКСУТОВ: К сожалению, действительно проблема эта есть, подрядчик нас здорово подвел, который там работал. Была одна из крупнейших строительных компаний в России, которая там работала. Не выполнила свои обязательства перед нами.

С.ДОРЕНКО: Аминьевка тоже, это что-то нереальное.

М.ЛИКСУТОВ: Здесь есть проблемы, но надеюсь, что в ближайшие два-три месяца проблема уйдет.

С.ДОРЕНКО: И Аминьевка тоже?

М.ЛИКСУТОВ: Аминьевка несколько побольше. Но по Щёлковке, я думаю, два-три месяца хватит на то, чтобы устранить проблемы.

С.ДОРЕНКО: Спасибо большое, что пришли к нам. С нами был заместитель мэра города Москвы Максим Ликсутов.

М.ЛИКСУТОВ: Спасибо большое. Хорошего всем дня.  

С.ДОРЕНКО: А мы продолжаем эфир. У нас еще целый час, товарищи, этой шизофрении. Погнали!

http://govoritmoskva.ru/interviews/1526/

Госдума отложит рассмотрение законопроекта о лишении прав за три нарушения: иначе права может потерять «полстраны»

Госдума отложит рассмотрение законопроекта о лишении прав за три нарушения: иначе права может потерять «полстраны»

По мнению депутатов, если предложенные поправки в Кодекс административных правонарушений будут одобрены, права может потерять «полстраны».

О том, что законопроект не будет рассмотрен до конца года, как предполагалось, РБК сообщили представители комитета по законодательству нижней палаты парламента.

Правительство предлагало лишать прав за три нарушения, такие как превышение скорости более 40 км/час, пересечение железнодорожных путей вне переезда, проезд на красный сигнал светофора, выезд на встречную и ряд других. Депутаты считают, что проект нуждается в существенных доработках.

http://govoritmoskva.ru/news/100625/

 

Пьяная иркутянка искусала остановивших ее инспекторов ДПС

Пьяная иркутянка искусала остановивших ее инспекторов ДПС

21.11.2016

Для жительницы Иркутска пьяное вождение может закончиться судимостью за применение насилия в отношении представителя власти. Женщина искусала остановивших ее инспекторов ДПС.

В отношении 40-летней иркутянки возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти). По данным следствия, в начале сентября пьяная женщина на своей машине была остановлена на улице Карла Либкнехта. Выйти из автомобиля и пройти медосвидетельствование она отказалась.

«Впоследствии она предприняла попытки вновь завести двигатель своего автомобиля и покинуть место правонарушения. Инспекторами ДПС были применены спецсредства БРС в целях предотвращения вреда окружающим лицам. Женщина нанесла сотрудникам полиции удары по ногам, а также укусила их за запястья и предплечья», говорится в сообщении СК.

Расследование дела продолжается.

http://tayga.info/131168

 

В Кургане автомобилисты выбросили с моста ключи пьяного водителя

В Кургане автомобилисты выбросили с моста ключи пьяного водителя

10.11.2016

Кадр с записи видеорегистратора

Инцидент произошёл в среду вечером, передаёт ura.ru. На мосту Lada выехала на встречную полосу, после чего машину развернуло поперёк дороги.

Водитель попытался сдать назад, но его блокировали другие автомобилисты. Управляющий Lada вёл себя неадекватно, и тогда очевидцы отняли у него ключи от машины и выбросили. В интернете появилась запись происшествия, сделанная на видеорегистратор.

По данным ГИБДД города, обращений по факту инцидента не поступало, поэтому водитель ответственности не понесёт. Однако в ведомстве уточнили, что если водитель Lada обратится в полицию по факту самоуправства со стороны очевидцев, то их ждёт разбирательство.

Публикация  —  http://govoritmoskva.ru/news/99070/

В Хакасии пенсионерка, поверив, что ее сын совершил ДТП, осталась без денег

В Абакане (Хакасия) пенсионерка перевела мошенникам 200 тысяч рублей.

__

telefonnaya-kartochka-8166053

Хакасия,  07.11.16 09:44 

В минувшие выходные около 4 часов утра на телефон жительнице Абакана 1950 года рождения позвонил мошенник, который представился её сыном и сообщил страшную для любой матери новость: он совершил ДТП.

Для того чтобы избежать уголовной ответственности, нужны были деньги. Второй мошенник, представившийся сотрудником, предложил перевести крупную сумму через ближайший круглосуточный терминал на два сотовых телефона. Разговор с потерпевшей продолжался по пути её следования до терминала и закончился только после перевода денег. В общей сложности пенсионерка перевела неизвестным 200 тысяч рублей.

Узнав, что с сыном все в порядке, потерпевшая обратилась с заявлением о мошенничестве в полицию. По данному факту проводится комплекс оперативно-разыскных мероприятий. Возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 2 статьи 159 УК РФ («Мошенничество»).

В Абакане это уже далеко не первый случай подобного вида мошенничества. Между тем граждане, добровольно соглашающиеся заплатить «следователю» за покровительство в отношении их родственников, не задумываются не только о правовых, но и моральных аспектах своего поступка.

Статья 291 УК РФ «Дача взятки должностному лицу» предусматривает наказание в виде штрафа в размере до 500 тысяч рублей, исправительных или принудительных работ или даже лишения свободы на срок до двух лет со штрафом в размере от пятикратной до десятикратной суммы взятки или без такового.

Полицейские призывают молодежь предостеречь своих родителей и бабушек с дедушками от мошенников. Если вам сообщают, что сын совершил ДТП, нанёс кому-то побои или был задержан с наркотиками и для избежания уголовной ответственности нужно дать взятку, ни в коем случае не впадайте в панику и не спешите выполнять рекомендации мошенников.

В первую очередь задайте абоненту уточняющие вопросы, потом прекратите разговор, перезвоните своим близким и убедитесь, что у них всё в порядке. Никогда не отправляйте деньги неизвестным, не верьте в подобные звонки. И помните, что дача взятки – это преступление, — информирует УМВД по Абакану.

 Публикация  —  http://www.19rus.info

Свежие записи

Архивы публикаций

Рубрики сайта

Просмотры