Официальный сайт Партии пенсионеров России

Флаг Партии пенсионеров России

Придумано неплохо

Официальная страница ПФР по РХ

Кормилец местных поселенцев

ПФРФ в Абакане

Моя Хакасия

Макет строящегося музея

Славлю трижды, которое будет

Здравствуйте, я ваша партия! Что впереди расстелется - всё позади останется.

КАКТУС #025 Гость — Юрий Дудь, главный редактор Sports.ru

КАКТУС #025 Гость — Юрий Дудь, главный редактор Sports.ru

19.4.2017

Белковский. Прямая линия. 18 апреля. Видео. HD

Белковский. Прямая линия. 18 апреля. Видео. HD

18.4.2017

Кактус#024 Дальнобойщик и главред Лентача. Выдвижение Ройзмана

Кактус#024
Не важно где мы были тогда. Важно — где мы сейчас.
18.4.2017

КАКТУС #024 Дальнобойщик и главред Лентача о протестах, выдвижении Ройзмана и декларациях чиновников

Утренняя программа Любови Соболь и Николая Ляскина. Смотрите нас по будням в девять утра по московскому времени.

В эфире — юрист ФБК Любовь Соболь, дальнобойщик Андрей Бажутин и главред паблика в Вконтакте Лентач Артем Крашенинников

 

Ты не обязан лаять сам, если у тебя есть собака.

Чтобы самому не лаять, ВВП должен иметь стаю разных пород, начиная от питбультерьера и заканчивая болонкой.

17.4.2017

Картинки по запросу белковский фото

Видеоверсия

Опубликовано: 17 апр. 2017 г.

Станислав Белковский — Мальцева не посадили из-за Навального! А Путина заменит любой… 17.04.2017
Сайт: http://echo.msk.ru

Аудиоверсия

Продолжительность 35:05

Читать

Читать
Закрыть

А. Плющев― Здравствуйте. Вы слушаете и смотрите программу «Особое мнение». И сегодня на ваши и мои вопросы отвечает Станислав Белковский, политолог. Добрый вечер.

С. Белковский― Добрый вечер, Александр Владимирович.А. Плющев― Станислав Александрович, приступим. Сегодня Мосгорсуд отклонил апелляционную жалобу Вячеслава Мальцева, который оппозиционер, блогер и так далее. Который был с большим шумом доставлен из родного Саратова в Москву и которому вчинили 15 суток. А вообще что это было. Почему так произошло, сначала сообщалось о каком-то уголовном деле…

С. Белковский― Я думаю, что произошел когнитивный диссонанс в структурах власти исполнительной РФ. Потому что совершенно очевидно, что Вячеславу Мальцеву пытались пришить 228-ю статью – неповиновение сотрудникам правоохранительных органов и собирались возбуждать некий аналог Болотного дела с 2-3 годами потенциальной тюрьмы для Мальцева. Но пока он летел из Саратова, пока его везли, видимо, внутриполитический блок администрации президента решил, что это явный перебор. С созданием нового героя кумира прогрессивной общественности. И заменили ему на 15 суток ареста, чтобы не было страшнее, чем Навального. Потому что страшнее Навального в сегодняшней политической системе быть не может.

А. Плющев― А этот внутриполитический блок он именно по этой причине решил, чтобы не создавать кумира и героя?

С. Белковский― Я думаю, что да.

А. Плющев― Потому что разные мнения присутствуют о блогере Мальцеве. Что он проект одной из башен.

С.Белковский: Мальцев — человек, который всегда хочет узнать что-то новое и использует в своей политической борьбе

С. Белковский― Я знаком с блогером Мальцевым, я бы не назвал его блогером, я все-таки назвал бы его политиком. Я знаком с политиком, хотя блогером он тоже является. Как есть в юриспруденции тезис о поглощении менее строгого наказания более строгим. Так политик в нашей реальности зачастую является…

А. Плющев― Политик, политик.

С. Белковский― …и блогером тоже. Это не противоречит одно другому. Политик заодно и блогер. Какая политика без блогов…

А. Плющев― Просто как звучит, больше нравится.

С. Белковский― Я с ним знаком относительно недавно – с лета прошлого года. Познакомились незадолго до парламентских выборов. Но я оцениваю весьма высоко и его оппозиционные взгляды как абсолютно искренние, к тому же, хотя он лишен навального лоска и несколько постарше, но он в общем, ближе к земле. Помните старый анекдот, как, может быть, не вылечитесь, но к земле привыкнете. Но как лидер провинциальных протестных масс он весьма эффективен. И мне кажется, что наряду с Навальным, он может рассматриваться как весьма заметная влиятельная фигура в контексте оппозиции в наши времена и эти годы. Поэтому нет, не сложилось впечатление, я старый больной человек, в общем, много чего повидал, не сложилось впечатления, что он какой-то провокационный проект Кремля. Нет, он оппозиционер по-настоящему.

А. Плющев― Но с одной стороны да, с другой стороны если так изучить его биографию, то он был весьма разных взглядов всегда.

С. Белковский― Если изучить биографию Михаила Ходорковского, тоже можно там много чего найти. И Владимира Путина, какого-нибудь еще.

А. Плющев― Станислава Белковского.

С. Белковский― Станислава Белковского да. Я правда, не оппозиционер и сегодня, поэтому мне нечего предъявить. Я как не был оппозиционером, так им и не являюсь. Потому что оппозиционер все-таки это политик, который идет к власти. А я не политик и не иду к власти. Взгляды меняются у людей, это нормально, как говорил Черчилль, если мне память не изменяет: странно не то, что взгляды у людей меняются, странно то, что они не меняются со временем. Он же говорил, что собственно тот, кто не был либералом в молодости, у того нет сердца, а кто не стал консерватором в зрелом возрасте, тот недостаточно умен. Это конечно его субъективная точка зрения. Но кто только где не был. За постсоветское время в каких только кругах и империях…

А. Плющев― Так страшно сегодня закрыть оппозиционного лидера, которого вовсю называют маргинальным. Например, мы знаем историю с Удальцовым. Никто не вышел, не восстал, ничего. Отсидел человек практически. Вот сейчас выйдет скоро.

С. Белковский― Да, и конечно я думаю, что с Мальцевым случилась такая же история. Но Мальцев при всем уважении к Сергею Удальцову, все-таки более мощный лидер на мой взгляд.

А. Плющев― По поддержке.

С. Белковский― И по поддержке, знаете это очень глубоко образованный человек. Как ни странно. Хотя его такой саратовский имидж не сразу способствует пониманию этого тезиса. Он глубоко мыслящий и главное он пытливый. Я знаю многих политиков и знал, многих уже нет в живых, а я еще, рок-н-ролл мертв, а я еще нет. И у многих политиков стекленеют глаза, когда ты рассказываешь что-то интересное. Им кажется, что они все это узнают или вариант а) им не надо этого знать. Это ни в коей мере не относится к Мальцеву. Он человек, который всегда хочет узнать что-то новое и использует в своей политической борьбе. И его появление в этом смысле вторым номером в списке «Парнаса» весьма закономерно.

А. Плющев― Ну правда «Парнасу» это не помогло. Перейдем с вашего позволения…
С. Белковский― «Парнасу» не помогло бы ничего. Я считаю, что Мальцев только привлек внимание к списку «Парнаса», а если бы Мальцева там не было, то внимание общественное было бы еще меньше.

А. Плющев― Перейдем к Навальному. Сегодня очередной виток его противостояния с условным сборным «Димоном».

С. Белковский― Димон, печальный дух изгнаний витал над грешною землей. И лучших дней воспоминаний перед ним теснились порою. То есть тех дней, когда он был президентом РФ.

А. Плющев― Вот и литературные чтения в нашей программе.

С. Белковский― Я вообще предлагал создать отдельную отрасль политологии и назвать ее – димонология.

А. Плющев― Вот занимательная димонология. Сегодня суд принял к рассмотрению иск Алишера Усманова, в котором тот обвиняет Навального во лжи. И просит опровергнуть…

С. Белковский― Покарать.

А. Плющев― Нет, там даже финансовых требований нет.

С. Белковский― У Усманова нет задачи разорить Навального. Ему важно получить справку о том, что он не виноват.

А. Плющев― Но получит он справку?

С. Белковский― Да, конечно. По подсудности, в Люблинском суде, Алексей Анатольевич Навальный там прописан где-то недалеко, поэтому там и рассматривается, конечно. Нет никаких формальных оснований не принимать к рассмотрению иск Алишера Бурхановича Усманова. А дальше уж куда кривая выведет. А кривая у нас выведет всегда на финишную прямую, как говорят у нас в футболе.

А. Плющев― Говорят многие о том, что этот процесс может выявить детали этих сделок, еще что-то. Что может принести как у нас принято говорить: больше вреда, чем пользы.

С. Белковский― Да, это так называемый эффект Стрейзанд. Когда Алишер Усманов привлечет дополнительное внимание к упрекам и обвинениям в свой адрес с помощью этого суда. Но мне кажется, что Алишер Бурханович рассуждает несколько по-иному. И я не могу сказать, что я полностью с ним не согласен, как внешний наблюдатель. Он рассуждает так: нет доказательств, что я давал взятку Дмитрию Анатольевичу Медведеву. И взятка это очень понятная юридическая квалификация. Если это была взятка, то Дмитрий Анатольевич Медведев должен был мне что-то взамен дать. Подписать какое-то постановление или указ президента о том, что мне, Алишеру Усманову дается что-то. Но доказательств того, что это было – нет. Их и быть не может, поскольку Алишер Усманов все мог решить и без Медведева. И как говорил мой учитель Дмитрий Игнатьевич Выдрин, известный украинский политолог: настоящий политический лидер это тот, кто получает всякие деньги и воздаяния не за конкретные услуги, а просто так.

А. Плющев― Так что же это означает? Что Навальный промахнулся, получается.

С. Белковский― Навальный серьезно повысил свою политическую капитализацию и укрепил свое положение как эксклюзивного лидера российской оппозиции. С тем, чтобы уже с 2018 году не стоял вопрос, кто оппозиционный кандидат в президенты. А  юридически проиграет он Усманову, но неужели для кого-то из потенциальных избирателей Навального, его сторонников и в России и за рубежом это так важно. Неужели кто-то из них верит Усманову и не верит Навальному. И наоборот. Неужели есть те, кто плохо относится к Навальному, изменит свою позицию, то есть станет относиться к нему еще хуже. Нет, поэтому здесь абсолютно ситуация win-win, как любят говорить в штабе Навального. Алишер Бурханович Усманов получит справку о том, что он не виноват, а Алексей Анатольевич Навальный повысит свою политическую капитализацию как главного единственного кандидата в президенты от оппозиции.

А. Плющев― А зачем это Алишеру Усманову тогда?

С. Белковский― Чтобы получить справку.

С.Белковский: У Усманова нет задачи разорить Навального. Ему важно получить справку о том, что он не виноват

А. Плющев― Справка зачем?

С. Белковский― Помните есть такой старый анекдот…

А. Плющев― Разве без справки он априори виноват?

С. Белковский― Без справки он априори не виноват. Но если вдруг возникнут какие-нибудь вопросы, и даже совершенно необязательно в российских правоохранительных органах, а например, в швейцарских, британских или американских, то эти справки очень нужны, потому что правовое сознание Запада оно реагирует на эти справки. Вот меня часто спрашивают, а что для Америки например, какой-то…

А. Плющев― Люблинский суд.

С. Белковский― …значение имеет. Это для нас не имеет никакого значения решения никакого суда вообще. В том числе и нашего собственного. Ни Люблинского, а для Америки имеет. Ну как это же было вынесено в состязательном процессе, там участвовали адвокаты. Если Алексей Анатольевич Навальный согласился в нем чувствовать, значит, он признал юрисдикцию этого суда. На Западе же сидят юридические кретины полные. Они буквально следуют букве закона. Поэтому имеет значение, конечно.

А. Плющев― Через три минуты мы продолжим программу «Особое мнение».

РЕКЛАМА

А. Плющев― Продолжаем со Станиславом Белковским. Вы, Станислав Александрович сказали о том, что Навальный единоличный лидер оппозиции.

С. Белковский― Он стремится занять эту нишу и думаю, что к весне 2018 года он преуспеет в решении своей стратегической задачи.

А. Плющев― А отставка Михаила Ходорковского с поста председателя «Открытой России» это признание им Навального единым лидером?

С. Белковский― Вы знаете, с таким же успехом я мог бы подать в отставку с поста главы своей семьи. Мне кажется, что это принципиально ничего бы не изменило.

А. Плющев― Но с другой стороны «Открытая Россия» и сам Михаил Ходорковский среди интеллигенции, во всяком случае, достаточно влиятельный, если можно так сказать институт. Разве нет. Их цитируют в фейсбуке.

С. Белковский― Да, но все равно понимаю, что лидером всего этого движения остается лично Ходорковский. И кто занимает формально эту позицию, не так важно.

А. Плющев― Как в «Яблоке».

С. Белковский― Как в «Яблоке» и как во многих других местах и даже странах, где зачастую лидеры вообще не занимают никаких формальных позиций. Особенно на Востоке.

А. Плющев― Хорошо. Но Ходорковский сказал, что на президентских выборах…

С. Белковский― Вот например лидер ливийской революции Муаммар Каддафи не занимал никакого государственного поста. И что?

А. Плющев― Обещал поддержать Навального, добиваться его выдвижения.

С. Белковский― Думаю, что это неизбежно, потому что других кандидатов практически нет. А кто есть? Кстати, очень интересный политик Вячеслав Мальцева. Он конечно не как президентский кандидат, а как скорее вице-президентский. Ясно, что такой позиции в сегодняшней политической системе России нет. Но неформально он может играть эту роль.

А. Плющев― Как когда-то был Руцкой. И чем это кончилось, мы помним.

С. Белковский― Все-таки это очень разные люди. Я знал Александра Владимировича, и Вячеслава Мальцева. К сожалению, забыл его отчество, дико извиняюсь.

А. Плющев― Вячеслав Вячеславович.

С. Белковский― Да, мы как-то с ним быстро перешли на «ты» и я немножко расслабился. Приношу извинения заключенному. Нет, он все-таки человек гораздо более глубокий и образованный, чем Александр Владимирович Руцкой.

А. Плющев― Ну хорошо, а судьба акции «Надоел», которую объявили. И они интересный очень формат предложили. Такой типа челобитной подать, типа царю батюшке, чтобы он больше не был…

С. Белковский― Мне кажется, нужно найти все-таки священника, который возглавит эту акцию, и идти прямо на Кремль.

А. Плющев― Почему? Поп Гапон?

С. Белковский― Акция войдет в историю как минимум. Помните анекдот, как Моисей идет пересекать Красное море и спрашивает своего пресс-секретаря: а Красное море действительно расступится. На что пресс-секретарь отвечает: ну расступится или нет, я не знаю, но публикацию в Ветхом завете я вам гарантирую. Поэтому надо идти мне кажется прямо на Кремль с челобитной. Чего идти в какие-то общественные приемные Путина, которые уже давно поросли не только мхом, но и быльем. Мне кажется, их и не откроют с такое время суток. Потому что это в субботу днем. А в субботу днем по еврейской традиции надо отдыхать.

А. Плющев― Люди придут, нет, самое главное. Люди соберутся?

С. Белковский― Очень странно, что вы адресуете этот вопрос мне. Мне кажется, там есть какой-то оргкомитет, штаб всего этого дела, а за все должен отдуваться несчастный Белковский, который не имеет к этому делу ни малейшего отношения.

А. Плющев― Вы можете прогноз свой. Если бы я спросил про акцию 26 марта, вы бы наверняка меня не послали к Навальному, а сказали бы: да, выйдут или нет, не выйдут.

С. Белковский― 26-го я послал бы вас к Навальному, надеюсь, в этом нет никакого негативного подтекста. В том, что я говорю. Здесь многое зависит кстати от Навального. Который пока не изъявил готовности поддержать акцию 29-го апреля. Это для нее плохо.

А. Плющев― Ну вот так. Значит, Ходорковский его поддерживает на президентских выборах, а он, Навальный не поддерживает.

С. Белковский― Это сложная химия отношений между этими двумя политиками, к которым я в любом случае отношусь с большим уважением. Но эту химию они должны как-то склеить сами.

А. Плющев― Хорошо. От нашей оппозиции к другим субъектам политики. В частности, что касается Чечни. Сегодня Генпрокуратура России сказала, что Генпрокуратура Чечни, которая сама ничего не говорит…

С. Белковский― Прокуратура Чечни.

А. Плющев― Да, прошу прощения. Она как-то начала проверку в связи с публикациями, которые довольно давно в «Новой газете» и наделали они много шума, уже совершенно не имеющего отношения к публикациям.

С. Белковский― Помните анекдот про чукчу и Рубиновича. Нет? Как сидит чукча на суку и пилит его. Сук, на котором сидит. А мимо идет Рабинович, и поднимает глаза к чукче, говорит: чукча, ты же сейчас упадешь. Дальше проходит мимо этого дерева, чукча падает. Встает, смотрит вслед Рабиновичу, говорит: шаман. Вот не будучи шаманом, я все-таки рискну утверждать, что прокуратура Чечни не найдет нарушений деятельности органов исполнительной власти Чеченской республики и правоохранительных органов этого же субъекта РФ.

А. Плющев― Да, тем не менее, вокруг этого существует сразу несколько историй. В том числе и с угрозами. Как бы зная несколько различных дел об убийстве Политковской Эстемировой и Немцова, мы можем сказать, что эти угрозы как-то не воспринимаются только как угрозы.

С. Белковский― Конечно. Помнится, даже спикер парламента Чечни Дукувах Абдурахманов предлагал выслать вашего покорного слугу из страны и лишить его российского гражданства. Вскоре он умер. Я думаю, что это повлияло на то, что чеченские власти не форсировали новые угрозы в мой адрес. Хотя они периодически поступают. Потому что все решает Аллах, который хотя и является заместителем Путина в системе ценностей в современной Чеченской Республики Ичкерия. Но таким довольно влиятельным заместителем. Чечня давно уже…

А. Плющев― Станислав Александрович, прямо говорите — «кто не понял, тот поймет» буквально.

С.Белковский: Лидером «Открытой России» остается лично Ходорковский. И кто занимает формально эту позицию, не так важно

С. Белковский― Да, конечно. А кто не догадался, тот догадается. Чечня де-факто давно уже не является ни составной частью ни политической, ни правовой системы РФ. Она абсолютно независимое государство. И я много лет ратовал за то, я еще раз приношу прощения аудитории «Эхо Москвы» особенно ее стержневой фигуре Алексею Алексеевичу Венедиктову за самоцитирование и самоповторы. За то, чтобы привести формальное в соответствии с фактическим. В любом случае я думаю, что Чечня, Дагестан, Ингушетия в обозримой исторической перспективе покинут состав РФ. Хотим мы того или нет. Они покинут еще и потому что помимо правовой логики политической существует еще историческая логика. Которая объясняет нам, что эти регионы были присоединены, эти территории, регионами они стали уже в составе Советского Союза, были присоединены к России, к российской империи как необходимая перемычка между империей и Закавказьем. С целью поддержания контроля над Закавказьем. Сейчас, когда Закавказье необратимо отпало от российской империи или, по крайней мере, отпало в долгосрочной перспективе, кто там знает, никто не знает, что будет через сто лет естественно. На протяженный отрезок истории эта собака сбежала от нас. А раз собака от нас сбежала, надеюсь, что слово «собака» в данном случае будет воспринята как метафора, а не как попытка кого-то обидеть, то не нужен и поводок. Который удерживает давно сбежавшую собаку.

А. Плющев― Но неужели зря было пролито столько крови и затрачено столько денег.

С. Белковский― Но понимаете, фарш невозможно провернуть назад. С таким же успехом можно рассуждать, зачем было затрачено столько ресурсов британской империей на колонизацию Индии и Северной Америки. Или зачем Наполеон терпел жертв при Аустерлице, после чего вынужден был ретироваться все равно обратно в Париж, а потом на Эльбу и Святую Елену. Не нужно рассматривать, вот знаете, есть по-умному такой термин, умные слова – пассеистский дискурс. Когда у человека голова постоянно повернута в прошлое. И он выискивает там оправдания для сегодняшних действий. А этого не надо делать. История необратима. Поэтому нужно действовать, исходя из сегодняшних реалий, приоритетов и тех целей, которые стоят перед нацией сегодня на самом деле.

А. Плющев― А угроза ли это для центральной власти? Угроза ли в смысле распада страны сейчас. Угроза ли это того, что монополия на власть нарушается.

С. Белковский― Эта угроза существует уже много лет. И даже мы говорим в этой студии об этом много лет. То есть ничего нового не возникло. Мы пытались все время объяснить, что, ребята, то, что у вас существуют де-факто независимые территории в составе РФ, которые не находятся ни в правовом пространстве, ни в политическом, рано или поздно рванет. Оно периодически, собственно, с момента убийства Политковской ничего качественно нового не произошло. Царствие ей небесное. А Политковскую убили 10 лет назад. И за эти 10 лет ничего не изменилось. Дай бог, чтобы сейчас никто не пострадал. Потому что многие страдали и кажется Борис Ефимович Немцов тоже из наших в этом смысле. И что-то следствие зашло полностью в тупик, хотя антитеррористический департамент ФСБ сливал данные о том, что преступление раскрыто буквально в первые недели и месяцы после раскрытия. Только потом ничего не случилось. И на скамье подсудимых оказались исполнители, про заказчиков никто уже не говорит, тем более о верхнем уровне заказчиков, ничего нового не происходит. Пожалуй, единственное новое это восприятие этой реальности нами с вами. Наконец-то мы испугались. Наконец мы поняли, что все это не детский лепет. А почему не поняли этого, когда убили Немцова. Странно. Это вопрос, который мы должны адресовать себе самим. Когда можно серьезно начать воспринимать такие вещи. А я бы сейчас сказал, что больше угрозы от конфликта с Татарстаном. Где федеральный центр повел наступление на финансовую систему Татарстана. И тем самым поставил под сомнение вообще права этой республики распоряжаться самой собой, которые были так дороги Казани на протяжении многих лет. И Татарстан гораздо более уязвимое звено в цепи российского федерализма, чем исламские регионы Северного Кавказа.

А. Плющев― Продолжим об этом через несколько минут со Станиславом Белковским.

НОВОСТИ

А. Плющев― До перерыва Станислав Белковский начал говорить о взаимоотношениях федерального центра с Татарстаном. Те новости проходят немного вторым планом. Иногда вообще не фигурируют даже в тех источниках информации, где должны были бы. А между тем дело это важное. Судя по тому, что говорит…

С. Белковский― Ну конечно, потому что должен быть заключен новый договор с республикой Татарстан. Это эксклюзив. Ни с каким другим субъектом РФ у федерального центра договора нет. Почему-то никто не обращает на это внимания.

А. Плющев― Даже с Чечней.

С. Белковский― Да. Чечня и так независима, зачем ей договор. Это уже какие-то излишества. Архитектурные и не архитектурные.

А. Плющев― В Татарстане единственный президент.

С. Белковский― Там и уже разработана юридическая схема, почему президент Татарстана может по-прежнему называться президентом, несмотря на то, что противоречит федеральному закону — потому что по правовому статусу договор превалирует над законом. И если будет записано в договоре, что он президент, то можно обойти закон. Но центр этого не хочет и действует как всегда своими параэкономическими методами. То есть обрушено несколько системообразующих банков в республике Татарстан. Снят глава нацбанка Татарстана. То есть показано, что без федерального центра Татарстан экономически не протянет. Но экономически — экономически, а все-таки ментально и культурно, и социально Татарстан привык быть не таким независимым, как Чечня, Татарстан никогда не противопоставлял себя России де-факто в этом смысле. Но таким полунезависимым. Если сейчас создать на этом месте очередной очаг напряженности, то это будет гораздо серьезнее, чем Чечня, потому что повторюсь, простите, все-таки это самая сердцевина России. Это Волга. И если мы можем рассуждать о том, что исламские регионы Северного Кавказа рано или поздно покинут состав РФ, то про Татарстан так рассуждать мы не можем.

А. Плющев― Но, тем не менее, это какая-то такая опасная вещь.

С. Белковский― Конечно.

А. Плющев― Опасная внутри, которая никуда не уйдет. И будет все время доставлять какие-то неприятности.

С. Белковский― Неприятности она может доставлять уже сейчас. Если не будет компромисса и консенсуса по новому договору. О распределении полномочий между федеральным центром и республикой Татарстан. И особенно на фоне того финансового кризиса, который ЦБ во многом спровоцировал в Татарстане.

А. Плющев― Но последим. Я еще хотел спросить об одном регионе. Про Свердловскую область, где там отставка губернатора произошла. С видимо, последующим переизбранием.

С. Белковский― Да. Куйвашева. Как говорил один мой преподаватель профессор: советская власть рухнет, когда будет смягчена первая согласная в названии города Куйбышев. Мы не развиваем эту тему.

А. Плющев― Тем не менее, какой вариант будет избран. Какой-то соревновательный, с Ройзманом, без Ройзманом, с кем-то еще.

С. Белковский― Сейчас пока системные оппозиционные партии насколько я понимаю, одобрили достаточно сильную кандидатуру в качестве претендента на пост главы Свердловской области. Это Александр Барков. Руководитель предвыборного федерального штаба партии «Справедливая Россия». Достаточно опытный татарстанский политик. Что касается Евгения Ройзмана, то он мне представляется более выигрышным претендентом на пост президента РФ. Потому что понимаете, Ройзман все-таки уже человек, выигравший выборы мэра Екатеринбурга. Рассуждения о том, что у этого мэра нет полномочий это в пользу бедных, потому что ведь избиратели голосовали за него как символическую фигуру. Неважно, какие у него были полномочия. Главное что они хотели видеть лично Ройзмана во главе города. И популярность Ройзмана такова, что даже когда как мы знаем, депутаты областного заксобрания решили его сместить, вето на это решение наложил откровенно не любящий Ройзмана тот самый губернатор Евгений Куйвашев. Потому что он понимал, что это может привести к социально-политическому взрыву. Но Ройзман не вправе же политически проиграть выборы в регионе. Он может проиграть выборы только на федеральном уровне. Поэтому он в известной степени является альтернативой Навальному как именно оппозиционный кандидат в рамках президентской кампании.

А. Плющев― Вот и я хотел к этому. То, что вы говорите вначале о том, что Навальный оформляется как единственный оппозиционный лидер…

С. Белковский― С точки зрения его собственных интересов это абсолютно закономерно и справедливо. Так он и должен действовать.

А. Плющев― Но у него есть конкурент серьезный.

С. Белковский― Это и хорошо, потому что я при всем уважении к огромным политическим талантам А. А. Навального не одобряю концепции вождизма и безальтернативности. Как только мне говорят, что только этот человек и больше никто и заткнись, потому что ничего другого быть не может, я сразу вспоминаю, что именно так рассуждали про Бориса Ельцина в начале 90-х годов 20-го века. А про Владимира Путина в начале нулевых 21-го и что-то меня заставляет немножко трепетать, а коже моей становиться немного гусиной. Я не имел в виду Владимира Александровича Гусинского. У меня не такая бронированная кожа как у него. Да, поэтому наличие еще каких-нибудь сильных фигур, например Евгения Ройзмана было бы только полезно для российской политической системы. При этом, исходя из нашего понимания, что конечно пока путинская система существует, никто из них не станет президентом, а если и когда эта система завершит свое историческое существование, любой из них может стать президентом. Другой вопрос, с какими полномочиями и в какой роли. В роли очередного вождя, который будет подминать под себя политическую систему, мне бы не хотелось. В роли модератора, который приведет Россию к парламентской демократии – может быть любой из них.

С.Белковский: Ройзман мне представляется более выигрышным претендентом на пост президента РФ

А. Плющев― А вот тут вас спрашивают: причем здесь Ройзман, почему я в Москве должна голосовать за него, как за президента, только потому что так хочет Белковский? Мне кажется он на федеральном уровне весьма популярен.

С. Белковский― Мне кажется, вы преувеличиваете возможности Белковского и влияние его на этот процесс. С таким же успехом кто-нибудь в Свердловске или Сибири может говорить: а почему мы должны голосовать за Навального. Потому что нужна политическая конкуренция, которая стимулирует развитие сильных фигур. Способных взять на себя ответственность за страну. Каждый голосует за того, за кого хочет. Хочет – за Путина, хочет – за Навального, хочет – за Ройзмана. Вот в этом и есть содержание и смысл демократии.

А. Плющев― У нас тут до Москвы добрались дальнобойщики. И их здесь опять прижали, с ними беседуют. Они вообще чего-нибудь добьются или нет? Я так прямо.

С. Белковский― На сегодняшний день они могут добиться только смягчения частично тарифов в рамках системы «Платон». Уже не вдвое повысили с 1 марта, а только на 25% вопреки прежним обещаниям правительства. Но в перспективе видно, что это люди, которые доводятся до отчаяния. И так просто проблема не решится. Особенно кстати в Дагестане. Где огромная открытая и скрытая безработица. И где дальнобойщики представляют собой весьма весомую социальную силу. И ликвидация этого бизнеса через систему «Платон» она приведет к значительному обнищанию, к тому, что люди не смогут кормить свои семьи. А, учитывая темперамент многонационального народа Дагестана, неизвестно, чем это закончится в политической и силовой сферах.

А. Плющев― А нас пугают, что продукты подорожают. Мы это с вами почувствовать успеем до того, как либо они добьются, либо…

С. Белковский― Это мы уже чувствуем. Я чувствую как простой потребитель, я человек весьма небогатый, хотя и не нищий. Тем не менее, в своем статусе я чувствую, что колбаса за последний год подорожала в два раза. Поэтому когда мне говорят про инфляцию в 4%, у меня немножко брови, насколько это возможно приподнимаются…

А. Плющев― Обходят вашу колбасу. Не входит в потребительскую корзину.

С. Белковский― Я вижу, как все дорожает. И поэтому естественно, что дополнительные тарифы, наложенные на дальнобойщиков с помощью системы «Платон» в итоге окажутся в цене конечного товара, который эти дальнобойщики привозят. Таковы законы экономики. Кроме того, это фактически нелегальная форма введения новых налогов. Поскольку налоги может вводить только парламент, система «Платон» не введена парламентом, но де-факто она является еще одним налогом. И поэтому через Конституционный суд мне кажется, ее можно оспорить, конечно, с оговоркой про то, что сегодняшний Конституционный суд всецело подконтролен Кремлю.

А. Плющев― Ладно о колбасе. Давайте о высоком с вашего позволения. Про…

С. Белковский― Свободу потому что…

А. Плющев― Про фильм «Матильда». Наталья Поклонская, известный борец с фильмом «Матильда» сегодня представила результаты экспертизы, которые передала в прокуратуру. И там выходит, что все плохо с фильмом. Точнее с героем. Герой этот, в общем, порочит светлое имя святого. Об этом. Что ждет в результате с одной стороны усилия Поклонской. С другой стороны фильм.

С. Белковский― Вы знаете, я с детства пытался походить на джедаев из серии фильмов «Звездные войны». Особенно магистра Йода я уже похож практически. Мне надо только  немножко подрастить уши.

А. Плющев― Вы не в том порядке говорите. Станислав Александрович. Пока.

С. Белковский― Я в том. И в итоге я буквально одно из немногих живых существ во Вселенной, кто видел значительную часть фильма «Матильда». Не весь конечно, потому что он не смонтирован еще полностью. Но некую серию фрагментов. Я не буду говорить, по каким причинам. Я видел. Ничего там ни кощунственного, ни дискредитирующего Николая Второго нет, там зато блестяще передана атмосфера тревоги и разложения, которое сопутствовало романовской монархии в конце 19-го века. То есть предчувствие катастрофы там есть. И мне кажется это важнейшая творческая удача у режиссера Алексея Учителя и других создателей этого фильма. Но там нет никакой порнографии, на которой настаивает Наталья Поклонская. Мне кажется, что просто Наталья Поклонская влюбилась астрально в Николая Второго. И все, что она делает – это проявление ее ревности к этому человеку, который для нее не историческая фигура, а буквально ее муж. Которого она могла бы найти в своей спальне, тем более что другой муж из ее декларации исчез. Налоговой декларации. Я вижу прямую причинно-следственную связь. Потому что такому высоконравственному человеку как бывший прокурор Крыма негоже находиться в одной спальне с двумя мужчинами, один из которых самодержец император всероссийский. То есть ее мотивация достаточно иррациональна. И даже такой законопослушный и путинопослушный человек как Дмитрий Сергеевич Песков, пресс-секретарь главы государства заявил, что бессмысленно обсуждать фильм, который еще никто не видел. Да и состав экспертов, которые вынесли такое осуждающее суждение, получается неправильно, осуждающий вердикт по поводу этого фильма, неизвестен никому.

А. Плющев― Он и другую штуку сказал Песков. Он сказал, что не надо путать или отождествлять мнение Дмитрия Киселева телеведущего с мнением Кремля.

С. Белковский― Нет, понимаете, тут другое.

А. Плющев― А мы так узнали, что у Дмитрия Киселева есть мнение. Нет?

С.Белковский: Ничего в «Матильде» кощунственного нет, есть предчувствие катастрофы. Это важнейшая удача Учителя

С. Белковский― Мнение есть у всех. Даже у нас с вами, Александр Владимирович. Мы же не отождествляем его с мнением…

А. Плющев― У меня в этой программе точно нет.

С. Белковский― …Алексея Алексеевича Венедиктова, например. Которое царит и парит над нами. Нет, поскольку Владимир Владимирович Путин думает много радикальных вещей, на мой взгляд, он в чем-то согласен с Сергеем Юрьевичем Глазьевым, а в чем-то – с Дмитрием Викторовичем Киселевым. А в чем-то даже с госпожой Поклонской. Я просто не помню ее имя-отчество. Поэтому вынужден называть ее госпожой. Но он не может формулировать такие радикальные позиции просто в силу своего статуса и необходимости соблюдения политкорректности перед лицом глобальных лидеров, с которыми он соотносит себя. Поэтому он… держит таких людей. Например, Глазьев-шоу как устроено. Примерно раз в месяц Сергей Юрьевич Глазьев, советник президента по экономике произносит какие-нибудь сентенции в духе — пора уничтожить киевскую фашистскую хунту, или президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер прямой наследник нацистов. После чего Дмитрий Сергеевич Песков выступает через несколько часов и говорит: президент не разделяет позицию своего советника. А советник все сидит и сидит в должности уже пять лет. Нет ли здесь некоторой странности. Что советник все время озвучивает позиции, которые босс не разделяет, но его никто не увольняет. Также никто не увольняет Дмитрия Киселева. Наталья Поклонская пошла в депутаты и так далее. Кстати я не знаю, кто у нее формальный муж, но ходили слухи, что неформальный муж это Сергей Аксенов, глава Крыма, который продвинул ее сначала на позицию прокурора нового субъекта РФ, а затем по политической вертикали. Дай бог, чтобы ошибался. Исходя из репутации всей этой системы защитников святого Николая.

А. Плющев― Тем не менее, эти мнения же не воплощаются в жизнь.

С. Белковский― Иногда воплощаются, иногда нет. Когда аннексируется Крым или когда устраивается война в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины — воплощаются, но Путин всегда должен иметь возможность от них отмежеваться. С одной стороны. Но с другой стороны как гласит известная пословица: если у тебя есть собака, ты не обязан лаять сам. Поэтому чтобы самому не лаять, Владимир Владимирович должен иметь определенную стаю. Разных пород, начиная от питбультерьера и заканчивая болонкой.

А. Плющев― Надеюсь и на тот раз слово «собака» никто не воспримет, как и  в прошлых частях программы.

С. Белковский― Нет, я вообще большой зоозащитник и поклонник собак и кошек, и вообще я считаю, что те правила, которые были введены по защите животных в нацистской Германии, чтобы не связываться с евреями, чтобы выместить злобу на евреях, они самые правильные.

А. Плющев― Это был Станислав Белковский в программе «Особое мнение».

С. Белковский― Более того, это он и есть.

А. Плющев― Мен зовут Александр Плющев. До свидания.

С. Белковский― Всего вам доброго.

С. Белковский― Добрый вечер, Александр Владимирович.

А. Плющев― Станислав Александрович, приступим. Сегодня Мосгорсуд отклонил апелляционную жалобу Вячеслава Мальцева, который оппозиционер, блогер и так далее. Который был с большим шумом доставлен из родного Саратова в Москву и которому вчинили 15 суток. А вообще что это было. Почему так произошло, сначала сообщалось о каком-то уголовном деле…

С. Белковский― Я думаю, что произошел когнитивный диссонанс в структурах власти исполнительной РФ. Потому что совершенно очевидно, что Вячеславу Мальцеву пытались пришить 228-ю статью – неповиновение сотрудникам правоохранительных органов и собирались возбуждать некий аналог Болотного дела с 2-3 годами потенциальной тюрьмы для Мальцева. Но пока он летел из Саратова, пока его везли, видимо, внутриполитический блок администрации президента решил, что это явный перебор. С созданием нового героя кумира прогрессивной общественности. И заменили ему на 15 суток ареста, чтобы не было страшнее, чем Навального. Потому что страшнее Навального в сегодняшней политической системе быть не может.

А. Плющев― А этот внутриполитический блок он именно по этой причине решил, чтобы не создавать кумира и героя?

С. Белковский― Я думаю, что да.

А. Плющев― Потому что разные мнения присутствуют о блогере Мальцеве. Что он проект одной из башен.

С.Белковский: Мальцев — человек, который всегда хочет узнать что-то новое и использует в своей политической борьбе

С. Белковский― Я знаком с блогером Мальцевым, я бы не назвал его блогером, я все-таки назвал бы его политиком. Я знаком с политиком, хотя блогером он тоже является. Как есть в юриспруденции тезис о поглощении менее строгого наказания более строгим. Так политик в нашей реальности зачастую является…

А. Плющев― Политик, политик.

С. Белковский― …и блогером тоже. Это не противоречит одно другому. Политик заодно и блогер. Какая политика без блогов…

А. Плющев― Просто как звучит, больше нравится.

С. Белковский― Я с ним знаком относительно недавно – с лета прошлого года. Познакомились незадолго до парламентских выборов. Но я оцениваю весьма высоко и его оппозиционные взгляды как абсолютно искренние, к тому же, хотя он лишен навального лоска и несколько постарше, но он в общем, ближе к земле. Помните старый анекдот, как, может быть, не вылечитесь, но к земле привыкнете. Но как лидер провинциальных протестных масс он весьма эффективен. И мне кажется, что наряду с Навальным, он может рассматриваться как весьма заметная влиятельная фигура в контексте оппозиции в наши времена и эти годы. Поэтому нет, не сложилось впечатление, я старый больной человек, в общем, много чего повидал, не сложилось впечатления, что он какой-то провокационный проект Кремля. Нет, он оппозиционер по-настоящему.

А. Плющев― Но с одной стороны да, с другой стороны если так изучить его биографию, то он был весьма разных взглядов всегда.

С. Белковский― Если изучить биографию Михаила Ходорковского, тоже можно там много чего найти. И Владимира Путина, какого-нибудь еще.

А. Плющев― Станислава Белковского.

С. Белковский― Станислава Белковского да. Я правда, не оппозиционер и сегодня, поэтому мне нечего предъявить. Я как не был оппозиционером, так им и не являюсь. Потому что оппозиционер все-таки это политик, который идет к власти. А я не политик и не иду к власти. Взгляды меняются у людей, это нормально, как говорил Черчилль, если мне память не изменяет: странно не то, что взгляды у людей меняются, странно то, что они не меняются со временем. Он же говорил, что собственно тот, кто не был либералом в молодости, у того нет сердца, а кто не стал консерватором в зрелом возрасте, тот недостаточно умен. Это конечно его субъективная точка зрения. Но кто только где не был. За постсоветское время в каких только кругах и империях…

А. Плющев― Так страшно сегодня закрыть оппозиционного лидера, которого вовсю называют маргинальным. Например, мы знаем историю с Удальцовым. Никто не вышел, не восстал, ничего. Отсидел человек практически. Вот сейчас выйдет скоро.

С. Белковский― Да, и конечно я думаю, что с Мальцевым случилась такая же история. Но Мальцев при всем уважении к Сергею Удальцову, все-таки более мощный лидер на мой взгляд.

А. Плющев― По поддержке.

С. Белковский― И по поддержке, знаете это очень глубоко образованный человек. Как ни странно. Хотя его такой саратовский имидж не сразу способствует пониманию этого тезиса. Он глубоко мыслящий и главное он пытливый. Я знаю многих политиков и знал, многих уже нет в живых, а я еще, рок-н-ролл мертв, а я еще нет. И у многих политиков стекленеют глаза, когда ты рассказываешь что-то интересное. Им кажется, что они все это узнают или вариант а) им не надо этого знать. Это ни в коей мере не относится к Мальцеву. Он человек, который всегда хочет узнать что-то новое и использует в своей политической борьбе. И его появление в этом смысле вторым номером в списке «Парнаса» весьма закономерно.

А. Плющев― Ну правда «Парнасу» это не помогло. Перейдем с вашего позволения…
С. Белковский― «Парнасу» не помогло бы ничего. Я считаю, что Мальцев только привлек внимание к списку «Парнаса», а если бы Мальцева там не было, то внимание общественное было бы еще меньше.

А. Плющев― Перейдем к Навальному. Сегодня очередной виток его противостояния с условным сборным «Димоном».

С. Белковский― Димон, печальный дух изгнаний витал над грешною землей. И лучших дней воспоминаний перед ним теснились порою. То есть тех дней, когда он был президентом РФ.

А. Плющев― Вот и литературные чтения в нашей программе.

С. Белковский― Я вообще предлагал создать отдельную отрасль политологии и назвать ее – димонология.

А. Плющев― Вот занимательная димонология. Сегодня суд принял к рассмотрению иск Алишера Усманова, в котором тот обвиняет Навального во лжи. И просит опровергнуть…

С. Белковский― Покарать.

А. Плющев― Нет, там даже финансовых требований нет.

С. Белковский― У Усманова нет задачи разорить Навального. Ему важно получить справку о том, что он не виноват.

А. Плющев― Но получит он справку?

С. Белковский― Да, конечно. По подсудности, в Люблинском суде, Алексей Анатольевич Навальный там прописан где-то недалеко, поэтому там и рассматривается, конечно. Нет никаких формальных оснований не принимать к рассмотрению иск Алишера Бурхановича Усманова. А дальше уж куда кривая выведет. А кривая у нас выведет всегда на финишную прямую, как говорят у нас в футболе.

А. Плющев― Говорят многие о том, что этот процесс может выявить детали этих сделок, еще что-то. Что может принести как у нас принято говорить: больше вреда, чем пользы.

С. Белковский― Да, это так называемый эффект Стрейзанд. Когда Алишер Усманов привлечет дополнительное внимание к упрекам и обвинениям в свой адрес с помощью этого суда. Но мне кажется, что Алишер Бурханович рассуждает несколько по-иному. И я не могу сказать, что я полностью с ним не согласен, как внешний наблюдатель. Он рассуждает так: нет доказательств, что я давал взятку Дмитрию Анатольевичу Медведеву. И взятка это очень понятная юридическая квалификация. Если это была взятка, то Дмитрий Анатольевич Медведев должен был мне что-то взамен дать. Подписать какое-то постановление или указ президента о том, что мне, Алишеру Усманову дается что-то. Но доказательств того, что это было – нет. Их и быть не может, поскольку Алишер Усманов все мог решить и без Медведева. И как говорил мой учитель Дмитрий Игнатьевич Выдрин, известный украинский политолог: настоящий политический лидер это тот, кто получает всякие деньги и воздаяния не за конкретные услуги, а просто так.

А. Плющев― Так что же это означает? Что Навальный промахнулся, получается.

С. Белковский― Навальный серьезно повысил свою политическую капитализацию и укрепил свое положение как эксклюзивного лидера российской оппозиции. С тем, чтобы уже с 2018 году не стоял вопрос, кто оппозиционный кандидат в президенты. А  юридически проиграет он Усманову, но неужели для кого-то из потенциальных избирателей Навального, его сторонников и в России и за рубежом это так важно. Неужели кто-то из них верит Усманову и не верит Навальному. И наоборот. Неужели есть те, кто плохо относится к Навальному, изменит свою позицию, то есть станет относиться к нему еще хуже. Нет, поэтому здесь абсолютно ситуация win-win, как любят говорить в штабе Навального. Алишер Бурханович Усманов получит справку о том, что он не виноват, а Алексей Анатольевич Навальный повысит свою политическую капитализацию как главного единственного кандидата в президенты от оппозиции.

А. Плющев― А зачем это Алишеру Усманову тогда?

С. Белковский― Чтобы получить справку.

С.Белковский: У Усманова нет задачи разорить Навального. Ему важно получить справку о том, что он не виноват

А. Плющев― Справка зачем?

С. Белковский― Помните есть такой старый анекдот…

А. Плющев― Разве без справки он априори виноват?

С. Белковский― Без справки он априори не виноват. Но если вдруг возникнут какие-нибудь вопросы, и даже совершенно необязательно в российских правоохранительных органах, а например, в швейцарских, британских или американских, то эти справки очень нужны, потому что правовое сознание Запада оно реагирует на эти справки. Вот меня часто спрашивают, а что для Америки например, какой-то…

А. Плющев― Люблинский суд.

С. Белковский― …значение имеет. Это для нас не имеет никакого значения решения никакого суда вообще. В том числе и нашего собственного. Ни Люблинского, а для Америки имеет. Ну как это же было вынесено в состязательном процессе, там участвовали адвокаты. Если Алексей Анатольевич Навальный согласился в нем чувствовать, значит, он признал юрисдикцию этого суда. На Западе же сидят юридические кретины полные. Они буквально следуют букве закона. Поэтому имеет значение, конечно.

А. Плющев― Через три минуты мы продолжим программу «Особое мнение».

РЕКЛАМА

А. Плющев― Продолжаем со Станиславом Белковским. Вы, Станислав Александрович сказали о том, что Навальный единоличный лидер оппозиции.

С. Белковский― Он стремится занять эту нишу и думаю, что к весне 2018 года он преуспеет в решении своей стратегической задачи.

А. Плющев― А отставка Михаила Ходорковского с поста председателя «Открытой России» это признание им Навального единым лидером?

С. Белковский― Вы знаете, с таким же успехом я мог бы подать в отставку с поста главы своей семьи. Мне кажется, что это принципиально ничего бы не изменило.

А. Плющев― Но с другой стороны «Открытая Россия» и сам Михаил Ходорковский среди интеллигенции, во всяком случае, достаточно влиятельный, если можно так сказать институт. Разве нет. Их цитируют в фейсбуке.

С. Белковский― Да, но все равно понимаю, что лидером всего этого движения остается лично Ходорковский. И кто занимает формально эту позицию, не так важно.

А. Плющев― Как в «Яблоке».

С. Белковский― Как в «Яблоке» и как во многих других местах и даже странах, где зачастую лидеры вообще не занимают никаких формальных позиций. Особенно на Востоке.

А. Плющев― Хорошо. Но Ходорковский сказал, что на президентских выборах…

С. Белковский― Вот например лидер ливийской революции Муаммар Каддафи не занимал никакого государственного поста. И что?

А. Плющев― Обещал поддержать Навального, добиваться его выдвижения.

С. Белковский― Думаю, что это неизбежно, потому что других кандидатов практически нет. А кто есть? Кстати, очень интересный политик Вячеслав Мальцева. Он конечно не как президентский кандидат, а как скорее вице-президентский. Ясно, что такой позиции в сегодняшней политической системе России нет. Но неформально он может играть эту роль.

А. Плющев― Как когда-то был Руцкой. И чем это кончилось, мы помним.

С. Белковский― Все-таки это очень разные люди. Я знал Александра Владимировича, и Вячеслава Мальцева. К сожалению, забыл его отчество, дико извиняюсь.

А. Плющев― Вячеслав Вячеславович.

С. Белковский― Да, мы как-то с ним быстро перешли на «ты» и я немножко расслабился. Приношу извинения заключенному. Нет, он все-таки человек гораздо более глубокий и образованный, чем Александр Владимирович Руцкой.

А. Плющев― Ну хорошо, а судьба акции «Надоел», которую объявили. И они интересный очень формат предложили. Такой типа челобитной подать, типа царю батюшке, чтобы он больше не был…

С. Белковский― Мне кажется, нужно найти все-таки священника, который возглавит эту акцию, и идти прямо на Кремль.

А. Плющев― Почему? Поп Гапон?

С. Белковский― Акция войдет в историю как минимум. Помните анекдот, как Моисей идет пересекать Красное море и спрашивает своего пресс-секретаря: а Красное море действительно расступится. На что пресс-секретарь отвечает: ну расступится или нет, я не знаю, но публикацию в Ветхом завете я вам гарантирую. Поэтому надо идти мне кажется прямо на Кремль с челобитной. Чего идти в какие-то общественные приемные Путина, которые уже давно поросли не только мхом, но и быльем. Мне кажется, их и не откроют с такое время суток. Потому что это в субботу днем. А в субботу днем по еврейской традиции надо отдыхать.

А. Плющев― Люди придут, нет, самое главное. Люди соберутся?

С. Белковский― Очень странно, что вы адресуете этот вопрос мне. Мне кажется, там есть какой-то оргкомитет, штаб всего этого дела, а за все должен отдуваться несчастный Белковский, который не имеет к этому делу ни малейшего отношения.

А. Плющев― Вы можете прогноз свой. Если бы я спросил про акцию 26 марта, вы бы наверняка меня не послали к Навальному, а сказали бы: да, выйдут или нет, не выйдут.

С. Белковский― 26-го я послал бы вас к Навальному, надеюсь, в этом нет никакого негативного подтекста. В том, что я говорю. Здесь многое зависит кстати от Навального. Который пока не изъявил готовности поддержать акцию 29-го апреля. Это для нее плохо.

А. Плющев― Ну вот так. Значит, Ходорковский его поддерживает на президентских выборах, а он, Навальный не поддерживает.

С. Белковский― Это сложная химия отношений между этими двумя политиками, к которым я в любом случае отношусь с большим уважением. Но эту химию они должны как-то склеить сами.

А. Плющев― Хорошо. От нашей оппозиции к другим субъектам политики. В частности, что касается Чечни. Сегодня Генпрокуратура России сказала, что Генпрокуратура Чечни, которая сама ничего не говорит…

С. Белковский― Прокуратура Чечни.

А. Плющев― Да, прошу прощения. Она как-то начала проверку в связи с публикациями, которые довольно давно в «Новой газете» и наделали они много шума, уже совершенно не имеющего отношения к публикациям.

С. Белковский― Помните анекдот про чукчу и Рубиновича. Нет? Как сидит чукча на суку и пилит его. Сук, на котором сидит. А мимо идет Рабинович, и поднимает глаза к чукче, говорит: чукча, ты же сейчас упадешь. Дальше проходит мимо этого дерева, чукча падает. Встает, смотрит вслед Рабиновичу, говорит: шаман. Вот не будучи шаманом, я все-таки рискну утверждать, что прокуратура Чечни не найдет нарушений деятельности органов исполнительной власти Чеченской республики и правоохранительных органов этого же субъекта РФ.

А. Плющев― Да, тем не менее, вокруг этого существует сразу несколько историй. В том числе и с угрозами. Как бы зная несколько различных дел об убийстве Политковской Эстемировой и Немцова, мы можем сказать, что эти угрозы как-то не воспринимаются только как угрозы.

С. Белковский― Конечно. Помнится, даже спикер парламента Чечни Дукувах Абдурахманов предлагал выслать вашего покорного слугу из страны и лишить его российского гражданства. Вскоре он умер. Я думаю, что это повлияло на то, что чеченские власти не форсировали новые угрозы в мой адрес. Хотя они периодически поступают. Потому что все решает Аллах, который хотя и является заместителем Путина в системе ценностей в современной Чеченской Республики Ичкерия. Но таким довольно влиятельным заместителем. Чечня давно уже…

А. Плющев― Станислав Александрович, прямо говорите — «кто не понял, тот поймет» буквально.

С.Белковский: Лидером «Открытой России» остается лично Ходорковский. И кто занимает формально эту позицию, не так важно

С. Белковский― Да, конечно. А кто не догадался, тот догадается. Чечня де-факто давно уже не является ни составной частью ни политической, ни правовой системы РФ. Она абсолютно независимое государство. И я много лет ратовал за то, я еще раз приношу прощения аудитории «Эхо Москвы» особенно ее стержневой фигуре Алексею Алексеевичу Венедиктову за самоцитирование и самоповторы. За то, чтобы привести формальное в соответствии с фактическим. В любом случае я думаю, что Чечня, Дагестан, Ингушетия в обозримой исторической перспективе покинут состав РФ. Хотим мы того или нет. Они покинут еще и потому что помимо правовой логики политической существует еще историческая логика. Которая объясняет нам, что эти регионы были присоединены, эти территории, регионами они стали уже в составе Советского Союза, были присоединены к России, к российской империи как необходимая перемычка между империей и Закавказьем. С целью поддержания контроля над Закавказьем. Сейчас, когда Закавказье необратимо отпало от российской империи или, по крайней мере, отпало в долгосрочной перспективе, кто там знает, никто не знает, что будет через сто лет естественно. На протяженный отрезок истории эта собака сбежала от нас. А раз собака от нас сбежала, надеюсь, что слово «собака» в данном случае будет воспринята как метафора, а не как попытка кого-то обидеть, то не нужен и поводок. Который удерживает давно сбежавшую собаку.

А. Плющев― Но неужели зря было пролито столько крови и затрачено столько денег.

С. Белковский― Но понимаете, фарш невозможно провернуть назад. С таким же успехом можно рассуждать, зачем было затрачено столько ресурсов британской империей на колонизацию Индии и Северной Америки. Или зачем Наполеон терпел жертв при Аустерлице, после чего вынужден был ретироваться все равно обратно в Париж, а потом на Эльбу и Святую Елену. Не нужно рассматривать, вот знаете, есть по-умному такой термин, умные слова – пассеистский дискурс. Когда у человека голова постоянно повернута в прошлое. И он выискивает там оправдания для сегодняшних действий. А этого не надо делать. История необратима. Поэтому нужно действовать, исходя из сегодняшних реалий, приоритетов и тех целей, которые стоят перед нацией сегодня на самом деле.

А. Плющев― А угроза ли это для центральной власти? Угроза ли в смысле распада страны сейчас. Угроза ли это того, что монополия на власть нарушается.

С. Белковский― Эта угроза существует уже много лет. И даже мы говорим в этой студии об этом много лет. То есть ничего нового не возникло. Мы пытались все время объяснить, что, ребята, то, что у вас существуют де-факто независимые территории в составе РФ, которые не находятся ни в правовом пространстве, ни в политическом, рано или поздно рванет. Оно периодически, собственно, с момента убийства Политковской ничего качественно нового не произошло. Царствие ей небесное. А Политковскую убили 10 лет назад. И за эти 10 лет ничего не изменилось. Дай бог, чтобы сейчас никто не пострадал. Потому что многие страдали и кажется Борис Ефимович Немцов тоже из наших в этом смысле. И что-то следствие зашло полностью в тупик, хотя антитеррористический департамент ФСБ сливал данные о том, что преступление раскрыто буквально в первые недели и месяцы после раскрытия. Только потом ничего не случилось. И на скамье подсудимых оказались исполнители, про заказчиков никто уже не говорит, тем более о верхнем уровне заказчиков, ничего нового не происходит. Пожалуй, единственное новое это восприятие этой реальности нами с вами. Наконец-то мы испугались. Наконец мы поняли, что все это не детский лепет. А почему не поняли этого, когда убили Немцова. Странно. Это вопрос, который мы должны адресовать себе самим. Когда можно серьезно начать воспринимать такие вещи. А я бы сейчас сказал, что больше угрозы от конфликта с Татарстаном. Где федеральный центр повел наступление на финансовую систему Татарстана. И тем самым поставил под сомнение вообще права этой республики распоряжаться самой собой, которые были так дороги Казани на протяжении многих лет. И Татарстан гораздо более уязвимое звено в цепи российского федерализма, чем исламские регионы Северного Кавказа.

А. Плющев― Продолжим об этом через несколько минут со Станиславом Белковским.

НОВОСТИ

А. Плющев― До перерыва Станислав Белковский начал говорить о взаимоотношениях федерального центра с Татарстаном. Те новости проходят немного вторым планом. Иногда вообще не фигурируют даже в тех источниках информации, где должны были бы. А между тем дело это важное. Судя по тому, что говорит…

С. Белковский― Ну конечно, потому что должен быть заключен новый договор с республикой Татарстан. Это эксклюзив. Ни с каким другим субъектом РФ у федерального центра договора нет. Почему-то никто не обращает на это внимания.

А. Плющев― Даже с Чечней.

С. Белковский― Да. Чечня и так независима, зачем ей договор. Это уже какие-то излишества. Архитектурные и не архитектурные.

А. Плющев― В Татарстане единственный президент.

С. Белковский― Там и уже разработана юридическая схема, почему президент Татарстана может по-прежнему называться президентом, несмотря на то, что противоречит федеральному закону — потому что по правовому статусу договор превалирует над законом. И если будет записано в договоре, что он президент, то можно обойти закон. Но центр этого не хочет и действует как всегда своими параэкономическими методами. То есть обрушено несколько системообразующих банков в республике Татарстан. Снят глава нацбанка Татарстана. То есть показано, что без федерального центра Татарстан экономически не протянет. Но экономически — экономически, а все-таки ментально и культурно, и социально Татарстан привык быть не таким независимым, как Чечня, Татарстан никогда не противопоставлял себя России де-факто в этом смысле. Но таким полунезависимым. Если сейчас создать на этом месте очередной очаг напряженности, то это будет гораздо серьезнее, чем Чечня, потому что повторюсь, простите, все-таки это самая сердцевина России. Это Волга. И если мы можем рассуждать о том, что исламские регионы Северного Кавказа рано или поздно покинут состав РФ, то про Татарстан так рассуждать мы не можем.

А. Плющев― Но, тем не менее, это какая-то такая опасная вещь.

С. Белковский― Конечно.

А. Плющев― Опасная внутри, которая никуда не уйдет. И будет все время доставлять какие-то неприятности.

С. Белковский― Неприятности она может доставлять уже сейчас. Если не будет компромисса и консенсуса по новому договору. О распределении полномочий между федеральным центром и республикой Татарстан. И особенно на фоне того финансового кризиса, который ЦБ во многом спровоцировал в Татарстане.

А. Плющев― Но последим. Я еще хотел спросить об одном регионе. Про Свердловскую область, где там отставка губернатора произошла. С видимо, последующим переизбранием.

С. Белковский― Да. Куйвашева. Как говорил один мой преподаватель профессор: советская власть рухнет, когда будет смягчена первая согласная в названии города Куйбышев. Мы не развиваем эту тему.

А. Плющев― Тем не менее, какой вариант будет избран. Какой-то соревновательный, с Ройзманом, без Ройзманом, с кем-то еще.

С. Белковский― Сейчас пока системные оппозиционные партии насколько я понимаю, одобрили достаточно сильную кандидатуру в качестве претендента на пост главы Свердловской области. Это Александр Барков. Руководитель предвыборного федерального штаба партии «Справедливая Россия». Достаточно опытный татарстанский политик. Что касается Евгения Ройзмана, то он мне представляется более выигрышным претендентом на пост президента РФ. Потому что понимаете, Ройзман все-таки уже человек, выигравший выборы мэра Екатеринбурга. Рассуждения о том, что у этого мэра нет полномочий это в пользу бедных, потому что ведь избиратели голосовали за него как символическую фигуру. Неважно, какие у него были полномочия. Главное что они хотели видеть лично Ройзмана во главе города. И популярность Ройзмана такова, что даже когда как мы знаем, депутаты областного заксобрания решили его сместить, вето на это решение наложил откровенно не любящий Ройзмана тот самый губернатор Евгений Куйвашев. Потому что он понимал, что это может привести к социально-политическому взрыву. Но Ройзман не вправе же политически проиграть выборы в регионе. Он может проиграть выборы только на федеральном уровне. Поэтому он в известной степени является альтернативой Навальному как именно оппозиционный кандидат в рамках президентской кампании.

А. Плющев― Вот и я хотел к этому. То, что вы говорите вначале о том, что Навальный оформляется как единственный оппозиционный лидер…

С. Белковский― С точки зрения его собственных интересов это абсолютно закономерно и справедливо. Так он и должен действовать.

А. Плющев― Но у него есть конкурент серьезный.

С. Белковский― Это и хорошо, потому что я при всем уважении к огромным политическим талантам А. А. Навального не одобряю концепции вождизма и безальтернативности. Как только мне говорят, что только этот человек и больше никто и заткнись, потому что ничего другого быть не может, я сразу вспоминаю, что именно так рассуждали про Бориса Ельцина в начале 90-х годов 20-го века. А про Владимира Путина в начале нулевых 21-го и что-то меня заставляет немножко трепетать, а коже моей становиться немного гусиной. Я не имел в виду Владимира Александровича Гусинского. У меня не такая бронированная кожа как у него. Да, поэтому наличие еще каких-нибудь сильных фигур, например Евгения Ройзмана было бы только полезно для российской политической системы. При этом, исходя из нашего понимания, что конечно пока путинская система существует, никто из них не станет президентом, а если и когда эта система завершит свое историческое существование, любой из них может стать президентом. Другой вопрос, с какими полномочиями и в какой роли. В роли очередного вождя, который будет подминать под себя политическую систему, мне бы не хотелось. В роли модератора, который приведет Россию к парламентской демократии – может быть любой из них.

С.Белковский: Ройзман мне представляется более выигрышным претендентом на пост президента РФ

А. Плющев― А вот тут вас спрашивают: причем здесь Ройзман, почему я в Москве должна голосовать за него, как за президента, только потому что так хочет Белковский? Мне кажется он на федеральном уровне весьма популярен.

С. Белковский― Мне кажется, вы преувеличиваете возможности Белковского и влияние его на этот процесс. С таким же успехом кто-нибудь в Свердловске или Сибири может говорить: а почему мы должны голосовать за Навального. Потому что нужна политическая конкуренция, которая стимулирует развитие сильных фигур. Способных взять на себя ответственность за страну. Каждый голосует за того, за кого хочет. Хочет – за Путина, хочет – за Навального, хочет – за Ройзмана. Вот в этом и есть содержание и смысл демократии.

А. Плющев― У нас тут до Москвы добрались дальнобойщики. И их здесь опять прижали, с ними беседуют. Они вообще чего-нибудь добьются или нет? Я так прямо.

С. Белковский― На сегодняшний день они могут добиться только смягчения частично тарифов в рамках системы «Платон». Уже не вдвое повысили с 1 марта, а только на 25% вопреки прежним обещаниям правительства. Но в перспективе видно, что это люди, которые доводятся до отчаяния. И так просто проблема не решится. Особенно кстати в Дагестане. Где огромная открытая и скрытая безработица. И где дальнобойщики представляют собой весьма весомую социальную силу. И ликвидация этого бизнеса через систему «Платон» она приведет к значительному обнищанию, к тому, что люди не смогут кормить свои семьи. А, учитывая темперамент многонационального народа Дагестана, неизвестно, чем это закончится в политической и силовой сферах.

А. Плющев― А нас пугают, что продукты подорожают. Мы это с вами почувствовать успеем до того, как либо они добьются, либо…

С. Белковский― Это мы уже чувствуем. Я чувствую как простой потребитель, я человек весьма небогатый, хотя и не нищий. Тем не менее, в своем статусе я чувствую, что колбаса за последний год подорожала в два раза. Поэтому когда мне говорят про инфляцию в 4%, у меня немножко брови, насколько это возможно приподнимаются…

А. Плющев― Обходят вашу колбасу. Не входит в потребительскую корзину.

С. Белковский― Я вижу, как все дорожает. И поэтому естественно, что дополнительные тарифы, наложенные на дальнобойщиков с помощью системы «Платон» в итоге окажутся в цене конечного товара, который эти дальнобойщики привозят. Таковы законы экономики. Кроме того, это фактически нелегальная форма введения новых налогов. Поскольку налоги может вводить только парламент, система «Платон» не введена парламентом, но де-факто она является еще одним налогом. И поэтому через Конституционный суд мне кажется, ее можно оспорить, конечно, с оговоркой про то, что сегодняшний Конституционный суд всецело подконтролен Кремлю.

А. Плющев― Ладно о колбасе. Давайте о высоком с вашего позволения. Про…

С. Белковский― Свободу потому что…

А. Плющев― Про фильм «Матильда». Наталья Поклонская, известный борец с фильмом «Матильда» сегодня представила результаты экспертизы, которые передала в прокуратуру. И там выходит, что все плохо с фильмом. Точнее с героем. Герой этот, в общем, порочит светлое имя святого. Об этом. Что ждет в результате с одной стороны усилия Поклонской. С другой стороны фильм.

С. Белковский― Вы знаете, я с детства пытался походить на джедаев из серии фильмов «Звездные войны». Особенно магистра Йода я уже похож практически. Мне надо только  немножко подрастить уши.

А. Плющев― Вы не в том порядке говорите. Станислав Александрович. Пока.

С. Белковский― Я в том. И в итоге я буквально одно из немногих живых существ во Вселенной, кто видел значительную часть фильма «Матильда». Не весь конечно, потому что он не смонтирован еще полностью. Но некую серию фрагментов. Я не буду говорить, по каким причинам. Я видел. Ничего там ни кощунственного, ни дискредитирующего Николая Второго нет, там зато блестяще передана атмосфера тревоги и разложения, которое сопутствовало романовской монархии в конце 19-го века. То есть предчувствие катастрофы там есть. И мне кажется это важнейшая творческая удача у режиссера Алексея Учителя и других создателей этого фильма. Но там нет никакой порнографии, на которой настаивает Наталья Поклонская. Мне кажется, что просто Наталья Поклонская влюбилась астрально в Николая Второго. И все, что она делает – это проявление ее ревности к этому человеку, который для нее не историческая фигура, а буквально ее муж. Которого она могла бы найти в своей спальне, тем более что другой муж из ее декларации исчез. Налоговой декларации. Я вижу прямую причинно-следственную связь. Потому что такому высоконравственному человеку как бывший прокурор Крыма негоже находиться в одной спальне с двумя мужчинами, один из которых самодержец император всероссийский. То есть ее мотивация достаточно иррациональна. И даже такой законопослушный и путинопослушный человек как Дмитрий Сергеевич Песков, пресс-секретарь главы государства заявил, что бессмысленно обсуждать фильм, который еще никто не видел. Да и состав экспертов, которые вынесли такое осуждающее суждение, получается неправильно, осуждающий вердикт по поводу этого фильма, неизвестен никому.

А. Плющев― Он и другую штуку сказал Песков. Он сказал, что не надо путать или отождествлять мнение Дмитрия Киселева телеведущего с мнением Кремля.

С. Белковский― Нет, понимаете, тут другое.

А. Плющев― А мы так узнали, что у Дмитрия Киселева есть мнение. Нет?

С.Белковский: Ничего в «Матильде» кощунственного нет, есть предчувствие катастрофы. Это важнейшая удача Учителя

С. Белковский― Мнение есть у всех. Даже у нас с вами, Александр Владимирович. Мы же не отождествляем его с мнением…

А. Плющев― У меня в этой программе точно нет.

С. Белковский― …Алексея Алексеевича Венедиктова, например. Которое царит и парит над нами. Нет, поскольку Владимир Владимирович Путин думает много радикальных вещей, на мой взгляд, он в чем-то согласен с Сергеем Юрьевичем Глазьевым, а в чем-то – с Дмитрием Викторовичем Киселевым. А в чем-то даже с госпожой Поклонской. Я просто не помню ее имя-отчество. Поэтому вынужден называть ее госпожой. Но он не может формулировать такие радикальные позиции просто в силу своего статуса и необходимости соблюдения политкорректности перед лицом глобальных лидеров, с которыми он соотносит себя. Поэтому он… держит таких людей. Например, Глазьев-шоу как устроено. Примерно раз в месяц Сергей Юрьевич Глазьев, советник президента по экономике произносит какие-нибудь сентенции в духе — пора уничтожить киевскую фашистскую хунту, или президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер прямой наследник нацистов. После чего Дмитрий Сергеевич Песков выступает через несколько часов и говорит: президент не разделяет позицию своего советника. А советник все сидит и сидит в должности уже пять лет. Нет ли здесь некоторой странности. Что советник все время озвучивает позиции, которые босс не разделяет, но его никто не увольняет. Также никто не увольняет Дмитрия Киселева. Наталья Поклонская пошла в депутаты и так далее. Кстати я не знаю, кто у нее формальный муж, но ходили слухи, что неформальный муж это Сергей Аксенов, глава Крыма, который продвинул ее сначала на позицию прокурора нового субъекта РФ, а затем по политической вертикали. Дай бог, чтобы ошибался. Исходя из репутации всей этой системы защитников святого Николая.

А. Плющев― Тем не менее, эти мнения же не воплощаются в жизнь.

С. Белковский― Иногда воплощаются, иногда нет. Когда аннексируется Крым или когда устраивается война в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины — воплощаются, но Путин всегда должен иметь возможность от них отмежеваться. С одной стороны. Но с другой стороны как гласит известная пословица: если у тебя есть собака, ты не обязан лаять сам. Поэтому чтобы самому не лаять, Владимир Владимирович должен иметь определенную стаю. Разных пород, начиная от питбультерьера и заканчивая болонкой.

А. Плющев― Надеюсь и на тот раз слово «собака» никто не воспримет, как и  в прошлых частях программы.

С. Белковский― Нет, я вообще большой зоозащитник и поклонник собак и кошек, и вообще я считаю, что те правила, которые были введены по защите животных в нацистской Германии, чтобы не связываться с евреями, чтобы выместить злобу на евреях, они самые правильные.

А. Плющев― Это был Станислав Белковский в программе «Особое мнение».

С. Белковский― Более того, это он и есть.

А. Плющев― Мен зовут Александр Плющев. До свидания.

С. Белковский― Всего вам доброго.

http://echo.msk.ru/programs/personalno/1964218-echo/

 

Работать не хочется нигде

Работать не хочется нигде

Офисные сотрудники не могут выбрать между домом, open space и кабинетом

17.4.2017

Фото: Кристина Кормилицына / Коммерсантъ

Более половины (52%) российских сотрудников пожаловались на неудобство от замкнутых пространств на работе. Еще большая часть (84%) недовольна и работой в открытом общем пространстве. Для повышения комфорта своих сотрудников более трети (39%) российских компаний готовы перевести их на частично удаленную работу, однако занятость из дома чревата конфликтами с членами семьи и снижением продуктивности.

Большинство российских сотрудников сталкиваются с некомфортными условиями работы в компании и дома. Такие выводы можно сделать из исследования компании «Регус» на базе 600 опросов офисных служащих Москвы, Санкт-Петербурга и Екатеринбурга. По их данным, 52% офисных работников в России испытывают симптомы клаустрофобии, оттого что весь рабочий день находятся в замкнутом пространстве.

В то же время, по данным исследования рекрутингового агентства Superjob, работать в открытом офисном пространстве (open space) нравится всего 16% работников — остальные как раз предпочли бы работать в кабинете. 18% опрошенных отметили, что им все равно, как организовано пространство офиса. При этом за open space чаще высказывались мужчины, чем женщины (19% и 13% соответственно). Сторонников открытого пространства также становится меньше с возрастом: если среди молодежи до 24 лет таковых 20%, то среди 45-летних — только 14%.

У кабинетной же системы больше поклонников в возрастной группе от 35 до 44 лет и среди россиян с доходом более 45 тыс. руб. в месяц (по 63%). При этом, по данным агентства «Анкор», статистически все больше российских компаний продолжают переводить сотрудников в офисные open space. Так, например, оба московских офиса компании Qiwi отличает полное отсутствие закрытых рабочих зон для сотрудников, включая топ-менеджеров, что, по мнению компании, позволяет создать «условия для реализации творческого потенциала и нестандартных решений сотрудников».

Еще один тренд, способный, на первый взгляд, сделать работу офисных сотрудников более комфортной,— создание компаниями систем удаленной работы. По оценке рекрутеров из Headhunter, почти в 40% компаний отмечают, что неоднократно задумывались о том, чтобы отказаться от офиса полностью. В среднем только около 20% компаний содержат офис для работы с клиентами и только 16% не могут предложить сотрудникам удаленную работу из-за специфики своей деятельности. Одна из мотиваций для перевода сотрудников на «удаленку» — экономия: большинство компаний (52%) тратят на содержание офиса от 6% до 20% своей прибыли, каждой четвертой компании офис обходится в 1-5% прибыли, в то время как 14% компаний тратят на офис до половины всех заработанных средств. В будущем году, следует из данных «Регуса», более трети (39%) руководителей бизнес-подразделений и директоров компаний в России планируют разрешить своим подчиненным работать в удаленном режиме один или два дня в неделю, еще 10% не против удаленной работы сотрудников в течение всей рабочей недели.

Впрочем, для многих сотрудников удаленная работа может принести новые раздражители. Как показывают исследования, проведенные Высшей школой экономики, для фрилансеров, уже сейчас нередко работающих из дома, отвлекающим фактором становится семья. «Удаленка» нередко расценивается сожителями работающего как отсутствие занятости и ведет к попыткам привлечь фрилансера к другим делам, что в итоге способствует конфликтам как дома, так и на работе.

Анастасия Мануйлова

Газета «Коммерсантъ» №66 от 17.04.2017

Кактус#023 Соведущий — Вася Обломов

Кактус#023

17.4.2017

 

Схематоза — кремлевские многоходовочки. Врай в нарисованном телевизоре

«Да подавитесь вашим шоколадом!»

16.4.2017

 

 

Юлия Латынина,  «Код доступа», «Эхо Москвы»

______________________________________

Ю.Латынина― Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа», +7 985 970-45-45. И главной темой недели по-прежнему была бы Сирия и опаснейшее международное положение, в котором очутился и Путин, и Россия, если б абсолютно эту тему не перебила сейчас вот внутренняя история, история о фетве, которую фактически вынесли в Чечне в отношении «Новой газеты» и которая в сухом остатке есть призыв к религиозным фанатикам расправиться с журналистами, то есть это ситуация «Шарли Эбдо».

Напомню, что 1 апреля «Новая газета» сообщила о массовых арестах и пытках жителей Чечни, которые подозреваются в том, что они геи. А буквально спустя 3 дня после этой публикации первой в центральной мечети города Грозный состоялось собрание представителей 24-х чеченских вирдов, исламских богословов, лидеров общественного мнения Чечни. 15 тысяч человек принимало в ней участие по официальным данным. Всё это широко транслировалось, транслировалось телевидением. По результатам собрания была принята резолюция, и, в частности, там было сказано, цитирую, «Мы обещаем, что возмездие настигнет истинных подстрекателей, где бы и кем бы они ни были, без срока давности».

Похожее изображение

Ну, вот, фактически фетва, вынесенная журналистам «Новой газеты». Это происходит не в Иране, не в ИГИЛ, это происходит на территории Российской Федерации вследствие многих вещей, в частности, безнаказанности организаторов и тем более заказчиков убийства Немцова. Потому что на глазах всей России Владимир Путин, который, как говорят, после убийства вызвал к себе Бортникова и сказал «Нравится ли вам, что с вас спустили штаны?» А, в общем-то, мы видим, что Кремль отъехал с темы, следствие не смогло допросить даже Руслана Геремеева. Следователь Краснов, который слишком глубоко копал, был переведен на новую работу. Новый следователь пришел к выводу, что заказчиком убийства был водитель Русик. То есть публично, на глазах всей России было продемонстрировано, что Путин, на самом деле, выглядит как, ну скажем, безвольный император Гонорий при варваре Стилихоне могущественном, или если вам угодно китайские, а не европейские параллели, как безвольный император Сянь-Ди при могучем полководце Цао Цао.

«Новая» же в этой ситуации не единственная. Помните, было недавно замечательное письмо Чубайса о том, как с него вымогают деньги с помощью, как Чубайс стеснительно написал, «каких-то чеченских товарищей». Вот, только что в «Financial Times» появилась публикация, которая, кстати, вызвала большое негодование в Чечне и Кремле – в ней рассказывалось в том числе о споре Кадырова и Сечина, и говорилось, что Путин не контролирует ситуацию, не обладает достаточной властью. В этой статье говорилось, к моему удивлению, что чеченцев даже проверяли на причастность к питерскому взрыву. Понятно, что последнее – фигня. Вот, чеченцы уж точно не причастны к питерскому взрыву. Но и даже если проверяли, это как раз эпизод борьбы спецслужб.

Но вот публикация очень серьезная, потому что она показывает, что Запад, действительно, стал обращать внимание, что происходит в России. Потому что раньше всё это была такая «хи-хи, ха-ха», да? Путин – самый сильный человек года по версии журнала «The Time» в пику Обаме. Или была вот эта вот замечательная страшилка демократов про страшного Путина, который выбрал Трампа. Она всех участников истории страшно устраивала. Демократов американских она устраивала, потому что выяснялось «Вот, кто выбрал Трампа». Путину она, конечно, льстила: ну вот он такой могучий, что устроил выборы в Америке.

А, вот, после этой публикации в «Financial Times» или, там, писем Чубайса, или истории с «Новой» возникает другая картина дисфункциональной страны, правитель которой в международном поле ведет себя как хулиган, но при этом внутри страны этот правитель из-за слабости или тотальной коррупции (мы не знаем, да это и всё равно) не обладает полнотой власти и даже монополией на насилие, что является первым основанием власти.

Конечно, была большая реакция. Я лично очень благодарна Григорию Явлинскому, который сказал, цитирую, «Мы обращаем внимание лично президента Путина на то, что он персонально несет всю полноту ответственности за жизнь и здоровье журналистов «Новой газеты». А также политиков, правозащитников и граждан России, которые могут стать жертвами разворачивающегося террора».

Но обращаю ваше внимание, что после того, как в Кремле среагировали, полусреагировали (уже Песков сказал, что то, что произошло, недопустимо), последовала новая серия. Муфтий Чечни Салах Межиев пообещал журналистам кару Аллаха за клевету на чеченский народ. Он сказал, что, цитирую, «возмездие Всевышнего Аллаха их настигнет непременно». Ну, мы знаем, как сказал, по-моему, уже Варфоломеев, мы знаем, в какой форме возмездие Аллаха настигло Политковскую, Эстемирову и Немцова.

Советник президента Чечни Адам Шахидов сказал, цитирую, «Расправа будет по законам России». В общем-то, Россия не может быть по законам, расправа по определению это беззаконие, если, конечно, только законы России сейчас не диктует непосредственно Чечня.

Ю.Латынина: Фетва журналистам «Новой» — это, в частности, из-за безнаказанности организаторов убийства Немцова

Вот, собственно, главный мессадж, который прозвучал с этой серией обращений, который появился уже после заявления пресс-секретаря Пескова, этот главный мессадж чеченского и светского, и религиозного руководства в этой ситуации Кремлю о том, чьи в России законы и кто их диктует. И, конечно, в случае, если в этой ситуации кто-то из журналистов «Новой газеты» пострадает, то будет публично продемонстрировано, что Путин не является президентом Российской Федерации больше, что реальным правителем России, который обладает монополией на насилие на ее территории, является совсем другой человек. Путин – пожалуйста, вот он в Сирии может воевать.

Вот, кстати, это к вопросу, почему Путин никогда не будет пиарить теракты, совершенные внутри страны. Обратите внимание, что я предсказывала неделю назад, что забудут все о теракте в Питере мгновенно. Вот, прошло чуть более недели – заметьте, все официальные лица о нем забыли так же, как забыли о теракте и взрыве самолета над Синаем, который сначала долго отрицали, что это вообще был теракт, а потом через 3 дня забыли.

+7 985 970-45-45. И возвращаемся к главной геополитической ситуации в мире, потому что геополитическая ситуация в мире стала очень интересная. Раньше у нас в мире было несколько хулиганов – Ким Чен Ын, тот же самый Асад, ну там какой-нибудь президент Судана, ну и, естественно, Россия, потому что Россия гуляла как по буфету и делала, как хотела, а Обама укоризненно разводил руками и говорил: «Ну, как же так? Ребята, давайте жить дружно».

И вот новая геополитическая картина. Дональд Трамп, которому очень сильно надрали хвост во внутренних делах, которому не удалось продавить большинство законов, которые он обещал, что он примет мгновенно… Да? То есть видно, что его внутренняя повестка пробуксовывает. Я не могу сказать, что она пробуксовывает чрезвычайно, потому что он очень многое пытается, действительно, сделать, и те вещи, которые он делает, это, в основном, очень хорошие вещи, потому что он, все-таки, чуть-чуть дерегулировал экономику Америки в том виде, в котором он ее мог быстро сделать. Но несколько его крупнейших инициатив, в частности, обещанная отмена Obamacare отменилась пока, задерживается. Ясно, что билль в том виде, в котором он хотел, не пройдет через Конгресс, и он не смог де-факто принять закон о запрете миграции из 6-ти мусульманских стран. У нас по этому поводу страшно радовались, радовался мой коллега Пархоменко, что, вот, не просто так Трампу нарушить Конституцию, а что, вот, значит, судья из какого-то местного американского Усть-Урюпинска наложил на это дело вето.

На самом деле, конечно, когда судья, который не является уполномоченным всем американским народом, накладывает такого рода вето на законы под абсолютно вздорными предлогами (в данном случае это был гавайский судья), это выглядит, мягко говоря, очень странно, и мы в России очень хорошо знакомы с этой процедурой, когда какой-нибудь Усть-Урюпинский суд накладывает арест на акции или тому подобное. Это, я бы сказала, что в данном случае вот эту процедуру Америка позаимствовала у Усть-Урюпинского суда в России. То есть это было не хорошо и это было не демократично как раз: Трамп – избранный президент, а гавайского судью никто не избирал быть президентом США.

Но тем не менее, многие внутренние инициативы Трампа порушились или, по крайней мере, затормозились. В результате он увидел, что очень выгодно играть так же, как Путин, на внешнем поле. И сначала он нанес удар по Сирии абсолютно заслуженный, потому что он сделал то, что не сделал Обама, и сделал единственную вещь, которую можно было сделать в этой ситуации.

Потом он уронил мать всех бомб на Афганистан. После чего, естественно, все демократы прошлись по поводу того, что ну как это вот, да? Огромная бомба, а убила всего 36 человек. А один афганский ветеран, который лишился ног при Обаме, сказал, что очень жалко, что не уронил эту бомбу Обама, потому что тогда бы я сохранил ноги. Потому что нас посылали разминировать заминированные боевиками села, и более того, перед этим предупреждали жителей этих сел, что мы придем их разминировать, что приводило только к увеличению количества мин в этих селах. Вместо того, чтобы сбросить на эти села бомбу, потому что, несмотря на то, что эти села были селами боевиков, президент Обама очень боялся, что про него скажут, что он будет бомбить мирное население.

Ю.Латынина: Если кто-то из «Новой газеты» пострадает, будет продемонстрировано, что Путин не является президентом РФ

И обращаю ваше внимание, что вот эта бомба тоже была чрезвычайно оправдана, потому что дело не в том, что она убила 36 человек боевиков и только боевиков. А в том, что она уничтожила систему подземных тоннелей, которую, очевидно, американская разведка знала давно. И, естественно, возникает вопрос: а что же, действительно, кроме собственной политики любви ко всему миру и извинения перед всеми плохими ребятами, начиная с товарища Кастро на Кубе, что же президенту Обаме мешало сбросить эту бомбу на подземные тоннели?

Ну и третья серия была сумасшедший корейский лидер, которого, обратите внимание, мы не защищаем в этой ситуации. Это очень важно. Еще несколько месяцев назад при Обаме, если бы США вздумали погрозить пальчиком Северной Корее, мы можем быть уверены, что мы бы побежали на всех парусах защищать милого друга. Потому что помните, как ООН, по-моему, или Гаагский трибунал выдали ордер на арест президента Судана, того самого президента Судана, который помимо того, что устроил геноцид в Дарфуре, еще и, между прочим, приютил у себя Бен Ладена? Вот, мы немедленно наложили на всё это дело вето. Это к вопросу о том, кто покровительствует международным террористам. Да? Вот, мы просто конкретно спасли от серьезных последствий человека, который предоставил убежище Бен Ладену.

Это мы делали всегда, потому что если посмотреть, с кем мы дружим, кого мы охраняем, всяких Асадов, всякую Северную Корею, всякую Венесуэлу, всякий тот же Судан, то всё очень просто – мы охраняем по принципу «Дай нам, боже, чего тебе не гоже». То есть все нормальные страны, которые являются частью свободного мира, — нам нечего им предложить кроме, естественно, нефти и газа. Мы можем работать только с теми странами, которые, ну, совсем ублюдки.

И вот обратите внимание, что, несмотря на всю громкую риторику России по Сирии, мы сейчас не защищаем северокорейского лидера. Хотя, это можно было бы делать довольно безопасно, потому что я сильно сомневаюсь, что Трамп нанесет по нему хоть какой-нибудь удар. Да? Это была просто демонстрация силы.

Так вот, собственно, возвращаясь к Сирии, по поводу которой приехал госсекретарь США Тиллерсон, о котором было даже не понятно, встретится он с Путиным или нет. Ну и Тиллерсон, как видно, приехал с очень простым вопросом.

Вот, есть президент Сирии Асад, заложником которого является Путин. Я уже повторяю, что Путин является не союзником, а заложником. И я уже повторяла и еще раз повторю, что в современном мире, где помимо силы есть еще такое важное измерение как желание ее проявлять, тот, кто отмороженней, тот и сильней. Поэтому Путин был сильней Обамы, а Асад сейчас сильнее Путина. Поэтому Чечня сильнее России.

Вот, Путин может быть заложником Асада, а может быть заложником цивилизованного мира. Путину предложили эту простую дилемму. Путина спросили впрямую: «Вы будете драться за Асада или нет?» Очевидно, почему это спросили. Потому что очевидно, что Трамп хочет продолжать наносить удары по Асаду. Для него это беспроигрышная позиция, потому что а) она выгодно оттеняет его на фоне Обамы, б) превращает, заметим, в полную паранойю рассказы демократов о том, что он-де Трамп сторонник и ставленник Путина.

То есть это вообще был идиотский дискурс, но, вот, на фоне нынешних отношений, особенно по Сирии, демократы выглядят на этом фоне уже какими-то совсем исключительными идиотами.

Соответственно, Трамп будет наносить удары по Асаду. Тиллерсон приехал предупредить, чтобы Россия осталась в сторонке, иначе начнется Третья Мировая. Это очень простая позиция, которая не оставляет возможности для интриги. Это очень важно, потому что в отношениях с любителями сложных схем и разводок, позиция может быть очень простая: вот, вы будете воевать за Асада или нет?

Причем, заметим, что, на самом деле, ответ на эту позицию уже был дан, потому что… Я уже говорила об этом на прошлой неделе, момент истины наступил не тогда, когда наш представитель (Сафронков, кажется) стучал лаптем по столу в ООН и что-то там безумное рассказывал. А момент истины был дан тогда, когда мы специально завезли С-300 и С-400 в Сирию, чтобы сбивать американские ракеты, потому что никаких других ракет там не намечалось летать. Ракеты республики Буркина-Фасо там не летали. Ракеты республики Бирма там тоже не летали. И когда ракеты «Томагавки» полетели в аэродром, мы эти ракеты не запустили. Более того, мы были предупреждены, что удар по аэродрому будет нанесен. Судя по всему, мы даже не предупредили Асада. То есть стало понятно, что наши ракеты – блеф, что ввязываться Кремль (и слава богу) не будет, что Третью Мировую начинать из-за Асада, который его же, Кремля, пользует, он не будет. И, соответственно, вот эта позиция, которую на переговорах озвучил Тиллерсон, она была совершенно открыто заявлена в ООН британским представителем, вот собственно который и вызвал гнев этого самого Сафронкова.

А вот что британский представитель сказал (цитирую дословно): «Более 6-ти лет этот Совет удерживался в заложниках бесстыдной поддержки, которую Россия оказывает режиму Асада. Снова и снова Россия злоупотребляла своим правом вето. Что получила Россия за это вето за 6 лет? Позвольте рассказать вам. Инициатива России в 2013 году по уничтожению сирийского химического оружия оказалась провалена. Гордость России за переговоры в Астане превратилась в унижение. И авторитет, и репутация России во всем мире были отравлены ядовитой связью с Асадом. Она предпочла примкнуть к убивающему людей варварскому преступнику, а не к своим международным равным по статусу компаньонам».

Ю.Латынина: При Обаме, если бы США вздумали погрозить пальчиком Северной Корее, мы бы побежали защищать милого друга

Собственно, вот эти слова и вызвали гнев, высочайший гнев Сафронкова, который стучал лаптем, потому что, действительно, это правда. Единственное, что можно сказать, что вместо того, чтобы быть союзниками Запада, мы стали заложниками Асада.

Это ультиматум: «Прекратите сотрудничать с Асадом, тогда мы будем с вами разговаривать». В военном плане это означает: «Прекратите защищать Асада, когда мы его будем бомбить».

В чем проблема? В том, что это абсолютное переворачивание столов по сравнению с тем, на что надеялся Путин, потому что он лез в Сирию с одной целью, а случилось с точностью до наоборот.

Зачем он лез в Сирию? С тем, чтобы сказать: «Знаете, давайте договоримся с вами по Украине, тогда, может быть, я отдам вам Асада». Ему поставлен ровно противоположный ультиматум, и проблема этого ультиматума в том, что нельзя отделаться словами. Потому что никого не интересует, на самом деле, то, что говорит Сафронков, а интересует только одно – что когда Трамп нанесет следующий удар, Россия перехватит эти ракеты или нет? Но на сегодняшний момент она их не перехватила. А всё остальное – это лирика, это журналистика. Это, как бы вам сказать, врай.

Вот, высшее руководство России живет во враю. Вот это вот замечательное слово «врай» — это не я придумала, его мой отец придумал, который, между прочим, прекрасный поэт. Вот, врай – это не настоящий рай, где там все бессмертные, с яблочками, сильные, а врай в липовом, нарисованном телевизоре. Вот, Сафронков, Захарова, МИД – всё это врай.

А истина заключается в том, что С-300 безмолвствовали и не перехватили «Томагавки», хотя за 2 часа предупредили.

Ракеты эти поразили не аэродром, они поразили эго Путина. Они поразили суть его политики. Вот эти ракеты попали во врай.

И Россию сейчас дожимают. Потому что вопрос не стоит, применял Асад химическое оружие или не применял – этот вопрос как раз решен. Вопрос стоит так: была ли Россия при этом заложником или соучастником? Потому что Путин влез в 2013 году в сирийскую ситуацию под обещание разоружить химически Асада. Его обманул Асад или Путин специально сделал так, чтобы Асад не разоружался? Потому что после того, как был нанесен удар химический, удар ипритом, над местом удара кружил российский беспилотник, и потом по госпиталю, где лежали жертвы атаки, был нанесен новый удар, чтобы скрыть следы, результаты атаки. Это соучастие или случайность?

Посмотрите на доклад разведки США, которая частично рассекретила сведения, которыми они руководились. России в нем посвящено столько же места по поводу этой химической атаки. В нем России посвящено столько же места, сколько Асаду. В нем говорится беспощадно, что именно Россия была главным генератором вранья.

И вопрос, зачем врал Асад, понятно. Но зачем нам выгораживать упыря, который нами манипулирует?

И, собственно, вот то, что произошло, это достаточно закономерная история, потому что, что такое основа нашей внешней политики? Это схематоз. Вот, схематоз – это такая штука, которая очень часто встречается как норма поведения у мелких уголовников, у мошенников, у хитрых, но не умных политиков. Это вот такая идея, что вы такой умный, что можете обмануть всех и посредством некоторых комбинаций из ничего сделать что-то.

Вот, прекрасным примером политики схематоза, если вы не общались с какими-то мелкими уголовниками, но читали Джорджа Мартина, мою любимую «Игру престолов», прекрасным примером такой политики является королева Серсея. Вот, помните, когда она становится королевой, у нее рождается блистательная идея скомпрометировать свою молодую соперницу. Она призывает своего любовника и говорит: «Ну, вот, ты переспи с ней». После этого молодая королева, молодая соперница будет дискредитирована, а вот этого любовника она планирует после этого, сохранив ему жизнь, отправить на Стену, чтобы тот там убил Джона Сноу.

«И вот, — думает Серсея, — какая я умная. Вот это и есть процесс управления государством. Вот этот вот бесконечный схематоз и бесконечные интриги, когда одна интрига перетекает в другую, и везде я получаю политические выгоды в 3 конца». И, вот, ее схематоз накрывается, в конце концов, просто медным тазом. Потому что, к сожалению, «Игра престолов» – это такая штука, в которой не один игрок. И экономика тоже такая штука, и геополитика, в которой не один игрок.

И в России все эти схематозы многократно накрывались медным тазом, потому что первый раз это накрылось, если помните, с газом, когда решили мы еще в 2005 году после заключения контракта на строительство Северного потока вертеть всю Европу на трубе. И помните, как Владимир Владимирович ездил по всей Европе, и на каждой своей встрече он говорил, что если вы хотите осваивать Штокмановское месторождение, то вы должны нам продать свои газопроводы.

Ну, идея была понятна, потому что если Европа продает нам свои газопроводы, то, во-первых, люди, которые контролируют эти газопроводы, сразу получают гигантский поток кэша, потому что… Ну, как это, да? Там газ, условно говоря, на тот момент в отпускном пункте в Баумгартене стоил 250 долларов тысяча кубов (тогда еще), а в газопроводе он стоил сразу все 500. Вот живая наличность, бабки! Это тогда же, ведь, для него было очень важно.

И как-то так западные политики на него очень удивленно смотрели, потому что никто не понимал. А, ведь, в конце концов, газ – это товар. Штокман – это месторождение, которое надо осваивать. Условно говоря, никто не слышал, чтобы в какой-нибудь там Нигерии или Судане, если у вас есть алмазное месторождение, люди, которые нуждаются в том, чтобы его осваивать, требовали, я не знаю, продать им Амстердамскую алмазную биржу.

И произошло там как в случае с королевой Серсеей, потому что все эти блистательные планы захвата Европы и удушения ее посредством сети трубопроводов накрылись медным тазом, потому что, во-первых, появился сланцевый газ, что было совершенно неизбежно, потому что если бы не появился сланцевый газ, появилось бы что-то другое – спрос всегда рождает предложение, это рынок. В результате этого сланцевого газа и по многим другим причинам Штокман оказался никому не нужен. Вот это был наш такой грандиозный козырь – его планировалось начать осваивать то ли в 2010-м, я уж не помню, то ли в 2009-м году. Ну и как там Штокман осваивается? Хоть один кубометр газа там добыли?

Ю.Латынина: Путин является не союзником, а заложником Асада

И третье, как только поняли, что Кремль – это не продавец с товаром, а хулиган с бейсбольной битой, то, естественно, вот этот товар у него перестали покупать. Вернее, не перестали покупать, а поняли, что надо разнообразить поставщиков. То есть, пожалуйста, мы это покупаем в качестве товара, но если вы хотите, чтобы мы от этого зависели, мы этого не можем допустить.

Это, знаете, произошло, представьте, как у вас есть, там я не знаю, дома провайдер. И этот провайдер предоставляет вам услуги интернета. И хорошо, удобно, у него есть почти монополия. Но поскольку вы считаете, что интернет – это всего лишь товар, который он предоставляет, то вы не имеете никаких проблем. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.Латынина― Добрый вечер. Опять Юлия Латынина, «Код доступа». Вот, мне слушатель из Санкт-Петербурга Александр подсказывает другое название схематоза – многоходовочки. Да-да, вот, многоходовочки. И я о нашей многоходовочке с газом, как мы хотели забрать европейские газовые сети, да не просто забрать, а в обмен мы бы, так и быть, в качестве великого одолжения позволили бы европейцам инвестировать в Штокман, который сейчас никому даром не нужен.

И это было, знаете вот, представляете, как у вас есть интернет-провайдер. Вы покупаете у него мегабайты и думаете, что вы покупаете у него товар. А вдруг этот провайдер говорит: «Слушай, вот ты сегодня женишься на Свете. А ты не женись за Свету, ты женись на Кате, а то я тебе интернет обрежу». А потом ты слышишь, что этот провайдер ворвался в соседний дом и избил там кого-то оттого, что тот, по его мнению, неправильно пользовался интернетом. Что он отрезает интернет в зависимости от того, какие политические или не политические события в стране. Ну, что ты делаешь? Ты меняешь провайдера и всё.

Картинки по запросу поиск пасхальные картинки

А оказалось, что газ, который Россия продает, это не товар, оказалось, что она не воспринимает это как рынок, воспринимает это как войну Холодную. Спасибо. Европа пошла туда, где рынок. А на ком жениться, она как-нибудь сама выберет без советов провайдера.

И мы даже не можем оценить, какого объема рынок мы потеряли. Потому что, например там, Украина закупала у нас 50 миллиардов кубометров газа. Ну, понятно, что эти 50 немножко дутая цифра, потому что она не экономила. Когда она их окупала, она за них половину платила борзыми щенками, поэтому она, условно говоря, не 50 закупала, а, там, 20-30.

Литва покупала газ у нас, построила терминал. Финляндия! Финляндия, которая 100% сидела на нашем газе, которая в советское время чувствовала себя в абсолютной безопасности, она строит подводный трубопровод из Эстонии. То есть до чего надо было довести маленькую Финляндию!

Германия гигантский потребитель была газа, для газа в энергетическом балансе Германии сейчас 12,1%. Знаете, сколько ветра? 12,3%. Солнца – 6%, биомассы – 8%. Вот, ветром в Германии больше надуло, чем газом. Как вы думаете, Германия развивала бы так свою возобновляемую энергетику, если бы не настойчивые объяснения Кремля, что газ, который он продает, это вовсе не газ, а оружие? Да, вот это схематоз королевы Серсеи.

И Сирия была тем же самым схематозом. Путин навернулся в Украине. Аннексия Крыма, несмотря на всё миролюбие Обамы, кончилась санкциями. Новороссии не получилось, нефть упала. А, ведь, там же абсолютно реальная проблема заключается в том, что месторождения нашей нефти далеко, месторождения старые, истощенные. Для того, чтобы добывать новую нефть, нужны новые технологии. К 2030-м годам там просто не будет добычи нефти, там просто нечего будет жать всем этим Ротенбергам.

И родился грандиозный схематоз: «Ой, как мы сейчас всех этих сделаем». Мы влезем в Сирию, и этим а) грохнем умеренную оппозицию, которая, конечно, не такая уж умеренная и, действительно, тоже исламские фанатики. Тут я совершенно согласна, что в Сирии, действительно, вообще хороших исходов нет. Просто ровно потому, что там нет хороших исходов, не стоило туда соваться.

Укрепим власть Асада. Асад станет нашим заложником, будет на наших штыках сидеть, потому что своих денег и своего оружия у него просто нет. Это тоже надо заметить, что у Асада просто реально нет людей, которые за него воюют. Вот, чтобы взять Алеппо, ему, как известно, понадобилось снимать войска с Пальмиры, которая в результате была захвачена ИГИЛом.

Значит, этого Асада, — такой схематоз был в Кремле, — мы продадим Западу в обмен на Украину, и кроме этого отвлечем героической войной против международных террористов. Влияние российской, в том числе патриотической публики от Донбасса, где как-то, все-таки, странное происходит, потому что мы, вроде как, обещали спасти Донбасс от украинских фашистов, а там в результате сидит местный доморощенный Хамас и там происходит черт знает что, как во всяком городе, которым реально правят банды.

То есть заработаем политический в пять концов. Как, знаете вот, компании, аффилированные с господами Ротенбергами, на московской иллюминации. Ну, королева Серсея, одним словом.

Ю.Латынина: Высшее руководство РФ живет во враю. Врай – это не настоящий рай, врай в липовом, нарисованном телевизоре

Накрылось всё. Потому что а) никто с нами не захотел разговаривать. Потому что к этому времени уже по итогам, скажем, тех же самых минских переговоров было понятно, что с Путиным просто лучше вообще не садиться за стол переговоров. Да? Вот, какой рецепт выиграть у шулера? Ответ: «Не садитесь с ним играть».

Б) Оказалось, что Асад… Не Асад оказался нашим заложником, а мы оказались заложниками Асада. И когда пришел Трамп и предъявил нам ультиматум, не мы с вами договариваемся и вы сдаете Асада, а вы сдаете Асада и тогда, может быть, мы с вами договоримся.

То получилось… Вот, помните, как была история с Савченко? Тоже городили Савченко и тоже хотели на что-то поменять, на снятие санкций. Позиция ж Кремля первоначальная была такая: «Вы с нас снимите санкции, тогда мы вам отдадим Савченко». А пришлось отдавать так. А санкции остались. И при этом мы огребли невероятную кучу позора со всем этим высосанным из пальца процессом.

И как я уже сказала, у Путина ровно 3 опции. Первая, начать Третью Мировую за Асада, который, заметим, уже один раз сорвал договоренность Путина с Обамой. Помните, когда, все-таки, почти договорились еще при Обаме о совместных действиях, и тут началось наступление Асада на Алеппо, и мы, будучи заложниками Асада, как я уже много раз говорила, разбомбили гуманитарный конвой. И как-то начинать Третью Мировую войну обидно, будучи в заложниках у человека, причем для режима, суть которого дворцы и наслаждение жизнью.

Вторая опция – сдать Асада, как просят, и сказать: «Ой, да, мы не знали, что он применял химическое оружие», ну, и при этом потерять лицо с точки зрения Кремля. Хотя, с моей точки зрения, это единственный нормальный выход.

И третья – де-факто Асада сдать, ничего не делать в его защиту, но публично стучать лаптем, что пока, собственно, Кремль и делает. Это такая, самая простая позиция на такое, политическое самоудовлетворение. Она стратегически заводит в тупик, потому что, с одной стороны, если Россия кричит «Мы не дадим нашего друга Асада в обиду», но при этом ничего не делает, то, с одной стороны, мы не получаем никаких бонусов, Асада не сдав. С другой стороны, мы выглядим блефующей стороной, которая не применяет оружия.

И проблема, на мой взгляд, в том, что вот это не ограничивается Сирией. Вот, знаете, у древних скандинавов была такая категория – удача. Вот, точно так же, как у полинезийцев есть категория «маны», так вот у скандинавов была… Когда, вот, в исландских сагах вы читаете «удачливый человек» так же, как вы читаете «добрый человек» или, условно говоря, «низкорослый человек». Вот, удачливый человек и неудачливый человек – это были просто характеристики человека.

И это, на самом деле, сермяжная правда, потому что, вот, бывает такая ситуация, когда человек удачлив, вот, всё у него спорится. Например, Илон Маск. И, вот, то, что происходит с режимом, от него ушла удача. Я не знаю, это происходит из-за падения цен на нефть, из-за конца эпохи телевизора, о которой я уже говорила. Но, вот, как-то проблемы… Из-за собственной политики как с королевой Серсеей. Но, вот, проблемы начинают заходить к режиму во фланг и брать его в клещи.

Есть история с Сирией. А благодаря сдержанности Обамы, у Трампа, заметим, есть огромный резерв для усиления давления. И введения новых и новых санкций. А это же не просто санкции против одного Путина – есть десятки, сотни рядовых там режимов, с которыми был заключен когда-то договор «Вы воруете, мы правим». Вы стрижете предприятия, ездите на Майбахах, покупаете виллы в Майами, за это вы нас поддерживаете. Теперь все эти виллы, все эти счета реально могут быть конфискованы. Ради чего? Ради того, чтобы какой-то Асад продолжал травить зарином детей? Так мы не договаривались: в программе были виллы в Ницце, а не зарин в Сирии. Да?

Есть история отдельная с дальнобойщиками. Стачка-то бессрочная. Сколько дальнобойщик зарабатывает в среднем? Ответ: 540… Вот, если считать с новыми налогами, 540 тысяч рублей в год. А сколько он должен отдать Ротенбергам, если он проходит 100 тысяч километров в год по 3 рубля? 300 тысяч рублей. Ну, круто! Есть огромный класс людей, минимум 60 тысяч человек постоянно действующих… На самом деле, их больше – у нас 400 тысяч грузовиков с массой свыше 12 тысяч тонн. Это тяжелый труд вне зависимости от того, твоя или не твоя это машина. Это многодневные выезды за тысячи километров, которые приносят не так много денег.

Раньше, до кризиса они приносили много денег, и об этих людей власть очень много лет вытирает ноги. У нас уже, например, совершенно привычно, что их обирают гаишники. Да? Этот вопрос во время этой стачки даже не ставится.

Вот, обратите внимание, вот если вы едете на легковушке, ты еще едешь и обязательно, если ты мимо проезжаешь поста ГАИ, где-нибудь там стоит вот этот дальнобойщик, которому эти гаишники машут.

Это стало привычно. Это же так же отвратительно, как на наших глазах если бы, вот, насиловали девушку. Да? Потому что у нас по обочинам дороги насилуют дальнобойщиков. А мы мимо стоим и едем.

Вот, в «Сёгуне» есть сцена, когда там самурай пробует на простолюдине свой клинок. Это было в обычае у самураев. У нас вместо самураев гаишники, а вместо простолюдинов дальнобойщики. Это отвратительно! Это Золотая Орда: на наших глазах осуществляется право первой ночи феодального сеньора. Всё это видят. Я сколько ни ездила по миру, видела ГАИ только в Боливии. Нету в нормальных странах ГАИ. Зачем ГАИ? Затем, чтобы обеспечивать проезд спецтранспорту. То есть затем, чтобы обеспечивать начальству право преимущественного проезда, опять же, право, ликвидированное, извините, в нормальных странах в ходе Великой Французской революции в 1789 году.

Ю.Латынина: У нас по обочинам дороги насилуют дальнобойщиков. А мы мимо стоим и едем

То есть в переводе: для того, чтобы Путину, Медведеву и «губерам» проехать по виртуальному шоссе пустому, которое обеспечивается вот этими гаишниками, вся огромная армия, которая обеспечивает вот этот беспрепятственный проезд, она в обмен кормится с дальнобойщиков. Золотая Орда.

Вы будете смеяться, вторая проблема, кто их стрижет, — это бандиты. У нас во многих городах есть банды, которые специализируются на том, чтобы, как это в кавычках сказать, «сопровождать» по городу дальнобойщиков. Да? Вот, условно говоря, поговорите с дальнобойщиками, они вам расскажут. Вот, на въезде в Мурманск стоит машина с ребятами. Отдаешь им тысячу рублей за первый проезд, 300 за повторный. Получаешь карточку, ставишь на стекло, едешь по городу спокойно. Не купишь карточку – пробьют колеса и лобовое. В Челябинске такие же услуги стоят 400 рублей. В Магнитогорске на столбах висят объявления «Сопровождение».

Вот, как вы думаете, эти банды могут быть без поддержки ГАИ и ментов вообще? У нас же в принципе государство. Государство должно обеспечивать, чтобы люди могли нормально делать рынок и экономику. У нас государство обеспечивает другое – оно обеспечивает безнаказанность бандам, которые грабят дальнобойщиков, или оно само их грабит.

Потом к гаишникам, потом к этим бандам добавились разные другие прекрасные люди. Ну, например, была несколько лет назад история с тахографами. Тахограф – напоминаю, это прибор, который смотрит, с какой скоростью и по какому маршруту идет машина. В Европе он используется, потому что а) там высокозарегулированный рынок труда (так что Европа в данном случае не лучший пример), а в России он используется (тахограф) для другого – для того, чтобы монопольно обогащать тех, кто их производит и ставит. Да? Это абсолютно как с ГАИ.

Тахографы у нас были объявлены предметом национальной безопасности. Только очень небольшое количество специально сертифицированных людей могло производить эти тахографы. Ставить можно только российские. Для того, чтобы поставить и получить еще лицензию на использование, нужно еще несколько месяцев ждать, потому что у нас всегда мало того, что это «Купи кирпич», так у нас еще за кирпич надо стоять несколько месяцев и терять за это время десятки тысяч рублей.

Этого мало. Водители стерпели. Придумали еще один оброк: «А ты теперь поставь себе вдобавок к тахографу, который, кстати, может выполнять функции «Платона», ты поставь себе другой прибор – «Платон». И плати «Платону». В первый же день работы системы выяснилось, что приборов нет, система в интернете не работает, а деньги с нее идут, сюрприз-сюрприз, тем самым господам Ротенбергам, которые сейчас оказались в числе бенефициаров замечательного закона, который освобождает людей, попавших под санкции (читай «близких друзей Путина») от уплаты налогов и даже возвращает им налоги с 2014 года.

И всё это обиралово происходит в тот момент, когда тарифы на перевозку в рублях упали вдвое, если не втрое. А Ротенбергам, видимо, надо возместить их потери от санкций. Как сказал Путин, как говорят своим друзьям, «Всё возмещу». Они получили 10 миллиардов. Деньги, которые надо собирать с «Платона», которые действовали в период пониженных тарифов, практически фактически не поступали в государственную казну, потому что вот всё, что собиралось с «Платона», поступало Ротенбергам при низком тарифе. Да? То есть это была система отдачи налога на откуп частным людям, которая, в принципе, да, в Древнем Риме существовала, во Франции при Людовике Четырнадцатом. Но это же как-то неприлично в современном государстве, да еще со стопроцентным КПД.

И люди вышли. И их начали давить. Начали делать им дела. Вот, в Дагестане их окружили войсками. А чего делать этим людям? Они не могут не выйти, потому что, ну извините, а на что жить-то? Если работать по тем правилам, которые сейчас предлагает государство, то получается, что человек, который зарабатывает в год немногим больше 500 тысяч, должен отдать (сверх того, естественно) Ротенбергам 300 тысяч. Это, знаете, очень много.

И Путин молчит. Даже уже чего-то Совет Федерации стал говорить, что там чего-то решил расследовать по «Платону». И очень много людей, наверное, сейчас задумывается: а, вот, степень адекватности власти? Ну, можно ли брать эти 300 тысяч рублей в год с людей, которые зарабатывают так мало, и одновременно публично освобождать от налогов друзей Путина?

И самое главное, с третьего фланга удар – это Навальный. Потому что подрастает новое поколение, которое мыслями в Европе. Мы же себя с Европой сравниваем, а не с Меккой или не с Пекином. Это новое поколение, физиология велит – дети бунтуют против отцов. На это новое поколение не действует телевизор. На него не действует педагогичка из филармонии. И даже когда мы критикуем Европу, мы же ее критикуем как представители европейской культуры. Не с позиций «Вот как правильно говорил Конфуций» или «Вот как правильно говорил пророк Магомед». Когда ваша покорная слуга критикует Запад, она говорит: «Вот как правильно говорил Адам Смит. Или Джордж Вашингтон», а не «Вот как правильно говорил Иван Грозный».

И вот Навальный, который предлагает простой понятный лозунг реформации. Лозунг «Не надо воровать», который бьет по существу режима. Потому что это и есть существо режима. Воровство – это и есть основное. А патриотизм, врай – это всё второстепенное.

+7 985 970-45-45. И вот я говорю, ушла удача. Начинает что-то меняться в воздухе. С одной стороны, Сирия. С другой стороны, дальнобойщики. С третьей, Навальный и подрастающее поколение. И это выглядит гораздо более серьезным, чем то, что происходило в 2012 году, и одновременно это выглядит гораздо более страшным, потому что, как я уже сказала, много раз… Уже, в общем-то, понятно, что решение в Кремле принято, и так, как Янукович, Путин никогда не уйдет, и что будут стрелять.

Ю.Латынина: Усманова это обеляет, Навального — нисколько не умаляет, а Медведеву– как было, так и осталось плохо

+7 985 970-45-45. У меня еще последний вопрос (у меня очень много вопросов по интернету) про иск Усманова к Навальному. И напомню, что благотворительный фонд Соцгоспроект, который благотворит одному человеку, Дмитрию Медведеву… Как в анекдоте: «Всё для человека, и мы знаем этого человека». Навальный накопал в своем фильме «Он вам не Димон» замечательном, что 4 гектара и роскошная усадьба в Знаменском были подарены Алишером Усмановым и назвал это «взяткой». А Усманов теперь заявляет, что он поменял эти 4 гектара плюс строения на 12 гектаров на Рублевке рядом с его домом, и что это была никакая не взятка, и, собственно, по этому поводу подал на Навального в суд. И припомнил ему какие-то старые обзывательства Навального. И такой еще важный момент: Усманов не требует с Навального денег.

Вот, боюсь, что тут моя позиция будет немного другая, чем позиция возмущенной общественности. Вы будете смеяться, я думаю, что Усманов, скорее всего, прав.

Б) Я думаю, что Усманов сам решил подавать в суд. Я не знаю, консультировался он с Медведевым или нет, но я думаю, что он сам решил по той простой причине, что вся эта история нисколько Медведева не обеляет.

И в) я считаю, что Навального нисколько не умаляет эта история, потому что… Ну, знаете вот, представьте себе там Лермонтов был гениальный поэт, и написал Лермонтов «Терек, прыгая, как львица». Ну, строго говоря, у львицы гривы нет. Львица могла бы подать на Лермонтова в Басманный суд за оскорбление чести и достоинства, и выиграла бы. Но от Лермонтова бы это ничего не убавило.

Собственно, начну, почему я так думаю. Вот в этом блестящем расследовании Навального сразу было 2 вещи, которые меня зацепили. Меня зацепила именно вот эта история про Усманова, который продал 4 гектара с усадьбой, и это взятка. Почему она меня зацепила? Вот, все эти фонды Соцгоспроект, там, Олимпийский резерв и прочее – они всегда получают землю даром. Потому что, ну, откуда они получают землю? От государства. Зачем им получать эту землю в виде взятки от Усманова? Ну, вот это как, представляете, работнице шоколадной фабрики принесли бы взятку шоколадом. Она бы сказала: «Ну, подавитесь вы вашим шоколадом – он для меня бесплатный!»

Второе, что меня смущало. Как бы, такой подарок получается немножко не по чину. Такой подарок был бы для Усманова просто опасен, потому что он же не Путину дарил. Вот, есть, условно говоря, Евтушенков, который, как считается, был близок к Медведеву. И говорят, у них там даже по Башнефти чего-то было. Евтушенков в результате сидел. Да? Потому что Медведеву дают дворцы, но ему не дают играть дальше. И я даже подумала, что если Усманов, действительно, сделал Медведеву такой подарок, то это просто могло бы быть потом в сложившейся ситуации опасно для Усманова. Вот эти 2 вещи меня резануло.

И вот теперь Усманов говорит: «Я это поменял». Он говорит, что 4 га  с домом в Знаменском стоили 50 миллионов, а 12 га рядом с домом Усманова тоже стоили 50 миллионов. И, значит, это был чейндж.

Дальше Навальный говорит: «Врет Усманов. Потому что Росреестр хранит все данные о сделках с недвижимостью, и за 2 минуты из Росреестра можно узнать, что никакого участка у фонда Соцгоспроект рядом с домом Усманова не было, а были там 2 участка у компании «Лесной дом» и у Группы Ист Инвест. И их, действительно, Усманов покупает (возможно, по номинальной стоимости), а усадьбу в Знаменском он дарит фонду Соцгоспроект.

И дальше начинается самое замечательное, потому что, оказывается, была сделка, согласно которой фонд Соцгоспроект должен был инвестировать в эти самые участки деньги и построить на них коттеджный поселок. И вот эту голубую мечту за то, что Усманов не дал фонду Соцгоспроекту осуществить, то за это, значит, фонд, который не коммерческий, заметим (то есть не понятно, как он вообще мог строить коттеджный поселок), то за это Усманов отдал фонду Соцгоспроект усадьбу и 4 гектара.

И, естественно, у всякого нормального человека, пока мы еще не видели всех документов, возникает вопрос: «А, собственно, почему ж тогда Усманов отдал эти гектары не «Лесному дому», а именно Соцгоспроекту?» Это, знаете, вот, он порушил мечту предпринимателя, который что-то там собирался на этом участке построить. Ну, это, знаете, это всё равно, как если бы вы поужинали в ресторане двумя яйцами, заплатили за это 2 миллиона со словами «Ну, вот, вы знаете, если бы я не съел эти яйца, из них бы вылупилась курица».

И, соответственно, значит, тут 2 вероятных варианта. Один маловероятный, что это, действительно, был такой странный способ подарить Медведеву 4 гектара. А другой, который мне кажется более вероятным, что, несмотря на то, что формально фонд Соцгоспроект и Елисеев не имели отношения к этому самому Ист Инвесту, который, собственно, видимо, контора «Рога и копыта». То, конечно, это была их компания, действительно, созданная с целью обойти закон, потому что благотворительный фонд не может строить жилье. И Усманов, которому не хотелось под боком иметь вот эти самые строения, действительно, с радостью выкупил это этим чейнджем.

Почему я думаю, что это правда? Потому что фонд… Это обеляет Усманова абсолютно! Фонд Соцгоспроект нисколько не обеляет. Понятно, что приобрел в результате этой сделки Усманов. А откуда эти-то ребята взяли всё равно свои первоначальные земли? Откуда у благотворительного фонда взялось, чему меняться?

Вот, поэтому я думаю, что это инициатива Усманова и что у него наболело, потому что это абсолютно ни секунду не обеляет фонд. Мы еще не видели всех документов, но еще раз повторяю, у меня сильное ощущение, что когда мы эти документы увидим, то, как я уже сказала, Усманова это обеляет, Навального это нисколько не умаляет, а, вот, Медведеву это баш на баш – как было плохо, так и осталось плохо.

Всего лучшего, до встречи через неделю.

http://echo.msk.ru/programs/code/1963208-echo/

Критик власти. Кто он?

Критик власти. Кто он?

14.4.2017

Массовая драка на матче Национальной студенческой футбольной лиги России

Участник драки футболистов из Екатеринбурга и Грозного рассказал о причинах конфликта

14.4.2017

Вчера в Москве  во время матча Национальной студенческой лиги произошла драка игроков команды Уральского федерального университета с футболистами Чеченского государственного университета из Грозного. Поединок доигран не был, игрок УрФУ покинул поле в крови. Врачи диагностировали у него черепно-мозговую травму и перелом носа. Znak.com поговорил о случившемся с непосредственным участником событий — екатеринбургским футболистом Артемием Дорожинским. Игрок рассказал о причинах стычки, версии команды из Грозного о «задетых чувствах чеченского народа» и том, почему важно наказать футболистов ЧГУ.

— Почему началась потасовка?

— Наш защитник в центре поля нарушил правила. Фол был не жёсткий. После этого, когда мяч уже был на другой половине поля, заведённый нападающий ЧГУ подбежал к нашему защитнику и ударил его шипами в голеностоп. После этого наш защитник схватил его за майку со словами «ты что делаешь?». Нападающий ЧГУ ещё больше завёлся и ударил нашего защитника.

— Что произошло потом?

— Наш защитник ударил его в ответ. Тут же подбежал второй игрок ЧГУ и они уже вдвоём напали на нашего. Я пропускал матч из-за перебора желтых карточек. Когда увидел, что нашего бьют двое, побежал быстрее разнимать. Схватил одного из них и сказал «успокойся». На что получил удар лбом в лицо. На видео это видно. Стоять и смотреть, как меня бьют, не стал и ответил несколькими ударами. Потом на меня налетели человек шесть сзади и нанесли несколько ударов по голове. Мне повезло, что удалось вырваться из этой кучи, иначе было бы так же, как с Сашей Тарасовым, которому сломали нос и нанесли черепно-мозговую травму. Когда я оттуда вырвался, услышал голос нашего игрока, что нашего бьют. Повернув голову, увидел, как человек пять запинывают нашего лежачего. Полиция, кстати, не торопилась нас разнимать.

На видео видно, как я подбежал именно разнимать. Если бы был настроен на драку, то бил бы сразу, а не отводил игрока ЧГУ в сторону. Видно, что первый удар нанёс именно игрок соперников.

— А вы сами сильно пострадали?

— У меня была разбита губа и пара шишек на голове. Ничего серьёзного.

— В больнице только Тарасов?

— Его отпустили к нам, потому что вправлять нос можно только когда спадёт отек, а это будет через несколько дней. Еще в первом тайме был игровой эпизод, и наш полузащитник столкнулся головой в игроком ЧГУ. В итоге наложили два шва на бровь.

Андрей Тарасов после дракиАндрей Тарасов после дракиКадр видео УрФУ

— В ЧГУ так прокомментировали конфликт. По их версии, в результате словесной перепалки якобы были задеты чувства чеченского народа. Это правда?

— Нет, это ложь. Считаю, что они просто не знают, за что зацепиться и как оправдать себя. Мы понимаем, что для них это важно. Поэтому не стали бы использовать такой метод, если бы хотели как-то оскорбить.

— А почему тогда такая агрессия была со стороны грозненцев? Почему драка стала массовой?

— Я думаю, это лучше спросить у футболистов ЧГУ, почему они начали нападать на одного человека по 5-6 человек. Также, возможно, им не понравилось то, что им ответили.

— После окончания конфликта были угрозы со стороны футболистов из Чечни?

— Угроз не было. Мы живём с ними на одном этаже, но пока всё спокойно

— Какие действия сейчас будет предпринимать команда? 

— Очень хочется, чтобы это дело не замяли и до конца разобрались.

— Обращение в полицию будет? Или это останется просто дракой на поле?

— Думаю, что это решение будет принимать Саша Тарасов. Всё будет зависеть от него

— А вообще нужно обращаться в правоохранительные органы? 

— Я считаю, что это нельзя пускать на самотёк. Так как это приведёт к тому, что такие инциденты будут продолжаться.

— Такие инциденты возможны только с участием команд с Кавказа?

— Теоретически нет, но практически выходит именно так. С другими командами у нас таких инцидентов не было.

Второй справа в верхнем ряду - пострадавший Александр ТарасовВторой справа в верхнем ряду — пострадавший Александр ТарасовЕкатерина Лазарева/УрФУ

— После всего случившегося вечером общались с футболистами из ЧГУ? Они извинялись?

— Нет, не общались. И не извинялись тоже, потому что считают, что правы.

— Матч будет переигран?

— Заседание КДК будет через несколько дней, и там будет принято решение.

https://www.znak.com/2017-04-14/uchastnik_draki_futbolistov_iz_ekaterinburga_i_groznogo_rasskazal_o_prichinah_konflikta

«Пока ваши центры „Э“ гоняются за подростками, у вас под боком выросла наглая, вражеская государству сила»

Главред «Эха Москвы» обратился к силовикам в связи с угрозами «Новой газете»

14.4.2017

Главред радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов выступил с заявлением относительно угроз, высказываемых представителями Чечни редакции «Новой газеты». В заявлении говорится, что коллектив радиостанции солидарен с «Новой газетой» и поддерживает их в опасной работе. 

«Угрозы, которые раздаются в адрес наших коллег из «Новой газеты» от представителей чеченской власти и духовенства, меня совсем не удивляют. Эти угрозы так похожи на угрозы, которые распространяет ИГИЛ в адрес журналистов, рассказывающих о зверствах религиозных фанатиков, что порой путаешь до степени смешения авторов этих угроз.  Подобные угрозы шли и в адрес Анны Политковской, Натальи Эстемировой, Бориса Немцова… Генеральная прокуратора и Юрий Чайка, следственный комитет и Александр Бастрыкин, ФСБ и Александр Бортников, Росгвардия и Виктор Золотов, МВД и Владимир Колокольцев — вы ждете чего? Пока ваши центры «Э» гоняются за подростками с кедами, у вас под боком выросла наглая, бесконтрольная, вражеская государству сила, которая смеет угрожать гражданам России. Или она уже настолько выросла, что вы опасаетесь даже приступить к расследованию? Или доморощенный ИГИЛ настолько сильнее вас, а вам остается лишь продолжать беспомощно наблюдать, как они грозят и убивают?» — сказано в заявлении Венедиктова. 

 

Ранее «Новая газета» на своем сайте опубликовала заявление об опасениях за безопасность журналистов издания. В нем говорится, что «реакция, последовавшая на публикации о преследовании чеченских гомосексуалов, вызывает у редакции серьезные опасения за безопасность уже не только конкретных журналистов, но и всех без исключения сотрудников «Новой газеты».

1 апреля «Новая газета» опубликовала расследование «Убийство чести», в котором рассказала о массовых задержаниях и убийствах жителей Чечни, имевших нетрадиционную сексуальную ориентацию. Спустя три дня в Грозном состоялось экстренное собрание религиозных и светских лидеров Чечни, в котором приняли участие 15 тысяч человек. «На этом собрании Адам Шахидов, советник главы Чечни Рамзана Кадырова, публично обвинил коллектив «Новой газеты» в клевете и четко обозначил «врагов нашей веры и нашей родины». Выступление Шахидова, а также других чеченских богословов транслировалось местным телевидением и широко разошлось в интернете, спровоцировав волну нетерпимых высказываний в социальных сетях», — сказано в публикации. 

https://www.znak.com/2017-04-14/glavred_eha_moskvy_obratilsya_k_silovikam_v_svyazi_s_ugrozami_novoy_gazete

Свежие записи

Архивы публикаций

Рубрики сайта

Просмотры