Официальный сайт Партии пенсионеров России

Флаг Партии пенсионеров России

Придумано неплохо

Официальная страница ПФР по РХ

Кормилец местных поселенцев

ПФРФ в Абакане

Моя Хакасия

Макет строящегося музея

Славлю трижды, которое будет

Здравствуйте, я ваша партия! Что впереди расстелется - всё позади останется.

Мой дом – это там, где я и мои собаки

Маша Слоним. 1968 г. Письмо с моей фермы

Автор Маша Слоним

журналист

17 февраля 2019

Сегодня я расскажу вам про котов. Про котов я давно не рассказывала, а их жизнь за зиму сильно изменилась и стала, как мне кажется, немножко интересней. Зимой коты почти весь день спят. Что же в этом интересного, — спросите вы. А, так вы не знаете, какие интересные сны видят коты во сне. Я им купила норки, сделанные из материала, как валенки. Норки похожи на иглу — эскимосские жилища, только эскимосы строят иглу из снега и льда, а у моих кошек они из шерсти. И тепло и уютно. Один домик достаточно большой, в нем помещаются сразу два кота, другой — поменьше, на одного. Коты постоянно меняются, то Шурик со Свисом в одном домике, а Мишико — в другом, то Мишико присоединяется к Свису, точнее Свис, он самый наглый, говорит: «а ну-ка подвинься, я тоже хочу здесь полежать. В этом домике сны особенно сладкие.» Свиса пускают все, Свис — любимчик. Что делают коты ночью я не знаю. Нельзя же спать 24 часа в сутки? Надеюсь, что они все же выходят через свой лаз в сад и дышат свежим воздухом. Ну, и немножко охотятся, хотя мышек в котейной я с лета не видела. Мишико встает вечером, перед тем, как я иду спать, он выходит в кухню, чтобы поздороваться-попрощаться. Собаки уже заняли свои места в нашей спальне, Мишико никто и ничто не грозит. Он со мной говорит, рассказывает о планах на ночь. У него большие планы. Надо дойти до домика, который называется «Birds’s Nest» — Птичье гнездо. Это настоящий дом, где живет человеческая семья, я даже их знаю, но Мишико любит туда ходить по ночам, наверное, надеется найти птичье гнездо. Наутро Мишико спит в своем иглу, как будто никуда не ходил. А, может, и правда, не ходил. Мишико не очень любит холод. Он мне как-то сказал, что так намучился, когда мы жили в Подмосковье, что больше мерзнуть не хочет. Ладно, я допускаю, что Мишико всё же выходит по ночам на прогулку и охоту, но Свис, да и Шурик выходят мало. А Свис вообще потребовал, чтобы я поставила его уборную в котейную, ему, видите ли, не нравится зимой ходить через лаз на улицу. Пришлось поставить, а что он меня постоянно благодарит. А по утрам, рано-рано, когда мы все еще спим, Шурик и Свис начали меня навещать в постели. Собаки уже привыкли и вообще не реагируют, а коты этим вовсю пользуются. Приходят в постель, мурчат, лапками за лицо трогают, что-то рассказывают. Наверное, свои сны. Потому что я точно знаю, они не завтрак у меня просят, у них полно еды с вечера, они просто соскучились. И я соскучилась за ночь по котам. И сны мне их интересно послушать. Ведь они интересные.

Маша Слоним и Иосиф Бродский, Москва, 1971—1972

***

– Расскажите про ваших мужей. Их было трое?

 

 

– Четверо. Гриша Фрейдин – первый. Это был брак по молодости. Я его спасала от несчастной любви. И так получилось, что мы поженились. Гриша сейчас живет в Калифорнии. Мы дружим. От него родился Антон. И это прекрасно. Мы с Гришей быстро разлетелись. Я ему нашла невесту – американку. И они до сих пор женаты. Мой второй муж – англичанин Робин Филлимор. Он лорд.

– В прямом смысле этого слова?

– В прямом. Я же леди.

– Это, наверное, накладывало на вас некоторые обязательства.

– Жизнь с ним накладывала обязательства. Я была ему медсестрой. Кто же знал, что, оказавшись в Англии, я выйду замуж за алкоголика? Нужно было уехать из России, чтобы выйти замуж за алкоголика. Была проблема. Время от времени он считал, что он Иисус Христос. Это усугубляло ситуацию. Он был талантливым. Он любил русскую литературу. И в меня влюбился, потому что в тот момент читал «Войну и мир». Я ему представлялась Наташей. Я с ним прожила 11 интересных лет в его поместье. Тонкий, умный, красивый. Он ходил в бриджах, с бородкой. Невероятный. Умер, запив бутылкой коньяка какие-то таблетки.

– Третий муж?

– Я ушла с Би-би-си, хотя у меня был контракт без ограничения срока работы к тому моменту. Я его порвала. Мне предложили делать фильм в России «Вторая русская революция». И я поехала. Полтора года работы. Я сделала интервью с Горбачевым. С Ельциным. И где-то между Горбачевым и Ельциным встретила Сережу Шкаликова. Прекрасного актера МХТ. Из-за него я осталась в России. Тогда закрылась моя английская страница. Я вернулась сюда, сняла в Москве квартиру. Сережа был моложе меня на 17 лет. Но вот мы влюбились друг в друга. У Сережи был уже сын Сема. Сережа умер. А Сема остался со мной. Я его растила.

– Четвертый муж не был актером, лордом, профессором…

– Он был плотником. Четвертым мужем был мой Женя. Я называла его зодчим. Он был потрясающим. Интеллигентным. Он был кораблестроителем. Его отец – известный строитель военных кораблей. Женя был необычным.

– Но он был человеком не из вашего круга. Как вы его встретили?

– Он строил нам с Сережей Шкаликовым дом.

– В котором позже сам и поселился с вами.

– Да. Он мой ровесник. Умер два года назад. И его смерть теперь закрывает мою страницу российскую. Мой роман с Россией на этом закончен.

***(Фрагмент Публикации 2015 г.)

Радио

Онлайн радио #radiobells_script_hash

Свежие записи

Рубрики сайта