Официальный сайт Партии пенсионеров России

Флаг Партии пенсионеров России

Придумано неплохо

Официальная страница ПФР по РХ

Кормилец местных поселенцев

ПФРФ в Абакане

Моя Хакасия

Макет строящегося музея

Славлю трижды, которое будет

Здравствуйте, я ваша партия! Что впереди расстелется - всё позади останется.

Братковский беспредел и государственное мышление

Мальцовская галерея 

Кира Митенкова

***

***

👩🏻🗳⚖️Стартовала зачистка политической поляны в преддверии выборов в Госдуму: Тверской суд Москвы признал виновной муниципального депутата Юлию Галямину по «дадинской статье» и вынес приговор – 2 года условно. Она стала четвертым человеком в России, осужденным по этой статье и первым политически мотивированным кейсом в практике новоиспеченного председателя Мосгорсуда Михаила Птицына.

Этот приговор в очередной раз подтверждает статус путинского режима как классической диктатуры, но значение суда гораздо шире. Дело в общем тренде на криминализацию несогласия: режим лишил Галямину права выдвигаться и возможности преподавать за организацию сопротивления обнуления вождя.

Митинги против приговора Галяминой станет составной частью большого протеста, который случится летом 2021 года – после отказа Кремля зарегистрировать оппозиционных кандидатов на выборах в парламент.

***

Любой, кто хоть немного интересуется медициной знает: главный мировой научный медицинский журнал — «Ланцет».

Так вот в Ланцете вышла статья 14 профессоров медицины, участвовавших в моем лечении.

Называется она «Отравление нервным агентом «Новичок».

И надо же как интересно, ни про диабет, ни про панкреатит эти 14 немецких профессоров не пишут. Не нашли у меня ничего такого. Видимо Мураховский просто использовал особо чувствительный стетоскоп, которого в Шарите не было. Передовая разработка отечественной «оборонки»!

***

Написал пост о той части статьи в «Ланцете», на которую не обратили внимания. Она не про «Новичок», а про наши больницы. Почитайте, ведь каждый из нас рано или поздно оказывается в реанимационном отделении

О медицине. Хорошее и грустное

Как-то во время отсидки очередного ареста я прочитал книгу Петра Талантова «Доказательная медицина». Книга очень хорошая (всем рекомендую), очень толстая (если бы не арест, то не прочитал) и имела для меня одно важное последствие: я перестал страшиться медицинских текстов.

Раньше мне это казалось чем-то вроде теоретической физики: непостижимое сакральное знание великих людей. А после, когда ознакомишься с тем, как было изобретено всё, что мы сейчас называем «медицина», ясно, что врачи люди великие, но нормальные. Можно разобраться во всем.

Я это к тому, что вчера, после публикации в «Ланцете» статьи о моем отравлении, многие врачи написали интересные посты, изобилующие всякими медицинскими фиговинами.

Например, из классной статьи Ирины Якутенко, написанной в стиле «кратко перескажу для чайников», я узнал о том, что мне, оказывается, переливали плазму крови. И что вся симптоматика отравления органофосфатами была настолько очевидна, что ни один человек с дипломом врача не мог её не увидеть. Там вообще любопытно, почитайте. Вот её пост в ФБ:

Мой текст про то, что немецкие медики узнали – и подробно описали в одном из самых крутых научных медицинских журналов …

Опубликовано Irina Yakutenko Среда, 23 декабря 2020 г.

А ещё я увидел вот такой классный пост одного из врачей, где он пишет, что всё, что случилось со мной, — триумф современной медицины. В 80-е «Новичок» придумали как супероружие, а в 2020-е отравление им могут лечить в обычной клинике.

много ссылок во врачебной ленте на статью из Ланцета с описанием случая лечения интосикацией Новичком из Шарите….

Опубликовано Антоном Вербиным Среда, 23 декабря 2020 г.

Я сам об этом постоянно думал в «Шарите» (ну на этапе, когда снова смог думать): хотел бы я, чтоб такая медицина была доступна всем в России. Ничего такого уж экстраординарного там нет. Университетская больница. Не специальная. Не «кремлёвская», не «бундестагская». Просто все всё делают чётко и по самому современному протоколу. А также все эти больничные шнуры и штуки в стенах действительно работают.

Сколько раз я не был в российских больницах, там везде есть какие-то штуки в стенах, к которым подключается оборудование. И можно получать всё от электричества, до кислорода. Но ни разу не видел, чтоб оно работает.

В реанимационной палате «Шарите» куча приборов, и каждый реально работает! Это было очень непривычно. Я лежал там, весь обмотанный проводами, и совершенно не зря. Врач, например, смотрел в экран и говорил: сегодня вы спали всего 4 часа.

Современная медицина действительно поразительная, и открывает потрясающие возможности для граждан тех стран, правительство которых занимается здравоохранением, а не просто пилит на всяких «нацпрограммах» и закупках, как у нас.

Рано или поздно и у нас будет гораздо лучше.

Это хорошее.

А плохое и очень грустное — это та часть публикации «Ланцета», на которую обратили внимание врачи, но не обратила широкая публика. Потому что там не про «Новичок», а про наши больницы:

Ну и последний занятный момент — так сказать, милая деталь. На четвертый день пребывания в «Шарите» у Навального поднялась высокая температура и резко выросли маркеры, указывающие на системное воспаление. Мазки с кожи, взятые при поступлении, показали целый зоопарк разных бактерий, устойчивых ко всем распространенным антибиотикам — это так называемые внутрибольничные, или госпитальные штаммы. Они размножаются в больницах, где врачи используют множество антибактериальных препаратов, и, пытаясь выжить, вырабатывают устойчивость к ним. Большинство заведшихся в больницах бактерий погибают, но те, которые проходят этот отбор, становятся абсолютно неубиваемыми. Это очень большая — и, что хуже, быстро увеличивающаяся — проблема. Госпитальные инфекции ежегодно уносят жизни десятков тысяч людей, против этих микробов помогают (да и то не всегда) только антибиотики запаса, которые часто весьма токсичны.

Опасаясь, что обнаруженные у Навального устойчивые стафилококки могут вызвать системную инфекцию, ему вводили один из таких запасных — то есть не используемых в широкой практике — антибиотиков под названием ванкомицин. Для лечения инфекции мочеполовых путей — от которой, очевидно, не спас используемый в Омске левофлоксацин, так как размножившиеся там бактерии были к нему устойчивы — немецкие медики применяли антибактериальный препарат, к которому, как оказалось, вызвавшие инфекцию бактерии устойчивы не были. Кроме того, Навальному делали ингаляции с колистином — еще одним токсичным антибиотиком запаса (он крайне вреден для почек). Причина — гнойная жидкость в легких и повышенный уровень С-реактивного белка, одного из маркеров воспаления. Другими словами, немцы предполагали, что какая-то из суперустойчивых бактерий оккупировала легкие.

«По счастью, несмотря на высокий риск аспирации (попадания рвотных масс, еды или жидкости в дыхательные пути) в бессознательном состоянии вскоре после начала симптомов и колонизацию несколькими разновидностями устойчивых к антибиотикам бактерий, у пациента не развилась тяжелая инфекция. Вероятно, выздоровлению во многом поспособствовало хорошее состояние здоровья пациента до инфекции», — заканчивают свою статью немецкие врачи.
https://theins.ru/politika/237973

Это я тоже помню, потому что обсуждалось аж до моей выписки. Немцы были в ужасе от того, каким комплектом адских устойчивых к антибиотикам бактерий я был покрыт после двух дней в омской больнице. Это так называемые внутрибольничные штаммы бактерий. В России, где повсеместно злоупотребляют антибиотиками, это колоссальная проблема. Пока будут лечить от основного заболевания, тебя убьет инфекция.

В «Шарите» с этими бактериями боролись чуть ли не больше, чем с последствиями «Новичка» — боялись того, что эта дрянь расползется по всей больнице. Я слышал много шуток про суровые сибирские вирусы.

Но штука в том, что Сибирь ни при чем. Это просто провал в управлении медицинским учреждением. Такие провали имеют совершенно прямое последствие. Знаете, какова средняя продолжительность жизни мужчины в Омской области? 66 лет. Катастрофа.

И можно, конечно, сказать, что главврач омской больницы Мураховский врал о моем диагнозе, потому что система такая. Типа, любой бы врал (хотя мы точно знаем, что не любой). Мураховский не просто врун и, как выяснилось сегодня, человек с украденной диссертацией, но он главврач, в реанимации которого живут и процветают устойчивые к антибиотикам
— золотистый стафилококк
— сине-гнойная палочка
— клебсиелла
— кишечная палочка
и тд.

И он стал министром здравоохранения всей области. А назначил его министр здравоохранения всей России.

Поэтому грустно мне даже не от того, что врут о диагнозах, а от того, что они плохие люди и плохие врачи. Лишающие нас доступа к достижениям современной медицины. А они удивительны.

***

Бдительный фсбэшник

Вот тут человек понимает, как надо разговаривать даже с помощником Патрушева 😎

✭✭✭

Разговор Навального с Михаилом Евдокимовым (омское управление ФСБ по борьбе с терроризмом).

М: Здравствуйте, Михаил Палыч?
П Алло?
М: Михаил Палыч?
П: Вы, наверное, не туда попали.
М: *называет номер телефона*
П: Да, но я Михаил Валерьевич.
М: Прошу прощения, мне отчество ваше дал Константин Борисович Кудрявцев.
П: А у вас есть другой телефон? Я по сотовому разговариваю.
М: Я согласовал этот звонок с Богдановым Владимиром Михайловичем. Меня зовут Устинов Максим Сергеевич. Я помощник Николая Платоновича Патрушева.
П: Здравствуйте. А у вас есть телефон, чтобы мы по закрытой связи поговорили? Потому что мы общаемся по открытой. Я извиняюсь, но мы с вами не знакомы.
М: Совершенно верно, я этот звонок по открытой связи с Богдановым согласовал, и Патрушев меня попросил срочно выяснить, потому что руководство там требует очередной рапорт и, знаете, как это происходит: немедленно сделай. Я думаю, вас попросят попозже рапорт написать, а я щаз просто три абзаца пишу в свой рапорт, чтобы отдать понимаете кому. Я только что с Кудрявцевым говорил по поводу двух визитов, и есть, собственно говоря, важнейшие вопросы, которые нужно выяснить. Для того, чтобы мы были убеждены, что у Навального.. Его отправили точно замыв все тело?
П: А у вас нет закрытой связи оперативной?
М: Прямо сейчас под рукой нет. Поэтому я говорю, что я с Богдановым согласовал звонок по открытой. Ну вы же видите, что я вам звоню через коммутатор. Я же вам не звоню с сотового на сотовый.
П: Я понимаю, но вы меня тоже поймите, мы с вам не знакомы.
М: Понимаю, но в Москве сейчас 8 утра, и я с пяти утра сижу и всех обзваниваю. Поэтому у меня нет закрытой связи, но ничего такого страшного я не спрашиваю. И я согласовал этот звонов с Богдановым. Поговорите со мной три минуты?
П: Давайте, хорошо.
М: Смотрите, у меня вопросы к разным людям разные, к вам в первую очередь относительно того, насколько мы уверены, что тело полностью замыли перед отправкой и кто это делал.
П: Замыли?
М: Ну вот мы с Кудрявцевым обсуждали одежду. Вы же одежду ему передавали, правильно, для обработки?
П: Давайте по закрытой связи. Ну, на самом деле.
М: Это время занимает, а Патрушев стоит надо мной и говорит: давай бумагу. Я даже не буду уточнять, кому он понесет этот рапорт, я думаю, что мы с вами вдвоем понимаем. Мне просто нужны ответы на простые вопросы.
П: Знаете, ну я просто честно… А вы с Кудрявцевым не можете проговорить все это?
М: Я с ним только что разговаривал 40 минут. Кудрявцев мне говорит, что по поводу одежду беспокоиться не нужно. По поводу тела Навального нужно разговаривать с вами.
П: Я по поводу тела вообще ничего объяснить не могу.
М: Хорошо, а кто может объяснить по телу?
П: Это с БСМП <Больница скорой медицинской помощи – The Insider> надо разговаривать.
М: А кто там контакт в БСМП? Кудрявцев мне говорит, что тело замыли надлежащим образом, и когда он уехал туда, была гарантия, что на теле ничего не будет обнаружено. Тем не менее, вроде как на теле что-то обнаружено. Соответственно, руководство мне говорит: давай, Максим, выясняй. Я прошу прощения за такой странный звонок, но вы тоже меня поймите. С кем мне поговорить в БСМП, кто замывал тело?
П: Ну знаете, я не присутствовал при процедуре замывки, там находились только врачи. Лечащий персонал и, насколько я знаю, дважды находилась его супруга. Не могу вам сказать, какие манипуляции там проводились.
М: Вы считаете, могла супруга отрезать какую-то часть предметов одежды?
П: Я не могу вам ответ на такой вопрос дать. Я не присутствовал при этом.
М: А вещи, которые вы отдали Кудрявцеву, полностью визуально в сохранности были?
П: Да. Это лучше спросите у Кудрявцева. Они видели, лучше этот вопрос ему задать.
М: А сейчас вещи где?
П: Насколько я знаю, в транспортной полиции.
М: И доступ к ним имеет кто?
П: Сотрудники полиции.
М: Насколько сотрудники полиции понимают… то есть..
П: Давайте я вам перезвоню, Максим, что-то мне очень не нравится то, что мы сейчас с вами делаем.
М: Хорошо, спасибо.

***

Госдума одобрила в третьем чтении сразу два законопроекта, ужесточающие требования к проведению митингов – первый регулирует финансирование, второй – одиночные пикеты

***

На самом деле, для федералов это закон по борьбе с Навальным. Ну и еще буквально парой СМИ, не более, типа «Проекта», но их не заденет, они просто по примеру «Медузы» пропишутся в Латвии, если уже не прописались. Все остальное выстроено и никаких несистемных действий в отношении бюрократии никто не предпринимает.

А вот в регионах это будет мощнейшая дубина и ее будут использовать губернаторы в сговоре с местными силовиками против кого угодно. Как это с оскорблением власти началось… Правда, буксует, но только пока. В Екатеринбурге все же, например, удалось привлечь Федора Крашенинникова, который якобы оскорбил судей. Но ответка ему была за публичную позицию в отношении «скверного храма».

🎙Дмитрий Дризе — об уголовной ответственности за публикацию ложных сведений

***

В тюрьму за клевету: Госдума ужесточила наказание за публичные наветы и публикацию в интернете неверных сведений. Законопроект принят накануне сразу в двух чтениях. Юристы и правозащитники указывают на размытые формулировки, что дает возможность для широкого толкования обвинений. Не исключается, что цель всех этих новаций — острые журналистские расследования. Политический обозреватель “Ъ FM” Дмитрий Дризе, тем не менее, видит в новом законе ряд положительных моментов.

Государство намеревается защитить в первую очередь простых граждан — это основная цель законопроекта. Хотя вроде бы не бросалось в глаза, чтобы последние об этом просили. Но как бы то ни было, согласно документу, теперь в обиход вводятся для официального обозначения несколько видов клеветы — публичная, клевета в СМИ, с использованием служебного положения или о том, что человек страдает опасным для других заболеванием. И, наконец, гражданин может быть наказан за ложные обвинения в совершении преступления, тяжкого или особого тяжкого, или против половой неприкосновенности и половой свободы личности.

Вспоминаем истории с харассментом в Госдуме. За все указанные пункты предусмотрены разные рестрикции, вплоть до лишения свободы сроком до пяти лет. В этом и есть главная новация — раньше за клевету не сажали. Юристы и правозащитники сходятся во мнении, что закон направлен в первую очередь против журналистских расследований, которых развелось в последнее время великое множество. И, естественно, целью документа может стать главный разоблачитель — Алексей Навальный. Так что теперь, если назовешь того или иного чиновника вором, отправляйся в колонию, или наврешь насчет того, что вот этот серьезный человек ко мне приставал, домогался.

«А если он действительно вор и потенциальный, а то и реальный насильник?» — спросите вы. Как понять, клеветал журналист или просто человек на другого человека или правду матку резал? И вот мы видим большой положительный момент в очередном, казалось бы, страшном законе. Ведь перед тем как человека посадить, желательно проверочку провести на предмет того, клевета это была или нет. Чиновник, любитель харассмента, так ты докажи, что сама пришла и взятка — на самом деле премия за ударный труд.

Иной скептик скажет: чиновник, читай, власть, у нас всегда прав, им поверят без лишних слов или найдут способ, как это все провести. Так-то оно так, только вот сам по себе такой процесс привлечет внимание, будут имя того или иного фигуранта полоскать в СМИ. И общественность задастся вопросом: а может, и не клевета это вовсе? И получит чиновник свою порцию коллективного осуждения, а журналист-расследователь отправится во глубину сибирских руд с высоко поднятой головой. Если раньше все эти расследования можно было просто игнорировать, то теперь придется привлекать к этому внимание. А последнее не всегда нужно.

Тогда следующий вопрос: а если клеветник недоступен? Против иностранных изданий дело-то бессмысленно возбуждать. Впрочем, возвращаемся к началу — это же не политика, а забота о простых гражданах. Если так, то с клеветой, конечно, нужно бороться. Только вот не перегнуть бы палку, а то посадить недолго, а последствий потом не оберешься.

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

0 0 голос
Рейтинг статьи

Последние изменения: 25 декабря 2020 08:12

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Радио

Онлайн радио #radiobells_script_hash

Свежие записи

Рубрики сайта

0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x