Официальный сайт Партии пенсионеров России

Флаг Партии пенсионеров России

Придумано неплохо

Официальная страница ПФР по РХ

Кормилец местных поселенцев

ПФРФ в Абакане

Моя Хакасия

Макет строящегося музея

Славлю трижды, которое будет

Здравствуйте, я ваша партия! Что впереди расстелется - всё позади останется.

Алтайские студентки сдают сверстников в полицию

 

Мотивы «доносчиц» пытаются понять

Почему алтайские студентки сдают сверстников в полицию из-за мемов

4.8.2018

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ

Двух девушек на Алтае атакуют за их жалобы на мемы. Некоторые интернет-пользователи объявили настоящую кибервойну местным студенткам за то, что те пишут заявления в полицию об оскорблении своих чувств и разжигании вражды. По этим жалобам уже минимум три человека находятся под следствием всего лишь за то, что опубликовали шуточные картинки. Кто эти девушки и почему они сдают своих сверстников, разбирался Александр Рассохин.

Сотрудники ФСБ прервали сон Даниила Маркина в 6 утра 25 июля прошлого года. После обысков Центр «Э» изъял у 18-летнего жителя Барнаула компьютеры, мобильные телефоны, флешки и роутер и вручил повестку. Как оказалось, молодого человека обвиняют в экстремизме и оскорблении чувств верующих. Причина — 10 мемов из альбома «Сохраненные фотографии» во «ВКонтакте». На одной из них в облике Иисуса изображен герой сериала «Игра Престолов», которого по сюжету убили, но после воскресили. И подпись: «Джон Сноу воскрес! Воистину воскрес!».

Подлости молодых юристок

Вскоре Даниил Маркин узнал имена заявителей. Оказалось, что это две студентки алтайского филиала РАНХиГС: «Якобы эти подружки одним прекрасным вечером сидели у себя в комнате в общежитии и случайно нашли мою страницу во »ВКонтакте». Видимо, она им настолько понравилась, что они решили всю тысячу картинок у меня пролистать, чтобы найти все плохие и оскорбиться, а потом написать заявление».

«Всем привет, меня зовут Маша, мне 23 года, и я — экстремистка», — так в Twitter дело против себя прокомментировала Мария Мотузная. И вновь следствие началось после заявления подруг-студенток: на этот раз они обиделись и за темнокожих людей. Конкретно — из-за фотографии, на которой человек неправильно решает арифметическую задачу, и надписи «Черная бухгалтерия».

Мария Мотузная не понимает ни как за это можно возбуждать уголовное дело, ни почему две неизвестные ей девушки выступают в роли серийных доносчиц: «Это какая-то ерунда. Я видела их страницы во «ВКонтакте» еще до того, как начался весь этот резонанс. Этих девочек я никогда в жизни не назвала бы верующими».

Девушки — Анастасия Битнер и Дарья Исаенко — соседки, подруги и будущие юристы, учатся на кафедре «уголовно-правовых дисциплин». По виду — обыкновенные студентки. В заявлении в полицию они указали, что изображения вызвали у них ненависть и неприязнь. Зачем молодые девушки подводят своих сверстников под статью? Звучат предположения, что подруги таким образом могли проходить практику — или просто по просьбе оперативников выступить в роли пострадавших, говорит адвокат, бывший следователь Игорь Маркелов: «Я не исключаю, что это необходимо для статистики, выявляются посты в социальных сетях и так далее, которые можно подвести под статью, но, так как должен быть какой-то заявитель, то есть кто-то должен обратиться в правоохранительные органы, то вот так вот обращаются к добровольным помощникам, чтобы они писали заявления».

Отчасти эта история подтверждается и в суде. Например, как рассказывает Даниил Маркин, девушки даже не смогли внятно ответить на вопросы: «Судья и адвокаты стали у них спрашивать: после того, как увидели эти изображения, куда они пошли — в отдел полиции или в центр по борьбе с экстремизмом? Они говорят одну улицу, там вообще ничего подобного нет, где можно было бы оставить заявление. Это было не в письменной форме, что можно было бы проверить по документации, а, как они сказали, в устной форме все передали. В общем, на таких вот моментах они, грубо говоря, и «спалились». Мое мнение таково: просто в РАНХиГС студентов, возможно, либо заставляют, либо предлагают сотрудничать с полицией».

Мария Мотузная тоже считает, что студентки — лишь помощники следователей. Да и в целом все дело было шито белыми нитками, уверена девушка: «Мне сказали, что если я подпишу признание, судимости у меня не будет, то есть будут просто исправительные работы, что это не является судимостью. Меня, естественно, в моем возрасте пугает такой крест на всю жизнь, и я подписала явку с повинной. И потом уже я узнала, что меня просто наглым образом обманули, что даже исправительные работы — это уже судимость».

Как отмечает Павел Чиков, руководитель международной правозащитной группы «Агора», которая защищает в суде Марию Мотузную, за последние четыре года количество доносов в России выросло в восемь раз: «Деятельностью занимаются представители разных провластных общественных объединений. Отдельно Роскомнадзор с Министерством связи создавали так называемые кибердружины, которые мониторят социальные сети и шаблонно пишут заявления. Это некие сдвиги, которые происходят в обществе в последнее время. Одним из основных направлений государственной политики является пресловутая борьба с экстремизмом, которая приобретает все более странные формы. Есть люди, которые этим искренне этим занимаются, а есть те, кто просто выслуживаются.

Сами девушки, вставшие на путь борьбы с мемами, незаметно скрылись. И Дарья Исаенко, и Анастасия Битнер удалили свои аккаунты в соцсетях после того, как интернет-пользователи стали писать студенткам оскорбления и указывать их адреса и телефоны. Так что у девушек теперь есть дополнительные поводы написать заявление.

Статья «Оскорбление чувств верующих» подразумевает наказание до года тюрьмы. Санкции за экстремизм предполагают лишение свободы на срок до шести лет. Однако, как отмечают юристы, в большинстве случаев с интернет-публикациями дела заканчиваются штрафом в 100–200 тыс. руб.

«Коммерсантъ FM» от 03.08.2018

 

Последние изменения: 4 августа 2018 05:08

Свежие записи

Архивы публикаций

Рубрики сайта

Просмотры